Журнал "Право:Теория и Практика"
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Журнал "Право:Теория и Практика"

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры
    Агентство юридической безопасности ИНТЕЛЛЕКТ-С Пермь оказывает юридические услуги в Перми - весь комплекс


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Отдельные вопросы защиты прав российских граждан в странах СНГ.


    Скаков Борис Борисович,
    аспирант Института прав человека Московского государственного социального университета

    В современных условиях защита права является одним из наиболее ажных элементов субъективного права человека. Особенно актуально эта проблема стоит в России и в странах бывшего СССР. Поскольку страны СНГ на протяжении практически всей своей истории "варились в одном котле" - то и проблемы у них похожи. - при достаточно демократичных законах реальная практика их применения весьма далека от правовой.
    Именно поэтому для реализации прав россиян необходимы реальные механизмы их защиты, для чего в свою очередь необходима правовая база для их функционирования.
    За последние 10-12 лет такая правовая база отчасти была сформирована.
    Однако прежде чем говорить о правовом регулировании данного вопроса следует отметить особенности в подходе к защите прав россиян за рубежом.
    Во-первых, реализация прав россиян происходит на территории иностранного, а значит, суверенного государства. Поэтому Россия, в силу норм международного права должна считаться с чужим суверенитетом.
    Во-вторых, речь идет о сфере частного права и частных личных и , в какой-то степени, коммерческих интересов, в которые государство старается вмешиваться на минимальном уровне. Большинство норм частного права носят диспозитивный характер, а частные правоотношения могут регулироваться только общими принципами права, но не конкретными нормами, например отношения супругов в семье, либо локальными нормами, например в трудовых правоотношениях.
    В-третьих, защита прав в административном порядке, т.е. с помощью прямого вмешательства государственных органов, является для частного права исключительным случаем, о чем свидетельствует п.2 ст. 11 Гражданского кодекса Российской Федерации: "Защита прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом" А основную роль в защите нарушенных или оспоренных прав играет суд - ст. 11 ч.2 Гражданского кодекса РФ.
    Исходя из вышеперечисленного можно заключить, что непосредственная помощь Российской Федерации своим гражданам в данных отношениях сводится к минимуму (это не должно распространяться на помощь по уголовным делам). Это справедливо также и по отношению к государству пребывания. Не случайно, в Минской конвенции правовой защите посвящены всего лишь три статьи: предоставление правовой защиты, освобождение от пошлин и возмещения издержек, предоставление документа о семейном и имущественном положении, из которых непосредственно защите посвящена лишь первая.
    Несмотря на национальные процессуальные кодексы, основным документом, определяющим вопросы подсудности в странах СНГ, является Минская Конвенция и конвенции аналогичные ей.
    Одним из решающих факторов в реализации прав россиян на судебную защиту является соблюдение правил международной подсудности, т.к. при несоблюдении этого условия исковое заявление не будет принято судом.
    Общей нормой, определяющей подсудность дел суду является подсудность по месту проживания (пребывания) ответчика, при этом его гражданство не имеет принципиального значения: "иски к лицам, имеющим место жительства на территории одной из Договаривающихся Сторон, предъявляются независимо от их гражданства в суды этой Договаривающейся Стороны, а иски к юридическим лицам предъявляются в суды Договаривающейся Стороны, на территории которой находится орган управления юридического лица, его представительство либо филиал".
    Если в деле участвуют несколько ответчиков, имеющих местожительство (местонахождение) на территориях разных стран, спор рассматривается по местожительству (местонахождению) любого ответчика по выбору истца.[1]
    Вторым принципом, определяющим подсудность, является закон места нахождения недвижимой вещи: "По искам о праве собственности и иных вещных правах на недвижимое имущество исключительно компетентны суды по месту нахождения имущества".
    И последний общий принцип определения подсудности в Конвенции: место исполнения обязательства и местожительство истца по иску о защите чести, достоинства и деловой репутации.
    Иски к перевозчикам, вытекающие из договоров перевозки грузов, пассажиров и багажа, предъявляются по месту нахождения управления транспортной организации, к которой в установленном порядке была предъявлена претензия.
    Минская конвенция также предусматривает и договорную подсудность, однако она возможна лишь в том случае, если дело не регулируется нормами национального законодательства об исключительной компетенции или специальными нормами Конвенции.
    Здесь следует отметить, что в Российской Федерации и в странах СНГ нет унифицированного понимания термина места жительства, важного для применения ряда коллизионных норм, таких например, как норм об определении семейных правоотношений между супругами или о подсудности споров, вытекающих из семейных правоотношений, либо наследственных прав. Определение данного термина на сегодняшний день дано в гражданских кодексах, устанавливающих, что местом жительства (проживания) является место, где лицо постоянно или преимущественно проживает. На это накладываются нормы законов "О правовом статусе иностранных граждан и лиц без гражданства", устанавливающих, что вид на жительство выдаётся, как правило, на определённые сроки (один, три, пять, десять лет). Поэтому встаёт вопрос, постоянно ли лицо проживает в государстве пребывания либо нет. Кроме того в самой Минской конвенции нет единого подхода к данным терминам, т.к. в ряде статей используется термин "место жительство" (ст.ст. 24, 25, 26 ,27, 32, 35, 45, 47, 48) в других, "место нахождения" ( ст. 35 ) в иных используется термин "проживание" без указания на его постоянный характер (ст. ст. 29, 34).
    Поэтому в случае отсутствия места жительства на территории Российской Федерации у истца гражданина РФ (у него может быть вид на жительство в другой стране СНГ) рассмотрение дела в суде РФ невозможно. На сегодняшний день такую ситуацию представить себе трудно, т.к. почти все граждане России имеют регистрацию в том или ином и городе (районе) субъекта Федерации, однако граждане РФ, проживающие на территории Абхазии или Приднестровья, уже не подпадают под действие ГПК РСФСР.
    У жителей этих регионов есть ещё одна проблема. Согласно Конвенции, при рассмотрении дел о разводе применяется законодательство страны проживания, а этой страной является не самопровозглашённая республика Приднестровье, а Республика Молдавия.
    В МЧП Российской Федерации, Украины, Белоруссии, Казахстана вопросы право- и дееспособности решены на основе сочетания применения закона суда и личного закона иностранного лица. Так, ст. 414 ГПК Республики Казахстан устанавливает, что гражданская процессуальная дееспособность иностранных граждан и лиц без гражданства определяется по их личному закону" При этом они пользуются национальным режимом - иностранные граждане ... имеют право обращаться в суды РК для защиты своих прав , свобод и охраняемых законом интересов. Иностранные лица пользуются процессуальными правами и выполняют процессуальные обязанности наравне с гражданами РК" (ст. 413 ГПК Республики Казахстан )
    Единственной страной СНГ, где для иностранцев предусмотрен режим отличный от национального является Грузия, т.к. согласно ГПК этой страны иностранный гражданин при подаче заявления в суд обязан уплатить судебный залог[2] . Тем не менее, это положение смягчается и полностью отменяется Конвенцией "О правовой помощи", ст. 19 которой предоставляет освобождение от судебных расходов "Граждане одной Договаривающейся Стороны на территории другой Договаривающейся Стороны освобождаются от уплаты судебных расходов на тех же основаниях и в том же объеме, как и граждане данного государства". Поскольку в России иностранные граждане, в т.ч. Грузии не выплачивают судебного залога, из вышеуказанной нормы вытекает и обязанность грузинской стороны освобождать российских граждан от уплаты залога.
    Т.о., процессуальное законодательство стран СНГ привязывает статус россиян к их личному закону. т.е. к законодательству Российской Федерации. В России граждане могут быть истцами и ответчиками в суде с 18 - летнего возраста или, в случае эмансипации, ранее.
    Изъятия из принципа национального режима могут быть оформлены только в виде реторсий. Однако в Российской Федерации ограничения прав граждан стран СНГ не применялось.
    Особое положение продолжают занимать аккредитованные в стране дипломатические, консульские представители и иные лица, пользующиеся дипломатическим иммунитетом.
    Краеугольным камнем в этой области являются для всех стран Венская Конвенция "о дипломатических сношениях" от 18. 04. 1961 года и Венская конвенция "О консульских сношениях" от 24 01 1963 года. Однако страны СНГ в продолжение указанных конвенций заключили между собой дипломатические и консульские Конвенции, устанавливающие иммунитеты российских представителей за границей.
    Кроме этого различные конвенции, как ни странно, устанавливают различные степени иммунитета и различные условия его отмены.
    Так, Консульская конвенция с Украиной предоставляет консульским должностным лицам дипломатические привилегии и иммунитеты в полном объеме как дипломатическим агентам в соответствии с положениями Венской конвенции о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 года.
    Консульские служащие и работники обслуживающего персонала консульского учреждения не подлежат юрисдикции Украины в отношении действий, совершаемых ими при выполнении своих служебных обязанностей, кроме случаев предъявления к ним гражданского иска:
    а) вытекающего из договора, заключенного консульским служащим или работником обслуживающего персонала консульского учреждения, по которому оно прямо или косвенно не приняло на себя обязательств в качестве агента представляемого государства, либо
    б) третьей стороны за вред, причиненный несчастным случаем в государстве пребывания, вызванным дорожным транспортным средством, судном или самолетом.[3]
    Казахстан представляет более классический вариант формулировки иммунитетов: "Работник консульского учреждения и члены его семьи пользуются иммунитетом от уголовной, гражданской и административной юрисдикции государства пребывания, кроме следующих гражданских исков:
    a) относящихся к частному недвижимому имуществу, находящемуся на территории государства пребывания, если только они не владеют им от имени представляемого государства для консульских целей;
    b) касающихся наследования, когда они выступают в качестве исполнителя завещания, попечителя над наследственным имуществом, наследника или отказополучателя как частные лица, а не от имени представляемого государства;
    c) относящихся к любой профессиональной или коммерческой деятельности, осуществляемой ими в государстве пребывания за пределами своих официальных функций;
    d) вытекающих из заключенного ими договора, по которому они прямо или косвенно не приняли на себя обязательства в качестве представителя представляемого государства;
    1. третьей стороны за вред, причиненный ими в государстве пребывания несчастным случаем, вызванным дорожным транспортным средством, судном или самолетом.[4]
    Представляемое государство может отказаться от иммунитета работника консульского учреждения и членов его семьи. Отказ во всех случаях должен быть определенно выражен в письменной форме.
    Отказ от иммунитета от юрисдикции по гражданским или административным делам не означает отказа от иммунитета в отношении исполнения судебного решения; в отношении таких действий необходим отдельный отказ.
    Возбуждение работником консульского учреждения или членом его семьи дела в том случае, когда он мог бы воспользоваться иммунитетом от юрисдикции, лишает его права ссылаться на иммунитет от юрисдикции в отношении встречного иска, непосредственно связанного с основным иском.[5]
    В отношениях между РФ и РБ действуют нормы аналогичные номам Консульской конвенции между РФ и Украиной.[6]
    Между тем гражданское процессуальное законодательство этих республик развивается в сторону концепции функционального суверенитета.
    ГПК Республики Беларусь, содержащий на сегодняшний день наибольшее количество норм, регулирующих права иностранных консульских и дипломатических лиц, устанавливает, что к аккредитованным в Республике Беларусь главам дипломатических представительств иностранных государств, к лицам, относящимся к членам дипломатического персонала упомянутых представительств, к иным лицам, в частности руководителям и отдельным категориям персонала международных межправительственных организаций, которые пользуются дипломатическим иммунитетом в силу закона, международного договора Республики Беларусь; к совместно проживающим с вышеназванными лицами членам их семей - могут предъявляться:
    1) вещные иски, касающиеся расположенного на территории республики Беларусь частного недвижимого имущества, если соответствующие лица владеют этим имуществом не от имени представляемых ими государств или международных межправительственных организаций;
    2) иски, вытекающие из наследственного права, если соответствующие лица выступают как наследники, отказополучатели, исполнители завещания или хранители, попечители над наследственным имуществом;
    3) иски, вытекающие из осуществления этими лицами любой профессиональной или хозяйственной деятельности на территории Республики Беларусь вне официальных дипломатических функций.
    Если данные лица сами возбудили дело в суде Республики Беларусь, этому суду подсудны любые встречные иски к ним. [7]
    Таким образом можно говорить, что в двух странах уже воспринят принцип ограниченного функционального суверенитета.
    В отличие от ГПК Республики Беларусь, ГПК РФ до сих пор придерживается принципа абсолютного суверенитета государства и его представителей. "Предъявление в суде в Российской Федерации иска к иностранному государству, привлечение иностранного государства к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Российской Федерации, и принятие по отношению к этому имуществу иных мер по обеспечению иска, обращение взыскания на это имущество в порядке исполнения решений суда допускаются только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или федеральным законом.
    Аккредитованные в Российской Федерации дипломатические представители иностранных государств, другие лица, указанные в международных договорах Российской Федерации или федеральных законах, подлежат юрисдикции судов в Российской Федерации по гражданским делам в пределах, определенных общепризнанными принципами и нормами международного права или международными договорами Российской Федерации"[8].
    Минская Конвенция не предусматривает возможности подачи иска ответчиком по которому будет государство в суд третьего государства. Между тем, ввиду событий, произошедших 4 октября 2001 года, когда над Чёрным морем был сбит российский самолёт ТУ-154, данный вопрос имеет большую важность. Несмотря на то, что, по данным прессы, принадлежность ракеты не была установлена в надлежащем порядке (протоколы расследования причин гибели самолёта и протоколы обследования обломков ракеты, найденной вблизи остатков самолёта, подписаны только российской стороной, но не Украинской) Российские официальные власти настаивают на том, что причиной его падения стало попадание ракеты С-200, выпущенной в ходе учений с территории Украины.
    Предъявление данного иска в суд Украины в порядке подсудности, установленной ст. 42. П. 3 (компетентен суд страны на территории которой произошёл инцидент или страны, на территории которой имеет местонахождение ответчик) хотя и имеют место, но в связи с достаточно слабой юридической базой кажутся малоперспективными. Российским же судам такое дело неподведомственно.
    Представительство российских граждан в судах стран СНГ.
    Данная проблема имеет неоднозначное решение, т.к. существует как юридический, так и практический подходы к этой проблеме.
    Права российских граждан в суде могут представлять ряд лиц:
    1. - адвокат;
    2. - консул;
    3. - иное доверенное лицо.
    Данная проблема урегулирована международными документами только в части, касающейся представительства консулами. Представительство адвокатами и доверенными лицами относится исключительно к компетенции национального законодательства.
    Консульский Устав СССР статья 29 устанавливает право российского консула без особой доверенности представлять в учреждениях государства пребывания граждан РФ, если они не передали ведение дела какому-либо лицу, если они отсутствуют или не в состоянии защищать свои интересы по другим причинам.
    Данная норма введена в некоторых конвенциях о консульских сношениях со странами СНГ "В случае, если гражданин представляемого государства не может своевременно защитить свои права и интересы в соответствии с законами и правилами государства пребывания, консульское должностное лицо может представлять его в судебных и других компетентных органах государства пребывания или обеспечить ему адекватное представительство до тех пор, пока он не назначит своего представителя или не сможет сам защищать свои права и интересы."[9] . Между тем, следует обратить внимание на подчёркнутые слова "своевременно" и "пока он не назначит своего представителя или не сможет сам защищать свои права и интересы", которые указывают на временный характер защиты прав и интересов россиян. Таким образом, когда гражданин России получит возможность самостоятельно защищать свои права и интересы (явится в суд, назначит представителя) консульская защита прекращается. Консул исходя из этих норм не может защищать права россиян на протяжении всего процесса, независимо от того, каким он является гражданским, арбитражным или даже уголовным.
    Между тем Венская конвенция о консульских сношениях[10] устанавливает более узкий круг вопросов, по которым возможно представительство, и поэтому данную норму нельзя назвать более приемлемой: "с соблюдением практики и порядка, принятых в государстве пребывания, консул осуществляет представительство или обеспечение надлежащего представительства граждан представляемого государства в судебных и иных учреждениях государства пребывания с целью получения, в соответствии с законами и правилами государства пребывания, распоряжений о предварительных мерах, ограждающих права и интересы этих граждан, если, в связи с отсутствием или по другим причинам, такие граждане не могут своевременно осуществлять защиту своих права и интересов".
    Таким же образом сформулированы права консулов и в консульской конвенции между Российской Федерацией и Республикой Казахстан.[11]
    Между тем, положение "с соблюдением практики и порядка, принятых в государстве пребывания" может значительно уменьшить сферу недобросовестного применения конвенции.
    В отношении адвокатов, следует выделить два случая: когда адвокатом является лицо, имеющее такой статус в стране суда, и второй- когда адвокатом является российский адвокат.
    В первом случае, проблем не возникает. Второй случай, требует более пристального внимания, т.к. не во всех ГПК этот вариант предусмотрен.
    Следует также отметить, что российские адвокаты отдают предпочтение работе в странах Средней Азии, а Украину и Молдавию предпочитают "обходить стороной".
    Так или иначе, но статус адвокатов РФ в разных странах также различается. Наиболее благоприятен режим в Белоруссии.
    "При ведении дел в судах Республики Беларусь иностранные граждане и юридические лица вправе свободно и беспрепятственно пользоваться услугами как иностранных представителей, в том числе и адвокатов, так и представителей, в том числе и адвокатов, Республики Беларусь. Иностранные представители, в том числе и адвокаты, пользуются в гражданском судопроизводстве такими же правами и несут такие же обязанности, как и представители, в том числе и адвокаты, Республики Беларусь" [12]
    В отличие от Белоруссии ни Казахстан, ни Украина не предусматривают ведение дел в судах иностранными адвокатами, хотя и не запрещают этого. Однако правоприменительная практика Казахстана показывает, что правами иностранного адвоката в этой стране пренебрегают.
    Как указывает Замота при рассмотрении дела в Усть-Каменогорске, наши соотечественники, в числе которых было 11 россиян из которых 5 человек были москвичами, в суде не смогли опереться на помощь российских адвокатов, в связи с тем, что на территории РК они являются "иностранными адвокатами"[13] .
    Минская конвенция и конвенции аналогичные ей не предусматривают порядка допуска иностранного адвоката в суд, поэтому данный вопрос решается самим судом, исходя их действующего национального законодательства и собственного понимания
    Еще одной причиной является сегодня противоречие в обязанностях МИДа, т.к. он обязан и поддерживать хорошие отношения с властями страны, и в то же время защищать интересы российских граждан. Поэтому сегодня от МИДа не следует ждать больших успехов в защите прав российских граждан. Кроме того, при принципиальной позиции консула, направленной на защиту прав российских граждан, он рискует получить выговор от родного МИДа, как это было при защите российских граждан в суде г. Усть-Каменогорск. (Несмотря на то, что это было уголовное дело, данная реакция министерства является показателем российской внешней политики) [14]
    Возможности защиты прав российских граждан в Европейском суде по правам человека.
    В 1996 году Российская Федерация ратифицировала Европейскую конвенцию о правах и основных свободах человека и стала членом Совета Европы. Вместе с Россией членами этой организации являются несколько стран-участников СНГ. Это:
    1. Азербайджан;
    2. Армения;
    3. Грузия;
    4. Украина;
    5. Молдавия.
    Учитывая, что Европейский суд по правам человека имеет достаточно высокий международный статус и имеются прецеденты решений по жалобам российских граждан на действия стран Балтии, например "Сливенко против Латвии", можно допустить, что обращения в этот судебный орган могут сыграть свою роль в защите прав российских граждан в странах СНГ, вошедших в Совет Европы.
    Для подачи жалобы в суд она должна соответствовать ряду критериев, среди которых выделяют:
    1. - обращаться в Европейский суд можно только в случае нарушения права, которое было предусмотрено Европейской Конвенцией;
    2. - могут быть рассмотрены только те обращения, которые касаются обстоятельств, произошедших после вступления страны в юрисдикцию Европейского суда;
    3. - нарушения должны произойти на территории страны, которая находится под юрисдикцией Европейского суда;
    4. - жалоба может быть подана только тем лицом, право которого нарушено;
    5. - заявитель обязан исчерпать внутренние средства защиты;
    6. - обращение в Европейский Суд должно быть направлено не позднее 6 месяцев с момента принятия последнего судебного решения;
    7. - жалоба должна быть обоснованной, т.е. именно на заявителя возлагается обязанность доказать нарушение его прав со стороны государства;
    8. - жалоба не должна быть анонимной;
    9. - жалоба не должна содержать оскорбительных высказываний;
    10. - нельзя подавать жалобу по одному и тому же поводу в Европейский суд по правам человека и в иной международный орган, например, в Комитет по правам человека при ООН.[15]
    Сама по себе Конвенция содержит довольно ограниченный перечень норм, регулирующих гражданские правоотношения. К их числу можно отнести:
    1. Статья 1 Протокола № 1 Конвенции Защита собственности
    "Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
    Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".
    1. Статья 6 Конвенции "Право на разумный срок рассмотрения его дела": "Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или - в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо - при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия".
    2. Статья 12 Конвенции – Право на вступление в брак "мужчины и женщины, достигшие брачного возраста, имеют право вступать в брак и создавать семью в соответствии с национальным законодательством, регулирующим осуществление этого права".
    3. Статья 13 Конвенции – Право на эффективное средство правовой защиты: "Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".
    4. Статья 14 – Запрещение дискриминации: "Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам";
    5. Статья 17 – Запрещение злоупотреблений правами: "Ничто в настоящей Конвенции не может толковаться как означающее, что какое-либо государство, какая-либо группа лиц или какое-либо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в настоящей Конвенции, или на их ограничение в большей мере, чем это предусматривается в Конвенции";
    6. Статья 18 – Пределы использования ограничений в отношении прав: "Ограничения, допускаемые в настоящей Конвенции в отношении указанных прав и свобод, не должны применяться для иных целей, нежели те, для которых они были предусмотрены";
    7. Статья 5 Протокола № 7 – Равноправие супругов "Супруги обладают равными правами и несут равную гражданско-правовую ответственность в отношениях между собой и со своими детьми в том, что касается вступления в брак, пребывания в браке и при его расторжении. Настоящая статья не препятствует государствам принимать такие меры, которые необходимы для соблюдения интересов детей".
    По сравнению с любым кодифицированным актом России этот перечень вряд ли можно назвать всеохватывающим. Безусловно, Европейский суд применяет правила, расширяющие те или иные понятия. Так, ст. 1 Протокола № 1 "право частной собственности" он толкует следующим образом: "Статья один протокола № 1 содержит три различные нормы. Первая: "каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности" - носит общий характер и подтверждает принцип уважения частной собственности. Вторая: "Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права" - говорит о возмодности отчуждения собственности при соблюдении определённых условий. Третья норма "Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов" – признает за государством право регламентировать использование имущества в общем интересе[16].
    Для расширения круга регулируемых правоотношений в Европейском Суде сложилась особая практика понимания терминов "имущественное правоотношение" и "спор о гражданском праве".
    Суд установил, что "имущество" и "права собственности" в целях, установленных статьёй 1 Протокола № 1 "независимы от формальных квалификаций во внутреннем праве" они значительно шире и охватывают все права и интересы, а не только право собственности на движимое и недвижимое имущество. Этот подход продемонстрирован в деле "Латдрис против Греции" (решение от 25 марта 1999 года), где речь шла о правах арендатора в случае потери арендатором прав собственности на земельный участок (с точки зрения российского и любого иного права, аренда - это обязательственное право, т.е. право требования, а не собственности - прим. авт.)) , и в деле "Бейелер против Италии" (решение от 5 января 2000 года), в котором спор шёл о праве собственности на произведения художественного творчества (интеллектуальная собственность, которая регулируется и Бернской, и Всемирной Конвенцией об авторском праве - прим Авт).
    Ещё более обширна практика применения термина "споров о гражданских правах", под которые подводятся правоотношения, не входящие в предмет регулирования гражданского или какого-либо иного частного права. В деле "Кёнинг против ФРГ" (1978г) заявитель- врач, нарушивший правила профессиональной деятельности, был лишён права управлять лечебной клиникой и права заниматься врачебной деятельностью, и этот запрет стал причиной споров в профессиональных юрисдикционных и административных судах Германии. В Европейский суд жалоба была подана на нарушение разумного срока (ст. 6 Конвенции). Однако разумный срок упоминается только в связи с гражданскими правами и обязанностями или при предъявлении уголовного обвинения. Поэтому Суд дал следующее обоснование принятия этого дела к рассмотрению: "Будет ли право рассматриваться как гражданское в смысле Конвенции, зависит не от его юридической квалификации во внутреннем законодательстве, а от того, какое материальное содержание вложено в него этим законодательством". Более важным и практически значимым оказался критерий "последствия", т.к. решения административных судов приводят к материальным или имущественным последствиям для подсудимого.[17]
    Однако все же нельзя забывать, что предметом дел чаще становится несоблюдение разумного срока или справедливого судебного разбирательства, а использование понятия "спор о гражданском праве" применительно к делам административного характера носит скорее вспомогательный характер и позволяет суду принять дело к рассмотрению.[18]
    Несмотря на расширительное толкование норм, Конвенция все равно не может сравниться по своему охвату правоотношений с любым кодексом. Поэтому большинство дел остаются без рассмотрения по причине ratione materiae.
    С точки зрения организации защиты прав россиян можно порекомендовать, чтобы в СНГ существовал судебный орган аналогичный Европейскому Суду, который мог бы решать вопросы защиты прав человека, в том числе гражданских, и распространяющий свою юрисдикцию на страны СНГ. К сожалению, такого органа нет. Существующий в настоящее время Экономический Суд СНГ не имеет полномочий рассматривать такие споры. на территории Содружества.
    Таким образом, можно говорить о том, что в действующих договорах и соглашениях неудовлетворительно разработан вопрос о защите прав российских граждан в странах СНГ, практически не затрагивается вопрос о защите прав российских граждан с участием российских адвокатов. В тексте Конвенции "О правовой помощи и правоотношениях по гражданским, семейным и уголовным делам", а также в текстах аналогичных Конвенций и соглашений отсутствуют положения о праве адвокатов Договаривающейся стороны представлять поручителя в государственных органах и учреждениях, а также осуществлять представительские функции в отношении своего поручителя на основании документов, оформленных в соответствии с законодательством стороны гражданства поручителя, что не позволяет в ряде случаев пользоваться помощью адвокатов государства страны гражданства. Прав консула по защите и представительству граждан РФ в судах также сильно ограничены.


    [1] ст. 20 Минской Конвенции // Собрание законодательства РФ. 24 апреля 1995 г. N 17. Ст. 1472.

    [2] М. М. Богуславский Международное частное право.//Москва Юристъ.2002. С. 412
    [3] ст. 36 Консульской конвенции между Российской Федерацией и Украиной (Москва, 15 января 1993 года)
    Собрание законодательства РФ. 7 декабря 1998 г. N 49. Ст. 5971.
    [4] ст. 15 Консульской конвенции между Российской Федерацией и Республикой Казахстан (Москва, 28 марта 1994 года) // Собрание законодательства РФ. 25 августа 1997 г. N 34. Ст. 3949.
    [5] ст 16 Консульской конвенцией между Российской Федерации и Республикой Казахстан
    [6] см. ст. 19 Консульской Конвенции между РФ и Республикой беларусь от 24 01 1995 // "Собрание законодательства РФ", 03.02.97, N 5, ст. 613
    [7] ст. 422 ГПК РБ // www.ncpi.gov.by
    [8] ст. 402 ГПК РФ // Консультант Плюс Проф
    [9] п.2, ст. 14 Консульской конвенции между Российской Федерации и Украиной 15 января 1993 года //
    [10] Венская конвенция о консульских сношениях 24 апреля 1963 года // Международное публичное право. Сборник документов. Т. 1.- М.: БЕК, 1996. С. 188 - 209.
    [11] Консульская конвенция между Российской Федерации и Республики Казахстан 28 марта 1994 года. //
    [12] статья 551 ГПК РБ // www.ncpi.gov.by.
    [13] Замота «О правовом положении и механизме защиты прав, свобод и законных интересов российских соотечественников в государствах СНГ и Балтии (доклад) // Евразийский вестник № 10. 2001г. С.48-55.
    [14] там же
    [15] М. Р. Воскобитова "Обзор решений Европейского суда по правам человека на предмет приемлемости по жалобам, поданным против России" // Государство и право. 2002. № 8 . С. 24.
    [16] В..А. Туманов. Европейский суд по правам человека. Очерк организации и деятельности.//Норма. Москва. 2001.
    [17] Туманов там же.
    [18] См. Туманов. С 99.




    бокалы оптом по оптимальной стоимости | от профессиональной организации техноакустик www.vestasnab.ru/tovar/technoakustik


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru