Журнал "Право:Теория и Практика"
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Журнал "Право:Теория и Практика"

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры
    Агентство юридической безопасности ИНТЕЛЛЕКТ-С Пермь оказывает юридические услуги в Перми - весь комплекс


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Некоторые вопросы прокурорского надзора
    за исполнением законодательства
    о сохранении тайны усыновления
    Кузнецова Ольга Юрьевна,
    аспирант НИИ проблем укрепления законности и правопорядка
    при Генеральной прокуратуре РФ, г. Москва
    Усыновление имеет свои цели — установление семейных отношений, а каждая семья нуждается в защите. Поэтому в большинстве случаев требуется обеспечение тайны усыновления. Ст.139 СК РФ говорит, что тайна усыновления ребенка охраняется законом.
    Исходя из необходимости создания нормальных условий для воспитания усыновленного ребенка, лица, участвующие в деле, обязаны хранить в тайне ставшие им известными сведения об усыновлении (ст. 139 СК РФ), что должно быть отражено в протоколе судебного заседания (п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления» от 4 июля 1997 года №9[1]) При этом следует отметить, что это положение распространяется в том числе и на прокурора, принимающего участие в рассмотрении дела, и не обладающего иммунитетом от привлечения к ответственности по ст. 155 УК РФ.
    Надзор прокурором за соблюдением тайны усыновления органами, обязанными хранить ее в силу своей профессиональной деятельности, является, с одной стороны, определенной гарантией защиты интересов как усыновляемых, так и усыновителей, а с другой, может рассматриваться как одно из средств охраны неприкосновенности частной жизни, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, что признано Конституцией РФ и закреплено в качестве одного из начал современного семейного законодательства России (ст.1 СК РФ)
    Цель прокурорского надзора за соблюдением тайны усыновления – сохранение уверенности у ребенка и у окружающих в том, что воспитывающие его лица являются родителями по происхождению.
    Тайна усыновления, это — сведения, факты, в разглашении которых не заинтересовано лицо ввиду того, что они непосредственно касаются прав или благ, которыми это лицо дорожит. В данном случае таким благом оказывается нормальное взаимоотношение в семье, а также интерес в том, чтобы окружающие воспринимали отношения между ребенком и усыновителем как между родственниками по происхождению. В тех случаях, когда возможно ограждение факта усыновления либо от окружающих, либо от детей (а чаще и от тех, и от других), обеспечение тайны усыновления обязательно.
    Прокурору необходимо учитывать, что о факте усыновления неизбежно становится известно определенному кругу лиц: это работники детского учреждения, в котором пребывал ребенок до усыновления, органов опеки и попечительства, судьи, рассматривающие дело об усыновлении, лица, осуществившие государственную регистрацию усыновления. Кроме того, такие сведения в силу различных причин могут быть известны и другим лицам, например, родственникам, близким знакомым, соседям и прочим. Конечно, наибольшую меру предусмотрительности в ограждении сведений об усыновлении должны проявлять должностные лица, которые были причастны к усыновлению. Так, например можно брать подписку о неразглашении тайны усыновления при приеме на работу соответствующих лиц и предупреждать их о том, что тайна усыновления охраняется законом и за ее разглашение установлена уголовная ответственность. Естественно, такие лица более чем кто бы то ни был в состоянии оценить необходимость сохранения тайны усыновления и поэтому в отношении их при нарушении ее должна определяться повышенная ответственность. Поэтому Уголовный кодекс РФ в ст.155 устанавливает, что за разглашение тайны усыновления ответственность несут либо лица, обязанные хранить в тайне факт усыновления как служебную или профессиональную тайну либо иные лица, если они действуют из корыстных или иных побуждений. Следовательно, для привлечения к ответственности лица, обязанного хранить факт усыновления как служебную или профессиональную тайну, достаточно совершения им действия, выразившегося в обнародовании факта, что лицо, являющееся юридически родителем ребенка, фактически его усыновитель. Здесь не имеет значения мотив его поведения.
    Указанное выше предложение о предупреждении таких лиц, их подписке о неразглашении тайны может иметь правовое значение при возбуждении прокурором уголовного дела для квалификации действия должностного лица в качестве преступления. Так как в этом случае не трудно будет установить, что лицо виновно, поскольку оно знало о недопустимости разглашения тайны, и все же допустило его.
    Хотя разгласить тайну усыновления может любое не должностное лицо, Уголовный Кодекс РФ устанавливает, что все иные лица, кроме должностных, привлекаются к ответственности, если они действуют из корыстных или иных низменных побуждений (месть, зависть и т.п.)
    Следовательно, прокурору необходимо учитывать, что для привлечения к ответственности не должностного лица необходим мотив разглашения тайны. При его отсутствии ответственность по уголовному праву не наступает. Однако, полагаем, что возможна ответственность по нормам гражданского права, когда лицо, разгласившее тайну усыновления, не имело никаких низменных побуждений. В этом случае, очевидно, будет иметь значение наступление неблагоприятных последствий, ответственность будет выражаться в возмещении материального и морального вреда. Уголовный кодекс за разглашение тайны усыновления указанными выше лицами определяет меру наказания в виде штрафа в размере от 100 до 200 месячных окладов лица или иного дохода за период от 1 до 2-х месяцев, или исправительно-трудовые работы на срок до 1 года, либо арест до 4 месяцев с лишением права занимать определенную должность или заниматься определенным видом деятельности до 3-х лет, либо арест до 4-х месяцев без такого лишения.
    Таким образом, в деятельности прокурора возникают определенные сложности, в связи с тем, что в уголовном законодательстве нет строгой дифференциации ответственности должностных и иных лиц. Точно также, как и не дифференцирована ответственность лиц, чьи действия повлекли тяжкие последствия, и лиц, по вине которых произошло разглашение тайны усыновления, не причинившего серьезного вреда. Хотя, конечно, очевидно, что арест до 4-х месяцев с лишением права занимать определенную должность или заниматься определенным видом деятельности — мера, которую можно применять лишь в отношении должностного лица. Нельзя считать такую меру наиболее строгой, исправительно-трудовые работы до 1 года явно более суровое наказание. Ему, как и штрафу, судя по буквальному тексту Ст.155 УК РФ, может быть подвергнуто любое лицо. Такая позиция законодателя спорна. Ведь правосознание должностного лица выше, чем у любого другого и это лицо оказывается «профессиональным хранителем» тайны усыновления. Поэтому, на наш взгляд, следовало бы предусмотреть повышенную уголовную ответственность перечисленных выше должностных лиц, особенно в тех случаях, когда их действиями причинен существенный вред.
    Законом предусматриваются иные способы охраны тайны усыновления, помимо уголовной ответственности за ее разглашение. Прежде всего, обеспечивает эту тайну суд, рассматривая в соответствии с п.3 ст.263-4 ГПК РСФСР все дела данной категории в закрытом судебном заседании, включая объявление решения. В этих целях все участвующие в рассмотрении дела лица должны быть предупреждены о необходимости сохранения в тайне всех сведений об усыновлении, а также о возможности привлечения их к уголовной ответственности за разглашение тайны по ст.155 УК РФ, отражается в протоколе судебного заседания.
    Достаточно гарантирована тайна при усыновлении, связанным с имитацией беременности или с усыновлением новорожденных детей. В этих случаях законодательство предоставляет женщинам ряд льгот (получение послеродового отпуска, пособие по случаю рождения ребенка и т. д.). Нужно только при данных обстоятельствах предусмотреть такое оформление указанных льгот и прав, которое бы полностью исключало опасность нарушения тайны усыновления. Так, например, выдача больничного листа на послеродовой отпуск должна осуществляться не родильным домом, а, как обычно, женской консультацией во избежание разглашения тайны усыновления. Выдача же больничного листа родильным домом в соответствии с Инструктивно-методическими рекомендациями по вопросам усыновления (удочерения) невольно раскрывает тот факт, что в данном случае женщина не мать, а усыновительница.
    Прокурору необходимо осуществлять контроль за соблюдением особого режима хранения документов об усыновлении. Личные дела усыновленных должны храниться отделом народного образования, оформлявшим документы об усыновлении, в течение 75 лет и не пересылаться по новому месту жительства усыновителя и усыновленного. При проведении прокурорских проверок, должны исследоваться обстоятельства хранения документов в детских домах, школах-интернатах, где они находились до передачи их усыновителю. Прокурор должен учитывать, что в соответствующих документах (в журнале записи приема детей в дом ребенка, в книге учета воспитанников детского дома и в других) отмечается только факт передачи на усыновление без указания фамилии усыновителей, их адресов. Детальная документация, оставшаяся в детском учреждении на усыновленного ребенка (история родов, развития новорожденного, медицинские документы ребенка, личное дело воспитанника и т.д.) хранится в сейфе в отдельном запечатанном конверте и не подлежит оглашению.
    Прокурор должен обращать внимание на то, что в целях обеспечения тайны усыновления обследование условий жизни ребенка и кандидатов в усыновители производится только инспектором школ по охране детства и дело об установлении усыновления решается судом в закрытом заседании. Не допускается присутствие на нем лиц, в том числе и должностных, необходимость участия которых в процессе вызывает сомнение. Таким образом, необходимо ограничивать доступ к решению вопроса об усыновлении незначительным кругом лиц, без которых затруднителен правильный вывод органа опеки и попечительства.
    Надзор прокурором за соблюдением тайны усыновления органами, обязанными хранить ее в силу своей профессиональной деятельности, является, с одной стороны, определенной гарантией защиты интересов как усыновляемых, так и усыновителей, а с другой, может рассматриваться как одно из средств охраны неприкосновенности частной жизни.

    [1] Бюллетень верховного суда РФ 1997. №9







    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru