Журнал "Право:Теория и Практика"
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Журнал "Право:Теория и Практика"

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры
    Агентство юридической безопасности ИНТЕЛЛЕКТ-С Пермь оказывает юридические услуги в Перми - весь комплекс


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПОСЯГАЮЩИЕ НА ЛИЧНУЮ СВОБОДУ ЧЕЛОВЕКА



    Гаджиев Салих Набиевич
    соискатель кафедры уголовного права
    и криминологии Дагестанского
    государственного университета

    В российском уголовном праве с конца 80-х годов XX столетия охране личной свободы человека стало уделяться особое внимание. Свидетельством этого является дополнение в данный период действовавшего тогда УК РСФСР 1960 г. новыми нормами и внесение в связи с этим соответствующих изменений в некоторые статьи Кодекса. Так, в 1987 г. в УК была введена ст. 126-1 («Захват заложников»), 1988 г. – ст. 126-2 («Незаконное помещение в психиатрическую больницу»), 1993 г. – ст. 125-1 («Похищение человека») в связи с чем были изменены редакции ст. 125 и 126-1 УК РСФСР.
    По данным статистики за 1986-1993 годы «наиболее резко, в 9 раз, возросло числа зарегистрированных фактов преступлений против свободы личности, даже если не учитывать 110 фактов похищения людей (в 1993 г. – С.Г.), поскольку это – новое явление, ранее не отражавшееся и в УК РСФСР»[1]. За 1994 г. было зарегистрировано уже 499 похищений человека; 1995 г. – 628; 1996 г. – 823[2].
    С 1990 г. в уголовной статистике стала отражаться ст. 126-1 «Захват заложников»[3]. В 1990 г. имел место 1 случай зарегистрированного захвата заложника; 1991 г. – ни одного случая; 1992 г. – 3; 1993 г. – 51; 1994 г. – 118; 1995 г. – 113; 1996 г. – 99.
    Наименьшее число преступлений в статистической отчетности рассматриваемого периода составляло незаконное помещение в психиатрическую больницу (ст. 126-2 УК РСФСР). В 1993 г. имел место один случай совершения данного преступления, 1994 г. – ни одного, 1995 и 1996 гг. – по 2 случая соответственно.
    Вместе с тем в упоминаемые нами годы росло число преступлений, предусмотренных ст. 126 УК РСФСР («Незаконное лишение свободы»). В 1993 г. было зарегистрировано 327 деяний, квалифицируемых по ст. 126 УК, в 1994 г. – 635; 1995 г. – 734; 1996 г. – 786.
    В Уголовном кодексе Российской Федерации, действующем с 1 января 1997 г. диспозиции норм, предусматривающих ответственность за похищение человека, незаконное лишение свободы и захват заложника были скорректированы (ст. 126, 127 и 206).
    Анализ данных статистики показывает, что серьезного снижения темпов роста или кардинального изменения ситуации по перечисленным преступлениям нет. Так, в 1997 г. было совершено 1140 похищений человека, 1998 - 1415; 1999 – 1554; 2000 – 1291, 2001 – 1417; незаконное лишение свободы в 1997 г. имело место в 101 случаях, 1998 – 1278, 1999 – 1417, 2000 – 1365, 2001 – 1314; незаконное помещение в психиатрический стационар в 1997 г. было зарегистрировано 9, 1998 – 4, 1999 – 7, 2000 – 7, 2001 – 11; захватов заложников в 1997 г. совершалось 114, 1998 – 69, 1999 – 64, 2000 – 49, 2001 – 32[4]. В этот же период было выявлено лиц, совершивших похищение человека: в 1997 г. – 722, 1998 – 938, 1999 – 1169, 2000 – 950, 2001 – 1001; незаконное лишение свободы: в 1997 г. – 343, 1998 – 454, 1999 – 538, 2000 – 627, 2001 – 475; незаконное помещение в психиатрический стационар: в 1997 г. – 9, 1998 – 5, 1999 – 13, 2000 – 10, 2001 – 11; захват заложника: в 1997 г. – 112, 1998 – 57, 1999 – 32, 2000 – 29, 2001 – 31.
    В литературе справедливо отмечается, что: «Появление в последние десятилетия и ежегодное увеличение числа таких общественно опасных преступлений, как захват заложника, похищение человека и незаконное лишение свободы вызвано коренными изменениями как в экономике страны, так и в психике людей, в их отношении к органам власти и, как следствие, к закону и праву. Эти изменения не могли произойти одновременно. Переход к новым экономическим отношениям сопровождается рядом факторов, оказывающих негативное воздействие на социальное самочувствие населения и криминологическую обстановку. ... В этих условиях проявление таких преступлений против личности и общественной безопасности, как захват заложника, похищение человека и незаконное лишение свободы, стало одним из общественно опасных способов разрешения противоречий, вызванных к жизни новыми обстоятельствами, характеризующимися экономической и политической нестабильностью и связанными с нею последствиями борьбы за существование»[5].
    Естественно, что приведенные выше данные не раскрывают во всей полноте объективную картину состояния преступности, посягающей на личную свободу человека. Истинное состояние последней не всегда совпадает с тем, которое нам представлено в статистической отчетности. «Латентность этой категории преступлений обуславливается целым рядом причин, среди которых можно назвать неверие родственников в способность органов власти освободить похищенного или лишенного свободы, надежду добиться освобождения собственными силами, в том числе посредством обращения к услугам посредников либо преступных авторитетов, боязнь со стороны родственников исполнения угрозы похитителей убить похищенного в случаях обращения в органы власти и т.п. Нередко бывает и так, что сведения о похищении человека поступают после уплаты выкупа и возвращения невольника домой»[6].
    В части же несоответствия по статистике числа совершенных, рассматриваемых нами преступлений и количества лиц, выявленных как их совершивших можно указать следующее, что это свидетельствует о трудностях, связанных с раскрытием этих деяний[7]. Преодоление последних лежит прежде всего в плоскости обеспечения правильной квалификации анализируемых нами преступлений за счет точного уяснения содержания составов похищения человека, незаконного лишения свободы, незаконного помещения в психиатрический стационар и захвата заложников, а также четкого разграничения их между собой.
    Похищение человека, незаконное лишение свободы, незаконное помещение в психиатрический стационар и захват заложника по большому счету объединяет то, что все они связаны с неправомерным принудительным физическим ограничением личной свободы потерпевшего. Вместе с тем, каждое из них само по себе конкретное самостоятельное преступление. Хотя основным непосредственным первых трех преступлений является личная свобода человека, жизнь и здоровье которого рассматриваются здесь в качестве факультативного объекта. В отличие от этого основной непосредственный объект захвата заложника – общественная безопасность в самом широком смысле, безопасность жизни и здоровья, свобода людей, оказавшихся в заложниках.
    Кроме того из числа названных нами преступлений только захват заложника может быть отнесен к международным преступлениям. Весенние о нем в 1987 г. нормы в российское уголовное законодательство было результатом ратификации СССР Международной конвенции о борьбе с захватами заложников, принятой сессией Генеральной Ассамблеи ООН 17 декабря 1979 года. В примечании к данной норме (ст. 126-1 УК РСФСР) оговаривалось, что она не применяется при совершении этого преступления гражданином СССР в отношении гражданина СССР. И лишь после исключения Законом РФ от 18 февраля 1993 г. из УК этого примечания, действие ст. 126-1 УК РСФСР «Захват заложников» распространилось на все факты совершения преступления независимо от гражданства потерпевшего и преступника. Подобного же принципа придерживается и ст. 206 действующего сегодня УК РФ, названная – «Захват заложника».
    Сравнение санкций ст. 126, 127, 128 и 206 УК РФ показывает, что захвату заложника в законе придана большая общественная опасность, чем похищению человека, незаконному лишению свободы и незаконному помещению в психиатрический диспансер. Возможно такая его оценка связана с тем, что оно совершается более дерзко, факт захвата и характер требований преступников, не держатся в тайне, они сразу же сообщаются гражданам, организациям или соответствующим государственным органам. Поэтому за неквалифицированный вид захвата заложника в ч. 1 ст. 206 УК предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет, тогда как похищение человека без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 126 УК) наказывается лишением свободы на срок от 4 до 8 лет, неквалифицированное незаконное лишение свободы (ч. 1 ст. 127 УК) преследуется наказанием в виде ограничения свободы на срок до 3 лет, либо арестом на срок от 3 до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 2 лет, а за незаконное помещение в психиатрический стационар также неквалифицированное (ч. 1 ст. 128 УК) может применяться лишение свободы на срок до 3 лет. Между тем квалифицированный и особо квалифицированный виды похищения человека (ч. 2, 3 ст. 126) и захвата заложника (ч. 2, 3 ст. 206) имеют одинаковые санкции и отнесены к особо тяжким преступлениям. При этом квалифицированный и особо квалифицированный виды незаконного лишения свободы (ч. 2, 3 ст. 127) отнесены, согласно определенных в законе по ним санкций, к преступлениям средней тяжести и тяжкому соответственно. Квалифицированный же вид незаконного помещения в психиатрический стационар, исходя из санкции в ч. 2 ст. 128 отнесен законодателем к тяжкому преступлению, не предусматривая в этой статье особо квалифицированного состава.
    В ст. 126 УК РФ не дается законодательного определения похищения человека, что затрудняет его отграничение от смежных ему составов преступления: незаконного лишения свободы и захвата заложника.
    В уголовно-правовой науке понятие «похищение человека» трактуется по-разному. Так, Н.Э. Мартыненко считает, что похищение человека – это «общественно опасное умышленное действие направленное на удаление человека с места его постоянного пребывания и насильственное удерживание его в неизвестном для близких и правоохранительных органов месте»[8]. Из данного определения следует, что речь идет о действиях двух видов: первое действие, направленное на удаление человека с места его постоянного пребывания; второе – на насильственное удержание его в неизвестном для близких и правоохранительных органов месте. Как видим, в первом случае о насилии речи нет, а значит подразумевается просто удаление без применения к похищаемому насилия. Во втором – насилие, обязательный признак действий по удержанию уже похищенного человека.
    Т.Д. Кукузов полагает, что похищение человека «выражается в противоправном захвате потерпевшего, его перемещении и последующем удержании помимо его воли в том или ином месте»[9]. Похожее определение дает и Л.Л. Кругликов, определяя данное деяние «как умышленное изъятие и перемещение человека вопреки его воле из естественной для него социальной среды в иное место с намерением содержать его в определенное время в неволе»[10].
    Как видим, данные определения различаются лишь по способу совершения преступления. Захват как способ совершения похищения человека в ст. 126 УК РФ не указан. Он является обязательным признаком состава в ст. 206 УК РФ «Захват заложника» и определяется в уголовном праве в виде действия, заставляющего потерпевшего изменить место его пребывания помимо его воли. Поэтому термин «изъятие», здесь представляется более удачным, он хотя бы имеет прямое отношение к понятию «хищение» от которого в смысле языковом термин «похищение» является производным.
    Определения данные Т.Д. Кукузовым и Л.Л. Кругликовым схожи с определением, данным Н.Э. Мартыненко в них применение насилия подразумевается также на 2 стадии, на стадии удержания похищенного.
    Из общего понятия хищения исходят В.И. Зубкова и И.М. Тяжкова, считающие что похищение человека: «Это тайное или открытое либо путем обмана завладение живым человеком с последующим ограничением его физической свободы на любой срок (от нескольких часов до нескольких суток, недель и пр.)»[11]. Похожее мнение высказано Г.М. Миньковским полагающим, что похищение в смысле ст. 126 УК РФ представляет собой «завладение человеком против его воли, захват, в результате которого он попадает в распоряжение похитителей»[12]. В первом случае действия получается были совершены, чтобы ограничить свободу похищенного, во втором – для распоряжения похищенным. В обоих ситуациях можно говорить о похищении человека в смысле незаконного лишения свободы, а по УК РФ это хоть и взаимосвязанные, но самостоятельные преступления. В связи с этим интересно, что с точки зрения, высказанной Л. Гаухманом, С. Максимовым и С. Сауляк прямо утверждается: «похищение человека – есть незаконное лишение свободы, соединенное с перемещением лица»[13]. Еще более конкретно А.Н. Красиков определяя, что «похищение человека представляет собой лишение его возможности свободно перемещаться в пространстве по своему усмотрению»[14], т.е. речь здесь о незаконном лишении свободы. Между тем «каждый похищенный лишен свободы, но не каждый лишенный свободы похищен»[15].
    Нередко в литературе встречается понимание похищения человека только лишь как «противоправное перемещение потерпевшего против его воли»[16] или более полно согласно мнения И.Я. Козаченко: «похищение человека по своей сути представляет собой любые действия, сопряженные с перемещением потерпевшего из одного постоянного или временного места нахождения в другое вопреки или помимо его воли»[17]. В анализируемой точке зрения речь ведется лишь о действиях, которые преступники совершают после того, как они получили в свое распоряжение, незаконно изъятого им человека, т.е. понятие не полное по своему содержанию; из него не совсем понятно, что предшествовало перемещению потерпевшего.
    О способе совершения похищения человека в литературе встречаются самые разные высказывания. Во-первых, утверждается, что он квалифицирующее значение не имеет[18]. Во-вторых, его выражение видят «в незаконном лишении свободы, сопряженном с изъятием его (похищаемого – С.Г.) с места нахождения (места проживания, работы, отдыха, лечения)»[19]. В-третьих, под ним понимают «тайное либо с применением обмана изъятие из места обитания»[20]. В-четвертых, и к этой позиции склоняется в науке большинство ученых, потерпевший может похищаться открыто или тайно, путем захвата, обмана, применения психического и физического принуждения[21]. И, наконец, в-пятых, имеется позиция, по которой авторы анализируя объективную сторону похищения человека вообще не выделяют способ его совершения[22]. Однако, как нам представляется, определение способа совершения похищения человека имеет важное значение для раскрытия содержания его понятия и его отграничения от таких преступлений, как незаконное лишение свободы, незаконное помещение в психиатрический стационар.
    Необходимо отметить, что в уголовном законодательстве России, начиная с XV т. Свода Законов Российской империи, принятого в 1832 г., термином «похищение» стало обозначаться воровство, «всякое похищение чужой собственности ...» (ст. 804). Уже в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. «похищение» стало употребляться как родовое понятие, позволившее упростить систему имущественных преступлений. К похищению Уложение относило кражу, мошенничество, грабеж и разбой[23].
    Уголовное Уложение 1903 г. идет еще дальше, оно, беря за основу термин «похищение» как родовое понятие для обозначения имущественных преступлений, к которым относило разбой, воровство (поглотившее кражу и грабеж) и вымогательства. Мошенничество и присвоение Уголовное Уложение выводило за рамки понятия похищения[24].
    В последствии, после долгих лет развития уголовного законодательства, в ст. 180-а УК РСФСР 1922 г. на смену термину «похищение» в обозначении преступлений против собственности, как родовой приходит термин «хищение». Последний со временем становится общепринятым в уголовном праве. Через раскрытие содержания его понятия осуществляется выявление и обособление признаков, присущих всем формам хищения, дается характеристика его основных элементов. Это облегчает анализ конкретных форм хищения, способствует отграничению их от иных посягательств на собственность и действий, не подлежащих уголовному наказанию[25].
    Между тем термин «похищение» тоже сохранился в уголовном законодательстве. В действующем УК РФ он употребляется, например, не только в ст. 126, но и в ст. 325 «Похищение или повреждение документов, штампов, печатей».
    При анализе ст. 325 УК РФ под похищением понимают противоправное завладение любым способом (тайно, открыто, путем обмана или злоупотребления доверием), характерным для хищения, с намерением распорядиться по своему усмотрению.
    Изложенное позволяет придти к выводу о том, что похищение человека – это противоправные умышленные действия, сопряженные с завладением любым способом живым человеком, изъятием его из естественной социальной среды обитания, перемещением с места постоянного или временного пребывания с последующим удержанием против его воли в другом месте. Похищение человека может осуществляться посредством лишь активных действий, которые могут быть тайными, открытыми, совершенными в результате обмана или злоупотребления доверием. Нередко оно сопровождается совершением других преступных действий – угроз, издевательств, психического и физического воздействия в отношении потерпевшего.
    Из сформулированного понятия вытекает, что объективная сторона похищения человека, характеризуется четырьмя действиями – завладение живым человеком и его изъятие, перемещение и последующее удержание потерпевшего. В отличие от этого, незаконное лишение свободы может совершаться как путем действия, так и бездействия. Действие – это одно - удержание. При захвате заложника для наличия оконченного преступления необходимо совершить любое из следующих действий – захватить заложника или удерживать его в каком-либо закрытом помещении. Похищение же человека, как мы уже указали, состоит из четырех действий, последовательно совершаемых – завладение, изъятие, перемещение и удержание[26].
    Конструкция объективной стороны рассматриваемого преступления (ст. 126 УК) указывает на то, что оно будет оконченным не с момента захвата человека и его изъятия, а лишь после того, когда похищенный перемещен в другое место, где он против его воли удерживается, т.е. состав является материальным. В литературе по этому поводу высказано и другое мнение, согласно которого похищение человека является формальным составом, а значит оно окончено «с момента совершения действий, направленных на насильственное завладение человеком и лишение его возможности выбирать по своему усмотрению место пребывания»[27].
    На наш взгляд, действия, сопряженные с насильственным завладением человеком и лишающие его возможности выбирать по своему усмотрению место пребывания, не увенчавшиеся после их совершения результатом - перемещение потерпевшего в другое место и удержание его там, должны рассматирваться как покушение на похищение человека и квалифицироваться по ч. 3 ст. 30 и ст. 126 УК РФ. Аналогичной позиции придерживается и судебная практика[28].
    В отношении другого состава преступления «Захват заложника» (ст. 206 УК РФ) большинство ученых придерживаются мнения, что это формальный состав[29]. В определенной степени с подобной позицией можно согласиться, ибо в ч. 1 и 2 ст. 206 УК РФ ничего о последствиях преступления не говорится. Между тем в ч. 3 данной нормы говорится о деяниях, предусмотренных в ч. 1 и 2 ст. 206 УК, повлекших за собой по неосторожности смерть человека или иные тяжкие преступления. Поэтому считаем правильным называть захват заложников по конструкции формально-материальным составом, в котором ч. 1 и 2 ст. 206 УК представляют собой формальный состав, а ч. 3 ст. 206 УК – материальный.
    В связи с рассматриваемыми в настоящей публикации проблемами мы не можем согласиться с точкой зрения Н.Э. Мартыненко, которая считает, что человек является предметом преступления в составе «Похищение человека» (ст. 126 УК РФ)[30]. Как нам представляется, подобная позиция низводить человека до участи раба «говорящей вещи», которого можно обменять, продать, убить безнаказанно и т.д. Поэтому прав Е.А. Фролов, утверждая, что личность может выступать в качестве непосредственного объекта в преступлениях, «которые посягают на общественные отношения посредством причинения вреда человеку – носителю общественных отношений[31]». Отсюда человек являясь субъектом общественных отношений может «быть только объектом преступления, но не его предметом»[32].
    Общество заинтересовано в охране жизни, здоровья, безопасности, прав, свобод и интересов человека, ибо он исключительная, высшая ценность. Обеспечение свободного развития личности лежит в основе существования гражданского общества. Личность, будучи социальным феноменом, реализует себя в общественных отношениях. Преступление посягает на общественные отношения через личность в первую очередь.




    [1] Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 203. С. 167.
    [2] Здесь и далее статистические данные до 1996 г. приводятся из книги: Преступность, статистика, закон / Под общ. ред. А.И. Долговой. – М.: Криминологическая ассоциация, 1997. С. 197.
    [3] Долгова А.И. Указ. соч. С. 173.
    [4] Здесь и далее статистические данные за 1997-2001 гг. приводятся из книги: Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. – М., 2003. С. 545, 552.

    [5] Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Захват заложника: уголовно-правовые, криминологические и криминалистические проблемы. – СПБ.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 87.
    [6] Оганян Р.Э. Проблемы борьбы с преступлениями, связанными с похищениями людей // Проблемы борьбы с терроризмом / Материалы научно-практической конференции от 21 марта 2000 г. – М., 2000. С. 107.
    [7] См.: Алиев Х., Таджиэменов Б. Борьба с похищениями людей // Законность. 2000. № 6. С. 30.
    [8] Мартыненко Н.Э. Похищение человека: понятие, анализ состава и проблемы квалификации. Лекция. – М.: Академия управления МВД России, 1998. С. 20.
    [9] Кукузов Т.Д. Уголовная ответственность за похищение человека: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. – СПб., 1999. С. 20-21.
    [10] Уголовное право России. Часть Особенная: Учебник для вузов / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. – М.: БЕК, 1999. С. 97.
    [11] Зубкова В.И., Тяжкова И.М. Ответственность за похищение человека по уголовному законодательству России // Вестник Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1996. № 2. С. 55.
    [12] Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник / Под ред. В.П. Ревина. – М.: Юрид. лит-ра, 2000. С. 500.
    [13] Гаухман Л., Максимов С., Сауляк С. Об ответственности за захват заложника и похищение человека // Законность. 1994. № 10. С. 45.
    [14] Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. - Саратов: Полиграфист, 1996. С. 122.
    [15] Клишин Ю. Похищение человека, незаконное лишение свободы и захват заложников - преступления разные // Закон. 2002. № 6. С. 133.
    [16] Беляева Н.В., Орешкина Т.Ю. Ответственность за преступления, посягающие на личную свободу потерпевшего // Проблемы обеспечения личной безопасности граждан: Труды / Академия МВД России. 1995. С. 127.
    [17] Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. В.Н. Петрашева. – М.: Приор, 1999. С. 71.
    [18] Уголовное право России. Часть Особенная: Учебник для вузов / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. – М.: БЕК, 1999. С. 97; Уголовное право Росси. Общая и Особенная части: Учебник для вузов / Под ред. В.П. Ревина. – М.: Юрид. лит-ра, 2000. С. 500.
    [19] Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник /Под ред. Б.В. Здравомыслова. Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: Юристъ, 1999. С. 72.
    [20] Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Казаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. – М.: НОРМА-ИНФРА•М, 1998. С. 104.
    [21] Уголовное право. особенная часть: учебник / Под ред. В.Н. Петрашева. – М.: Приор, 1999. С. 71; Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. – М.: Юристъ, 1997. С. 82; Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. – М.: Новый Юрист, 1998. С. 107; Курс уголовного права. Особенная часть. Т. 3: Учебник для вузов / Под ред. Г.Н. Борзенкова и В.С. Комисарова. – М.: ИКД Зерцало-М, 2002. С. 214; Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. А.И. Рарога. – М.: Институт международного права и экономики. Изд-во «Триада Лтд», 1996. С. 58;Уголовное право. Часть Общая. Часть Особенная: Учебник / Под общ. ред. Л.Д. Гаухмана, Л.М. Колодкина и С.В. Максимова. – М.: Юриспруденция, 1999. С. 345.
    [22] Беляева Н.В., Орешкина Т.Ю. Ответственность за преступления, посягающие на личную свободу человека // Проблемы обеспечения личной безопасности: Труды / Академия МВД России. 1995. С. 127-128.
    [23] См.: Курс уголовного права. Особенная часть. Т. 3: Учебник для вузов / Под ред. Г.Н. Борзенкова и В.С. Комисарова. – М.: ИКД Зерцало-М, 2002. С. 405.406.
    [24] Там же. С. 406-407.
    [25] См.: Курс уголовного права. Особенная часть. Т. 3: Учебник для вузов / Под ред. Г.Н. Борзенкова и В.С. Комисарова. – М.: ИКД Зерцало-М, 2002. С. 407.

    [26] Об остальных различиях между собой похищения человека, захвата заложника и незаконного лишения свободы, см.: Мартыненко Н.Э. Похищение человека: понятие, анализ состава и проблемы квалификации: Лекция. – М., 1998. С. 15-20 или работы других авторов.
    [27] Мартыненко Н.Э. Указ. соч. С. 13. См. также: Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнакова, Г.П. Новоселов. – М., 1998. С. 104; Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. – М., 1998. С. 108; Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова. – М., 1999. С. 72.
    [28] См.: Курс уголовного права. Т. 3: Учебник для вузов / Под ред. Г.Н. Борзенкова и В.С. Комисарова. – М., 2001. С. 215.
    [29] См.: Комиссаров В.С. Терроризм, бандитизм, захват заложника и другие тяжкие преступления против безопасности общества. По новому УК РФ. – М., 1997. С. 78; Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. – М., 1998. С. 399; Уголовное право Российской Федерации: Учебник / Под ред.Б.В. Здравомыслова. – М., 1999. С. 254.
    [30] Мартыненко Н.Э. Указ. соч. С. 10.
    [31] Фролов Е. Спорные вопросы общего учения об объекте преступления // Сборник научных трудов. Вып. 10. – Свердловск, 1969. С. 208.
    [32] Там же. С. 218.







    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru