Журнал "Право:Теория и Практика"
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Журнал "Право:Теория и Практика"

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры
    Агентство юридической безопасности ИНТЕЛЛЕКТ-С Пермь оказывает юридические услуги в Перми - весь комплекс


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе






    К ВОПРОСУ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ВНУТРИСЕМЕЙНЫЕ НАСИЛЬСТВЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ



    Шахов Владимир Иванович,
    аспирант кафедры уголовного права и криминологии
    Удмуртский государственный университет
    Институт права, социального управления и безопасности

    В настоящее время в мировом уголовном законодательстве в связи с проблематикой внутрисемейных преступлений существует точка зрения, сторонники которой высказывают предложение о необходимости усиления ответственности за насильственные посягательства внутри семьи. Указанная позиция основывается, в частности, на том, что насилие в отношении члена своей семьи, обладает большей степенью общественной опасностью чем, например, аналогичные деяния, совершенные вне рамок семьи, в отношении незнакомого человека.
    Исходя из этого, предлагается в ряд статей Уголовного кодекса РФ, предусматривающих составы насильственных преступлений против личности, включить следующий квалифицирующий признак - "совершение преступления в отношении члена своей семьи". Данный признак, по мнению сторонников комментируемой позиции, необходимо предусмотреть в качестве квалифицированного состава в следующих нормах Особенной части УК РФ: ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство), ч. 2 ст. 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью), ч. 2 ст. 112 (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью), ч. 2 ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ч. 2 ст. 116 (побои), ч. 2 ст. 117 (истязание), ч. 2 ст. 119 (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью), в части второй всех преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности (ст. ст. 131-135 УК РФ).[1] Более того, в рамках рассматриваемой позиции предлагается дополнить перечень обстоятельств, отягчающих наказание в Общей части УК РФ (ст. 63 УК РФ) новым отягчающим обстоятельством - "совершение преступления против члена своей семьи".[2]
    В этой связи нельзя обойти вниманием вопрос о понятии, сущности и назначении квалифицирующих обстоятельств в уголовном праве. Традиционно в литературе квалифицирующие признаки определяются как установленные в законе характерные для части преступлений соответствующего вида существенные обстоятельства, отражающие типовую (значительно измененную в сравнении с основным составом преступления) степень общественной опасности содеянного.[3] Основное качество квалифицирующих признаков состоит именно в том, что они способны отражать значительное изменение степени общественной опасности деяния. Функция же указанных признаков состоит в том, чтобы с учетом повышенной общественной опасности деяния установить новые границы типового наказания и тем самым дифференцировать ответственность.
    При этом между квалифицирующими признаками (как признаками того или иного состава преступления) и обычными смягчающими или отягчающими обстоятельствами существует принципиальное различие. Квалифицирующие признаки необходимо рассматривать как средство дифференциации ответственности самим законодателем, а отягчающие и смягчающие обстоятельства (ст. 61, 63 УК РФ) – средство индивидуализации наказания правовприменителем (судом).
    Квалифицирующие обстоятельства как признаки состава преступления влекут установление иной санкции, изменение пределов наказания. В тоже время смягчающие и отягчающие обстоятельства влияют на вид и размер наказания только в пределах санкции.
    Не вызывает сомнения, что квалифицирующим, должно признаваться только такое обстоятельство, которое всегда свидетельствует о значительном изменении в уровне общественной опасности деяния определенного вида.[4] Поэтому одним из критериев отбора квалифицирующих обстоятельств для включения их в систему квалифицирующих признаков является установление того факта, что такое обстоятельство должно существенно влиять на степень общественной опасности деяния.
    Исходя из вышеизложенного, на наш взгляд нет весомых оснований для отнесения обстоятельств, характеризующих определенного рода отношения (родственные, свойские, интимные и др.) между виновным и потерпевшим к разряду квалифицирующих признаков, поскольку это не изменяет степени общественной опасности таких деяний настолько, что необходимо в зависимости от указанных обстоятельств дифференцировать ответственность виновного.
    Думается, что криминальное насилие не может только в зависимости от того факта, что оно совершено в семье, стать более или менее общественно опасным по сравнению с другими насильственными посягательствами на личность. Нам представляется, что сам факт совершения насильственного преступления в отношении члена своей семьи безосновательно расценивать как обстоятельство, отягчающее (равно как и смягчающее) наказание.
    Предложения об усилении уголовного наказания за насилие в семье не может основывается только лишь на нравственно-этических позициях, либо оправдываться ссылкой на распространенность указанного явления. Действительно, не ясно на основании чего, например убийство супруга либо иного родственника, можно считать более общественно опасным и соответственно влекущим более строгое наказания, чем тоже деяние совершенное в отношении постороннего, незнакомого лица? Поэтому нам представляется, что в позиции сторонников усиления уголовной ответственности за совершение насильственных посягательств в семье отсутствует аргументированное теоретическое обоснование. Кроме того, появление в уголовном законе отдельных составов преступлений, включающих в себя совершение насильственных деяний против родных и близких (домашнего окружения), безосновательно еще и потому, что соответствующие преступные деяния уже предусмотрены в рамках других преступлений против личности.
    В тоже время заметим, что концепция ужесточения ответственности за совершение насилия в семье нашла отражение в действующем уголовном законодательстве ряда зарубежных стран. В уголовных кодексах таких стран как Испания, Швеция, Франция, США содержаться положения, согласно которым предусматривается повышенная ответственность, если насильственное посягательство совершено в отношении своего супруга (сожителя), ребенка либо иного лица подпадающего под условную категорию "близких".
    Так в Общей части УК Испании содержится правило, согласно которому: обстоятельства признаются отягчающими вину, если потерпевший является супругом или лицом, находящимся в близких отношениях подобного характера с виновным, а также в состоянии родства по восходящей или нисходящей линии по происхождению, усыновлению или свойству (ст. 24 УК). [5]
    Регламентируя причинение телесных повреждений ст. 153 УК Испании предусматривает квалифицированный вид этого деяния: "... систематическое причинение физического насилия своему супругу или лицу, находящемуся в отношениях типа постоянной совместной жизни, или собственным детям или детям супруга или сожителя, опекаемым или недееспособным, с которыми он совместно проживает, наказывается лишением свободы на срок от 6 мес. до 3-х лет, независимо от наказания, назначенного в соответствии с причиненным в каждом случае вредом".
    Очевидно, что испанский законодатель пытается уголовно-правовыми средствами противостоять семейному насилию, квалифицируя, например, оскорбление действием и побои, в том случае, когда потерпевшим является супруг, сожитель, собственный ребенок или ребенок супруга или сожителя, опекаемый или родственник по восходящей или нисходящей линии, живущий совместно с ним (ч. 2 ст. 617 УК). Кроме того, уголовный закон Испании в качестве квалифицированного вида сексуальной агрессии выделяет посягательства совершенные с использованием родственных связей восходящим, нисходящим родственником или братом (сестрой) - родными, усыновленными или через отношения свойства.
    В системе наказаний УК Испании предусмотрено наказание в виде лишения родительских прав и прав на опеку и попечительство (ст. 32 УК). Это частный случай специального поражения в правах, который длится от 6 месяцев до 20 лет (ст. 40 УК).
    Французский уголовный кодекс 1992 г. содержит главу 7 "О посягательствах на несовершеннолетних лиц и семью".[6] В качестве квалифицированного вида лишения жизни французский уголовный закон рассматривает убийство родственника по восходящей линии по закону, по рождению либо приемных отца и матери.
    Кроме того, ст. 222-1 УК Франции содержит состав пыток или актов жестокости, которые наказываются 15 годами заточения. Отягчающими обстоятельствами при совершении указанного деяния является применение пыток и жестокости к своему супругу или сожителю, а равно в отношении родственника по восходящей линии по закону, по рождению либо приемных отца и матери, - в этом случае виновному грозит 20 лет заточения.
    Свод законов США в разделе 18 "Преступления и уголовный процесс" содержит главу 110 А "Насилие в семье".[7]
    Сторонники предложения о включении в ряд преступлений против личности соответствующих квалифицирующих признаков и расширении перечня обстоятельств, отягчающих ответственность утверждают, что такие изменения не отразятся на общем объеме сферы уголовной репрессии и не затронут непосредственно криминализационные процессы, поскольку перечень общественно опасных деяний остается прежним. Однако уровень уголовно-правового регулирования зависит не только от собственно криминализационных и декриминализационных процессов, но и от изменений интенсивности криминализации. Изменение интенсивности криминализации осуществляется путем выделения квалифицированных или привилегированных составов, выделения в диспозицию норм некоторых дополнительных признаков, характеризующих те или иные элементы состава преступления.[8] Действительно при внесении таких законодательных изменений сфера уголовно-правовой репрессии не сужается и не расширяется, "происходит лишь перенос акцента на усиление либо смягчения борьбы с отдельными видами и проявлениями антиобщественного поведения".[9]
    Таким образом, предложение о включении в Уголовный кодекс РФ квалифицирующих и отягчающих обстоятельств, касающихся усиления ответственности за преступные посягательства, совершенные в отношении члена своей семьи следует расценивать не как криминализацию данной разновидности посягательств против личности, а как усиление ее интенсивности. Однако, мы не видим объективных причин, которые оправдывали бы такое повышение интенсивности криминализации в борьбе с внутрисемейным насилием.
    Вообще мы негативно относимся как к самому намерению ужесточения уголовного наказания за совершение насильственных посягательств в семье. Согласимся с мнением, высказанным Д.А. Шестаковым в том, что усиливать и без того жестокое современное уголовное законодательство необоснованно, кроме того, это противоречило бы общей тенденции его развития, было бы регрессом уголовного права, тянуло бы его назад.[10]




    [1] См.: Пономарев П.Г., Борбат А.В., Ильяшенко А.Н. Насильственная преступность в семье: меры предупреждения// Российский следователь. № 2., 2002. С. 25.
    [2] Там же.
    [3] См.: Голоднюк М.Н., Костарева Т.А. Квалифицирующие признаки в новом уголовном законодательстве//Вестник Моск. ун-та. Серия 11. Право, № 5, 1995. С. 55.

    [4] См.: Кругликов Л.Л. О конструировании квалифицированных составов преступлений. //Изв. Вузов. Правоведение № 1, 1989. С. 47.
    [5] Уголовный кодекс Испании. Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и Ф.М. Решетникова, - М.: "Зерцало", 1998.
    [6] См.: Малиновский А.А. Уголовное право зарубежных государств. - М.: Новый юрист, 1998. С. 46.
    [7] Уголовное законодательство зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии, Японии) Сборник законодательных материалов /Под ред. И.Д. Козочкина. - М.: Издательство "Зерцало", 2001. С. 25.
    [8] См.: Коробеев А.И. Советская уголовно-правовая политика: проблемы криминализации и пенализации. Изд-во Дальневосточ. ун-та, Владивосток, 1987. С. 62.
    [9] Коробеев А.И. указ соч. С. 62.
    [10] См.: Шестаков Д.А. Внутрисемейные насильственные преступления: уголовно-правовой аспект//Правоведение 2001 № 2. С. 170







    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru