Журнал "Право:Теория и Практика"
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Журнал "Право:Теория и Практика"

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры
    Агентство юридической безопасности ИНТЕЛЛЕКТ-С Пермь оказывает юридические услуги в Перми - весь комплекс


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    СТАНОВЛЕНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В СФЕРЕ МЕЖДУНАРОДНОГО УСЫНОВЛЕНИЯ



    Зимина Ирина Анатольевна
    , ассистент кафедры гражданско-правовых дисциплин и международного права Белорусского государственного экономического университета

    Практика усыновления насчитывает многовековую историю. Оно было известно в Древнем Риме, Греции, племенам Африки и Океании. Впервые упоминание об усыновлении в законодательстве встречается в Законах Хаммурапи, царя Вавилона: "Если человек усыновит малолетнего, находящегося в пренебрежении, и вырастит его, то этот воспитанник не может быть потребован обратно по суду" [1, с.20].

    Необходимо отметить, что первоначально целью усыновления было продолжение рода, обеспечение родителей наследниками или дополнительной рабочей силы в семье. Например, Законы Ману предусматривали: "Кому природа не дала сына, может усыновить себе постороннего с тем, чтобы не прекращались могильные жертвы" [2, с.10]. Таким образом, усыновление того времени преследовало иные цели, нежели обеспечение ребенка семьей, в наибольшей степени, отвечающей его интересам.

    В России лишь с 1839 г. иностранцам было предоставлено право усыновлять детей при соблюдении ряда условий: усыновленные должны быть воспитаны в греко-российском вероисповедании; "иностранные подданные могли усыновлять лиц, кроме подкидышей и не помнящих родства" [3, с. 64].

    Усыновление же иностранного подданного стало возможно с принятием Закона О детях усыновленных и узаконенных от 12 марта 1891 г. Так, Сенатом было дано следующее разъяснение: "в силу того, что на иностранцев, находящихся в России распространяется действие российских законов, то вполне применимы и статьи Закона 12 марта 1891 г., касающиеся усыновления, а потому следует признать, что усыновление иностранного подданного может быть допущено" [4, с. 54].

    Законодательством России того времени было установлено несколько порядков усыновления: путем судебного определения и путем приписки усыновляемого к семейству усыновителя. "Порядок судебный указан лишь для усыновления лицами привилегированных состояний, усыновление же мещанами и сельскими обывателями совершается припискою усыновляемого к семейству усыновителя" [5, с. 75].

    В США с 1831 г. зарождение института усыновления связывается с появлением частных интернатных учреждений. В США первым "современным" законом усыновления был Закон 1851 г. Об усыновлении штата Массачусетс, которым установлен судебный порядок усыновления, а также требования к кандидатам в усыновители. Однако, поскольку данный закон действовал лишь в пределах данного штата, то в целом процедура усыновления в США не была урегулирована.

    Наиболее характерным примером осуществления усыновления де-факто, являлась деятельность английского миссионера С.В., который в 1853 г. создал детскую благотворительную организацию CAS. Проведенные проверки деятельности данной организации показали, что сведения о кандидатах в усыновители, детях, усыновителей либо отсутствовали, либо подобная информация была довольно скудной. Например, в журнале агента CAS указано: "H.J.D.- отец умер, мать пьет. Послан фермеру С. штат Нью-Йорк" [6, p. 36].

    Подобная практика усыновления существовала во многих странах до Первой мировой войны. Лишь после войны с целью упорядочивания отношений, возникающих из усыновления, страны начали провозглашать первые законы усыновления или пересматривать уже существующие. Второй мировой войной завершается первый этап международного усыновления, который характеризовался незначительным по количеству усыновлением детей иностранцами; отсутствием законодательства, регламентирующего процесс международного усыновления, как, например, в США, либо пробелами в законодательстве, для устранения которых применялось толкование норм (например, в России – толкование Сената) в силу чего во многих странах усыновление осуществлялось де-факто; усыновление того времени рассматривать не с позиции удовлетворения интересов ребенка, а как возможность обеспечения усыновителей наследниками.

    Второй этап международного усыновления приходится на конец Второй мировой войны.

    В результате ряда войн в Греции, Японии и Второй мировой войны, а также взрыва атомной бомбы в Японии тысячи детей стали сиротами.

    Правительство ряда иностранных государств проводило широкомасштабную компанию, направленную на убеждение граждан своих государств оказать помощь детям-сиротам путем принятия их в семью. О результатах подобной компании свидетельствуют данные Международного Совета Архивов, из которых следует, что "в период с 1946 по 1953 г. американскими гражданами было усыновлено 5814 детей-сирот, граждан иностранных государств, участвовавших в войнах с Грецией, Германией, Японией" [7, р.33].

    Войной, вызвавшей еще один всплеск международного усыновления, была война в Корее. Г. Алутейн и Р. Саймон, занимавшиеся исследованием в области усыновления, отметили, что "впервые в истории, относительно большое количество семей, в основном из США, усыновили детей иной расы и культуры. Почти каждый третий из 15000 усыновленных в период с 1953 по 1962 г. и 65 % от 32000 детей-иностранцев, усыновленных гражданами США в период с 1966 по 1976 г., прибыли из Азии, прежде всего из Кореи [8, р.34].

    В результате подобных широкомасштабных усыновлений детей различной расы, культуры, вероисповедания из разных стран, государства, которые не сталкивались с международным усыновлением, вынуждены были принять законы для регламентации отношений, возникающих из международного усыновления. Кроме того, для данного этапа характерно создание унифицированных норм, направленных на устранение "хромающего усыновления".

    Таким образом, критерием выделения этапов развития международного усыновления является эволюция законодательных актов в сфере международного усыновления.

    Первая попытка заключения международных соглашений, которые устранили бы противоречия во внутреннем законодательстве иностранных государств в сфере международного усыновления, была предпринята в 1965 г. на Гаагской конференции, на которой была подписана Конвенция "О юрисдикции, применимом праве и признании решений в отношении усыновления".

    В середине 70-х годов к государствам, заинтересованным в международном усыновлении, стали применяться термины: "принимающее" и "отправляющее" государство. Отнесение страны к той или иной группе зависело от уровня ее экономического развития. "Принимающими" государствами являлись Швеция, Канада, Нидерланды, США. Так, "в Нидерландах ежегодно усыновляли приблизительно 2700 детей, а гражданами США только за 1975 год было усыновлено 5633 ребенка-иностранца" [7, р.27].

    "Отправляющие" страны (Корея, страны Африки, Латинской Америки, Таиланд, Индия) характеризовались низким уровнем жизни их населения, в результате чего ежегодно тысячи детей-сирот покидали государство своего происхождения.

    Употребление данных терминов не утратило своей актуальности и по сей день. Например, в ст. 2 Гаагской конвенции "О защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления" 1993 г. (далее – Гаагская Конвенция 1993 г.), все государства в сфере международного усыновления подразделяются на две группы: "принимающее государство" и "государство происхождения".

    В 1974 г. в Тринидаде была проведена конференция "Охрана детства". На этой конференции директор венесуэльского регионального отделения ISS (Международной социальной помощи в Швеции) в докладе акцентировал внимание стран-участниц на необходимость устройства детей-сирот, прежде всего в государстве их гражданства. К международному же усыновлению стоит прибегать лишь при наличии доказательств невозможности осуществления национального усыновления; Он предложил также рассмотреть вопрос создания уполномоченных агентств по усыновлению в каждом государстве, вовлеченном в международное усыновление.

    Данные предложения впоследствии нашли отражение в таких конвенциях как Конвенция "О правах ребенка", Гаагская Конвенция 1993 г., а также же восприняты Правительством ряда государств. Например, в Таиланде в 1977 г. был создан Исполнительный Комитет усыновления для осуществления контроля над процессом международного усыновления в данном государстве. "В Корее были приняты подобные меры, в результате которых в период с 1977 по 1981 г. количество детей-сирот, передаваемых на усыновление иностранцам, сократилось на 20 %" [7, р. 27].

    В 80-е годы заканчивается второй этап развития международного усыновления, ознаменовавшийся стремлением государств к унификации законодательства, регулирующего отношения, возникающие из международного усыновления для устранения препятствий к осуществлению усыновления и упрощению данного процесса.

    Третий этап становления законодательства в сфере международного усыновления характеризуется созданием гарантий обеспечения интересов ребенка подлежащего усыновлению иностранцами, ужесточением контроля над осуществлением процесса международного усыновления. Ужесточение контроля было вызвано многочисленными злоупотреблениями прав усыновляемых детей, усыновителей, возникших из-за несовершенства правовой базы, а также в связи с мотивами, которыми руководствовались агентства, частные посредники при оказании помощи в усыновлении ребенка. Их заботило не благополучие ребенка-сироты, а извлечение прибыли из процесса усыновления. Итогом подобной деятельности стали выявленные факты "покупки детей семейными парами на заграничных "рынках" типа Румынии, Парагвая, Китая" [7, р.227].

    На данном этапе было принято четыре важных международных документа, устанавливающих стандарты защиты прав и интересов детей, в том числе и детей-сирот.

    Прежде всего, это Конвенция "О правах ребенка", принятая Генеральной Ассамблеей ООН в 1989 г. Данная Конвенция, признавая уязвимость детей в силу их возраста, провозглашает право детства на особую защиту со стороны ратифицировавших ее государств.

    Гаагская Конвенция 1993 г., устанавливая единые стандарты для государств, заинтересованных в международном усыновлении, призывает их к созданию Центральных Органов, на которые были бы возложены обязанности по принятию мер, направленных на обеспечение совершения усыновления с учетом интересов ребенка, на предотвращение похищения, продажи, торговли детьми и иными злоупотреблениями прав последних. Таким образом, Гаагской Конвенцией 1993 г. во главу угла ставятся интересы ребенка при осуществлении международного осуществления, а также, как и в Конвенции "О правах ребенка", акцентируется внимание на недопустимость получения никем неоправданных финансовых или иных выгод от деятельности в сфере международного усыновления.

    В 1996 г. на 27-м Всемирном Конгрессе ICSW (Шведского национального комитета) в Гонконге были приняты Директивы для практики национального и международного усыновления и попечения в приемной семье (далее – Директивы). В подготовке данных Директив приняло участие более 200 практических работников, экспертов, сотрудников государственных служб из 30 стран мира. Они направлены на улучшение качества работы сотрудников центральных органов власти, иных компетентных органов (организаций), занятых процедурой международного усыновления.

    Следует отметить, что разработчики Директив уделили достаточно много внимания биологическим родителям ребенка, что не было свойственно предыдущим нормативным правовым актам, регулирующим отношения, возникающие из международного усыновления. Среди прав, которыми наделены биологические родители ребенка-сироты, следует выделить: 1) право на консультации и услуги по оказанию помощи после отказа от своего ребенка для усыновления [8, п.1.3]; 2) право биологических родителей высказывать пожелания о воспитании ребенка [8, п.1.7];3) право биологических родителей на будущее общее с ребенком по их инициативе или инициативе ребенка. Однако данным правом обладают биологические родители лишь в странах, где применяется практика открытого усыновления.

    Необходимо отметить ряд новых прав усыновляемого ребенка, закрепленных в Директивах. Прежде всего, это право на соответствующую подготовку к усыновлению, включающую в себя: а) оказание консультативной помощи и поддержки для осознания им того, что представляет собой усыновление; б) реальное знакомство с кандидатами в усыновители, и что не мало важно, и с их образом жизни посредством писем, фотографий, видео; в) личный контакт с кандидатами в усыновители [8, п.2.5].

    Абсолютно новым и оригинальным правом усыновляемого является право на "книгу жизни", в соответствии с которым, ребенок имеет право на ее или его историю жизни. В книге жизни "описывается происхождение ребенка, а также содержится иная информация об усыновленном" [8, п.2.10].

    Право усыновляемого на самоопределение в Директивах представлено несколько в ином ключе, чем в Конвенции "О правах ребенка". Если в соответствии с п. 1 ст. 7 данной Конвенции ребенок имеет право знать родителей только насколько это возможно, то уже в п. 2.11 Директив закреплено, что компетентные органы и учреждения должны обеспечить выполнение этого права и предложить социально-психологические услуги всем сторонам, оказавшимся причастными к проведению поиска о происхождении ребенка.

    Таким образом, из вышеперечисленных прав, которыми наделяются усыновляемый, его биологические родители, следует, что для данного этапа развития международного усыновления характерен иной подход к отношениям, складывающимся между субъектами международного усыновления. Если на предыдущих этапах законодатель стремился оградить усыновляемого ребенка от контактов с его биологическими родителями, то уже в 21 веке наблюдается иная тенденция. Законодатель стал выделять триаду участников правоотношений, возникающих из международного усыновления: биологический родитель, усыновляемый ребенок, усыновитель.

    Данный подход характерен для США, где в последние двадцать лет практикуются не только контакты усыновленных детей с биологическими родителями, но оказание помощи усыновителям в воспитании детей. Подобная тенденция складывается и в Англии.

    В Республике Беларусь развитие института международного усыновления происходило по таиландскому, корейскому варианту. Так, после выявления нарушений прав усыновляемых детей при размещении их в семьи усыновителей-иностранцев (например, скандала в Швеции, разразившегося из-за выявления факта избиения со стороны усыновителя четырехлетней гражданки Республики Беларусь) в Республике Беларусь в 1997 г. был введен временный мораторий на международное усыновление. В том же году был создан Национальный центр усыновления, который находится в непосредственном подчинении Министерства образования Республики Беларусь, координирует деятельность органов (организаций) вовлеченных в процесс международного усыновления. Кроме того, был подписан Указ Президента Республики Беларусь от 20 августа 1997 г. № 429 О подписании Конвенции по защите детей и сотрудничеству в отношении международного усыновления 1993 г., целью которой является создание гарантий осуществления международного усыновления в наилучших интересах ребенка при соблюдении его основных прав, признанных международным правом. Кодекс Республики Беларусь о браке и семье, который вступил в силу 1 сентября 1999 г., установил судебный порядок усыновления, заменив административный, для усиления гарантий обеспечения прав детей, подлежащих усыновлению.

    Таким образом, Республика Беларусь пошла по пути ужесточения процедуры международного усыновления и установления строгого контроля над процессом адоптации усыновленных детей в стране гражданства или постоянного места жительства усыновителей.

    Список использованных источников:

    1. Законы Хаммурапи царя Вавилона. Хрестоматия по Всеобщей истории государства и права: Учеб. пособие / Сост. В.Н. Садиков; Под ред. З.М. Черниловского. – М.: Гардарика, 1998.

    2. Загорский А.И. Курс семейного права. ѕ- Одесса, 1909.

    3. Внебрачные дети. Узаконенiе и усыновленiе / Сост. В. Максимов. – Москва, 1908.

    4. Узаконение и усыновление детей / Сост. Н.К. Мартынов. – Санкт – Петербург, 1907.

    5. Абрамов Я.В. Узаконение внебрачных детей и усыновление. – Санкт –

    Петербург, 1903.

    6. Adoption and foster placement of children. Report of an Expert Group Meeting on Adoption and Foster United Nations. - New York, 1998.

    7. Wayne W.I. Family matters: secrecy and disclosure in the history of adoption. - Cambridge, 1996.

    8. Для практики национального и международного усыновления и попечения в приемной семье: Директивы Шведского национального комитета и Международной социальной помощи от 1996 г. // Rajhans Printers Private Limited. Bangalore. India, 1997.

    9. О правах ребенка: Конвенция ООН, 20 ноября 1989 г. Ратифицирована Постановлением Верховного Совета Республики Беларусь от 28 июля 1990 г. №217 – ХII // Ведомости Верховного Совета БССР.ѕ1990.№1.ѕСт.7.







    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru