Журнал "Право:Теория и Практика"
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Журнал "Право:Теория и Практика"

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры
    Агентство юридической безопасности ИНТЕЛЛЕКТ-С Пермь оказывает юридические услуги в Перми - весь комплекс


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    РАЗВИТИЕ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ПОРЕФОРМЕННЫЕ ДЕСЯТИЛЕТИЯ..



    Пищулин Валерий Гаврилович, директор Троицкого Филиала Челябинского Государственного университета, к.ю.н., доцент.

    Переход России к новым экономическим отношениям сопровождался невиданным ранее ростом преступности в сфере производства, распределения и обращения материальных благ. Вся современная отечественная преступность, так или иначе, приобретает экономическую направленность или детерминируется изменениями, происходящими в экономической системе.
    В связи с переходом от государственной монополии на собственность к рыночной экономике, основанной на конкуренции независимых товаропроизводителей, значительно обострились противоречия и конфликты в обществе, произошел резкий всплеск ненормативного поведения, часто переходящего грань уголовного закона. Наиболее остро это проявляется в сфере предпринимательских правоотношений.
    С позиции криминологии, экономическая преступность – все то, что нарушает уголовные законы государства, направленные на защиту экономических отношений. И.Анденс совершенно справедливо указывает, что нет, и никогда не было какого-то «абсолютного» экономического преступления: на различных этапах истории, на определенных ступенях развития рынка, сообразуясь с политическими интересами правящей элиты, государство криминализирует или декриминализирует по закону те или иные деликты, переводя их в разряд хозяйственных преступлений. /См. Анденес И. Наказание и предупреждение преступлений/ пер. с англ. под ред. Б.С. Никифорова М.,1979 С.125/
    Общей тенденцией является расширение применения уголовного закона по мере консолидации рыночного хозяйства, упрочения и интенсификации хозяйственных связей, роста взаимной зависимости субъектов для защиты государством экономических отношений как некоторой внутренне целостной системы. Под экономикой правоведы предлагают понимать совокупность производственных отношений, соответствующих данной степени развития производственных сил общества и его организационным структурам, господствующий строй производства в обществе, а также организация, структура и состояние хозяйственной жизни или какой-то отрасли хозяйственной деятельности./См. Кузнецова Н.Ф. Кодификация норм о хозяйственных преступлениях.// «Вестник МГУ-Право», 1993, №4, С.14/
    Представления об экономических отношениях как общем объекте уголовной охраны, сформировались не сразу. Так, впервые феномен «беловоротничковой преступности» был рассмотрен американским криминологом Э.Сазерлендом в 1940 году. Этот исследователь определил ее как «комплекс правонарушений, совершаемых уважаемыми лицами с высоким социальным статусом в рамках их профессиональных обязанностей и с нарушением доверия, которое им оказывается» /Цит.по: Шнайдер Г-Й. Криминология/ пер. с нем. Л.О.Иванова М.,1994 С.44/ В последующем американские авторы начали использовать для обозначения предпринимательских преступлений термины «служебная и коррупционная преступность», а также «корпоративная преступность».
    Поскольку усилие государственного регулирования экономики – общая тенденция развития законодательства всех индустриальных государств, то сходные понятия («хозяйственные преступления») примерно в тот же период вошли и в аппарат отечественных правоведов. Однако, содержание их отличалось особой спецификой: социалистическое государство объявляло преступным все, что посягало на его неограниченную монополию собственности или противоречило директивам централизованного руководства экономикой. /См. Яковлев А.М. Законодательное определение преступлений в сфере экономической деятельности // «Государство и право», 1999, №11, С.38/
    В советский период родовой объект хозяйственных преступлений в целом сводился к так называемым интересам развития народного хозяйства, или иначе, к порядку народного хозяйствования, обеспечивающего нормальное функционирование хозяйственной деятельности социалистической экономики. Интересы эти были не правовые, а политические, отражавшие корпоративные приоритеты партийно-хозяйственной номенклатуры СССР.
    В нашей стране в течение всего советского периода (за исключением этапа НЭПа 1921-1927 гг. и либерализации 1985-1991 гг.) любая предпринимательская деятельность частных лиц, сопряженная с приобретением и перепродажей товаров по более высокой цене и с использованием наемного труда, преследовалась по уголовному закону как спекуляция или эксплуатация наемного труда.
    Деятельность советского государства была ориентирована на всемерное подавление всего, что могло составить конкуренцию централизованному государственному сектору экономики, прежде всего, частную собственность. В ненависти к частной собственности вообще сходятся позиции и «красных» и «коричневых».
    В различные периоды времени в СССР преследовали не только за коммерческое посредничество или тунеядство, но и за индивидуальную трудовую деятельность и даже за такие экзотические преступления как: невыполнение колхозниками обязательного минимума трудодней, самовольный уход рабочих с работы, выпуск брака предприятием, скупка хлеба и хлебопродуктов для скармливания скоту и пр. /См. Уголовное право. Учебник для юридических школ. под ред. И.Т. Голякова, М., Изд. НКЮ, 1943/ При этом государственный монополизм, во все эпохи омертвляющий хозяйственную инициативу и создающий условия для исключительного неэффективного использования фондов, являлся нормальной формой развития многих отраслей суперцентрализованной и милитаризированной экономики.
    Нет ничего удивительного в том, что зарождение и становление отечественного предпринимательства «первой волны» происходило в условиях постоянной угрозы уголовной репрессии. Вместе с тем, «социальный заказ» на предпринимательские услуги неуклонно возрастал по мере деградации административно-командной системы, настроения ее структурного кризиса, усложнения потребностей современного общества. Это расхождение вело к росту дефицитов и массовых хищений, как фактическое и легитимное «перераспределение» продуктов труда, осуществлявшееся в незаконных формах. Отсюда - криминализация мелкого хищения (Ст.96 УК РСФСР).
    Изменения ценностных ориентаций участников экономических отношений, возникающие вследствие роста социальных конфликтов, вели к массовому несоблюдению официальных норм (формируя в целом терпимое отношение к анормативному поведению) и распространению теневого (криминального) нормотворчества. В этом проявлялась дисфункция социальных институтов, для которых экономическая преступность советского периода (сплошь и рядом, обычная предпринимательская активность) выступала своеобразным компенсаторным механизмом, «последним клапаном» государственного капитализма. Функционирование данного механизма позволяло крайне длительное время (сначала 1960-ых гг.) не осуществлять насущную замену норм, регулирующих экономическую деятельность в нашей стране.
    В пореформенное время (примерно с середины 1985-1987-х г.г., - издание Указа о развитии кооперации и принятие Закона СССР «Об индивидуальной трудовой деятельности») ряд качественных условий перехода к рыночным отношениям в России способствовал бурному росту экономической преступности и такой ее составной части как незаконное предпринимательство.
    Прежде всего, следует выделить то обстоятельство, что переход к многоукладной экономике осуществлялся в приказном порядке в условиях правового «вакуума».
    Поэтому не следует рассматривать массовую экономическую преступность, рост незаконного предпринимательства как «особый феномен перестройки», как это делают некоторые авторы./См. Казарина А. Экономическая преступность и правовая практика.// «Законность», 1999, №6 С.3/
    Причинами роста незаконного предпринимательства в пореформенное десятилетие в России являются: бюрократические трудности для выхода на рынок и лицензирования предпринимательской деятельности, включая трудности натурализации иммигрантов и внутренних мигрантов (прописка по месту жительства и дискриминация мигрантов при приеме на работу), отсутствие инфраструктуры современного предпринимательства, неблагоприятный налоговый режим, сложности доступа к кредитным средствам, аренде необходимых объектов, высокие энергетические тарифы, высокий уровень коррупции и бюрократизм органов, ведающих организацией рынка и осуществляющих контроль за соблюдением предпринимательского законодательства. Наконец, более чем за десятилетие в нашей стране не была произведена реституция собственности, неправомерно отобранного государством у частных лиц в советский период, такая как в странах Восточной Европы и Балтии. Решать все порожденные этим проблемы только уголовно-правовыми средствами нельзя.
    Теневая экономика и незаконное предпринимательство явления далеко не тождественные, притом, что они являются органично едиными.
    Теневая экономика – это такая экономическая деятельность, которая ведется без представления государству обязательной отчетности хозяйствующими субъектами или с нарушением установленного порядка предоставления такой отчетности, обычно с целью минимизации издержек в виде выплаты обязательных отчислений, налогов, сборов государству. Этот сектор экономически присутствует во всех государствах. Чаще всего встречается так называемая «серая экономика» - вполне легальная экономическая деятельность хозяйствующего субъекта, совершенно законный труд, «доходы от которого не фиксируются так, как этого хочет государство в лице фискальных органов»./См. Кошкаров А. Черная дыра// «Эксперт»,2000, 27 марта, С.30/
    Криминальный бизнес (нелегальное бутлегерство, «черный рынок» земли, заказные убийства, торговля стратегическими ресурсами, наркоторговля и работорговля и т.п.) являются составляющей частью теневой экономики. По мнению шведского экономиста А. Асунда, на долю криминальных группировок приходится примерно 3% теневого сектора.
    Однако отечественный законодатель пошел не по пути разграничения происхождения инвестированных в бизнес средств и целей создания бизнеса, а по пути разграничения уголовно наказуемого деяния и административного проступка по признаку суммы (довольно незначительной) нелегально полученного дохода. (Приложение к ст. 171 УК РФ 1996 г.)
    В этих условиях перед государством встает проблема выбора адекватных средств законодательного регулирования экономической деятельности: гражданско-правового или уголовно-правового.
    Сторонники первого (Яковлев А.М., Жалинский А.Э.) выступают за декриминализацию предпринимательской деятельности, осуществляемой без государственной регистрации и лицензирования, при усилении ответственности за криминальный бизнес и узаконивание, введение в оборот (легализацию), доходов от преступной деятельности. /См. Яковлев А.М. Указ. соч. С.41-43; Жалинский А.Э. О соответствии уголовного и гражданского права// «Государство и право», 1999, №12, С.50/
    В таком подходе к разрешению коллизии законов присутствует ряд позитивных моментов. Если государство не готово в силу различных причин создать нормальные условия гражданам и организациям для ведения совершенно безопасного и полезного для окружающих бизнеса, обеспечит граждан работой и зарплатой, достаточной для достойной жизни, то оно и не должно угрожать миллионам из них применением уголовной репрессии.
    Сторонники сочетания гражданско-правового и уголовно-правового методов защиты предпринимательских отношений (Наумов А.В., Яни П.) указывают, что признание обязательства не исключает в принципе уголовного наказания обязанного лица в случае нарушения им законодательного предписания. Кроме того, лица, ведущие незаконную предпринимательскую деятельность, недобросовестным образом конкурируют с теми хозяйствующими субъектами, которые действуют легально, причиняют им значительные убытки, а сами получают сверхприбыли. Незаконное предпринимательство причиняет ущерб и нормальному функционированию всей экономики, прежде всего финансовой системе, а также создает условия для вовлечения в правонарушения все большее количество граждан /См. Яни П. Проблемы уголовной ответственности за экономические преступления// «Законность», 2001, №1 С.3-4/
    Кроме того, по мнению А.В. Наумова, «нет такой отрасли права, отдельные нормы которой органически не входили бы в уголовно-правовые. И в этих случаях условия уголовной ответственности за совершение общественно опасных деяний содержатся в нормах не только уголовного права, но и других отраслей»./См. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. Изд. 2-е М.,1999 С.84/
    Отсюда, современное государство, устанавливая правила легализации предпринимательской деятельности, предоставления обязательной отчетности, ведения бухгалтерского учета, порядок уплаты налогов и сборов, иные общеобязательные правила ведения хозяйственной деятельности, - может и должно гарантировать их от нарушения недобросовестными исполнителями, в том числе и возможностью применения к последним мер уголовной ответственности.
    Другой вопрос, что ответственность эта должна носить правовой характер. Пределы и характер этой ответственности должны соответствовать реалиям общественной жизни и уровню общественного правосознания. При этом, необходимо учитывать опыт тех развитых стран мира, которые длительное время ведут борьбу с организованной преступностью, прежде всего, США, Италия и Испания. Наконец, уголовно-правовая политика, вместе с иными мерами государства должна стимулировать предпринимателей «выйти из тени». В противном случае уголовные нормы «не работают», их применение ведет к достижению результата, обратного ожидаемым обществом и государством.







    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru