Разное
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Разное

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено 15.10.2001


    Ефремов А. А.
    Студент 5-го курса юрфака ВоронежГУ,
    vsuc101j@stud.vsu.ru
    http://www.vsu.ru/~vsuc101j/


    Право на защиту от информации


    Информационная эпоха создает реальные предпосылки для пересмотра традиционных представлений о многих вещах, в том числе и о праве. Бурный рост удельного веса информационных отношений среди всех общественных отношений заставляет задуматься о месте и значении информации в нашей жизни, поскольку она способна приносить не только пользу, но и вред, причем не только отдельно взятой личности, но и организациям, обществу и государству в целом. При этом необходимо учитывать, что появление и развитие новых информационных технологий многократно увеличило число информационных потоков, воздействующих на человека.

    Многочисленность публикаций в отечественной и зарубежной научной и периодической литературе, иллюстрирующих опасности того или иного информационного влияния, свидетельствует об актуальности надлежащей правовой защиты интересов личности, общества и государства в данной области.(1) Между тем вопрос о праве на защиту от информации в настоящее время недостаточно освещен в научной литературе. Одним из первых на необходимость надлежащего правового регулирования данных отношений обратил внимание В. А. Копылов.(2) Однако, к сожалению, в своем учебном пособии "Информационное право" автор не провел подробного анализа правоотношения, ограничившись указанием на необходимость установления ответственности за злоупотребление правом на информацию.(3) И. Л. Бачило отмечает, что нынешний этап развития информационных характеризуется возможностью информационного воздействия на индивидуальное и общественное сознание, вплоть до угрозы информационных войн, в результате чего неизбежным противовесом свободы информации становится проблема информационной безопасности (4). Вопрос о соотношении понятий информационной безопасности и защиты от информации достаточно подробно освещен в научной литературе. По нашему мнению, наиболее четко данный вопрос решен А. И. Алексенцевым, который рассматривает защиту от информации как одну из трех составляющих информационной безопасности: "Информационная безопасность – состояние информационной среды, обеспечивающее удовлетворение информационных потребностей субъектов информационных отношений, безопасность информации и защиту субъектов от негативного информационного воздействия".(5) По мнению В. Д. Цыганкова и В. Н. Лопатина, особое место среди объектов защиты в системе обеспечения информационной безопасности занимает защита от воздействия "вредной" (вредоносной) информации. В отличие от случаев, когда государство должно создавать условия для доступа к информации и защиты информации с ограниченным доступом, здесь государство должно создавать условия для защиты самого человека и общества от вредоносного влияния определенного рода информации.(6)

    Вопросам обеспечения информационной безопасности уделяется определенное внимание и в ряде официальных документов. В Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 17.12.97 № 1300, указывается, что "в современных условиях всеобщей информатизации и развития информационных технологий резко возрастает значение обеспечения национальной безопасности Российской Федерации в информационной сфере".(7) Согласно редакции Концепции, утвержденной указом Президента РФ от 10.01.00 № 24 (Рос. газета. 2000. 18 янв.), "усиливаются угрозы национальной безопасности Российской Федерации в информационной сфере", а реализация конституционных прав и свобод граждан Российской Федерации в сфере информационной деятельности относится к важнейшим задачам обеспечения информационной безопасности Российской Федерации. Указом Президента РФ от 09.09.00 № 1895 была утверждена Доктрина информационной безопасности, которая "развивает Концепцию национальной безопасности Российской Федерации применительно к информационной сфере". Данный документ выделяет среди угроз информационной безопасности Российской Федерации угрозы конституционным правам и свободам человека и гражданина в области духовной жизни и информационной деятельности, индивидуальному, групповому и общественному сознанию, духовному возрождению России. К ним, в частности, относятся: противоправное применение специальных средств воздействия на индивидуальное, групповое и общественное сознание; девальвация духовных ценностей, пропаганда образцов массовой культуры, основанных на культе насилия, на духовных и нравственных ценностях, противоречащих ценностям, принятым в российском обществе; манипулирование информацией (дезинформация, сокрытие или искажение информации). Согласно Доктрине совершенствование правовых механизмов регулирования общественных отношений, возникающих в информационной сфере, является приоритетным направлением государственной политики в области обеспечения информационной безопасности Российской Федерации, а разработка и внедрение таких механизмов относится к первоочередным мероприятиям по реализации государственной политики обеспечения информационной безопасности (Рос. газета. 2000. 28 сент.).

    Информационные войны происходят не только в компьютерных сетях, но и в наших душах. Любое психологическое манипулирование поведением и сознанием человека осуществляется через информационные потоки. Задачей данной статьи не является анализ психологических механизмов воздействия такого воздействия. Задача юриста - защита прав и свобод человека, в том числе и от неправомерного информационного влияния на него, поэтому целью статьи является выявление несоответствия между реальными общественными отношениями в данной сфере и конституционно-правовыми нормами, регулирующими их.

    Следует отметить, что обеспечение защиты от информации осложняется рядом факторов. Чтобы защитить свое право, надо понимать, что оно нарушено, а психологическое влияние, осуществляемое посредством информационных потоков, часто не осознается тем, на кого оно оказывается. Это связано в частности, с тем, что воздействие на поведение человека оказывается главным образом через эмоции и подсознание, а не на рациональном уровне. Неспособность осознания вредоносности той или иной информации зависит также от возраста человека. Поэтому не случайно Конвенция ООН о правах ребенка 1989 г. ориентирует государства на поощрение разработок "надлежащих принципов защиты ребенка от информации и материалов, наносящих вред его благополучию" (ст. 17).(8). По мнению В. Д. Цыганкова и В. Н. Лопатина, защита психики человека от неосознаваемых деструктивных информационных воздействий входит в число приоритетных задач государственной политики(9). Однако даже когда информация воспринимается разумом, существует очень много возможностей для влияния на поведение человека. Число информационных потоков, проникающих в сознание и подсознание человека настолько велико, что крайне трудно их анализировать и выделять те, которые нарушают права и свободы человека.

    Учитывая вышесказанное, попытаемся проанализировать, какие нормы в современном российском и международном праве направлены на защиту от информации. Согласно ст. 3 Всеобщей Декларации прав человека от 10.12.48 каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Данное право провозглашается также в ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах от 19.12.66 г. и в ст. 22 Конституции РФ. По нашему мнению, необходимо учитывать, что свобода - это и свобода от влияния на поведение и сознание, а неприкосновенность должна быть не только физической, но и интеллектуальной и эмоциональной. Возможно, такое широкое толкование понятия "свобода", предложенное автором, вызовет неоднозначную оценку. Однако, и международные акты, и внутреннее конституционное право позволяют проводить такое толкование. В соответствии со ст.18 Всеобщей декларации прав человека каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии, согласно ст. 19 каждый имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их. Аналогичные нормы содержатся в конституционном праве России. Таким образом, существование "нефизических" или "нематериальных" элементов свободы не вызывает сомнения.

    Анализируя общественные отношения, связанные с отрицательным информационным воздействием, можно подразделить их на две группы. К первой группе относятся те, в которых информационный поток направлен на самого субъекта, который подвергается воздействию (например, оскорбление, пропаганда чего-либо или агитация, реклама, распространение вредоносных программ для ЭВМ, "спам") (10). Ко второй группе следует отнести те, в которых информационный поток направлен на третьих лиц (не исключая, конечно, возможности получения этой информации и самим субъектом), однако вред наносится правам и законным интересам субъекта (например, распространение ложных сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию другого лица, которое может быть как гражданско-правовым деликтом (ст. 152 ГК), так и преступлением – клеветой (ст. 129, 298 УК РФ); заведомо ложным доносом (ст. 306 УК РФ); разглашение любой конфиденциальной информации). Необходимо учитывать, что данная классификация в значительной мере условна, и в ряде случаев проводить ее довольно трудно. Например, разглашение каких-либо сведений, составляющих личную тайну кандидата в депутаты, наносит урон его правам и, в то же время, имеет целью повлиять на поведение избирателей. По нашему мнению, в этом случае необходимо обращать внимание на основную цель распространения информации. В указанном примере главное – оказать влияние на избирателя, поэтому данное отношение мы относим к первой группе.

    Правоотношения, составляющие вторую группу, более полно урегулированы действующим законодательством, и возникающие проблемы носят правоприменительный характер, поэтому основное внимание остановим на первой группе.

    В современном российском и международном праве содержится большое число норм, ограничивающих или запрещающих распространение той или иной информации.

    Конституция России провозглашает свободу мысли и слова, совести и вероисповедания, а также право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, выбирать, иметь или распространять религиозные или иные убеждения (ст. 28, 29). При этом не допускается пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную ненависть или вражду, запрещается пропаганда какого-либо превосходства, запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на разжигание социальной, расовой, национальной или религиозной розни (ст. 13, 29). Многие международно-правовые акты также содержат запреты и ограничения на распространение информации, в том числе и религиозного характера. Обобщая эти нормы, следует назвать такие критерии запретов и ограничений, как необходимость охраны общественной безопасности, порядка, здоровья, морали и нравственности, основных прав и свобод других лиц.

    Конституционные нормы развиваются в федеральном законодательстве (ст. ФЗ "Об общественных объединениях" от 19.05.95 № 82-ФЗ, ст. 4 Закона РСФСР "О реабилитации репрессированных народов" от 26.04.91 № 1107-I). В отдельных случаях вводятся дополнительные ограничения на распространение информации в зависимости от содержания и адресата. Согласно ст. 14 ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" от 24.07.98 № 124-ФЗ органы государственной власти Российской Федерации принимают меры по защите ребенка от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью, нравственному или духовному развитию, в том числе от национальной, классовой, социальной нетерпимости, от рекламы алкогольной продукции и табачных изделий, от пропаганды социального, расового, национального и религиозного неравенства, а также от распространения печатной продукции, аудио- и видео продукции, пропагандирующей насилие и жестокость, порнографию, наркоманию, токсикоманию, антиобщественное поведение. По нашему мнению, данная норма, к сожалению, носит только декларативный характер и механизм ее реализации отсутствует. В соответствии со ст. 4 Закона РФ " О средствах массовой информации" от 27.12.91 № 2124-I не допускается использование средств массовой информации для призыва к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства, разжигания национальной, классовой, социальной, религиозной нетерпимости или розни, для пропаганды войны, а также для распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости. Данная норма, как и вышеуказанная, также носит декларативный характер. Кроме того, не понятно, например, как можно "пропагандировать" порнографию. Вопрос об отнесении той или иной информации к порнографии также не урегулирован в законодательстве.

    Законодательство о свободе совести и о религиозных объединениях в настоящее время содержит достаточное число норм, направленных на защиту граждан от вредоносного влияния, в том числе подробный перечень оснований для ликвидации религиозной организации или запрета на деятельность религиозной организации (группы). По нашему мнению, механизм реализации таких норм был бы качественнее в случае внесения изменений в ст. 239 УК РФ ("организация объединения, посягающего на личность и права граждан"), предусматривающих уголовную ответственность за продолжение деятельности религиозного объединения после запрета.

    Большое число вопросов в настоящее время связано с рекламой. Федеральный закон "О рекламе" от 18.07.95 № 108-ФЗ устанавливает запреты на распространение определенной информации, в том числе недобросовестной, недостоверной, неэтичной, заведомо ложной и скрытой рекламы (ст. ст. 5-10). Однако механизм реализации названных ограничений не установлен. Привлечение к ответственности "постфактум" в данном случае не является адекватной мерой защиты прав человека, поскольку свое вредоносное действие реклама уже совершила, причем влияние осуществлено на неограниченный круг лиц. По нашему мнению, необходимо создание механизма контроля над рекламой еще до ее распространения. Особое значение в последнее время приобретают вопросы, связанные с медицинской рекламой. Значительное число публикаций на эту тему можно встретить на страницах периодической печати.(11). Прямая связь рекламы лекарственных средств с защитой здоровья и жизни человека очевидна. Отсутствие надлежащих ограничений распространения вредоносной информации в ст. ст. 43-44 ФЗ "О лекарственных средствах" от 22.06.98 № 86-ФЗ вызывает необходимость принятия соответствующих норм, и ряд законопроектов в настоящее время рассматривается в Государственной Думе.

    Наибольшую сложность, как указывалось выше, представляет защита человека от неосознаваемого влияния. Действующее законодательство содержит ряд норм, запрещающих такое воздействие. В соответствии с ч.2. ст. 4 Закона РФ "О средствах массовой информации" запрещается использование в теле-, видео-, кинопрограммах, документальных и художественных фильмах, а также в информационных компьютерных файлах и программах обработки информационных текстов, относящихся к специальным средствам массовой информации, скрытых вставок, воздействующих на подсознание людей и (или) оказывающих вредное воздействие на их здоровье. Согласно ст. 10 ФЗ "О рекламе" использование в радио-, теле-, видео-, аудио- и кинопродукции, а также в иной продукции и распространение иными способами скрытой рекламы, то есть рекламы, которая оказывает не осознаваемое потребителем воздействие на его восприятие, в том числе путем использования специальных видеовставок (двойной звукозаписи) и иными способами, не допускаются. На сегодняшний день указанных норм явно не достаточно. Автор разделяет точку зрения В. Д. Цыганкова и В. Н. Лопатина (12) о необходимости принятия комплекса норм, регулирующих распространение информации, оказывающей не осознаваемое человеком влияние. Запреты такого рода должны содержатся в законодательстве о выборах (предвыборная агитация), политической рекламе, об охране здоровья граждан.

    Бурное развитие новых информационных технологий выводит на первый план обеспечение защиты граждан и организаций от вредоносной информации, распространяемой по компьютерным сетям. Это самостоятельная область отношений, характеризующаяся в настоящее время отсутствием какого-либо регулирования. Между тем, уже сейчас необходимо введение ограничений на распространение определенной информации. Это касается, например, так называемого "спама". Следует отметить, что защита от информации в компьютерных сетях является достаточно объемной темой, требующей самостоятельного исследования.

    Подводя итоги вышеизложенному, можно сделать следующие выводы. Действующее российское законодательство содержит ряд норм, направленных на защиту человека, организаций и общества от вредоносной информации. Однако эти нормы носят бессистемный характер, регулируют лишь отдельные узкие группы общественных отношений и в большинстве случаев не имеют механизма реализации. Между тем право на защиту от информации, как и право на информацию относятся к основным информационным правам. Поэтому необходимо закрепление в Конституции права на защиту от информации, а также разработка механизма его реализации в отраслевом законодательстве. Только тогда можно будет говорить о соответствии правовой системы быстро меняющимся условиям жизни, ибо право - один из главных регуляторов общественного развития.


    Сноски:

    1. См.: Просвирнин Ю. Г. Информационное законодательство: современное состояние и пути совершенствования. Воронеж, 2000. С. 354

    2. Копылов В. А. Вопросы формирования и развития информационного законодательства//Информационные ресурсы России. 1995. № 5. С. 9

    3. Копылов В. А. Информационное право: ученое пособие. М.: Юристъ, 1997. С. 47

    4. См.: Герасимов Б. М. Проблемы российского информационного законодательства//Информационные ресурсы России. 1996. №6. С.12

    5. Алексенцев А. И. Сущность и соотношение понятий "защита информации", "безопасность информации", "информационная безопасность"//Безопасность информационных технологий. 1999. №1. С. 20

    6. Цыганков В. Д., Лопатин В. Н. Психотронное оружие и безопасность России (серия "Информатизация России на пороге XXI века"). М.: СИНТЕГ, 1999. С. 104

    7. Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 52. Ст. 5909

    8. Международная защита прав и свобод человека: Сборник документов. М.: Юрид. лит, 1990. С. 395

    9. Цыганков В. Д., Лопатин В. Н. Указ. соч. С. 107

    10. Массовая рассылка электронной корреспонденции или рекламы без запросов получателей. Термин "спам" или "спэм" (от англ. spam – "колбасный фарш") произошел из скетча американской группы Monty Python Flying Circus, в котором посетители столовой, пытающиеся сделать заказ, выслушивают рекламу колбасного фарша как от официантки, принимающей заказ, так и от хора викингов.

    11. См.: Исламкина О., Смольякова Т. Папа Римский рекомендует//Рос. газета. 2000. 18 февр., Реклама на ТВ – микроб, который нас вгоняет в гроб//Комсомольская правда. 2000. 3 авг.

    12. Цыганков В. Д., Лопатин В. Н. Указ. соч. С. 107.











    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru