Разное
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Разное

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 01.06.2005


    Dr. iur. Илья Александров, LL.M.

     

    ilja_alexandrow@mail.ru

     

     

     

    Юридическое образование, работа юристов в Европе и в России: три года спустя

     

     

    1. Введение
    2.  

      Через три года после опубликования на Интернет-сайте Юрклуба статьи «Немецкое юридическое образование: взгляд изнутри», написанной еще в стенах Рурского Университета г. Бохума в Германии, я решил возвратиться к теме получения международного юридического образования и дальнейшего применения полученных знаний в Российской Федерации и других странах СНГ.

       

      Этот текст – небольшая попытка представить и проанализировать от имени юриста и для юристов существующую по состоянию на начало 2005 года ситуацию на рынке юридических услуг и на профессиональном рынке труда (что, как мы понимаем, вовсе разные вещи). Параллельно в статье говорится о структурных преобразованиях в России, которые являются или могут стать знаковыми для дальнейшего развития и процветания гражданского общества, государства, а значит – и профессии российского юриста.

       

      Предупреждаю сразу, что не буду говорить о вещах на уровне «как увеличить УК в немецком GmbH?». Ответ на этот вопрос является предметом консультаций, мы тратим на это рабочее время. Несколько вечеров своего свободного времени я потратил на то, чтобы сделать анализ и пофилософствовать на тему юридического образования, менталитета, самих юристов и юридической работы, там, где это уместно.

       

       

    3. Вынужденная констатация status quo
    4.  

      Интересно, сколько поколений молодежи выросло с мечтой о демократическом развитии Российской Федерации и других стран СНГ, и в умах скольких поколений эти ожидания были с треском сломаны? Сколько специалистов, получив международную квалификацию у себя на Родине и за рубежом, не нашли себе применения в России или после начала работы сильнейшим образом разочаровались в этом рынке труда?

       

      Рискну предположить, что таких людей в 90-х годах было очень много. Во многом потому, что общение все с теми же знакомыми и коллегами, которые формировали кругозор, общаясь друг с другом еще в Германии, наводит на этот вывод: остатки советского строя, советский менталитет подавляющего большинства населения и кадровый состав многих российских учреждений все еще напоминают о далеких 80-х годах ХХ века, когда еще существовала в своем усиливающемся маразме государственная система СССР.

       

      Особенность моего восприятия российской действительности состоит в том, что надолго я приехал в Россию только в декабре 2002 года, – то есть уже после относительной стабилизации и после начала экономического роста. Поэтому я не могу проводить параллели с сегодняшним днем и ответственно судить о событиях, которые происходили в России в 90-х годах. К тому же успешные журналисты (например, Леонид Парфенов в программе «Намедни») этот период времени и так уже достаточно осветили.

       

      Предположу, что мое поколение и поколение молодых юристов, получивших дипломы в 2001-2005 гг., или теперешние студенты 3-4 курсов смотрят на Россию совершенно по-другому, чем коллеги средних лет. В нас, хочется надеяться, нет массовой апатии и небрежного отношения к себе и к окружающей действительности, нет комплексов и разочарований, которые обусловлены распадом СССР и собственной неприспособленностью к новой жизни.

       

      Наконец-то жизнь в государстве более-менее стабилизировалась, а экономика начала развиваться. Наконец-то стало ясно, по каким правилам нам предстоит дальше жить – сформирована демократическая рыночная правовая система. Постепенно, с большими огрехами, начинается исполнение законов на местах. Нам необходимо сохранить этот зыбкий паритет между хаосом и анархией с одной стороны и тоталитарным контролем государства с другой – на небольшом, но комфортном жизненном поле под названием «корпоративная демократия».

       

       

    5. Вовремя избавиться от иллюзий
    6.  

      Возвратившись после 3-летнего пребывания в Германии в Россию и успев проработать за это время в международной юридической фирме и ведущем российском холдинге, я призываю тех, кто недавно начал работать или кому еще предстоит профессиональный старт на просторах СНГ:

       

       

      ПОСТОЯННО БУДЬТЕ В КУРСЕ ДЕЛ В ИНТЕРЕСУЮЩЕЙ ВАС СТРАНЕ,

      НЕ ДЕЗОРИЕНТИРУЙТЕ СЕБЯ ИЛЛЮЗИЯМИ

       

       

      МЫСЛИТЕ АВТОНОМНО,

      ПОЛУЧАЙТЕ РАЗНУЮ ИНФОРМАЦИЮ

      ИЗ АЛЬТЕРНАТИВНЫХ ИСТОЧНИКОВ

       

       

      ТЕЗИС ПРОФЕССОРА ПРЕОБРАЖЕНСКОГО О ТОМ,

      ЧТО НЕ СТОИТ ЧИТАТЬ НАТОЩАК СОВЕТСКИХ ГАЗЕТ,

      СТАНОВИТСЯ ВСЕ БОЛЕЕ АКТУАЛЬНЫМ ПО ОТНОШЕНИЮ К ТВ

       

       

      НЕ УДОВЛЕТВОРЯЙТЕСЬ ЛЕГКИМИ ЛОЖНЫМИ ВЫВОДАМИ,

      ПЕРЕФРАЗИРУЮ «КРЕСТНОГО ОТЦА»:

      ВСЕГДА ИЩИТЕ ДОНА БАРЗИНИ

       

       

      К сожалению, слова о демократическом укладе жизни, уважении к законам и практически полном отсутствии коррупции в такой стране как Германия до сих пор почти не применимы к российской действительности. Однако, к счастью, за несколько лет российское общество стало более грамотным в правовом плане, за период протяженностью 10 лет у нас наблюдается сильный прогресс и в отношении граждан и компаний к работе юриста, да и сама правовая система стала более совершенной. Пусть последний факт является крайне спорным, и я ожидаю большое количество недоуменных возгласов вроде «Да все осталось на своих местах, все по-прежнему», но такое мнение уверенно высказываю.

       

      Нет, уважаемые дамы и господа, мы все значительно изменились за прошедшие 10 лет, в нас, особенно в молодых, уже заложены демократические ценности, способность к независимому мышлению и расчетливое и экономически продуманное отношение к жизни. Все эти качества ранее практически не просматривались в российском обществе, и конечно, нам еще далеко до самосознания граждан Франции или Германии, но за 10 лет мы сделали гигантский шаг вперед.

       

       

    7. Российская действительность и повседневность работы юриста
    8.  

      1. Значение международной квалификации
      2.  

        1. Цель получения международной квалификации
        2.  

          Многие юристы, которые практикуют сейчас в России, склонны думать, что российского юридического образования хватает для начала работы. Эти же юристы высказывают мысль о том, что международная квалификация в российских условиях почти никому на практике не пригодилась.

           

          Давайте разберемся, зачем вообще получается образование? Наверно, для умения системно мыслить и, логично работая, представлять работодателю или клиенту результат своего труда для получения вознаграждения.

           

          Мое субъективное мнение состоит в том, что юрист, закончивший юрфак МГУ или СпбГУ, и не обладающий никакими другими квалификационными параметрами, не может считаться полноценным специалистом, претендующим на консультирование на уровне международных стандартов. Во-первых, та аура, которая до сих пор присутствует на том же юрфаке МГУ или СПбГУ, напоминает мне скорее печальную советскую действительность конца 80-х годов, чем, например, атмосферу немецкого университета. Большинство преподавателей осталось с советских времен или имеет бэкграунд в виде работы в советских учреждениях. Есть, безусловно, молодые кадры, которые во многом и делают ярким преподавательский состав этих юридических факультетов, и за счет которых общее мнение не является все же отрицательным.

           

          Получение дополнительной международной квалификации несоизмеримо расширяет кругозор юриста, делает его в лучшем смысле космополитом, т.е. человеком, который научился брать от каждой нации самое лучшее и который чувствует себя комфортно не только в своем родном городе, пусть это даже Санкт-Петербург или Москва, а везде, где есть работа и подходящая инфраструктура. Это – по-настоящему важная черта.

           

          Кстати, в масштабах России вместо международной квалификации может быть очень полезна смена студентами 2-3 университетов за весь период учебы: например, начало учебы в Санкт-Петербурге, продолжение в Екатеринбурге и завершение – в Москве или Саратове. Все вместе – 5-6 лет. Нужно менять устоявшиеся с советских времени стереотипы о том, что лучших юристов готовят в 2-3 высших учебных заведениях страны. Правильная постановка вопроса: как найти лучшего юриста, обладая доступом к глобальному российскому банку резюме в Интернете? МГУ или СПбГУ сами по себе еще ничего не значат, значение должны иметь квалификация, кругозор и региональная осведомленность юриста.

           

          Замечу, что категориями мясомолочных институтов (т.е. непрофильных вузов), в которых готовят юристов, здесь не оперируем. Это явление переходного времени – типично постсоветское, и выпускниками таких вузов являются совершенно разные люди, в том числе талантливые юристы. Но дальше продолжать в таком же духе недопустимо, нужно сокращать число юридических факультетов, применяя самые жесткие требования при аттестации. Кстати, выпускнику мясомолочного института, в Германии или другой европейской стране, скорее всего, откажут в допуске к программе LL.M. или в написании диссертации, поскольку дипломы таких вузов о юридическом образовании могут быть не признаны.

           

          • Проблемы иностранных юристов в России

           

          Несомненно, получаемые знания российского права ничем другим заменить нельзя. Поэтому мне искренне жаль потуг юристов, получивших образование вне стран СНГ, и решившихся всерьез практиковать в России, на Украине или в Беларуси. Существует довольно много примеров таких специалистов с родным английским, французским или немецким языком. Есть примеры и граждан России, получивших иностранное юридическое образование вне пределов СНГ, и теперь начавших работать в России. Им приходится весьма тяжело – опять же, из-за отсутствия необходимого кругозора и достаточной компетенции, а также, нередко, отсутствия или искаженного западной прессой понимания окружающей действительности.

           

          В отношении юристов из стран СНГ можно сказать, что правовые системы этих государств до последнего времени были еще на стадии кардинального развития и становления, поэтому все – и российские, и украинские или белорусские юристы находились примерно в одинаковых условиях для повышения квалификации. Каждый, кто интересовался правом соседнего государства, мог и до настоящего времени может без проблем получать тексты нормативных актов даже на своем родном языке или на русском языке как минимум. Украинские и белорусские юристы при этом обладают несомненным языковым преимуществом перед российскими коллегами: кроме русского языка они владеют также своим родным, могут взаимно понимать тексты и речь на белорусском или украинском, достаточно хорошо читают и понимают по-польски и отчасти – по-чешски и по-словацки. Сильным языковым преимуществом обладают казахские юристы по отношению к профессиональной деятельности на территории России, а также все русскоязычные юристы, ведущие проекты с казахской спецификой (казахские нормативные акты доступны на русском языке). Поэтому я делаю вывод о том, что на юридическом уровне общее языковое и даже культурное пространство на просторах бывшего СССР продолжает существовать. Мы продолжаем оставаться одним уникальным человеческим континентом, который нельзя назвать ни Азиопой, ни Евразией. Мы – дети СССР, относительно хорошо пытающиеся сейчас наладить жизнь в своих государствах.

           

          Интересно, когда у всех нас в СНГ хватит ума вновь создать реальное сообщество, где общие культура, экономика, право, демократия и человеческие свободы станут главными совместными ценностями?

           

        3. Магистерская степень LL.M. (или аналогичная)
        4.  

          Получить степень магистра права (LL.M.) или магистра права с другой аббревиатурой в западном университете сравнительно легко – при условии, что претендент на допуск к подобным программам имеет завершенное юридическое образование за пределами государства, где предлагается эта программа. Требуются также отличные знания иностранного языка, на котором будут преподаваться отдельные предметы в рамках курса.

           

          Но я являюсь убежденным противником получения российскими юристами степеней LL.M. в университетах Великобритании и США. Во-первых, это нерационально потому, что системы права в России и в этих государствах принципиально различаются – для юриста, практикующего в России, весьма сомнительное подспорье. Во-вторых, объем торговли и прочих экономических отношений с этими государствами у России куда меньше, чем с Германией, Италией или Швецией. И перспектива развития таких отношений не выглядит столь манящей. А вот если взять перспективные для работы российских юристов Китайскую Народную Республику, Иран и Южную Корею, то надеюсь, мои доводы о нерациональности получения дополнительного образования в Великобритании и США будут адекватно восприняты.

           

          Естественно, для того чтобы получить степень магистра права в Шанхайском или Пекинском университете, нужно знать китайский язык – который, впрочем, сейчас становится все более популярным. По опыту молодых немецких юристов, которые в свое время сделали верный выбор в пользу китайского языка, а сейчас работают в представительствах юридических фирм в КНР, могу сказать, что на жизнь эти коллеги не жалуются. Перспективы для них открываются просто гигантские. Российская Федерация гораздо ближе к КНР, чем Германия, поэтому мы даже географически более предрасположены к торговле с Китаем и Ираном, чем с США или Великобританией.

           

          Перспективным я бы назвал также получение дополнительного юридического образования в другом государстве-члене СНГ. Как ни крути, а системы права сейчас все же разные, и для того, чтобы полноценно работать на межгосударственном рынке юридических услуг, нужно изначально обладать необходимой квалификацией. Мне откровенно противны пренебрежительные высказывания некоторых российских коллег вроде «А, это украинское право все равно почти как наше, российское, только они там наизвращали в отличие от нас много вещей!». Думаю, лучше быть корректными и изучать предмет вдумчиво, ведь речь идет о самостоятельной юрисдикции и отдельной правовой системе.

           

          Если же брать Европу, традиционное для россиян направление для поездок за рубеж с целью получения дополнительного образования, то без ложной скромности сразу выделю Германию. Именно потому, что правовая система этой страны, несмотря на всю свою архаичность и фактическое смешение с системой общего права (то есть, отмечаем обилие судебной практики, существенно влияющей на толкование и интерпретацию федеральных и земельных законов), структурно близка к правовой системе Российской Федерации – что касается конституционного, гражданского или уголовного права. Естественно, существуют свои особенности, отмечу, например, архаичную структуру немецкого налогового законодательства, некоторые нормативные акты продолжают с многочисленными изменениями действовать еще с 19 века.

           

          Кроме правильного выбора страны, где планируется получить степень магистра права, необходимо также задуматься над примерной темой магистерской работы. В Германии, например, написание такой работы обязательно входит в общую программу курсов, причем необходимо заранее согласовать эту тему с научным руководителем или руководителем общеуниверситетской программы.

           

        5. Докторская степень Dr. iur. (или аналогичная)
        6.  

          Наиболее точно цель написания докторской диссертации в Германии сформулировал немец, аспирант моей кафедры в Рурском Университете, который защищался и сдавал устный докторский экзамен, когда я еще только начинал собирать материал для работы. Мой немецкий коллега считал, что быстро выполненная и без особых замечаний прошедшая первого и второго рецензента диссертация свидетельствует в целом о способности юриста оперативно работать и качественно выполнять любую правовую работу.

           

          Ведь не секрет, что интересующая молодого юриста тема для работы и тема, которую на самом деле предложит разработать научный руководитель, могут сильно отличаться друг от друга – в том числе в Германии, где слово профессора – закон для аспирантов.

           

          Кроме внешнего антуража (права указывать докторскую степень на визитной карточке, на бланке письма клиенту или в публикациях), докторская степень имеет еще важное системное значение для каждого юриста. Судя по себе и по знакомым коллегам, защитившим диссертацию в Германии и в других западноевропейских странах, могу сказать: мастерству письменной речи и способности грамотно и системно составлять самые сложные документы каждый из нас во многом обязан своей объемной подробно структурированной диссертации. А с учетом того, что эта работа была написана на иностранном языке, можно себе представить, как легко после этого каждый из нас может составлять документы на своем родном, русском языке.

           

      3. Регион работы: Москва и Санкт-Петербург
      4.  

        Никакой другой город России в настоящее время не может предложить юристу с международной квалификацией более комфортных условий работы, чем Москва. Лично мне в этом городе нравится космополитизм, неугасающая энергия его улиц и людей, а еще – достойный общий средний уровень благосостояния.

         

        Даже люмпен-пролетариат в Москве давно имеет возможность приобрести старые «Жигули», не говоря уже о сформировавшемся высшем среднем классе, к которому принадлежит большинство стабильно работающих юристов – мы можем позволить себе то, что скоро начнут выпускать на заводе «Тойота» в Санкт-Петербурге.

         

        Отрицательные черты Москвы – это до сих пор сплошь и рядом встречающееся на бытовом уровне хамство и отсутствие элементарной культуры вежливого и тактичного общения на улицах, движения в потоке автомобильного транспорта и приема посетителей в некоторых организациях, прежде всего, в государственных органах. Этим Москва, если говорить об усредненном впечатлении, сильно проигрывает рафинированной и утонченной питерской среде. Как я шучу, в Питере даже хамят вежливо. Про пробки на дорогах и низкую культуру вождения автомобилей говорить не станем, – эти проблемы существуют везде в крупных российских городах, и, судя по апатичным и несистемным действиям федеральных и региональных властей, не будут решены в ближайшее время.

         

        Ранее, еще в Германии, я ошибочно думал и о скором расцвете бизнеса в Санкт-Петербурге. Однако, столкнувшись, быстро понял, что бывшая северная столица все еще остается советским по уровню оснащения городом, в котором слабо развита инфраструктура, а, кроме того, крайне неблагоприятны климатические условия. Во время моего проживания в Питере я не раз задавался вопросом: ну почему царь Петр приказал строить новую русскую столицу на берегах Невы, на болотах, а не на раздольных берегах южного Дона, примерно в том месте, где сейчас расположены города Азов и Ростов-на-Дону? Почему до сих пор искусственно пытаются развивать 5-милионный город, который стоит в абсолютно нерациональном месте, пригодном только для прокачки нефти и газа и приема/отправки морских грузов, которому нужен максимум 1.000.000 человек населения? Сам царь Петр, наверно, думал максимум о городе в 500.000 жителей? Возможно, положение дел в Санкт-Петербурге в плане инфраструктуры и экономики изменится в ближайшие лет 10, однако следует осознавать, кто и каким образом будет менять там положение дел. Деньги должны в теории зарабатываться именно на развитии.

         

        Кстати, ведя речь о величине российских городов и об их будущем развитии, считаю, что с помощью налоговой и структурной политики можно добиться уменьшения населения Санкт-Петербурга до 2.000.000–3.000.000, а Москвы – до 5.000.000–7.000.000 человек. Естественно, за счет добровольного и основанного на законе и материальном интересе постепенного перемещения разных категорий специалистов и их семей в другие города, преимущественно на юг России, на широту Сочи, Волгограда или Самары, в более благоприятный климатический пояс. Возможно, в ближайшие 10-30 лет такое глобальное переселение и произойдет. Конечно, не без помощи юристов.

         

        В этом плане я являюсь противником суперкрупных городов, хотя и живу в настоящее время в Москве. Большой размер – источник нерациональности и необоснованно высоких издержек.

         

      5. Региональные особенности работы юриста
      6.  

        Объективно говоря, у практически завершившей свое экстенсивное развитие Москвы сейчас имеется большое количество потенциальных городов-конкурентов – это столицы федеральных округов и города с населением более 1.000.000 человек.

         

        Как ни странно, в России еще не сформировалось устойчивое мнение относительно того, что комфортность проживания в крупном городе обратно пропорциональна численности его населения. Все федеральные новости, аналитически материалы в Интернете – вся информация крутится вокруг 2 основных городов, почти не затрагивая остальное, самое крупное в мире государство. Это очень удивительно. В московских клубах мне доводилось не раз встречать развешанные по стенам флаги государств Европейского Союза, кроме того, перед Киевским вокзалом столица России г. Москвы недавно построена шикарная площадь Европы. А что, вывесить в столице государства параллельно флаги хотя бы самых крупных субъектов Российской Федерации слабо? Не привыкли к малиновым и зеленым полоскам, изображениям орлов, медведей или оленей на флагах? А ведь именно с таких мелочей и начинается формирование единого государства, сознания людей о том, что они живут не в отдельно взятом регионе, а в гигантской стране с единой правовой системой, раскинувшейся, как справедливо поется в российском гимне, от южных морей до полярного края.

         

        Жизнь в Сочи, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Екатеринбурге или в Волгограде, на мой взгляд, может быть куда комфортнее, чем в Москве или Санкт-Петербурге. Единственный фактор, который до сих пор сдерживает меня и некоторых моих знакомых от переезда в один из этих крупных городов – величина местных зарплат. Плюс такая же проблема, как и в Санкт-Петербурге – сравнительно низкий уровень развития инфраструктуры (частичное отсутствие необходимых автомагистралей, недостаток спортивных сооружений, театров, парков, велосипедных дорожек и зон для туризма и отдыха).

         

        Знаю, что до сих пор большинство юристов и специалистов в других отраслях в буквальном смысле держится за рабочее место, накопленные для работы полу-коррупционные связи, квартиру и другое имущество в Москве или Санкт-Петербурге, по старинке полагая, что в другой местности они не получат такой же уровень комфортности жизни. И самое страшное, так до сих пор думает подавляющее большинство высших менеджеров, от инициативного решения которых напрямую зависит, куда пойдут деньги, а за деньгами – и все остальное, включая квалифицированных работников. Этот, ничем не обоснованный стереотип, нужно решительно менять – и процесс уже идет, пока незаметно для москвичей и петербуржцев.

         

      7. Особенности работы в юридической фирме
      8. и в крупном российском холдинге

         

        Могу сказать, основываясь на опыте коллег, что в этих двух разновидностях структур, где можно с успехом работать и развиваться в профессиональном плане, есть свои преимущества и недостатки.

         

        1. Юридические фирмы
        2.  

          Юридическую фирму, которая претендует на право называться серьезной, отличает высокая мотивировка работающих в ней сотрудников, ориентировка их на конечный результат и на прибыльность своей работы.

           

          Однако в Москве, да и в других городах еще встречаются российские юридические фирмы, в которых царит опостылевший постсоветский стиль 90-х годов. Выражается этот стиль в отсутствии dress code (т.е. юристы-женщины могут приходить на работу в мини-юбках и пестрых блузках, а юристы-мужчины – в полуспортивной одежде или обуви), в свободном употреблении ненормативной лексики в процессе работы, а также, самое главное, в сравнительно низком качестве составляемых для Клиентов документов.

           

          Следует, однако, выделить более десятка российских юридических фирм, в которых уже стабильно прослеживаются международные стандарты юридической работы. Многие из таких фирм уже открыли представительства в крупных российских городах или ассоциированы с местными юридическими фирмами в регионах, выступая на рынке под единым брендом. Именно консультантов из таких юридических фирмы, очевидно, и посоветовал привлекать в качестве консультантов крупным российским холдингам В.В. Путин, встречаясь в 2005 году с бизнес-элитой. Желаю успеха всем. Остается лишь отметить инерционность в менталитете российских менеджеров, приученных в 90-е годы нерационально тратить несоразмерно большие деньги на оплату услуг иностранным юридическим фирмам – до сих пор такая практика достаточно широко распространена. Считаю, что сейчас пора начать проявлять определенный патриотизм, опираться на опытных юристов-единомышленников из России и не давать «консультационным» деньгам уходить из Российской Федерации.

           

        3. Крупные холдинги
        4.  

          Российские холдинги, к сожалению, до сих пор во многом держат в себе балласт из юристов, работающих и думающих еще по-советски. Хотя большое количество крупных холдингов уже сейчас проводят политику оптимизации кадрового состава и приема на работу юристов нового качества, которые способны конкурировать со своими коллегами из юридических фирм. В таком процессе есть несколько существенных проблем, на которые следует обратить внимание:

           

          • межличностные отношения между коллегами с советским и новым менталитетом (корректность и взаимная вежливость в поведении, участие в общественной жизни юридического отдела),
          •  

          • скорость и координация работы коллег с разным уровнем квалификации и системами ценностей,
          •  

          • реальная ответственность за выполнение юристами работы,
          •  

          • распределение обязанностей между юристами и менеджментом в холдинге (к сожалению, есть структуры, где к юристам относятся как к разновидности курьеров или уборщиков, и, к счастью, есть компании, где труд и советы юристов всегда или, как правило, принимаются во внимание, и где именно юристы осуществляют руководство процедурами заключения важных сделок и ведением структурных проектов).

           

          Хорошей стратегией трудовой деятельности юриста в холдинге, на мой взгляд, является чередование сфер работы с периодом в 3-5 лет, которое позволяет юристу постоянно совершенствовать свои навыки и приносить пользу работодателю. Такая смена характера (а не места) работы, конечно, зависит от типажа человека, но если мы говорим о квалифицированном специалисте с международной квалификацией и знанием нескольких иностранных языков, то от такого человека компания вправе ожидать гибкости и готовности к реализации разнообразных нестандартных проектов. Думаю, нестандартная работа и комплексные сделки с необходимостью проработки нескольких отраслей права и привлечения специалистов из сферы безопасности или отраслевых менеджеров – самый интересный и приносящий профессиональное удовлетворение материал для таких юристов.

           

      9. Юристы и коррупция в государственных органах.
      10. Борьба – только в рамках закона

         

        Родился и до 19 лет я жил в 2-миллионном Минске, в Республике Беларусь, в настоящее время с сомнительным успехом управляемой главным менеджером г-ном А.Г. Лукашенко. Могу сказать честно, после приезда на 1-годичную стажировку в Германию в октябре 1998 года и соприкосновения с немецкой повседневной жизнью я считал Беларусь довольно коррумпированным государством. Но после переезда из Германии прямиком в Россию в декабре 2002 года я теперь всерьез считаю, что Беларусь по сравнению с российской действительностью движется все же в сторону законопослушной и чистой от вируса коррупции Германии. Дело тут вовсе не в руководителе государства (мои симпатии здесь, кстати, все же на стороне России), а в том, насколько сильно запущена проблема.

         

        Я не представляю себе, как можно, не задаваясь лишними вопросами, платить взятки инспекторам ДПС, сдавать за деньги или за подарки экзамены или зачеты в университете, получать исключительно по блату рабочее место, давать деньги или делать подарки секретарям в судах. А ведь это лишь самая нижняя часть айсберга со страшным названием КОРРУПЦИЯ. Победа в конкурсах и выигрыш выгодных тендеров, выделение земельных участков, приобретение бизнесменами права на участие в составе пула в визитах чиновников различного рода – все это на 99 % меряется в России, к моему глубокому сожалению, двумя словами – ВЕЛИЧИНОЙ ВЗЯТКИ. Коррупция делает государство под названием Россия в целом очень малоэффективным.

         

        Никакие призывы В.В.Путина или другого гипотетического главы государства не помогут нам избавиться от этой проблемы, кроме нас самих. Но уголовное дело, которое обязаны завести в отношении инспектора ДПС, вымогающего взятку; но уголовное дело в отношении коррумпированного декана и т. д. по нарастающей – вот реальные способы действий, которыми можно сравнительно быстро загнать в пятки душу любому взяточнику. Считаю, что именно юристы нового поколения, в особенности те, кто приехал в Россию после длительного проживания в открытых демократических обществах на Западе, должны не проходить мимо таких вызовов. Нужно в меру собственных сил и в рамках закона всегда ставить на место зарвавшегося хама или высокомерного взяточника с выражением безнаказанности на лице.

         

        Это неимоверно тяжело, потому что сегодняшняя российская власть пронизана коррупцией как старый гриб нитками червячков. Остается одно: либо растоптать старый гриб, сохранив грибницу, чтобы на его месте вырос новый, или попытаться вырезать червивые части, оставив еще нетронутые, если такие есть.

         

        Не следует отмахиваться от этой гигантской проблемы словами вроде «А у нас ментальность такая» или «Россия – это наследница Византии, где все было так устроено» или «Восточный колорит» или даже «Нечего нас учить, езжай туда, откуда приехал! Умный нашелся!». Ментальность нужно как можно быстрее изменить, наследство реструктуризировать, колорит затушевать борьбой с коррупцией, победить в себе узколобый советский менталитет. Причем, бороться должен каждый сознательный гражданин, думающий и действующий по-новому. И тем более – каждый юрист. Побольше громких процессов, побольше оборотней в погонах, побольше схваченных за руку судей-взяточников, побольше шума и гама, которые заставят всю эту шушеру в страхе прятаться по норам. Вы думаете, в Германии все такие честные и правильные, потому что они немцы? Ничего подобного! Потому что немецкие чиновники боятся непредотвратимого наказания.

         

        Еще один, на мой взгляд, эффективный способ борьбы с коррупцией, который Россия сейчас уже может себе позволить – избрание или назначение богатых или сверхбогатых людей на руководящие ключевые должности. Естественно, при этом необходимо учитывать личную мотивацию каждого конкретного человека, который становится чиновником. Мне представляется, что такой положительный прецедент уже создан в Красноярском крае.

         

        Кроме этого, я остаюсь приверженцем тезиса о том, что во власти должно быть много успешных в прошлой жизни юристов и экономистов. Повышение общего уровня правовой культуры во власти пойдет только на пользу и самой власти, и государству в целом.

         

      11. Советский менталитет: еще лет на 10 с нами.
      12. Устранить его - задача юристов

         

        Ментальность советского человека, не обладающего собственным мнением и думающего так, как говорилось в программе «ВРЕМЯ» (кстати, до сих пор идущей по Первому каналу для всех советских людей Российской Федерации), не способного мыслить рационально и экономически, в общем, та ментальность, которую еще 15 лет назад в каждом из нас культивировала КПСС, школа, комсомол и существовавшие тогда другие общественные организации - она все еще продолжает жить с нами.

         

        На мой взгляд, длящийся процесс отказа от советских ценностей и трансформация менталитета в людях объясняется, прежде всего, отсутствием реальной кадровой революции в органах власти, начиная с 80-х годов ХХ века. Поясню: кроме Горбачева, Ельцина и Путина нашей страной в рамках своей компетенции до сих пор руководит масса безликих сереньких советских чиновников, которых никто не свергал и не менял на всем протяжении российских реформ. Аппарат. Эти чиновники успешно принимают в свои стройные ряды молодежь, ломая в головах новичков все новое и прогрессивное и заливая освободившееся место советской серостью, высокомерным и хамским отношением к гражданам, для которых и на которых в нормальном правовом и демократическом государстве каждый чиновник обязан трудиться.

         

        Приведу один пример моего знакомого, который говорит о многом в работе государственных органов в России в настоящее время. Этот человек хотел получить российское гражданство в упрощенном порядке, имея для этого основания, и подал все необходимые документы в октябре 2001 года. Несмотря на установленный в старом Законе «О гражданстве» и действовавший на момент подачи документов срок для рассмотрения ходатайства и принятия по нему решения в течение 9 месяцев, ДО СИХ пор Указ Президента о принятии этого человека в гражданство Российской Федерации не подписан – а прошло уже 43 месяца. Очередной телефонный звонок в начале 2005 года в Консульское управление МИД РФ на Смоленской площади с вежливым вопросом «Скажите, пожалуйста, когда стоит ожидать принятие решения?», не только не навел взявшую трубку чиновницу (работника МИД средних лет!) на мысль поздороваться, но и вызвал ее реакцию вроде «А мы сами не знаем, когда это будет сделано». Понятно: ощущение, как будто звонили в райцентр, отрезанный от цивилизации стихией. Так, скорее всего, и есть: стихия, т.е. разруха, до сих пор в умах большинства российских чиновников, работающих несистемно и нерационально. Все помнят, что советовал проф. Преображенский делать с разрухой? Действуем по аналогии!!!

         

        Недавно Президент В.В. Путин в своем Ежегодном обращении назвал чиновников «надменной и закрытой от народа кастой» - и он был на 120 % прав. Но сразу же напрашивается вывод о том, что всей этой кастой руководит уже более 6 лет сам В.В. Путин, а кадровой революции в касте за прошедшее время так, по сути, и не произошло. Даже фамилии многих федеральных министров мелькают как будто все те же. Идущая кадровая эволюция (а следует признать, она имеет место) свои плоды принесет далеко не скоро.

         

        Мне представляется, что положение может спасти только тотальная ротация кадров в государственных органов. То есть, отставка 70-80 % действующего состава чиновников, обязательное повышение заработной платы для оставшихся и вновь приходящих в 3-5 раз, тщательный подбор на реально конкурсной основе новых кандидатур на вакантные должности, а также обязательные психологические и поведенческие тренинги для чиновников. Отставные чиновники могут впоследствии передавать свой опыт молодежи и консультировать новых специалистов на внештатной основе за гонорары, но их ни в коем случае нельзя допускать к процессу принятия решений. Однако сейчас такой радикальный способ изменения ситуации маловероятен, мне кажется, что Россия не повторит положительный опыт Украины начала 2005 года по массовому удалению старой и вливанию новой крови в государственный аппарат.

         

        Если брать уже имеющиеся, на мой взгляд, все же положительные примеры мирных революций в Грузии и на Украине, то именно такой подход к реформе государственных органов, который мы наблюдаем в настоящее время в этих двух государствах после смены коррумпированной власти на демократически избранную новую, может реально спасти Новую Россию. Только тогда мы сможем окончательно избавить большинство наших граждан от набора комплексов и менталитета советского человечка, только тогда мы сможем стать Мировой державой и Мировой экономикой, а также укрепить в сознании всего мира пошатнувшуюся Мировую культуру России. Только тогда мы реально сможем постепенно увеличивать зону влияния нашего законодательства, конкурировать с другими мировыми центрами за жизненное пространство бывшего СССР и других регионов мира, начавшее стремительно уплывать от нас из-за нерациональной и недальновидной политики России, управляемой и в настоящее время людьми с ценностями позавчерашнего дня.

         

        В человеческом плане нам еще предстоит выработать в себе уважение к частной собственности и к людям, которые этой собственностью на законных правах обладают. Нам предстоит еще приучить каждого к самостоятельности в мышлении и в действиях, не оглядываясь, как прежде и до сих пор, на матушку-церковь, коммунистическую партию или В.В. Путина. Нам предстоит укрепить и развить деятельность общественных организаций, клубов, отраслевых ассоциаций, которые будут отстаивать интересы России на ее территории и за рубежом в особенности. Нам нужно коммерциализировать и ориентировать на потребности экономики систему образования, в том числе юридического и смежных с ним дисциплин.

         

        Грамотно и системно выполнить эти большие задачи в состоянии только свежая молодая команда, в которую будет входить большое количество квалифицированных успешных юристов.

         

         

    9. Перспективы Российской Федерации и Европы
    10. как рынков юридических услуг

       

      1. Германия: чахнущий фрукт
      2.  

        Последние официальные данные с рынка труда в Германии приносят рекордные цифры безработицы, которая достигла максимума за период, начиная с 1945 года. Сейчас в Германии более 5.000.000 безработных (при общей численности населения чуть более 80.000.000 человек), т.е. 12,5 % от общего числа трудоспособных.

         

        Немецкие специалисты, в том числе юристы, с каждым годом становятся неконкурентоспособными на международном уровне: в первую очередь из-за высокой стоимости их рабочей силы (для адвокатов читай: из-за высоких ставок гонораров за работу с клиентами). Во вторую очередь, возрастает количество конкурирующих структур из других государств, которые вполне могут заменить собой дорогих и зачастую чересчур надменных немцев.

         

        Поэтому для юриста стремиться найти работу в Германии – на мой взгляд, нерационально. Россия открывает нам сейчас гораздо более привлекательные перспективы.

         

        Вместе с тем полезно заимствовать немецкую тактику и стратегию юридической работы. В том числе так, расширяя свой культурный кругозор, можно вырасти из обычного российского юриста до мультикультурного космополита со знанием нескольких иностранных языков, интересной юридической практикой, высокой заработной платой и карьерными перспективами.

         

      3. Остальные государства Европы: не густо, и не пусто
      4.  

        Примерно то же самое можно утверждать в отношении состояния рынка труда во Франции, Италии, Великобритании и Швеции. Трудно, однако, жить без нефти и газа, а также без утраченных колониальных владений, к тому же когда собственные ресурсы для роста почти исчерпаны.

         

        Относительно интересные перспективы для россиян сейчас открываются в странах Прибалтики после вступления в ЕС – не зря, например, Латвию называют восточноевропейской Швейцарией из-за объема оказываемых там банковских услуг.

         

        Весьма перспективным рынком является Украина и Казахстан. К сожалению, в ближайшие год-два не изменится в лучшую сторону привлекательность Беларуси, хотя на региональном уровне рынки юридических услуг сейчас растут везде в Восточной Европе. Считаю реальным скорое усиление влияния России во всей Прибалтике и в Закавказье – при условии проведения крайне жесткой правовой и экономической политики, основанной на интересах России. В том числе к остальному миру. Это позволит российским юристам расширить горизонты своей практики.

         

      5. Россия: наливающееся спелостью яблоко
      6.  

        Многие россияне охотно ругают свое родное государство за неповоротливость, неспособность государственного аппарата благоприятно для российской экономики использовать конъюнктуру на внешних и внутренних рынках. Ругают за застой во многих отраслях. И правильно делают.

         

        Но правда на самом деле выглядит и следующим образом: Россия в настоящее время все же развивается гигантскими темпами, которые никак не отражаются в официальной статистике. Не отражаются именно из-за того, что они в статистику не попадают (бурное развитие теневой и полутеневой экономики). Думаю, что если бы мы имели возможность учесть и долю теневого сектора, то вместо 6-7 % годового роста ВВП можно было бы смело констатировать 10-15 % роста ВПП в год.

         

        В связи с этим увеличивается потребность экономики в юридических услугах. Хотят того или нет некоторые руководители средних лет, привыкшие действовать в бизнесе «по понятиям», но на смену смешным двухстраничным понятийным контрактам, которые годятся только чтобы помахать ими в воздухе на разборке с участием бритоголовых бандитов, приходит серьезная юридическая работа. Развиваются процедуры структурирования сделок и формулирования отдельных положений договоров и других документов опытными юристами, работающими в крупных холдингах и юридических фирмах.

         

         

    11. Труд сделал из обезьяны человека.
    12. Трудясь по-новому, вырастет и новая порода российских юристов

       

      1. Стиль работы юристов в Европе и в России
      2.  

        1. Качество образования
        2.  

          Собранный, работоспособный и рационально мыслящий немецкий юрист – это продукт системы университетского образования Германии, все еще довольно редко сопоставимый по качеству подготовки с российскими юристами из МГУ, МГЮА, СПбГУ или региональных юридических школ.

           

          Остается надеяться, что очень скоро мы, быстро двигаясь в развитии, догоним и перегоним по качеству и актуальности получаемых знаний немецкие юридические факультеты. Их я субъективно считаю самыми основательными в плане качества образования, но не самыми прогрессирующими из всех факультетов в странах Европейского Союза.

           

        3. Профессиональная этика
        4.  

          Многим знакомым коллегам, работающим в России, сильно не хватает достаточной деликатности и корректности немецких юристов, которой немцы, по мнению моих коллег, в лучшую сторону отличаются от некоторых, немногочисленных, развязных и похабных российских юристов. Здесь будет отдельная просьба не путать здоровый профессиональный юридический цинизм с похабностью.

           

          Здесь имеет значение и город, в котором работаешь – наиболее приятным в отношении общения с коллегами городом я считаю Санкт-Петербург. Москва со всей ее многогранностью и многоликостью может оставить как весьма положительное, так и крайне отрицательное впечатление – здесь можно встретить все, а симпатия или антипатия зависит, в первую очередь, от умения пробить психологическую защитную броню москвича, крутящегося в повседневности гигантского города. Из крупных российских городов, где мне доводилось бывать, положительное впечатление осталось от Ярославля, Нижнего Новгорода, Курска, Белгорода, Великого Новгорода. Однозначно не понравились Рязань, Тула и Владимир. В других городах еще предстоит побывать.

           

        5. Общение с коллегами
        6.  

          Считаю, что одним из самых важных приоритетов при поиске работы должен быть поиск ментально родственной среды на рабочем месте. Несмотря на величину заработной платы или получаемый от выполнения проектов интерес, нельзя полноценно работать в команде, которая по духу является чужой. Другое дело, что люди влияют друг на друга, и ситуацию можно свести к компромиссу, частично обратив в свою веру коллег.

           

          Один мой знакомый, который трудится в крупном российском холдинге, часто жаловался мне на засилье коллег в возрасте за 45. Они в большинстве своем являются профессионалами, но из-за своих устаревших взглядов на жизнь и перманентного ворчания в духе «Вот поживите с мое!» или «Раньше было лучше!» более не конкурентоспособны по сравнению с поколением 25-40. Поэтому многие из «старой гвардии» всеми силами пытаются задавить на непрофильных моментах молодежь, что, впрочем, не удается: успешный пример моего знакомого показывает, что возрастная ротация кадров должна идти снизу, а не сверху. Впрочем, есть достаточно опытных юристов, которые с возрастом только выигрывают по сравнению с остальными.

           

      3. Количество и объем работы юристов. Постоянное саморазвитие
      4.  

        Российские юристы уже привыкли работать на себя, работать по 10 – 12 часов в сутки, ориентируясь на результат и на прибыльность своей практики. Но многие коллеги отмечают, что в российских юридических фирмах рядовым сотрудникам, если только они не занимаются работой по привлечению клиентуры или контролем над отдельными направлениями практики, приходится работать меньше, чем на аналогичных позициях в ряде международных юридических фирм с западными учредителями (наглядный пример с западными трудоголиками в России – стиль работы московского представительства компании White & Case). Как говорится, жизнь коротка, а работа – бесконечна.

         

        Юристы, которые работают in house, также постепенно начинают мотивироваться компаниями на результат – путем введения систем премирования. Как и в европейских или американских холдингах, работающим в российских аналогичных структурах юристам приходится работать на 20-30 % менее интенсивно, чем коллегам из юридических фирм. Почти всегда это отражается и на величине заработной платы.

         

        Нередко мне приходится слышать от коллег нарекания по поводу того, что работа в юридических службах на многих предприятиях построена нерационально, что есть сотрудники, которые не «вырабатывают» те деньги, которые им платят, или наоборот, заставляют работать по 12-14 часов, не соглашаясь на повышение зарплаты или на расширение штата. Конечно, все очень субъективно, но факт остается фактом: если юристов не заинтересовать адекватным материальным поощрением, в зависимости от результатов работы, у этих специалистов будет на один мотив для быстрой и качественной работы меньше.

         

        Трудно себе представить немецкого юриста, который из дня в день на рабочем месте болтает по полчаса с коллегами за жизнь, по полчаса курит, еще по полчаса решает свои личные вопросы по телефону, а потом полчаса пьет кофе, закинув свои дела подальше. К тому же, еще и сидит в развлекательных сайтах Интернета по полдня. Еще в «Золотом теленке» И. Ильф и Е. Петров очень тонко в анекдотичном стиле описали дикие ощущения и недоумение специалиста-немца Генриха Марии Заузе, приехавшего в молодой СССР для налаживания сотрудничества с конторой «Геркулес». Бюрократизм и нежелание ответственных советских сотрудников работать довели трудолюбивого бюргера в итоге до истерики, и он уехал назад в Германию в Аахен к своей жене Тили и доктору математики Бернгарду Гернгроссу, которым перед этим писал душещипательные письма о том, как ему в России ни за что исправно платят зарплату.

         

        Совсем недавно у нас дела обстояли все еще именно так. По моим сведениям, многие немецкие адвокаты, проработав некоторое время в России в 90-е годы, решили вернуться к себе на родину для того, чтобы окончательно не расшатать свою трудовую мораль и не «коррумпировать» демократическое правосознание, вращаясь в нашей на тот момент еще почти советской среде. Кстати, и сейчас внешнее увеличение благосостояния российского населения для меня выглядит обманчиво: пересев с потрепанных «Жигулей» на сверкающие «Тойоты», и переставая надевать цветастые юбки и спортивную одежду на работу, наши люди внутренне еще мало, в чем изменились.

         

        Со своей стороны я настоятельно рекомендую российским юристам, которые ощущают на себе гнет системы (здесь я почти не иронизирую), как минимум раз в год выезжать из России в Западную Европу, США или в развитые страны Юго-Восточной Азии. Цель - набраться, в том числе от зарубежных коллег, демократического и доброжелательного духа работы и отдыха в этих государствах. Как кислорода перед погружением для труда и жизни в таинственные глубины загадочной и непредсказуемой страны под названием Россия. Причем поездки такие не должны состоять из одного осмотра достопримечательностей и лежания животом вверх на средиземноморских пляжах – существует огромное количество летних школ, семинаров и прочих увеселительно-профессиональных мероприятий, на которые можно съездить и пообщаться с коллегами и просто с интересными людьми. Получить удовольствие от таких туров, разумеется, можно при условии достаточных знаний иностранных языков.

         

        Еще одна хорошая альтернатива, которая должна со временем получить наибольший приоритет – создание и участие российских юристов в профессиональных клубах и общественных организациях. Не стоит всю жизнь мотаться по «заграницам», стоит менять жизнь у себя дома. Понятно, что свободное время отнимает семья и трудовая деятельность/бизнес, но как ни крути, а у каждого юриста есть проблемы и вопросы, которые нельзя решить, просто отправившись курить кальян или пить пиво с коллегами или друзьями. И это – не консервативность или чопорность, это объективная необходимость постоянного саморазвития и профессионального общения для каждого специалиста.

         

         

    13. В заключение

     

    Особенно цениться в современном юристе должно, на мой взгляд, его умение мыслить перпендикулярно к main stream, игнорируя устоявшиеся стереотипы. Способность к предложению нестандартных для окружающих решений должна направляться в конструктивное русло.

     

    Нам необходимо постоянно вспоминать, в какой уникальной стране и в какое уникальное время мы живем. Чтобы стремиться улучшить то, что в наших силах. Чтобы кроме заработка кто-то из нас задумывался и о системных вещах, которые в итоге сильно влияют на условия работы многих юристов.

     

    Думаю, что получение дополнительной квалификации за рубежом с целью начала юридической практики в России принесет еще много пользы молодым специалистам – в виде материальной выгоды и повышения их профессионального и социального статуса. Это позволит нам также в итоге построить Новую Россию, где не будет места ограничениям прав и свобод человека, где будет развиваться рыночная экономика, будет соблюдаться закон и не останется и следа от высокомерной чиновничьей «касты сверхлюдей».

     

     

     

    Автор заранее благодарен за отклики на статью.







    в направлении москва екатеринбург авиабилеты продаются | прожектор светодиодный на нашем сайте www.beldel-group.com


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru