Разное
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Разное

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено 29.12.2003

    Владимир Лукин
    Loukin@belnet.ru

    Может ли жить Россия по закону Белгорода?

    Верховный суд РФ вынес определение – может

     

    Решающая победа в Верховном суде

    3 декабря 2001 года в Москве коллегией по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации вынесено определение, согласно которому отклоняется кассационный протест прокурора Белгородской области о признании основных статей закона Белгородской области "О миссионерской деятельности на территории Белгородской области" противоречащими федеральному закону "О свободе совести и о религиозных объединениях".

    Тем самым создан так называемый судебный прецедент, из которого следует, что данное определение коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ является эталоном  для судов низшей инстанции при рассмотрении ими подобных дел.

     

    Краткая предыстория

    Закон был принят Белгородской областной думой 1 марта с.г., подписан главой администрации Белгородской области Е.С. Савченко 19 марта 2001г. и вступил в действие с момента подписания. Представители нескольких религиозных объединений области: пятидесятников, баптистов, адвентистов и др. направили коллективное письмо в ОБСЕ, аппарат Президента РФ, администрацию области и в областную думу с требованием отменить этот закон, так как, по их мнению, он нарушает в области право на свободу совести. 30 мая 2001 года в газете "НГ-Религии" вышла статья под заголовком "Может ли жить Россия по закону Белгорода?". Ее автор – А.Щипков, кандидат философских наук, председатель Гильдии религиозных журналистов, утверждал, что закон нарушает права жителей области на свободу совести. Данная статья вызвала негативный общественный резонанс в отношении этого закона не только в области и стране, но даже – за рубежом. На отдельном сайте в Интернете была проведена широкая дискуссия по обсуждению этого закона. Однако ни в газетной статье, ни на сайте в Интернете не было конструктивных обоснований утверждения о существующих в законе противоречиях.

    В журнале "Религия и право" (№ 1 – 2001 г.) также была опубликована статья "Белгородская областная Дума ограничила Конституцию РФ", критикующая указанный закон.

    18 мая прокурор области обратился с протестом в областную думу с требованием отменить областной закон. Этот протест областной думой был отклонен. После чего прокурор обратился в Белгородский областной суд с протестом "признать не соответствующими федеральному законодательству ключевые статьи областного закона". В гражданском процессе участвовал и защищал областной закон "О миссионерской деятельности на территории Белгородской области" представитель Белгородской и Старооскольской епархии Лукин В.П., в процессе также принимали участие представители областной администрации и областной думы.

    Протест прокурора области основывался на том утверждении, что в соответствии со статьей 28 Конституции РФ каждый гражданин имеет право распространять религиозные и иные убеждения, а миссионерская деятельность является одним из способов распространения этих убеждений, и, следовательно, закон области неправомерно регулирует федеральное законодательство, выдвигая в качестве обязательного требования наличие документа, удостоверяющего, что миссионер является действительно тем, за кого себя выдает. По мнению прокурора области, это нарушает право гражданина на свободу совести.

    Позиция представителя епархии по данному вопросу состояла в следующем: действительно, в соответствии со статьей 28 Конституции РФ, каждый имеет право иметь и распространять религиозные убеждения, однако под словом "убеждение" следует понимать "свое мнение" или "свой взгляд". Таким образом, каждый имеет право распространять свое мнение или свой взгляд о религии. Далее представителем епархии давалось толкование слова "миссионер", которое происходит от латинского слова "миссурис", т.е. "посланник" (или "представитель"), а также приводилось определение этого слова, данное С.И.Ожеговым: "Миссионер – это лицо, посланное для религиозной пропаганды среди лиц иной веры или неверующих". И как видим, в обоих случаях миссионер – это посланник. Другого перевода и толкования это слово не имеет. Из чего следует логический вывод, что каждый гражданин не может распространять свои религиозные убеждения посредством миссионерской деятельности, так как не может быть посланным от самого себя. Таким образом, по мнению представителя  епархии, утверждение областного прокурора о том, что миссионерская деятельность является одним из способов распространения своих религиозных убеждений, является не верным.

    Следующее утверждение в протесте прокурора основывалось на том, что в соответствии с законом "О свободе совести и о религиозных организациях" каждая религиозная организация при  распространении вероучения действует, руководствуясь своими внутренними установлениями; а потому закон области, требуя наличия документов у миссионеров, незаконно вторгается в эти внутренние установления.

    Позиция представителя епархии по этому вопросу заключалась в следующем: действительно, в соответствии со статьей 15 федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" каждая религиозная организация действует в соответствии со своими внутренними установлениями, если они не противоречат законодательству РФ. Но так как миссионер является посланником или представителем (а в соответствии с вышеуказанным федеральным законом религиозная организация является юридическим лицом), то в соответствии со статьями 55  и 182 Гражданского кодекса РФ, представитель юридического лица обязан иметь доверенность этого юридического лица. Таким образом, религиозная организация, пославшая своего представителя (миссионера) без документа (доверенности), нарушает федеральный закон. 

    Далее прокурор приводил такой аргумент: миссионер при распространении вероучения религиозной организации имеет право распространять и свои религиозные убеждения, и, следовательно, закон области, требуя у миссионера наличия документов, нарушает свободу совести в части распространения каждого гражданина своих религиозных убеждений.

    Возражения представителя епархии на этот довод состояли в следующем: так как миссионер – представитель, а религиозная организация – юридическое лицо, то, в соответствии с ГК РФ, представитель не имеет права действовать от себя лично; в противном случае, он уже не будет являться представителем. Таким образом, утверждение областного прокурора о том, что миссионер при распространении своей веры имеет право распространять и свои религиозные убеждения, не соответствует действительности.

    Три вышеперечисленные возражения представителя епархии были ключевыми в гражданском процессе в областном суде.

    В этом процессе принимал участие представитель Управления юстиции Минюста по Белгородской области, который зачитал заключение Управления о несоответствии федеральному законодательству. Однако судья областного суда Мотлохова В.И. вынесла иное решение (от 21 августа 2001 года), признав, что закон области соответствует федеральному законодательству, за исключением п. 2 статьи 4 закона, согласно которому повторное отсутствие у миссионеров документов, удостоверяющих, что они действительно являются теми, за которых себя выдают, влечет за собой лишение права заниматься миссионерской деятельностью.

    Прокурор Белгородской области, не удовлетворенный решением областного суда, подал кассационный протест в коллегию по гражданским делам Верховного суда РФ.

    3 декабря состоялось заседание суда. Представитель Генеральной прокуратуры кассационный протест прокурора Белгородской области не поддержал. Суд отклонил кассационный протест областного прокурора. Таким образом, закон области продолжает действовать.

     

    Почему возникла необходимость закона

    "О миссионерской деятельности на территории Белгородской области"

    В связи с тем, что на федеральном уровне миссионерская деятельность законодательно не отрегулирована, областной закон восполняет этот пробел. Наличие такого закона крайне необходимо, так как нередки случаи, когда лица, не являющиеся представителями религиозных организаций, но, выдавая себя за таковых, своими действиями вводят в заблуждение граждан и тем самым совершают различные противоправные деяния.

    Во-вторых, противоправные действия таких лиц дискредитируют религиозную организацию, что может способствовать ее закрытию в порядке определенном федеральным законом "О свободе совести и о религиозных объединениях".

    В-третьих, закон области ограничивает противозаконную деятельность официально зарегистрированных религиозных организаций. Посылая миссионера без соответствующих документов, удостоверяющих, что миссионер действительно является тем лицом, за которое он себя выдает, религиозная организация нарушает действующее законодательство, в рамках которого она должна действовать.

    В-четвертых, закон области ограничивает противозаконную деятельность незарегистрированных религиозных организаций. Религиозная организация, незарегистрированная в соответствующих органах юстиции, не имеет права заниматься миссионерской деятельностью.

    Следовательно, с одной стороны, областной закон направлен на охрану религиозных организаций, а с другой – на охрану прав жителей области. Сущность закона состоит в том, что миссионер (т.е. лицо, посланное религиозной организацией для распространения своей веры) обязан иметь документ, который удостоверяет, что он действительно является тем, за кого себя выдает. При отсутствии такого документа миссионер подвергается административной ответственности.

     

     

     

     

     

     

    В О З  Р А Ж Е Н И Я

     

    НА КАССАЦИОННЫЙ ПРОТЕСТ ПРОКУРОРА БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ ОТ 14.09.2001Г. № 7/27-271-01 НАПРАВЛЕННЫЙ В СУДЕБНУЮ КОЛЛЕГИЮ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ, НА РЕШЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ ОТ 21.08.2001Г., ПО ЗАЯВЛЕНИЮ ПРОКУРОРА БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ О ПРИЗНАНИИ ПРОТИВОРЕЧАЩИМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РФ, П.П. 1,6,7 СТ. 3  И СТ. 4 ЗАКОНА  БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ «О МИССИОНЕРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА ТЕРРИТОРИИ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ»

    3 ДЕКАБРЯ 2001 ГОДА КАССАЦИОННЫЙ ПРОТЕСТ ПРОКУРОРА БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ ОТКЛОНЕН ОПРЕДЕЛЕНИЕМ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

     

     

     

    п/п

    Контекст кассационного протеста прокурора Белгородской области, который вызвал возражение

    Возражения на соответствующий контекст кассационного протеста прокурора Белгородской области

     

     

    Абзац 5 кассационного протеста: « согласно ст. ст. 6-8 указанного Федерального закона (Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях от 27.09. 1997 года) каждое религиозное объединение является добровольным объединением граждан, образованным в целях совместного исповедания и распространения веры. Миссионерская деятельность как форма (способ) такого распространения религиозных убеждений – неотъемлемое правом граждан на свободное распространение веры».

     

    Согласно п. 1 ст. 3 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединения» в РФ гарантируется право каждого на свободу совести, в том числе право свободно иметь и распространять религиозные  и иные убеждения и действовать в соответствии с ними (это положение вытекает из ст. 28 Конституции РФ). Таким образом, каждый в РФ имеет право распространять религиозные убеждения. В свою очередь религиозные убеждения каждого – это твердый взгляд каждого (или мнение каждого, т. е. своё личное мнение) о религии (так как толкование слова убеждение – это твердый взгляд). (прим. здесь и далее толкование слов взяты из толкового словаря С.И. Ожегова, Москва, издательство «Русский Язык», 1975 г.

          В ст. 6 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» дано определение религиозного объединения, согласно которой под религиозным объединением в Российской Федерации признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками. Таким образом, религиозным объединением признается добровольное объединение граждан, цели религиозного объединения (т.е. то к чему стремиться это религиозное объединение):

            а). к совместному исповеданию веры (т.е. к совместному следованию какой-нибудь религии);

            б). к распространению веры.

    Таким образом, можно сделать следующий обоснованный вывод:

    1.      Каждый имеет право распространять свое мнение о вере;

    2.      Но распространять непосредственно веру религиозного объединения имеет право только религиозное объединения.

     

    Миссионерская деятельность

     

           Миссионер – лицо, посылаемое для религиозной пропаганды (пропаганда – распространение в массах  и разъяснение каких-нибудь учений), т. е. другими словами миссионер – лицо, посылаемое для распространения в массах религиозных учений. Так как, согласно толкования слова «миссионер», миссионер посылается (т.е. отправляется с каким-нибудь поручением, в данном случае с поручением о распространении в массах религиозного учения), т.е. в данном случае он действует не от своего имени, а по поручению религиозного объединения (так как  распространять веру религиозного объединения имеет право только религиозное объединение (организация)), то миссионер  в любом случае не имеет право:

    а). действовать от своего имени (т.к. по определению он посылается, а посылаться самому от себя он не может);

    б). распространять свои убеждения, так как он посылается (т.е. в данном случае действует не от своего имени, а от имени тех, кто послал), чтобы реализовать право религиозного объединения (организации) на распространение веры этого же  религиозного объединения (или организация), он для этого и посылается.

     

           Таким образом, можно сделать обоснованное возражение на контекст кассационного протеста областного прокурора (приведенного в левом столбце):

    1.       Да, действительно, миссионерская деятельность является одним из способов распространения веры, но не веры каждого, так как каждый имеет право распространять не свою веру, а только свои религиозные убеждения, но и распространять свои религиозные убеждения при этом он не имеет права, так как, как лицо посланное, он обязан распространять веру только религиозного объединения, т. е. тем самым реализует право религиозного объединения на распространение веры.

    2.       Как уже рассматривалось выше слова «религиозные убеждения» и «распространение веры»,  являются совершенно разными по смыслу и не вытекают одно из другого и наоборот, как необоснованно утверждается в кассационном протесте.

    3.       В рассматриваемом контексте кассационного протеста прокурора,  утверждение положения, согласно которого миссионерская деятельность как форма (способ)  религиозных убеждений – неотъемлемое право граждан на свободное распространение своей веры, является необоснованным и не соответствующим законодательству.

     

     

    Последнее предложение 5-го абзаца: «При этом каждое религиозное объединение вправе распространять свою веру вербально, т. е. обращаясь устным образом к лицам иной веры или неверующим».

     

           Согласно п. 1 ст. 15 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» религиозные организации действуют в соответствии со своими внутренними установлениями, если они не противоречат законодательству Российской Федерации. В соответствии с п. 1 ст. 6 и п. 1 ст. 8 этого же закона религиозное объединение (религиозные организации) имеет право распространять свою веру. Таким образом распространять свою веру религиозное объединение (религиозная организация) имеет право, причем  в соответствии со своими внутренними установлениями, в том числе и устно.

           Закон Белгородской области «О миссионерской деятельности на территории Белгородской области» не регулирует неотъемлемое право религиозных объединений на распространение, в том числе и устное  своей веры.

     

     

     

    Абзац 6: «Однако Закон Белгородской области неправомерно требует для осуществления такого права наличие документа, удостоверяющего его принадлежность к тому или иному религиозному объединению, а также представление в орган исполнительной власти области указанного и ряда иных документов. Неисполнение данных требований в соответствии с  Законом области ведет к невозможности свободно распространять веру, так как влечет административную ответственность в значительных размерах».

          

            В абзаце 6 кассационного протеста областного прокурора, исходя из того, что в абзаце 5 речь идет о правах каждого и о одновременно, о правах религиозных объединений, а в последнем предложении абзаца речь идет о праве религиозного объединения на устное распространение веры, вызывает недоумение, что закон области неправомерно требует. Если права каждого на устное распространение своих религиозных убеждений, то он их не затрагивает, так как согласно п. 1 ст. 2 Закона Белгородской области «О миссионерской деятельности на территории Белгородской области» миссионерская деятельность – информационная и организационная деятельность представителей религиозных объединений, на которое религиозные объединения  имеют право в соответствии с п. 1 ст. 6 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».

     

     

     

     

     

    Абзац 7: «Наличие доверенности религиозной организации как юридического лица или другого документа, удостоверяющего принадлежность миссионера к религиозному объединению, не может служить разрешающим основанием осуществления миссионерской деятельности путем устного распространения веры среди иных лиц по поручению религиозной группы или религиозной организации.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Продолжение абзаца 7. Участники религиозных объединений как физические лица по поручению религиозного объединения могут устно распространять религиозные взгляды, в том числе используя в соответствии с гражданским  законодательством право заключать сделки (например, об аренде помещений) для осуществления права на устное распространение веры среди иных.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Продолжение абзаца 7. При этом форма поручения религиозного объединения может быть различной, так как согласно ст. ст. 4, 15 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» религиозные объединения действуют по собственным установлениям, не противоречащим законодательству РФ, а государство не вмешивается в их деятельность.

     В соответствии с п. 1 ст. 8 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» религиозная организация является юридическим лицом. Миссионер (согласно толкования и по определению, данному в Законе области) – это посланник (или представитель), который непосредственно реализует право религиозной организации на распространение веры религиозной организации. При этом религиозная организация (как юридическое лицо) имеет право в соответствии со ст. 53 ГК РФ приобретать гражданские права через свои органы либо через представителей (т.е. через миссионеров). То есть в соответствии с ГК РФ религиозная организация имеет право распространять свою веру через миссионеров. Но в соответствии с п. 3 ст. 55 ГК РФ руководители представительств назначаются юридическим лицом и действуют на основании его (т.е. юридического лица) доверенности. Это же положение и разъяснено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996г. № 6/8, согласно п. 20 этого Положения полномочия руководителя представительства должны быть удостоверены доверенностью и не могут основываться лишь на указаниях содержащихся в учредительных документах юридического лица, и т.п., либо явствовать из обстановки, в которой действует руководитель. Тем самым доверенность должна быть выдана непосредственно руководителю и на имя руководителя, а не на представительства. В соответствии с п. 1 ст. 15 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» религиозные организации действуют в соответствии со своими внутренними установлениями, тем самым религиозные организации могут распространять свою веру, как, посылая группу лиц, т.е. группу миссионеров, где соответственно руководитель должен иметь доверенность, так и одного миссионера, где соответственно и он обязан иметь доверенность, как представитель.

    Таким образом, Закон Белгородской области не ущемляет права религиозной организации на распространение веры религиозной организации через своего представителя (миссионера) на реализацию которого религиозная организация имеет право, если представитель (миссионер) имеет доверенность этой религиозной организации, то есть закон области не ущемляет деятельность религиозной организации, если эта деятельность соответствует законодательству (а, в силу ст. 15 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» эта деятельность должна соответствовать законодательству). Но в тоже время закон области препятствует незаконной деятельности религиозной организации, так как не обеспечение своего миссионера (представителя) доверенностью, при реализации права религиозной организации на распространение веры, религиозная организация нарушает действующее законодательство. Закон также препятствует незаконной деятельности отдельных лиц, которые выдают себя за миссионеров религиозной организации, используют в своих корыстных целях право религиозной организации на распространение веры, но, не являясь  фактически представителями этих организаций. Таким образом, закон  области препятствует деятельности лиц использующих в своих корыстных целях право религиозной организации на распространение веры, не являясь при этом представителем этой же религиозной организации.

    В абзаце 7 кассационного протеста областного прокурора дано утверждение, согласно которого, наличие доверенности, удостоверяющей принадлежность миссионера к религиозному объединению, не может служить разрешающим основанием осуществления миссионерской деятельности путем устного распространения веры, это утверждение является  необоснованным и не соответствующим законодательству.

    ( вопрос о устном распространении веры рассмотрен подробно выше).

     

     

     

     

     

     

    Как уже рассматривалось выше, в соответствии с п. 1 ст. 3 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (вытекающей из ст. 28 Конституции РФ),  каждый имеет право распространять, в том числе и свои религиозные убеждения, т.е. это личное право каждого. Регулировать личные права каждого, в том числе личное право на распространение религиозных убеждений каждого (в данном случае религиозная организация поручает распространять личное право каждого на свои религиозные убеждения), религиозная организация нарушает действующее законодательство, в рамках которого (в соответствии со п. 1 ст. 15 указанного закона религиозная организация должна действовать. При этом религиозная организация (объединение) нарушает также и ст. ст. 6, 8 закона соответственно, так как религиозная организация (объединение), в соответствии с этими статьями имеет право распространять свою веру, а не убеждения, тем более каждого).

    Религиозная организация, как также рассматривалось выше, имеет право распространять свою веру (если даже и допустить, что в кассационном протесте допущена опечатка, то есть вместо слов «религиозные убеждения», прокурор хотел написать распространение веры), в том числе и через своего представителя (миссионера). Однако и в этом случае представитель (миссионер), реализуя право религиозной организации на распространение веры, обязан действовать не только в интересах, но и от имени пославшей его религиозной организации (в противном случае в соответствии с п. 2 ст. 182 ГК РФ представитель не будет являться таковым (п. 2 ст. 182 ГК РФ «Не являются представителями лица, действующие, хотя и в чужих интересах, но от собственного имени», соответственно физические лица, действующие по поручению религиозного объединения, не могут участвовать в гражданских правоотношениях от своего имени (в том числе, заключать договора аренды помещений и т.п.)).

    Вывод: Контекст утверждения кассационного протеста областного прокурора (приведенного  в левом столбце), согласно которого участники религиозных объединений, как физические лица по поручению религиозного объединения могут устно распространять религиозные взгляды, в том числе используя в соответствии с гражданским  законодательством право заключать сделки (например, об аренде помещений) для осуществления права на устное распространение веры среди иных, является необоснованным и не соответствующим законодательству.

     

     

    Вопрос о праве на устное распространение веры рассмотрен выше. Религиозное объединение имеет право устно распространять свою веру. Закон области «О миссионерской деятельности на территории Белгородской области» не регулирует право религиозного объединения на устное распространения веры, так как закон вообще не регулирует и даже не рассматривает то, как религиозному объединению распространять свою веру, через своего представителя (миссионера). В соответствии с п. 2 ст. 1 закона области, он обязателен к исполнению только для миссионеров, в частности, в ст. 6 закона миссионер обязан предоставить соответствующие документы, таким образом, закон не регулирует, как миссионеру распространять веру религиозного объединения (устно или каким-то другим способом), но законно требует непосредственно от миссионера предоставление документов, подтверждающих, что он именно то лицо, за которое себя выдает.

     

     

    Абзац 8. Судом не дана оценка того обстоятельства, что,  религиозные организации распространяют предметы религиозного назначения за плату, участвуя, таким образом, в гражданском обороте и гражданско-правовых отношениях. В связи с этим Закон области (п. 6 ст. 3), требуя предоставление в орган власти документов для реализации религиозной организацией права, предусмотренного ст. 17 названного закона, регулирует гражданские правоотношения.

     

    Судом и не должна даваться оценка  обстоятельства указанного в левом столбце. Да, действительно, согласно п. 1  ст. 17 ФЗ «О законе совести и о религиозных объединениях» религиозные организации имеют право распространять, в том числе и религиозную литературу, но как ее распространять – это право, в соответствии с п. 1 ст. 15 этого же закона, религиозной организации. Закон Белгородской области «О миссионерской деятельности» не регулирует право религиозной организации на то, как распространять свою религиозную литературу, так как он, согласно ст. 1 Закона области, обязателен для миссионеров (т.е. для лиц посланных религиозной организацией для распространения веры этой же организации). Религиозная организация в соответствии со ст. 15 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» имеет право действовать со своими внутренними установлениями, в том числе при распространении своей веры религиозная организация имеет право, в том числе и распространять свою литературу. Религиозная организация, как уже рассматривалось неоднократно выше, имеет право распространять свою веру через своего представителя (миссионера), в том числе религиозная организация имеет право, через своего миссионера распространяя веру, распространять и свою литературу. В этом случае распространение литературы, есть один из способов распространения веры.

    Вывод: областной суд не должен давать оценку обстоятельства указанного в левом столбце, так как:

    1.      закон области не затрагивает  право религиозной организации на распространение своей литературы, так как он распространяется только на деятельность миссионеров, которые посланы религиозной организацией, для распространения веры религиозной организации, тем самым утверждение, что закон области регулирует гражданские правоотношения не соответствует действительности;

    При распространении веры религиозной организации, миссионер, руководствуясь внутренними установлениями этой же организации, имеет право и распространять литературу (в данном случае распространение литературы является одной из формой распространения веры, что является правом организации). То есть областной суд, отклонив протест прокурора, тем самым признал, что религиозная организация имеет право на распространение веры и то, обстоятельство, что как распространять свою веру – это тоже право религиозной организации. Распространять веру религиозной организации, миссионер (по поручению религиозной организации) имеет право  и путем распространения литературы религиозной организации. Иными словами законное право религиозной организации на то, как распространять свою веру (устно или путем распространения своей литературы или другим способом – это право исключительно религиозной организации). Областной суд, признавая право религиозной организации на распространение веры, тем самым признал право религиозной организации, при распространении своей веры через миссионера, на распространение, в том числе и литературы. Так как, как, каким образом распространять свою веру – это законное право религиозной организации, а распространение литературы, есть один из способов распространения веры (этих способов  может быть много), то нет необходимости перечислять эти способы (в данном случае перечисление способов будет являться ограничением права религиозной организации на свои внутренние установления). То есть, нет необходимости оговаривать один из способов распространения веры (в данном случае на распространения литературы).

     

     

    Абзац 10. Согласно ст. ФЗ «О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ» регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан.

     

    Да, действительно, согласно п. 2 ст. 3 закона РФ «О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ», регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан. Во-первых закон области не требует регистрации в том смысле, в котором это понимается в ФЗ. Во-вторых, как уже неоднократно замечалось ранее, областной закон не регулирует личные права каждого на распространение религиозных убеждений каждого, а распространяется на миссионеров (представителей), которые реализуют не свое право, а право религиозной организации на распространение веры.

    Вывод: утверждение, согласно которого областной закон регулирует свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ, является необоснованным и не соответствует действительности.

     

     

     

    Абзац 11. Судом не дана правовая оценка закрепленного в п. 6 ст. 3 Закона области требования предоставить в орган государственной власти области документа о принадлежности миссионера к определенному религиозному объединению, тогда, как согласно ст. 3 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» никто не обязан сообщать о своем отношении к религии.

     

    Согласно п. 2 ст. 1 Закон области распространяется на миссионеров (представителей), т. е. на лиц посланных  религиозной организацией для распространения веры этой  религиозной организации. Как уже это рассматривалось выше, требование законом области документов удостоверяющих принадлежность этих лиц к пославших их религиозной организации является правомерным. Но закон области не требует от миссионеров сообщать их личные религиозные убеждения.

    Вывод: утверждение, согласно которого закон области регулирует личные права каждого не соответствует действительности, так как он законно требует от миссионеров (представителей) не их личное отношение к религии, а наличие документов, удостоверяющих принадлежность миссионера к пославшей его религиозной организации. Согласно п. 5 ст. 3 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» каждый имеет право не сообщать о своем отношении к религии, но в соответствии с этим, каждый не имеет право не сообщать о своем отношении к религиозной организации. (Понятие слов «религиозная организация» и «религия» не равнозначны, это очевидно и не требует доказательств).

     

     

     

    Абзац 14. В соответствии с п. 1 ст. 3 вышеназванного Федерального закона иностранные граждане и лица без гражданства, законно находящиеся на территории РФ, пользуются правом на свободу совести и вероисповедания наравне с гражданами России, в том числе исповедывать индивидуально или совместно с другими любую религию и свободно распространять свою веру. Иностранные граждане, законно находящиеся на территории РФ (субъекта РФ) и прибывшие с иными целями, кроме миссионерских, имеют право, согласно ст. 6 Федерального закона, на создание религиозного объединения в целях исповеди и распространения веры, что соотносится с понятием организационной миссионерской деятельности, определенным в п. 3 ст. 1 Закона области.

     

    Необходимо учитывать, что иностранные граждане действительно в соответствии с п. 1 ст. 3 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» наравне с гражданами РФ пользуются правом на свободу совести, в том числе имеют право на распространение своих личных религиозных убеждений, но согласно п. 1 ст. 1 Закона области «О миссионерской деятельности на территории Белгородской области» представителей религиозных объединений. А согласно Постановления Правительства РФ от 2 февраля 1998 года № 130 "«О порядке регистрации, открытия и закрытия в Российской Федерации представительств иностранных религиозных организаций», представительство (представитель), обязан иметь свидетельство Минюста РФ о регистрации представительства иностранной религиозной организации.

    Необходимо дополнить, согласно п. 2 ст. 13 ФЗ, что представительство иностранной религиозной организации не может заниматься культовой и иной религиозной деятельностью (т.е. не может заниматься миссионерством, обучением религии, учреждать религиозные организации, открывать общедоступные молитвенные дома, создавать в России издательства религиозной литературы м предприятия по производству предметов религиозного назначения, представители иностранных религиозных организаций, созданных в РФ, не вправе заниматься профессиональной культовой религиозной деятельностью, если представительство открыто не при российской религиозной организации, которая представляет такую возможность в одном из своих учреждений (п.5 этой же статьи). На иностранную религиозную организацию не распространяется статус религиозного объединения, как утверждается в кассационном протесте прокурора.

     

     

    Абзац 15. В целом пунктами 1, 6, 7 статьи 3 закона области осуществляется правовое регулирование права граждан на свободное распространение религиозных взглядов и убеждений посредством миссионерской деятельности. Согласно п. 2 ст. 2 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», права человека и гражданина на свободу совести и вероисповедания регулируется федеральным законом.

     

    Указанные пункты закона области, как выше рассматривалось, не регулирует личные права каждого, следовательно, не нарушают действующее законодательство.

     

     

     

     

     


    ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

    Дело № 57-Г01-14

    ОПРЕДЕЛЕНИЕ

     

    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Россий­ской Федерации в составе:

     

    председательствующего судьи:                                     Лаврентьевой М.Н.

     

    судей:                                                                        Г.В.Макарова

                                                                                       В.Н.Соловьева

    рассмотрела в судебном заседании от 3 декабря 2001 г. гражданское дело по заявлению прокурора Белгородской области о признании недействующими и не подлежащими применению п.п. 1, 6, 7 ст.3 и ст. 4 Закона Белгородской об­ласти «О миссионерской деятельности на территории Белгородской области» по кассационному протесту прокурора Белгородской области на решение Белгородского областного суда от 21 августа 2001 г., которым постановлено: «Признать недействующей и не подлежащей применению часть вторую ста­тьи четвертой Закона Белгородской области «О миссионерской деятельности на территории Белгородской области».

    Обязать администрацию Белгородской области опубликовать сообще­ние о принятом решении в средствах массовой информации, в которых был опубликован закон.

    В остальной части требования прокурора Белгородской области оста­вить без удовлетворения».

    Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ма­карова Г.В., объяснения представителя Администрации Белгородской облас­ти - Завидова Д.Т., представителя Белгородской областной Думы - Ускова О.Ю., представителя Белгородско-Старооскольского епархиального управле­ния - Лукина В.П., заключение прокурора Генеральной Прокуратуры РФ Гермашевой М.М., полагавшей решение суда по делу оставить без измене­ния, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

    установила:

    Прокурор Белгородской области обратился в суд с заявлением о при­знании противоречащими законодательству РФ п.п. 1, 6, 7 ст. 3 и ст. 4 Закона Белгородской области «О миссионерской деятельности на территории Белго­родской области», принятого областной Думой 1 марта 2001 г. и опублико­ванного 21 марта 2001 г., ссылаясь на то, что оспариваемые нормы ограничи­вают гарантированные федеральным законодательством права граждан на свободу совести и свободу вероисповедания, поскольку ставят в зависимость осуществление этих прав от представления в государственные органы опре­деленных документов в качестве разрешающего критерия для осуществления миссионерской деятельности, ставят в неравное положение иностранных граждан в осуществлении вышеуказанных прав и устанавливают администра­тивную ответственность. Указанные нормы областного закона противоречат п. 3 ст. 2 Закона РФ «О свободе совести и религиозных объединениях», кото­рая предусматривает, что ничто в законодательстве о свободе совести и веро­исповедания и о религиозных объединениях не должно истолковываться в смысле умаления или ущемления прав человека и гражданина на свободу со­вести и свободу вероисповедания, гарантированных Конституцией РФ или вытекающих из международных договоров РФ, также противоречат ст. 3 и ст. 4 Федерального закона, предусматривающих, что в РФ гарантируется сво­бода совести и свобода вероисповедания, в том числе право исповедывать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповеды­вать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религи­озные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Иностранные граждане и лица без гражданства, законно находящиеся на территории РФ, пользуются правом на свободу совести и свободу вероисповедания наравне с гражданами РФ. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом, государство не вмешивается в деятельность религиозных объ­единений, если она не противоречит настоящему Федеральному закону, а в данном случае такие противоречия имеются. Неосновательно установлена административная ответственность за нарушение закона.

    По делу постановлено приведенное выше решение.

    В кассационном протесте прокурора Белгородской области указывается о несогласии с решением суда, ставится вопрос о его отмене и направлении дела на новое рассмотрение. В обоснование протеста указано на то, что ре­шение суда постановлено при неправильном применении норм материально­го права, выразившегося в ошибочном понимании содержания миссионер­ской деятельности, обязанностей миссионера и постановлении решения без учета приведенных выше мотивов обращения в суд.

    Проверив материалы дела и обсудив доводы протеста, Судебная колле­гия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не нахо­дит оснований для его удовлетворения.

    При постановлении решения по делу суд первой инстанции исходил из того, что пункты 1, 6, 7 ст. 3 оспариваемого закона предусматривают, что миссионерскую деятельность на территории области имеют право осуществ­лять миссионеры, представляющие религиозные объединения и имеющие документ, удостоверяющий их принадлежность к этому объединению с ука­занием паспортных данных, целей и сроков визитов, приглашение, програм­му пребывания на территории области, свидетельство о регистрации по месту пребывания. Указанные положения, в том числе и в отношении иностранных граждан, во взаимосвязи со ст. 2 этого же  закона (понятие миссионерской деятельности) дают основания считать, что миссионер, представляющий в своей деятельности религиозное объединение, должен действовать в преде­лах правоспособности этого объединения. Рассматриваемые положения зако­на области соответствуют требованиям ст. ст. 17-20 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», ст.  ст. 53, 185 ГК РФ, закону РФ «О праве граж­дан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и места житель­ства в пределах РФ», постановлениям конституционного Суда РФ и другим федеральным нормативным актам.

    Судом признано, что при отсутствии соответствующего федерального закона субъект РФ вправе осуществить собственное регулирование, в данном случае, установить административную ответственность за нарушение принятого закона (ч.2 ст. 4), что соответствует предусмотренными ст. ст. 72, 76 и 79 Конституции РФ положениям.

    Такое суждение суда первой инстанции является правильным, так как оно соответствует установленным по делу обстоятельствам и требованиям действующего законодательства. Обстоятельства дела и нормы права, кото­рыми руководствовался суд, в решении приведены и истолкованы правильно.

    На основании изложенного, руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Су­дебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации:

    определила:

    решение Белгородского областного суда от 21 августа 2001 года оставить без изменения, а кассационный протест прокурора Белгородской области без удовлетворения.

     

    Председательствующий судья:

     

    Судьи:

     

     








    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru