Разное
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Разное

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 15.06.2011


    Рассказ основан на материалах конкретного уголовного дела, только судья придуман, в надежде на то, что такой должен быть…

    ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ СУДЬИ ИВАНОВА

     

    Рогожин Юрий Васильевич
    адвокат Республика Мордовия
    rogojinjuri@mail.ru


    - Ну вот уже и ещё одна неделя на исходе – подумал Александр Иванович усаживаясь за свой стол.

    Слава Богу, что и ничего срочного не предвидится и можно будет вплотную заняться очередной жалобой, пришедшей из аппарата Уполномоченного по правам человека.- 
    На жалобе стояла виза Председателя суда о том, что необходимо вникнуть в существо доводов защиты и при необходимости запросить дело из первой инстанции, где оно уже, по всей видимости, заросло мхом. 
    - Ну что ж, приступим – подумал он открывая жалобу адвоката…У Александра Ивановича за многолетний опыт работы выработалось определенное чутье на них. Беря в руки очередную, он уже где-то на подсознательном уровне чувствовал состоятельность или не состоятельность таковой, хотя это и не давало ему права не вникать в существо доводов, изложенных в ней. 

    Эта жалоба явно заслуживала интереса. Приступив к прочтению, он не заметил, как на одном дыхании дошел до последней страницы, а затем, отодвинув её и откинувшись на спинку кресла, невольно задумался над прочитанным. Уж очень убедительными, с одной стороны, казались доводы защиты и нелепыми, с другой. Такого просто не могло быть.

    Как при таких фактах мог быть осужден человек и как все вышестоящие суды не отреагировали на многочисленные нарушения законности по делу?
    Для того, чтобы получить ответы Александр Иванович обратился к приложениям: приговору, определениям кассационной и надзорных инстанций. И наскоро полистав, поручил своей помощнице Татьяне Алексеевне сканировать все материалы и перенести в память компьютера.

    С появлением компьютера он поступал так всегда, что намного облегчало анализ материалов.

    Их, хоть время на это требовалось совсем ничего, он решил оставить на потом и вплотную заняться делом с понедельника. 


    - Мда. Доводы жалобы были убедительны…- Но как то не хотелось верить, что его коллеги на всех уровнях прошли мимо них и не дали никакой оценки…

    Вызвав секретаря, он поручил ей составить запрос в суд первой инстанции о направлении материалов дела в Верховный суд.


    Выйдя на улицу решил пройтись пешочком…За окном всеми красками блистал сентябрь, отображая в лучах вечернего, пока еще теплого солнца, желтеющие кроны деревьев и такую же опавшую листву под ногами, загрубевшие газоны по обочинам дорог.

    Ехать не хотелось, душа требовала праздника…Ведь недалек тот день когда придет слякоть и тогда поневоле не захочется ходить по холодному и мокрому асфальту.
    Впереди было целых два дня выходных, которые для него особым разнообразием не отличались. С некоторых пор Александр Иванович слыл домоседом, оставаясь наедине с собой и своими мыслями в рабочем кабинете. Здесь он чувствовал себя уютно и почти автономно, если бы внуки Алеша и Марина не просились к компъютеру, что бы побродить по интернету…
    И если первого в основном интересовал «Контакт», то вторую ещё и разные музыкальные и прикольные ролики, ну и естественно, игры. Если бы не её некоторые обстоятельства и встречи с подружками, то тогда она могла сутками, без перерыва, что называется, на обед, удобно устроившись в кресле деда, сидеть у компа.


    А когда внуков не было, Александр Иванович, в идеальной тишине предавался своим мыслям. С некоторых пор его тянуло к литературному творчеству, что, кстати, нравилось тем, кому написанное он показывал.
    Писал он не из желания печататься. По натуре он, как все Водолеи был романтиком, но романтиком не совсем обычным. Его полеты были устремлены в прошлое, в свою молодость, которую он боготворил и как порох вспыхивал, когда кто то пытался это прошлое охаивать…
    Сейчас он в угоду своему здоровью более не ввязывается в такие споры, а старается сразу уйти, чем зачастую ставит своего собеседника в тупик.

    Ему припомнилось, как много лет назад, когда, после окончания института, его выбрали народным судьей, отец, в молодые годы не понаслышке знавший наши «органы», сказал тогда:  
    - Ты, Саш, смотри там…Бывает, что среди виновных встречаются и невиновные…Так уж будь внимательным, прежде чем судить…Все таки перед тобой будет стоять живой человек, может даже и невиновный вовсе, имеющий за собой детей, престарелых родителей. Мне приходилось видеть таких, у которых незаконно осудили близкого человека…Знай также и то, что у наших людей бытует мнение о том, что «у нас зазря не привлекают»…А если еще человек обвинен в тяжком преступлении, то многие окружающие будут сторонится их, оставляя как когда – то прокаженных. Но ты не толпа. Ты человек специально поставленный на то, что бы во всем этом обстоятельно разобраться Сердцем осознавай свое решение, ибо теперь только от тебя будут зависеть судьбы людей….Осуждай тогда, когда уверен, что человек виновен, тогда и душа твоя будет всегда на месте…-звучали слова отца. 
    Нечто подобное, только гораздо позже, он прочел у Мельникова – Печерского в рассказе «Поярков». Эти слова ему тогда врезались в память и до сего времени он, едва ли не дословно, помнил их:
    - Судья, что плотник: что захочет, то и вырубит, а у всякого закона есть дышло: куда захочешь, туда и повернешь. Да ведь и над судьей и над подсудным есть еще судия... Неуж ли он допустит безвинно страдать? Не палач он людей, а весь - любовь бесконечная... Судья делом кривит, волю дьявола тем творит, на душу свою грех накладывает…-

    Сейчас, по прошествии многих лет, он пришел к однозначному выводу о том, что судьей человек должен быть только тогда, когда накопил достаточный опыт в юриспруденции и приобрел необходимую житейскую мудрость. Судья должен быть хорошо образован и постоянно работать над собой как профессионально, так и интеллектуально… Постоянно быть в гуще народной жизни… Да и это, вообщем – то, не главное….Главное он должен быть глубоко порядочным человеком способным сопереживать людскому горю, карая виновных и защищая потерпевших от преступления…

    Но и здесь не всегда всё просто…На то и суд. Перво-наперво он должен рассудить, досконально проверив суть обвинения и доказательства, на которых основано обвинение, уловить все нюансы дела и только после этого выносить решение.

    - Каким же он был самонадеянным в начале своего пути…- вспоминал он, шагая к дому.-Что ему будет там не ясно? Помнится в детстве среди них ходила поговорка: «Сорок сорок…рубль сорок.. Спички брал? Нет? Рупь пятьдесят»…Помнился персонаж М. Пуговкина, самонадеянного не по чину, руководящего работника районного масштаба, побывавшего на всех соответствующих постах и перед самой пенсией «брошенного» на руководство спортом в районе…

    На вопрос одного из спортсменов о том, нетрудно ли ему будет разобраться со спецификой новой работы, тот без тени смущения ответил: - А чё тут разбираться то? Здесь я могу руководить с закрытыми глазами…Бей – беги…-

    - 2 -

    А между тем выходные прошли как всегда в спокойной обстановке, за исключением разве того, что в субботу внуковку Маринку водил в модельный кружок, где она делала определенные успехи и, несмотря на свои 10 лет, уже снялась в глянцевом журнале, правда в окружении некоторых других, таких же, себе подобных, «моделей».
    Поднявшись на свой этаж через небольшую приемную прошел в свой кабинет. До начала рабочего дня оставалась еще более получаса, всегда служившие ему как втягивание в рабочую неделю. 
    Открыв сейф он вспомнил, что в пятницу отдал бумаги секретарю на сканирование

    - Ну что же… Подождём…- подумал он, усаживаясь в кресло. А вскоре постучалась Татьяна Алексеевна с бумагами в руках. Поздоровавшись она деловито включила его компьютер и, вставив флэшку, вывела информацию на дисплей. 

    Ну вот теперь можно было вплотную заняться анализом документов. 
    Бегло пробежав текстовку жалобы Александр Иванович в немалой степени был удивлен резкости и смелости позиции защиты, которая как бы намеренно провоцировало высшие судебные инстанции на то, чтобы те, своими аргументами ибОльшими познаниями в области уголовного судопроизводства, полно и аргументировано опровергли бы доволы своих процессуальных противников.
    «В кассационных жалобах мы намеренно остро поставили вопрос о том, что при рассмотрении данного уголовного дела суд не по ошибке, а намеренно, без достаточных доказательств, осудил Пашкова. Столь серьезное обвинение в адрес суда, по нашему мнению, должно было подвигнуть кассационную инстанцию на серьезнейшую проверку доводов защиты. Однако этого не произошло.
    Эти инстанции посчитали выше своего достоинства проверить утверждения защиты, предпочтя не заметить столь серьезного обвинения в адрес судебных инстанций, тем самым, хотя и косвенно, но признав, правоту противной стороны»
    . 

    А дней через десять Татьяна Алексеевна доложила ему, что уголовное дело поступило и находится в канцелярии. А ещё через какое то время, пройдя все формальности, 10 томов дела уже лежали у него на столе. 
    – Ну-с…Что тут у нас? – потирая от нетерпения ладони, подумал он. Интуиция подсказывала ему, что чего то здесь не хватало…
    -Ну конечно…А где видеоматериалы? – 
    Их не было. Проверив опись, убедился, что они даже не прикладывались к письменным материалам дела, что лишний раз насторожило его…Явно суд первой инстанции чего-то темнил, посчитав, что на это не будет обращено никакого внимания.
    Александр Иванович немедля сняв трубку, попросил председателя суда не хитрить, а незамедлительно прислать недостающие материалы.

    На этот раз он начал с самого первого листа, обращая внимание на соответствие документов, как процессуальному закону, так и внутреннему содержанию документа…
    И началось всё уже с явки с повинной, которая была написана на третий день после задержания парня в кабинете оперативных работников милиции.
    Удивительным в подобных «явках» является то, что они пишутся не дома, на той же кухне, когда человек внутренне раскаялся и подробно описывает совершенное преступление. А затем с ним в кармане, чаще с адвокатом, а то и один, является с нею в соответствующие органы, где она регистрируется и человек направляется к следователю, который, ознакомившийся с этим документом, допрашивает его под протокол и выносит по нему соответствующее решение. 
    На самом деле в наших «органах» все обстоит иначе. Сломив волю подозреваемого и наобещав ему всяческих послаблений, добиваются написания этой явки с повинной. Не забыв пояснить последнему, что это делается лишь исключительно из «уважения» к нему, так как этим самым он соглашается сотрудничать со следствием, что непременно будет учтено при окончательном реши по делу.
    И всё. Судьба человека практически решена.
    Все это конечно незаконно и все об этом знают начиная от рядового оперативника до судей всех уровней. Явка, является по сути дела, главным доказательством вины человека и бывает, что на всем продолжении процесса, единственным. 

    - 3 -

    В этой связи ему вспомнился его наставник, Александр Константинович Аверкин, бывший в те недалекие годы прокурором области. Удивительный был человек. 
    В 17 лет, в 1941 году, добровольно, что называется, сбежал на фронт. Принимал участие в боях, пока командиры не очухались и не послали его на курсы младших лейтенантов. 
    Командиром стрелковой роты принимал участие в битве на Курской дуге, где получил очередные ранение и тяжелую контузию…В конце 1943 года в 19 лет весь израненный подчистую был комиссован из армии. Окончил юридический институт и дослужился до этой должности.
    А вспомнил его сейчас, Александр Иванович, в связи с отношением закону в разные годы истории страны.
    В те годы, оказывается, гораздо трепетнее относились к нему. Несоблюдение закона в то время было чревато нехорошими последствиями. И всё же…


    Александр Константинович, как то в близком кругу, на природе, краснея и смущаясь, рассказал об одном расследовании, которое шло под его контролем. 
    То было очень сложное дело. Был и подозреваемый, на котором, вроде бы, всё сходилось, однако прямых доказательств не было. Сколько бы все это продолжалось и чем бы закончилось, неизвестно, не приди к нему в голову одна мысль…
    Он вспомнил, что зачастую на фронте «языки», особенно эсесовцы, даже под страхом смерти, ни в какую не желали говорить. Но однажды один из таких фанатиков поставленный к дереву для расстрела под дулами автоматов вдруг, упав на колени, запросил пощады, слезно умоляя не убивать его..Что, дескать, он готов рассказать всё, что ему известно...

     
    А что если….
    Под вечер, посадив связанного подозреваемого в «газик», повезли, как бы, на место преступления. По дороге машина вдруг «сломалась» и доехали до места лишь затемно. Вытащив подозреваемого из машины, сами отошли в сторонку и вполголоса, но так чтобы их слышал подозреваемый, повели неторопливый разговор. Что дело, мол, глухое…Доказательств против него не найдем. Давайте, дескать, развяжем его и пусть бежит, а при попытке к бегству пристрелим и все проблемы сразу кончаться и дело можно будет закрывать в связи со смертью подозреваемого…
    Услышав такое, подозреваемый взмолился о том, что б не убивали его и что он, прямо сейчас, все расскажет.

    Под фонарем «Газика» записали под протокол его признательные показания с описанием всех деталей преступления и вернулись домой. На основании этих показаний были найдены очевидцы, вещественные доказательства и всё это соответствующим образом задокументировано и вскорости, дело ушло в суд.
    -Но это как бы лирическое отступление. - И он снова углубился в чтение документов. 
    - Ага. Вот заключение судебно-медицинской экспертизы. В ней сказано, что потерпевшая была убита профессиональным ударом ножа в шею с повреждением яремной вены, с обильным фонтанированием крови.
    Тааак…. А что на этот счёт записано в явке с повинной? А здесь записано, что после того как, ныне осужденный, изнасиловал потерпевшую, он перерезал ей горло.
    Вот как…, прямо моджахет какой-то, не иначе… А что на этот счет сказано в жалобе?
     –

    А в ней говорилось, что следствие заметило таки данное несоответствие и в дальнейшем решило исправить его, но как? В последующих протоколах допросов уже говорилось о ножевом ударе. Однако защитник ссылается на видеосъёмку этого допроса.
    - Давайте посмотрим…Ага, вот. Ничего подобного арестованный не говорил. Это следователь задал ему вопрос: «Что Вы хотели, ударив потерпевшую ножом в шею»? И именно слово «ударил» следователь вложил как бы в уста допрашиваемого, что соответствующим образом отобразил в протоколе…-


    В деле фигурировал также шнур от утюга, которым, якобы, душили потерпевшую… При допросе следователь показав на шариковую ручку спросил, такой ли толщины был шнур, а в протоколе записал, что шнур, со слов обвиняемого, был толщиной 6 мм. 
    - Ай да, следователь…Ай да, сукин сын.- не переставая удивляться его «находчивости», улыбался про себя Александр Иванович.

    Подтвердилось так же и то обстоятельство, что допрос проводился в отсутствие адвоката,
    - Прямо хочется матом ругаться…Ну не парадокс ли? Защитник, участие которого предусматривает закон, отсутствует, а оперативный работник, участие которого не регламентировано оным, тут как тут!- продолжал удивляться он.

    - 4 -

    -Так…А что же нам скажет приговор?

    Приговор, как приговор…Тишь, да гладь, да божья благодать…И если бы не факты…Хотя они еще и не факты, а только версия защиты, которая также не имеет заранее установленной силы… Хотя внутренне он чувствовал то, что доводы изложенные в жалобе имеют место быть…
    Странно, но эти доводы даже отдаленно не находили себе места в отлакированном приговоре. Сам знает, как пишутся они, а уж опытному судье «лакировка» не составит особого труда. А чтобы бы всё было в ажуре, для верности с приговора спишут и протокол судебного заседания и тогда уж действительно всё будет «чики-чики», как говорил один знакомый прокурор.

    - Ну-ка посмотрим, что по этому поводу думает надзор.- проговорил он, обращаясь к следующему документу..
    А надзор ничего не думал. Коллега Пал Палыч, рассмотревший поступившую к нему жалобу, положил её в «долгий ящик», а потом отдал секретарю, чтоб та подготовила постановление об оставлении жалобы без удовлетворения. Здесь девчонки, как говорится, насобачились. Хотя чего собачиться - то? Есть «болванка»…Вставляй статьи законов, да фамилии меняй…и вся недолга. 

    В один из таких вот дней ему позвонили из бюро пропусков пояснив, что к нему посетители. Оказалось, что просится на приём мать осужденного Пашкова Павла, чьим делом он как раз и занимался.
    И хотя такое не практиковалось в суде, он решил сегодня сделать исключение и встретится с ней. Всё – таки приехала издалека. Авось и удастся узнать, что - то ещё, чего не почерпнешь в письменных материалах.


    И он не ошибся. Оказалось, что первоначально по подозрению в убийстве был арестован муж потерпевшей. 
    Для знакомых и друзей не было секретом, что он давным-давно охладел к жене, которая к тому же была старше его на 5-7 лет, охоч был до женского полу и уже весьма продолжительное время имел связь с молодой девушкой, о чем не могла не знать покойная. 
    Антон, так звали мужа, сразу же был арестован по подозрению в убийстве и целую неделю с ним проводились следственные действия. Потом, несмотря на имевшиеся против него улики, всё странным образом кончилось и он был под чистую, выпущен на волю, а вместо него «призвали» её сына, Павла. 

    Из беседы Александр Иванович также узнал, что мать осужденного и мать, теперь уже признанного потерпевшим, в своё время работали вместе, дружили семьями и их сыновья также знали друг друга. А потом, в годы перестройки, когда предприятия были порушены, дружба у них сошла на нет. Да и сын, Павел, по молодости и глупости успел дважды оказаться на скамье подсудимых. 

    После своего недавнего освобождения, кстати, досрочного и с хорошими характеристиками он, в течение двух месяцев в качестве рабочего находился с ней в лагере отдыха, в котором она работала и познакомился там с молодой женщиной, по имени Ольга, которая жила одна, воспитывая сына. Павел будто прикипел к ней и все вечера они проводили вместе, чему она не препятствовала, а была даже рада.
    И вдруг этот дикий случай, в котором много было тайного и непонятного. 

    Где то через неделю после ареста сына ей разрешили короткое свидание с ним, в ходе которого он сказал, что он знал погибшую и они были любовниками. Познакомились они, якобы, в автобусе и имели связи. Только вот ей в это мало верится, так как Павел постоянно был с Ольгой и почти всегда оставался у неё на ночь. По случайности или нет, только дом её располагался рядышком с домом Валентины, матери Антона и, следовательно, свекрови погибшей Елены. Как такое могло случиться, что именно в этот день он оказался в этой квартире и, якобы, у них была интимная связь с покойной.. Потом Павел ушёл, а вечером погибшую Елену обнаружил вернувшийся с работы свекор.
    Главным в обвинении Павла служили золотые украшения, которые были сданы им в ломбард, находившийся в 300 метрах от дома и, что интересно, по его же документам. Кстати, сразу же после этого ломбард был закрыт, а его владелец выехал в неизвестном направлении

    - Здесь, явно, что - то не так. Первоначально на следствии сын говорил, что, будучи сильно пьяным, взял после изнасилования и убийства Елены эти украшения. В последующем при допросе в присутствии защитника он показал, что украшения отдала сама потерпевшая. 
    Я долго думала об этом и могу едва ли не со сто процентной гарантией объяснить этот феномен себе так:
     
    Антон, муж погибшей, очень любил женщин и мечтал избавиться от неё. Тут ему, как нельзя кстати повстречался Павел, только что освободившейся из колонии и жаждущий женщин…И у Антона созрел план – познакомить Павла с женой, с целью скомпрометировать её, что бы был повод для развода. А в благодарность отдать Павлу её золотые украшения.
     
    Но что - то помешало задуманному плану.
     
    Прошу Вас обратить внимание на то, что по показаниям свидетеля, которого суд не стал приглашать в судебное заседание, Елена с мужем Антоном незадолго до смерти первой, входили в подъезд дома с яблоками в ведрах.
     
    Более того, при осмотре места происшествия было установлено, что телефонная трубка лежала не на рычаге и на ней обнаружен отпечаток большого пальца руки Антона и никаких других. Следовательно, это он последний звонил кому - то, хотя следствие утверждало, что кроме Павла с этого телефона никто не звонил.
     
    В квартире было обнаружено множество отпечатков ладоней, пальцев и волос, но ни один из них Павлу не принадлежал. В деле немало, прямо-таки, кричащих противоречий, что, однако, не помешало довести процесс до обвинительного приговора.
     
    Кстати, хочу сказать, что в кассационном порядке приговор в отношении Павла отменили, по причине того, что судья самолично не пригласил выбранного нами адвоката, а назначил своего.
    Я не буду отнимать Вашего драгоценного времени, а только попрошу обратить самое пристальное внимание на доводы жалобы и сравнить их с материалами дела. Мы прошли все инстанции, были в ГД, обращались к депутатам, но все только сочувственно кивали головами и говорили, что Павел осужден незаконно и нужно продолжать жаловаться дальше. А один даже шепотом сказал, что нужно «искать» прокурора на месте..-
    закончила она.
    - Хорошо. Обещаю вам досконально разобраться с делом и принять по нему законное решение. А вот скажите мне на милость, вы у себя там принимали какие-либо меры к защите сына?- спросил Александр Иванович

    - Когда Павла арестовали, следователь приставил к нему в качестве защитника, адвоката учившегося с ним на юрфаке. Этот «защитник» подписал все необходимые документы в пользу следствия. Вскоре из СИЗО мы получили от сына письмо, в котором он прямо-таки умолял «нанять ему хотя бы на два раза хорошего адвоката». Мы нашли такого, только вот в течение 2 недель следователь не допускал его делу…
    Лишь многочисленные телеграммы в различные органы сделали своё дело и адвокат встретился с сыном и получил возможность ознакомиться с некоторым процессуальными документами, из которых он узнал каким образом велось следствие и что Павел к данному преступлению не имел никакого отношения

    Хочу сказать и другое. В кассационном порядке приговор в отношении Павла, как я уже говорила, отменили, по причине того, что судья до последнего момента держал в тайне начало процесса. Нам домой позвонили утром того дня сообщив, что в 10 часов начнется судебное заседание. В процесс он, самолично, пригласил своего защитника, из числа бывших судей, а выбранного нами адвоката также не оповестил…Ну а потом был второй суд и вторая кассация, которая незаконно оставила приговор в силе…- Ну вот, вроде бы, и всё…Ну увидите всё сами…- закончила посетительница.
    - Хорошо, хорошо…, разберусь. Только вот и вы удовлетворите моё любопытство: откуда узнали, что дело находится у меня?-

    - Ой, Александр Иванович. В нашем суде многие работники убеждены в невинности сына, поэтому тихонечко шепнули на ушко, что Вы дело запросили. Вот мы и приехали к Вам. Пожалуйста, не выдавайте нас-дрожащим голосом проговорила она.
    -Да уж будьте покойны…Не выдам –
    еще раз пообещал Александр Иванович..


    - 5 -

    Вот такой разговор состоялся у него с матерью осужденного.
    -Для кого и чего мы работаем – подумал он, спустя какое-то время после ухода посетительницы. - Ведь - то как раз и призваны в значительной мере исправлять ошибки нижестоящих судов. Так нет, мы, по сути, являемся, тем звеном, которая является последней инстанцией утверждения приговора, вступления его в законную силу и тем самым подрываем веру людей в высшую судебную защиту…
    И всё это называется «стабильностью приговоров».
    Ещё недавно судьи вели прием граждан приезжавших с надзорными жалобами…Пусть и тогда вероятность отмены приговора была не велика, но всё же…Сейчас этого нет. Почему? Не потому ли, что не хотят глядеть в глаза людям, приезжавшим иногда на последние деньги из отдаленных концов необъятной страны…
     
    Уникальная во многом наша страна…Мы почему-то идем в своем развитии не вверх, как пристало цивилизованному обществу, а падаем вниз…В настоящее время едва ли не правилом хорошего тона является говорить о прошлом в уничижительном плане. Даже обоснование этому придумали…Дескать, «…я забываю о прошлом и смело переступаю порог нового дня. Я отпускаю прошлое, и прошлое отпускает меня...».
    Это какая - то чертовщина, вбиваемая нам, всегда считавшейся духовной, нации… Нас намеренно превращают в «Иванов не помнящего родства». Живите по принципу «Плюй на всех – люби себя»…
    И ведь преуспели в этом недруги. Материальные блага любой ценой затмили всё доброе в душах людей. Прямо-таки разлагающая в геометрической прогрессии установка…Вначале быть не хуже других, потом «на отдых в Канары, а народ на нары».
    А что это получается применительно к российскому правосудию? Оказывается, что в годы пресловутых и приснопамятных сталинских репрессий, более 7% приговоров отменялись, а сейчас счёт идет на десятые доли одного процента…

    Вот такие у нас суды. А как сейчас проходит отбор в судьи и прокуроры? Какой отбор? Имеют место быть так, называемые«трудовые династии». Родители судьи, дети в прокурорах. Уходит отец, сын меняет мундир на мантию…
    У самого шефа сын в районе прокурором, дочь советником в юстиции…

    У заместителя сын…в областной прокуратуре…
    Доходит до смешного…, если не грустного… Отец председательствует в суде, а сын выступает в роли обвинителя… Вот как было во время войны в танке: отец командир, а сын механик – водитель…
     
    А пройтись по табличкам в низовых структурах: секретари, помощники…это дочери, снохи судей, прокуроров…и это потому, что они не имеют юридического образования, хотя большинство из них сейчас учится на заочном отделении юрфака.

    О чем ещё можно говорить, когда из детей высокопоставленных работников правоохранительных органов, оканчивающих средние школы, формируются будущие группы первокурсников юридического факультета. И это готовый резерв пополнения соответствующих органов и судов - с горечью констатировал в своей голове Александр Иванович.

    Вспомнилось, как однажды приехав в суд, где начиналась его судейская карьера, встретился с одним из тамошних судей. Раньше он был шофером и возил начальника областной юстиции и тот, видимо за то, что тот «хорошо возил» устроил его на з/о отделение юрфака. Через 6 лет шофер, «без отрыва от производства», то бишь, «от руля», стал дипломированным юристом и по представлению шефа был направлен в район, где этот шофер-юрист, будучи и от природы недалеким человеком, был «избран» народным судьей…
    А на его место пришел другой шофер, потенциальный судья…

    При разговоре тот, уловив внимание проверяющего на трёх томах лежащих на столе сказал, что завтра у него большой процесс.
    На вопрос изучил ли он дело, судья без тени смущения ответил, дескать, зачем, ведь в процессе он его и будет изучать. 
    Горше всего было сознавать, что у этого человека, напрочь, отсутствовало человеколюбие. По всей видимости, для него человек был виртуальной лошадиной силой, что сидела в движке его «волжанки»

    Да это поколение совершенно другое…
    Где то ему довелось слышать, что человеку призванному решать судьбы людей необходимо иметь свою, открытую душевную рану, на которую каждая несправедливость ложилась бы солью, не позволяющей забыть о ране другого человека.

    - А я? Наверное, я все же не такой. Ведь родом то я оттуда, из послевоенных детства, юности – вдруг подумалось ему.. Дорогие сердцу годы, сейчас превратившиеся в мгновения…
    Родители, братья и сестры, добрые соседи, друзья со двора и одноклассники…Вдруг вспомнилось, что недавно в который уже раз просмотрев по телевизору фильм «Верные друзья» растрогался неимоверно. Ведь именно там, в детстве, и у него были такие друзья…А потом с ужасом понял, что жизнь их поколения сложилась совершенно по разному, разметав друзей по разным полюсам социальной иерархии… И получилось так, что пожалуй, он среди них самый успешный и состоятельный и не по тому, что умнее всех, просто звезды так сошлись…

    Новая власть очень благосклонно отнеслась к ним, судьям и прокурорам, постоянно повышая им заработанную плату и прочие блага, даже и не снившиеся в прошлом и которые позволяет им сейчас жить припеваючи, не отказывая себе ни в чем…
    Полная бесконтрольность, позволяющая работать так, как кому - то нужно и до своего смертного одра…

    -А почему так? Ведь сказано же в законе, что все мы равны…?
    Да полно, Саша, делать из себя девственника, задавая такие вопросы и зная наперед ответы на них. Все до банальности просто: забудь про жалость и сострадание и суди… Хотя внутренне и понимаешь, что понятие «судить» происходит от слова «рассудить», поставив стороны по разным местам…, одного возведя в ранг правого, а другого соответственно, виновного.
    Но у нас принято, что априори есть виновный и судья должен это утвердить, подавив в себе совесть и сострадание…Незащищенный ничем невиновный, признавался виновным, а виновный оставался на свободе, да ещё открыто демонстрируя свою безнаказанность
    …-


    Вспомнилось также, что во время учебы в институте в качестве учебного, показывали художественный фильм. Помнит только сюжет фильма. Его главный персонаж, судья, к которому поступило дело об убийстве молодого человека на пикнике…Был обвиняемый, были свидетели, были и улики…Но вот не складывались у судьи убеждения в виновности подсудимого…И ведь сам, судья, размотал этот клубок сомнений, в результате чего подсудимый был признан невиновным. Действия девушки, убившей пьяного хулигана признаны были правомерными, а друзья из компании, так называемого потерпевшего, были взяты под стражу в зале суда и им было предъявлено обвинение в злостном хулиганстве.
    -А почему сейчас не так? Неужели какие то высшие силы направляют в судьи бездушных людей или тех, которые подвержены бездушию? –рассуждал он.

    За последние год-два он чувствовал усталость, будто груз прошлых лет давил на подсознание. Пошли бессонные ночи, устремленный взгляд в потолок темной комнаты, беспричинная, как казалось, тревога…

    Так как же поступить, если совесть говорит поступать как велит она и закон, или в очередной раз пойти против неё и встать вновь на сторону зла?
    Он в деталях прокручивал свой разговор с председателем, настаивая на возбуждении надзорного производства и оправдания невиновного уже целых восемь лет находящегося в заключении. 
    – Никакого производства возбуждать не будем. Вы что первый год в суде? Вы представляете последствия вашего решения? Вы подумали о репутации нашего суда, трижды, в кассационном и надзорном производстве, отказавшего в удовлетворении жалоб. И как же теперь..? Прикажете встать в положение унтер-офицерской вдовы, выпоровшей саму себя?- выговаривал председатель ему. -
    - Ну если говорить об унтер-офицерской вдове, то насколько я помню, высек то её всё-таки городничий, сказав Хлестакову, что это она сама выпорола себя…Так что это выражение пристало говорить применительно к нам, а не вдове…-воспротивился он.
    -…Вы ещё долго будете меня политграмоте учить? Идите…и делайте как надо…А если забыли как, то поручите это своей секретарше…, она бабенка грамотная-едва не срываясь на крик продолжал председатель

    - 7 -

    - Что же это мы делаем то? Что же это за двойная мораль такая?
    Даем комментарии к законам, обобщаем судебную практику, даём уже к ним комментарии…Причем все это публикуется и каждый, кто имеет отношение к уголовной юриспруденции обогащает свою память, берет наивно все на вооружение…Но что удивительно…При том когда читаем ссылки оппонентов на свои комментарии, ничтоже сумняшеся, не замечаем их, делая вид, что о том они сами о них ведать не ведают.
    При рассмотрении жалоб не запрашиваем дела, а сразу выносим постановление об отказе в удовлетворении таковой, приведя в обоснование лишь то, что все было учтено в приговоре. Ну даже мало-мальски грамотному человеку ясно, что творим неправедное дело…
    Ссылаясь на приговор, как бы «не видим», что именно он оспаривается противной стороной…Причем оспаривается со ссылкой на материалы дела, действующий закон, комментарии Верховного суда. А ведь есть еще решения Европейского суда по правам человека о том, что при отклонении жалобы необходимо опровергнуть доводы жалоб.
     

    Адвокатурой было инициировано обращение в Конституционный Суд РФ на предмет того, что суды вопреки требованиям закона не отвечают своим оппонентам на их доводы, а занимаются ничего не значащими отписками.
     
    Однако он, в данном случае КС, подыграл своим младшим коллегам и фактически узаконил эти отписки…
    Нет в России уважения к своим законам, нет и уважения к Европейскому суду…
    Да и как ему быть, если зам. Председателя ГД г-н Жириновский фактически призывает игнорировать его, ссылаясь на то, что они нам ничего не сделают, ибо Россия платит большие деньги на его содержание.

    Мало того, мы врём ни мало не заботясь, если уж не о подобии правоты, то хотя бы последовательности и логичности своих выводов, что записываем в своих процессуальных документах.
    К примеру, в материалах этого же дела имеется заключение судебной экспертизы о том, что обнаруженные в подногтевом содержимом покойной эпителии, не исключаются происхождением от Павла Пашкова.
    Но в тех же материалах имеется и акт его же обследования спустя несколько дней после случившегося.
     
    Именно там написано, что кожная поверхность, даже не лица, а всего тела никаких внешних повреждений не имеет.
     
    И мы, именно мы, подобно слепоглухонемому в обоснование виновности, теперь уже осужденного, ссылаемся на вероятностный вывод экспертизы…
    Боже ж ты мой, что творится то… К людской судьбе, да нечеловеческими мерками…Ну подумаешь бросили в топку не березовое, а сосновое полено…
    Как же легко и без всякой ответственности за результаты своего труда, быть судьёй…Суди как хочешь…
    Надо отписаться, отпишемся, как хотим мы….


    Хотим мы этого или не хотим, но уходя, оставляем на земле свой след, память о себе. Как, видимо, легко уходили из жизни те, кто воевал, защищая Родину. Кто всю жизнь растил хлеб. Тот же актер, который создал много хороших ролей и они запечатлены на пленке и в памяти людской…

    А какую память оставишь после себя ты? Скольких посадил и память их близких? Она не будет светлой. И если есть после земной, последующая жизнь, являющейся продолжением нынешней, то там уже будут судить тебя, причем таким же судом, каким судил ты, да еще не исключено, что судить будут приговоренные тобой…

    Как нам быть-то со своей совестью, которая с годами все чаще и острее напоминает о несправедливости, обращаясь к христианским заповедям. Ведь не понаслышке же знаем, как расследуются дела. По сути дела, никто же не вникает в материалы дела, в лучшем случае прочитают обвинительное заключение.
     
    Зная об этом и следствие не думает о правдоподобности своих заключений. Приводя в обвинительном заключении тезис о чем то, ссылаются на соответствующие протоколы, имеющиеся в материалах дела.
     
    А кто читает эти протоколы? Да никто. В лучшем случае удостоверятся, что такой есть в наличии. А если внимательно прочитать, да осмыслить, то с ужасом отмечаешь, что протокол этот никоим образом не подтверждает того тезиса. И это сейчас, когда большинство материалов отпечатаны на принтере. А ведь еще с десяток лет тому они писались от руки, как куриной лапой, да так, что были не читабельны и часто приходилось, по настоянию защиты, вызывать в судебное заседание следователя, что бы он прочел собой же написанное. И с какой досадой приходилось наблюдать, как этот «писатель», покраснев от натуги и покрывшись испариной, не мог озвучить свою пись…

    - 8 -

    - Даааа…Посетители говорили и о втором приговоре и второй кассационной жалобе. 
    Говорилось также и том, что, из полученного кассационного определения на жалобу, можно было предугадать, как в дальнейшем будут развиваться события.
    Дело в том, что первая жалоба должна быть рассмотрена судьей Спиридоновым, являвшихся куратором их области, однако в последний момент, в зале заседаний, произошла замена состава суда и в качестве судьи – докладчика выступила судья Тимошина.
    Процесс занял не более 10 минут. Было объявлено, что приговор отменен и дело будет рассмотрено тем же судом, но в ином составе.

    Следующий суд по первой инстанции стал профанацией первого.
     
    Удивительное дело, но при новом рассмотрении дела, вопреки «рекомендациям» суда кассационной инстанции, областной суд полностью игнорировал доводы защиты, которые не оставляли камня на камне на версии обвинения и суд по тем же основаниям признал Павла виновным, только вместо 22 лет, назначил 18 лет колонии строгого режима.

    Как и предполагалось, последующую кассационную жалобу теперь уже рассматривала коллегия под председательством судьи Спиридонова.
     
    Защитник сыграл на опережение, заготовив заранее письменный обстоятельный отвод. Это был гром среди ясного неба. Отправив членов коллегии в совещательную комнату, председательствующий в присутствии государственного обвинителя, судебного пристава и матери осужденного пообещал дать защитнику «в морду».
     
    И это было не голословное утверждение защиты. К жалобе были приобщены копии отвода судье и заявление на поведение судьи в ходе процесса.
     
    Удивительно, но эти документы, без какой – либо проверки, остались пылиться в канцелярии суда-
    прокручивал в своей голове Александр Иванович…

    Помассировав сердце, он вновь углубился в материалы дела. Чем больше он читал документы, тем больше росло его негодование.
    Вот первая кассационная жалоба, по которой приговор был отменен. 
    О, ужас…К жалобе были приложены с десяток сообщений из паспортного стола о том, что запрашиваемые граждане, проходившие по делу в качестве понятых, по предполагаемым адресам не проживают и даже не числятся на этой территории… 
    …Ну прямо гоголевские мертвые души…- продолжал негодовать Александр Иванович..
    -Ладно. Пойдем дальше.-

    - 9 -

    Во всех судебных постановлениях в обоснование своей правоты, обвинение как заклинание твердит о том, что все доказательства, дескать, согласуются «промеж» собой и всё исследовано и дана правильная оценка»…
    - Но полноте лукавить, господа хорошие…Уж коли вы как заклинание твердите о показаниях осужденного, что они согласуются с фактическими обстоятельствами дела, тогда разуйте глаза и откройте уши…, ведь вы не ведаете что творите…Возьмите на пробу его показания и то что имеется в деле. Где вы видите «согласье»?-

    В этих «правдивых показаниях» Пашков говорил, в частности о том, что:
    - он перерезал потерпевшей горло. Фактически она была убита ударом ножа в шею;
    - после того, как он это сделал, Елена оставалась в положении лежа на спине. На самом деле она лежала ничком;
    - когда он уходил, телевизор был выключен. При осмотре места происшествия было установлено, что - работал;
    - перенеся потерпевшую на руках в спальню он, сорвав одежду, изнасиловал ее, а семяизвержение произвел у нее в ногах, на пол. Осмотром места происшествия никакой спермы обнаружено не было.
    Зато было
    установлено, что на спине покойной имеются ссадины, которые, по мнению эксперта, могли образоваться от волочения тела по полу. 
    - Почему вы, господа, следователи-исследователи не провели проверку показаний обвиняемого на месте, как это надлежало бы делать?-с возмущением думал Александр Иванович.
    В протоколе допроса записано, что обвиняемый боится появляться на месте преступления и отказывается от участия в этом следственном действии, так как «боится». Кого или чего боится? Не ясно.

    Однако, просмотрев видеозапись допроса Александр Иванович снова убедился в «хитроумности» следователя. Ну прямо новатор какой – то. А дело то было в том, что именно следователь задал об этом вопрос и оформил его, как ответ обвиняемого. Но чтобы уж выглядеть, как – то, последовательным, он привозил последнего в подъезд дома, где на первом этаже тот рассказал, как уходил после совершения преступления и оформил его протоколом проверки показаний на месте. Ну не сукин ли сын.
    Кстати, мать Пашкова рассказала, что этот следователь был не чист на руку…Через некоторое время он попался на неблаговидных делишках и, что бы не выносить сор из избы, его уволили «по собственному желанию». После увольнения он благополучно устроился в прокуратуру Ленинградской области, где вскорости «сел» за взятку.

    - Не принято во внимание и то, что в квартире обнаружена моча покойной, которая была следствием асфиксии. На это прямо указывали трансгуляционная борозда на её шее… Но в этом случае выходит, что Пашков срывал с нее мокрую одежду, чего, к великому сожалению стороны обвинения, ничем, в том числе и многочисленными заключениями экспертиз, не подтверждено.
    - Ни один, из множества, волос, даже те, которые были зажаты у покойной в кулаке и, которые, по мнению эксперта, могли быть вырваны ею в пылу борьбы, не принадлежал Пашкову. 
    Следствие и суд «мудрено» относят принадлежность волос каким-то «мифическим, многочисленным друзьям и знакомым» хозяев квартиры, не делая при этом хотя бы каких-то попыток по их установлению и времени пребывания последних на этой квартире.
    - Пашков говорил, что нож брал с кухни, который впоследствии выбросил. Пропажу ножа подтвердили отец, мать и сын, но будучи допрошенными поврозь схематично изобразили каждый свой, отличные друг от друга, ножи.
    - Как это следствие и суд установило факт изнасилования, когда заключение экспертизы не устанавливает никаких следов этого деяния. Более того, оно не подтверждает факта полового сношения. Эксперты также категорически утверждают об отсутствие спермы в каких-либо полостях потерпевшей. Не обнаружено оной и при осмотре места происшествия
    Ну…. Все понятно откуда растут ноги об изнасиловании…Об этом «чистосердечно» признался, ныне осужденный, в своей «явке с повинной» 


    «Согласуется всё»…Как бы ни так. А вот протокол применения служебной собаки, которая взяла след и привела проводника на троллейбусную остановку, в то время как Пашков ушел совершенно в другую сторону…
    Что это? Беспечность? Недоработка? Вряд ли…Это делалось целенаправленно, без какой-либо опаски перед вышестоящими контролирующими органами…

    В том же определении Судебной коллегии также отмечено, что материалами дела указана давность наступления смерти и приведены параметры орудия убийства, которые совпадают с указанными в показаниях Пашкова.
    Однако, защита утверждает и это подтверждается материалами дела, что это не так.
    Время наступления смерти не установлено. Хотя, наверняка оно устанавливалось, только вот оно доказывало алиби осужденного и поэтому его решено было завуалировать.
    По крайней мере, в материалах дела нет никакого упоминания о том, что при осмотре места преступления проводилось динамического наблюдения за процессом развития трупных явлений на теле потерпевшей. Было лишь указано, что при надавливании на слабовыраженные трупные пятна они бледнели и восстанавливались через 32 секунды.

    - 10 -

    - Ну почему…? Почему мы так поступаем?- вновь и вновь донимал себя вопросами Александр Иванович..- Ведь это же ведет к деградации нации. Осуждая невиновных, мы, в геометрической прогрессии криминализируем своих граждан. 
    Незаслуженно осужденный человек уже на подсознательном уровне будет хранить примененную к нему несправедливость- «если ко мне так, то и я так…».
    Кто сможет взять на себя роль тормоза в остановке этого судебного колеса?

    Адвокатура? А что адвокатура? Аморфная организация, с которой правоохранители и суды не считаются и терпят адвокатов лишь по тому, что при их отсутствии нельзя вынести приговор… На деле приняли закон об адвокатуре, а когда эйфория немного затихла, сделали из неё декорацию. Причем сделали это весьма и весьма коварно.

    Ведь что было раньше? А раньше было так. Если у родственников подозреваемого, обвиняемого и подсудимого не было средств на оплату труда адвоката, то правоохранительные органы и суд сами, через коллегии, приглашали адвокатов, оплачивая их услуги из государственной казны. Так как эта оплата была мизерной, да ещё и задерживалась, сами адвокаты шли на это неохотно.
    Но умные люди сверху обратили эти минусы себе в плюс.

    Независимо от того, имел адвокат доход или нет, он обязан был платить налоги в пенсионный фонд, фонд медицинского страхования, налог на доходы, взносы в адвокатскую палату. 
    Поэтому было принято решение о значительном повышении оплаты труда адвокатов за счет бюджета на радость адвокатов и их клиентов. Только последние, по первости, не догадывались, что выплаченные суммы адвокатам будут вычитаться из заработка осужденного.
    В результате этого нововведения адвокаты оказались в зависимости от работников следствия и судей. Те, «правильно» оценив ситуацию теперь уже выборочно, приватно приглашали адвокатов в процесс. А раз так, то адвокаты стали зависимыми от «работодателя». К чему это вело, думается понятно.
     
    В отношении наиболее ретивых адвокатов, которые не хотели "сотрудничать" со следствием и судом были придуманы различные схемы по дискредитации оных в глазах обвиняемых и их родственников. Это делалось до примитивности просто.
     
    В суде первой инстанции, несмотря на опороченные стороной защиты доказательства и выявления различного рода нарушений законности при их собирании, выносили заведомо не правосудный приговор. При этом заинтересованной стороне говорилось, что суровость приговора это прямая "заслуга" адвоката-"законника". В дальнейшем настоятельно, дабы не искушать судьбу, советовали пригласить другого адвоката. Естественно в кассационной инстанции приговор отменялся или изменялся, ну а репутация адвоката изрядно подмочена. Чтобы не повторяться имелись и другие варианты. Так, после того как был вынесен приговор, прокурором приносился протест об отмене приговора по разного рода обстоятельствам, к примеру, из-за суровость приговора. Заинтересованной стороне также советовали поменять защитника. Если советы не были услышаны, то при рассмотрении дела в кассации, прокурор отзывал свой протест и приговор оставлялся без изменений.
     
    Чудны дела твои, Господи! По закону адвокату представлены широкие полномочия а на деле они носили характер деклараций…Доводы их, по большей части, игнорировалась судами.
     
    Чего только стоит лаконичное «мнение» суда о том, что у «суда нет оснований не доверять выводам стороны обвинения».


    Нет-нет, да и прорывалось наружу истинное положение дел в уголовном судопроизводстве. Но тогда судебная власть прибегала к лживой демагогии о том, что упор надо делать на защиту потерпевших от преступления, а не жалеть преступников.
    А кто, собственно, против этого восставал? Только надо же действительно найти потерпевшего и доказать виновность преступника. Разве является секретом, что потерпевший, якобы, от преступления, являлся преступником, а преступник жертвой. Да, чёрт возьми, вот же он, наш пример…
     
    А как назвать тех, кто целенаправленно и вероломно на всем протяжении процесса незаконно привел Пашкова на скамью подсудимых?-


    - 11 –



    Сейчас мы вынуждены признать то, что общество приходит в упадок. Посмотрите на наших ребят и девчат на улице, в неформальной, так сказать, обстановке…И что видим: нецензурная брань и тюремный сленг практически пришел на смену русскому языку…Не удивительно ли, что наряду с толковыми словарями великорусского языка свободно издаются словари блатного жаргона…Публикуются и распространяются значения тюремных наколок и правил первоначального поведения в СИЗО.

    Дикое расслоение молодежи по социальному статусу грозит взрывом, чему мы были свидетелями в некоторых крупных городах России.
    Жестокие драки между собой с применением ног, всевозможных палок… и отсутствием запретных мест…Исстари на Руси, если и возникали драки, то существовал некий кодекс: драться до первой крови, лежачего не бить, не драться со слабым…Если кем-то эти правила забывались, то окружающие сами при помощи кулаков останавливали забывшегося…
     
    А сейчас еще разрешили оружие…А сколько такового незарегистрированного?
    Снова нет-нет, да и поминают евреев…
    Но вот, что удивительно…Оказывается, что по числу Героев Советского Союза евреи остаются четвертыми вслед за русскими, украинцами, белорусами и татарами….
     
    А что было бы если посчитать героев в их процентном отношении к численности этих народов…, так сказать, удельный вес…???
    Ну ушли евреи. Создали собственное, современное государство, входящих в десятку самых богатых стран мира. А об успехах их и говорить нечего…
     
    Деградировала армия… Она живет не по уставу, а по закону «зоны»…Ведь в наше время о неуставных отношениях и речи быть не могло…Молодые уважали старослужащих…А как иначе?

    - Так как же поступить? Ох уж это память… Получается, что стоит он, как бы одной ногой, в своем простом и счастливом детстве тем самым Сашкой, который даже ни одной кошке, да что там кошке, любому живому существу зная, как тому будет больно, не делал этого. Как внутри бывало стыдно, за какое то неправое действо…
    А другой ногой он стоит в бессовестном нынче. Где незаметно притерпелся и несправедливости, творящейся вокруг. К двойной морали, стоящих у власти. Привык к высокой з/ плате, благам, что даёт мантия. Сколько квартир он уже поменял и с каким размахом их отделал. Как ни удивительно, но именно сейчас он жил как при коммунизме, о котором так мечтал со всеми в детстве и юности.
    Чему ты удивляешься? Ты разве не видел подобного в делах, которые рассматривал?
     
    Как в приговоре, ничтоже сумняшеся, записывал, что веришь именно показаниям, полученным на предварительном следствии, так как «они получены с участием адвоката, последовательны и полностью согласуются с остальными материалами дела, а показания данные подсудимым в ходе судебного заседания суд считает надуманными и вызванные нежеланием последнего нести уголовную ответственность».
     
    Почему ты не опровергал их, как того требует закон?
     
    Почему ты не отдавал им первостепенного значения, ибо согласно опять же закону в ходе гласного и устного уголовного судопроизводства именно показания в суде имеют приоритет над другими…?
    Почему ты, молчал всё это время, Саша?
    Не потому ли что они не касались тебя? Ведь ты же с молоком матери впитал то, что зло не бывает безнаказанным…
    Не потому ли так рано ушли из жизни родители?
     
    Всё ты видел, всё ты знал, только вот свое материальное благополучие затмило глаза и уверенность в том, что оно послано тебе за твою «безупречную службу закону и Родине». Даже не заметил, как и Родина то поменялась…».

    А почему это сейчас всё, ранее существовавшее в подсознании, выплыло на поверхность уже не сознания, души…Ему вдруг зримо представилось как ни в чём неповинный молодой человек уже 8 долгих лет томится в колонии. Как страдает его душа.., души его
    близких…
    Как не выдержало сердце отца, который внезапно умер от обширного инфаркта.
    Как страдал и не хотел идти в школу его младший брат, когда его попросту травили в школе…, называя братом убийцы…


    Как умер дедушка, в результате две женщины остались совершенно одни без всякой поддержки извне.. муж…
    Несмотря ни на что, они поддерживали друг друга ради младшего брата Павла, понимая что им надо стоять еще ради Павла …Они на подсознательном уровне понимали, что если уйдет кто – то из них, другой одной этого не вынести.
    А где то по земле ходит настоящий убийца, наслаждающийся благами жизни…

    Как могут спокойно жить его коллеги судьи, прокуроры, милицейские работники, в чью то угоду отправившие его в места суровые…
    Кстати, прокурорский генерал, ведавший следствием, вскорости ушел в мир иной…
    Как ему там можется с таким тяжким грехом в сердце…? А ведь и каждому из нас предстоит предстать пред высшим Судией, по крайней мере, только с одним, этим вот грехом


    Видимо ты, Саша. с лихвой нахлебался этого ханжества, лицемерия и бессердечности, что больше душа этого не принимает и даже отрыгивает.-
    так рассуждал Александр Иванович с самим собой, шагая по хрустящему снегу домой.

    Наутро он зашел к председателю Суда. 
    -Ну что ?– спросил тот.
    - Знаете Петр Иванович…Не смог я отписаться от жалобы, а написал представление о возбуждении уголовного судопроизводства по ней. Вот оно…, мною подписанная. В том случае если Вы не согласитесь с моими предложениями, то руководствуясь законом и совестью сам изложу свою точку зрения Уполномоченному по правам человека…-
    Председатель побагровел

    Ты что,.. не понимаешь, что ты делаешь? Ты понимаешь, как дальше тебе здесь работать? Ты…-
    - Я попрошу Вас мне не тыкать… Я несколько постарше Вас…,это во - первых. А во- вторых, я оставляю Вам своё прошение об отставки…-
    После этих слов Александр Иванович повернулся и вышел из кабинета… 







    Ломбард выкуп авто http://lombard-auto.ru/


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru