Разное
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Разное

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 15.12.2009


    Да здравствует самый «гуманный» суд в мире или новые способы отъема собственности.

     

    Ю.Чинков,

    e-mail: Chinkov@aha.ru

    +7(495)726-35-74

     

    К написанию данного материала меня побудило величайшее разочарование: вот уже почти 20 лет как я юрист и с каждым днем, который приближает меня к этой дате, все больше убеждаюсь – судебной системы в России НЕТ.

     

    Есть некая пародия на судебную систему с судьями, адвокатами, истцами и ответчиками. Все делают только вид, что вершат правосудие, на самом деле, как говорит М.Н.Задорнов, «у них все, как на зоне, все из-за бабок, ты понял?».

     

    Итак, способ отъема собственности номер 1.

     

    Каждый, кто имеет какую-либо собственность сейчас или будет иметь в будущем, знай – если ты где-то, когда-то расписался (поставил собственноручную подпись) и документ сохранился хотя бы в виде копии, будь готов к тому, что к тебе придут, арестуют все твое имущество и попросту его заберут. При этом придут они не с оружием в руках, не с дубинками, а с судебным решением.

     

    Жил-поживал себе гражданин в коммунальной квартире в Москве и не ведал ни о чем. Работал как все в обычной конторе, зарабатывал на хлеб без икры, и вдруг, в один прекрасный вечер (23-00) стук в дверь квартиры: взламывается дверь квартиры судебными приставами (такую возможность им предоставил не так давно отредактированный Федеральный закон «О судебных приставах»), описывается все имущество от комнаты до ложек и вилок.

     

    В суде, наложившем арест на имущество (обеспечительные меры по иску), гражданин узнает, что оказывается он воспользовался юридическими услугами некоей адвокатской конторы, аж на 2 миллиона рублей, платить отказывается, адвокатская контора выставляет иск на эти 2 миллиона рублей, начисляет проценты за просрочку оплаты в положенной сумме, заявляет ко взысканию также и судебные расходы (расходы на представителя) на защиту самих себя любимых.

     

    Дабы этот гражданин не увел свое личное имущество (и у адвокатов (или у их заказчика) сохранилась гарантированная возможность это имущество в последующем присвоить себе), адвокаты «заносят» нужную сумму кому следует (кому следует, думаю, любой юрист или адвокат скажет не задумываясь), суд принимает обеспечительные меры, судебные приставы, взломав дверь квартиры, исполняют это судебное решение (определение о принятии обеспечительных мер), наложив арест на абсолютно все имущество данного гражданина.

     

    Все бы оно ничего, можно, конечно, пойти в суд, объяснить и/или доказать, что ты ничего не подписывал: никакого договора на оказание юридических услуг и, уж тем более, акт приемки-сдачи «оказанных» услуг.

     

    Но не тут-то было: тут-то как раз самое интересное и выясняется.

     

    Получатель «занесенного» назначает судью для рассмотрения дела, судья принимает упомянутые выше обеспечительные меры и «увольняется» (сам или по настоянию выяснить не удалось, ну да это и не важно).

     

    Далее, дело переходит к другому судье и начинается «судебное разбирательство».

     

    Естественно, гражданин, полагая, что он не полный идиот, чтобы заказывать для себя лично такие «недешевые» юридические услуги, через своего представителя заявляет о подложности доказательства (ст.186 ГПК РФ).

     

    Судья, понимая, что при наличии такого заявления (поданного через канцелярию/экспедицию) он просто-напросто обязан назначить экспертизу (так как истец не представляет иные доказательства), начинает затягивать процесс, неоднократно откладывая рассмотрение дела по существу, истребует из различных органов и мест работы гражданина целую кипу документов, содержащих образцы подписи гражданина того периода, в котором якобы произошло оказание «юридических» услуг.

     

    При этом гражданин, также понимая, что его ждет в будущем, через своего представителя просит суд отобрать у него в установленном порядке образцы его подписи (в присутствии всех участников процесса), а также назначить комплексную экспертизу, т.е. экспертизу не только на предмет выработанности образцов подписей, присутствующих на различных документах, но и на предмет физического и химического состава образцов подписей, присутствующих на спорных договоре и акте, с тем, чтобы установить, каким образом были выполнены эти подписи: рукописно (рукой конкретного лица) или с использованием технических средств, таких, например, как сканер, принтер или клише.

     

    Поскольку данное ходатайство было заявлено устно (на что гражданин имеет право), судья очень быстро смекнул, что ему надлежит делать, и тут же удовлетворил это ходатайство, естественно, объявив его также устно.

     

    Не занеся в протокол судебного заседания никакой информации о том, что гражданин ходатайствовал о назначении именно комплексной экспертизы, судья назначил исключительно только экспертизу почерковедческую.

     

    Любому юристу известно, что при проведении почерковедческой экспертизы эксперт, как правило, не исследует образцы подписей на предмет того, каким образом они выполнены – вручную или с использованием технических средств, - эксперт просто исследует сам рисунок подписей и говорит: подписи идентичны, не идентичны, идентичны в той или иной степени и все.

     

    Зная это обстоятельство, судья целенаправленно, по указке получателя «занесенного», назначает именно почерковедческую экспертизу, о чем становится известно гражданину только в день судебного разбирательства (после того, когда экспертное заключение поступило в суд).

     

    Впрочем, эксперт по закону не лишен права ставить вопрос перед судом о том, что исследуемые документы имеют признаки подделки и потому надлежит проводить не почерковедческую, а комплексную экспертизу.

     

    Неизвестно, почему эксперт этого не сделал: то ли с ним не поделились, то ли ему указали, как проводить экспертизу (с каким результатом), то ли попросту связываться не захотел – ведь гражданин ему ничего не «занес», - это уже не важно.

     

    Кстати, анекдот о справедливом правосудии, иногда упоминаемый все тем же писателем-сатириком М.Н.Задорновым, - вовсе не анекдот, а реальный и постоянно повторяющийся случай из жизни судейского сообщества.

     

    Более того, скажу исходя из собственного опыта о том, что в подавляющем большинстве случаев эксперт даже при проведении почерковедческой экспертизы не выносит заключение о 100% идентичности подписей.

     

    Эксперт, как правило, указывает на то, что с большей или меньшей степенью вероятности подпись возможно выполнена или не выполнена таким-то лицом.

     

    Ну да ладно, вернемся к основной сцене.

     

    Получив экспертное заключение, судья отрапортовал адвокатам (свидетельством чему является факт их отсутствия в основном судебном заседании), ничего не сообщив гражданину о результатах экспертизы, и назначил дату судебного разбирательства, отправив повестку гражданину по почте аккурат за 4 дня до назначенной даты.

     

    Это еще хорошо, что повестка шла по почте 3 дня, и гражданин получил ее накануне судебного заседания, но и это его не спасло.

     

    Сценарист (получатель «занесенного») все рассчитал тонко: ознакомить гражданина с результатом экспертизы, ошарашив его, и не дав ему опомниться и воспользоваться своими процессуальными правами, такими например, как право ходатайствовать перед судом о назначении повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной экспертизы, право ходатайствовать о вызове эксперта в судебное заседание с целью получения ответов на вопросы, связанные с проведенным исследованием и данным им заключением, и тут же в одночасье (через три минуты после ознакомления с экспертным заключением) вынести решение по существу: всё гражданин – отныне ты должник и долг твой будет погашен за счет твоего имущества.

     

    Все, собственность с этого момента утрачена, так как никакое обращение в вышестоящие суды, будь то кассация и надзорные инстанции, включая самую последнюю – председателя Верховного Суда РФ, никаким образом не поможет гражданину, и гражданин это понял только после того, как прошел самую последнюю надзорную инстанцию.

     

    А не поможет это по одной простой причине – гражданин ничего не занес ни в одну из этих инстанций (да ему, собственно, и нечего заносить).

     

    Не секрет, что рассмотрение кассационных и, уж тем более, надзорных жалоб по существу происходит только в двух случаях: либо одна из сторон (как правило, проигравшая) занесет, либо нижестоящий суд (решение которого обжалуется) допустит вопиющий ляп. В данном случае судьи кассационной инстанции (Мосгорсуд) прямо заявили гражданину: «чего приперся, нам твои проблемы не нужны, иди сразу в надзор», т.е. куда подальше.

     

    Все, ни при каких других обстоятельствах состоявшийся судебный акт не будет пересматриваться.

     

    Так и в данном деле, гражданин не занес, а суд обставил процесс очень тонко и грамотно, во всяком случае, ляп на поверхности не лежит.

     

    Так что, остается гражданину теперь только одно из двух: либо уклоняться от исполнения решения суда, либо идти в Страсбург, защищаться уже от судебной машины России.

     

    Способ отъема собственности номер 2.

    Главное действующее лицо – государство.

     

    «Введенный» в правоприменительную практику с октября 2006 г. институт «презумпции виновности налогоплательщика» (трактуемый как «необоснованная налоговая выгода» или как «неосмотрительный», «недобропорядочный» налогоплательщик) во всю шагает по стране и используется государством, прежде всего, для устранения неугодных и строптивых.

     

    Оно бы, конечно, ничего: что ж, ввели, так ввели. Будем играть отныне по «новым» правилам.

    Будем собирать на своих поставщиков полный компромат, иначе это назвать язык не поворачивается.

     

    И все бы оно ничего, российский налогоплательщик лицо привычное, - в прежние времена было еще хуже, когда только один штраф за нарушение налогового законодательства полностью убивал бизнес (все помнят указ Ельцина о 600% штрафе).

     

    А что же ныне?

     

    Все очень просто: собрал полный пакет документов, подтверждающий твою осмотрительность при выборе контрагента, - можешь спать относительно спокойно (ровно до того момента, пока правоприменитель не введет новые требования и тебе не придется доказывать, что ты не просто не верблюд, а не верблюд двугорбый).

     

    Конечно, налоги надо платить, с этим никто не спорит. Вот только ежедневно меняемые правила игры на этом поле, безусловно, всегда принимаются только с выгодой для государства и, соответственно, с убытком для налогоплательщика (как говорил М.В.Ломоносов «если откуда-то что-то убыло, то в другом месте с неизбежностью это что-то прибудет»).

     

    Правоприменитель (в широком смысле этого слова) на всем протяжении истории современной России «придавал» видимость законности своих действий.

     

    Приняв в начале 90-х годов (конкретно с 1992 г.) налоговую систему в виде разрозненных законов, порой противоречащих друг-другу, правоприменитель сказал: всё, теперь будем собирать налоги на законных основаниях.

     

    А далее пошло-поехало: кто как хотел, так и трактовал эти законы.

    Чиновники (налоговики и т.п.) по-своему (естественно, не в пользу налогоплательщика), налогоплательщики тоже по-своему, а уж судебная практика приходила к какому-то итоговому знаменателю порой только по прошествии десятилетий, в течение которых была сломана не одна судьба.

     

    Во главе судебной пирамиды стоял (и по сей день стоит) Конституционный Суд, которого также порой штормило.

     

    То видишь ли, он не согласен с законодателем и арбитражной практикой (арбитражной системой) в том, что собственности лишать во внесудебном порядке нельзя, поскольку это не согласуется с положениями ст.35 Конституции РФ (права органов налоговой полиции и налоговых органов по взысканию налогов и штрафов в бесспорном порядке), то, вдруг, утверждает о том, что налог незаконен (налог с продаж), так как не предусмотрен актом налогового законодательства и не имеет четко выраженного объекта налогообложения, но всё же взимать его стоит, так как доходы от его взимания заложены в бюджете (!!!).

     

    Впрочем, это все общеизвестно.

     

    Мы же, напомнив об известном, вернемся к новому, изобретенному правоприменителем способу отъёма собственности, о котором почему-то никем нигде не упоминается.

     

    Итак, по сути.

     

    Как известно, Конституционный Суд при вынесении своих решений (Постановлений и определений) всегда указывает на то, что позиция Конституционного Суда, выявленная им при рассмотрении конкретного вопроса, не может быть преодолена даже посредством внесения изменений в законодательство, так как это прямо прописано в Федеральном конституционном законе № 1-ФКЗ «О конституционном Суде РФ», который по своей юридической силе приравнен к Конституции.

     

    Гарантией соблюдения этого правила в налоговых правоотношениях является норма п.2 ст.5 Налогового Кодекса, гласящая о том, что вновь принимаемые акты налогового законодательства (законы), вводящие новую ответственность, новые права и обязанности, или иным образом ухудшающие положение налогоплательщиков, не могут иметь обратной силы (т.е. не могут распространяться на прошлые налоговые периоды).

     

    Как таковой институт «презумпции виновности налогоплательщика» фигурирует в судебных решениях Конституционного Суда довольно давно. Впервые он был упомянут еще в Определении от 25 июля 2001 г. № 138-О, затем уже в Определениях № 168 и 169 от 8 апреля 2004г. Однако ни в одном из этих актов Конституционный Суд ничего не разъяснил о том, что и кого под этим понимать.

     

    Окончательно же этот институт сформулировал Высший Арбитражный Суд РФ в своем Постановлении Пленума от 12 октября 2006 г. № 53.

     

    Именно с этого момента данному институту правоприменитель придал статус «закона», во всю применяя его, и официально суды стали ссылаться на это Постановление, как на закон, в принимаемых ими решениях.

     

    А ведь статью 120 Конституции никто не отменял!!!

     

    Таким образом, правоприменитель (не законодатель), в нарушение требований ст.3 Налогового Кодекса, изменил закон, т.е. правила налогообложения, не посредством внесения изменений в закон, а посредством толкования закона или, иначе говоря, посредством «введения» в правоприменительную практику пресловутого института «презумпции виновности налогоплательщика».

     

    Но и это еще полбеды.

     

    Беда в том, что обойдя таким хитрым способом свой же запрет (ст.5 НК РФ) на изменение правил игры во время игры, правоприменитель по факту распространил этот институт НА ПРОШЛЫЕ периоды.

     

    И в судебной практике теперь стало нормой, когда, например, налоговая проверка 2002 г. была проведена в 2005 г. (налоговый орган уже использует институт «презумпции виновности налогоплательщика»), суд разбирает результат проверки с 2005 г. по 2009 г. и при этом обязывает налогоплательщика доказывать свою невиновность, совершенно игнорируя императивную норму п.5 ст.200 АПК РФ, и это все при том, что «новые» правила игры (в виде института «презумпции виновности налогоплательщика») введены были в 2006 г.

     

    И как это не печально, но идею насчет этого способа отъема собственности подкинул арбитражной системе и налоговикам никто иной, как Конституционный Суд.

     

    Соответственно, так же, как и в первом случае, у всех попавших под этот пресс, остается только одно из двух: либо уклоняться от исполнения решения суда (думаю, способы всем известны), либо идти в Страсбург, защищаться уже от судебной машины России.

     

    И в заключении хотелось бы сказать, как же прав, тысячу раз прав М.Н. Задорнов, говоря о том, что «хуже строителей только юристы, а облеченные властью особенно».












    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru