Разное
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Разное

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 15.07.2007


    Место и роль государства в Гражданском Обществе

    Анатолий Птушенко
     
    Мы намеренно пишем Общество с прописной буквы, а государство — со строчной. Это важно не только для соблюдения правильного соотношения понятий, но и для символического подчеркивания основной идеи нашей концепции. Официозное представление по рассматриваемой проблеме в сегодняшнем российском праве и в экономической теории диаметрально противоположно. Поэтому главной задачей нам представляется доказательство нашей правоты на фоне критического анализа сегодняшней правовой концепции и базисных понятий теории экономики.
    По нашему убеждению, главным заблуждением сегодняшней теории права является отсутствие чёткости в дефинициях понятий «государство», «страна», «общество». Бытует некое синкретичное смешение терминов, позволяющее политикам выдавать демагогические и лицемерные высказывания. Под термином «гражданское общество» понимается некий сухой остаток от вычитания государства из Общества. Отметим по ходу, что несмотря на ошибочность такого подхода, он очень наглядно свидетельствует: Общество есть нечто большее, чем государство (иначе в итоге указанной операции получим отрицательную величину), причём государство есть часть Общества — поскольку законы формальной логики не допускают вычитания объекта, не являющегося по свей природе частью уменьшаемого объекта.
    Действительно, трудно оспорить утверждение, что государство — механизм управления Обществом. Следовательно, государство — подсистема Общества. Это наглядно отображено на рис. 1. Попутно подчеркнём, что бытующие определения государства как «формы организации общества» или Гражданского Общества как «совокупности отношений» антинаучны, противоправны и логически абсурдны. Реальная система здесь подменяется неким абстрактным невещественным понятием. Аналогичная ситуация имеет место и при определении понятия «собственность» — его бездарно подменяют перечнем правомочий собственника. Подобные логические безобразия необходимо решительно исключать из подлинно юридического языка.
    Пределы «самостоятельности» государства на деле определены совершенно точно: это пределы самостоятельности подсистемы по отношению к своей надсистеме. Иначе говоря, критерии эффективности государства должны быть частными производными от критериев эффективности Общества; цели государства не смеют противоречить целям Общества, пресловутая «государственная безопасность» может приноситься в жертву безопасности Общества.
    Поскольку государство — слуга народа, вполне уместно применить к нему знаменитые законы роботехники Айзека Азимова. Вот эти законы:
    1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием способствовать причинению ему вреда;
    2. Робот подчиняется всем командам человека, если они не противоречат первому закону;
    3. Робот заботится о собственной безопасности, если это не противоречит первому и второму законам.
    Смею заметить: «стиль А. Азимова» — это именно то, чего так остро не хватает сегодняшним законам Российской Федерации — начиная с Конституции РФ. (Впрочем, и законам многих других стран).
    Говоря о роли государства как подсистемы управления, подчеркнём роль прямых и обратных связей. Прямая связь та, по которой от системы управления к управляемым элементам поступают управляющие сигналы («команды»), обеспечивающие гомеостазис управляемой системы или её переход из одних состояний в другие. По обратным связям от управляемых элементов поступают сведения («доклады») подсистеме управления о результатах выполнения её ранее поступивших команд. По этим сведениям («информации») подсистема управления корректирует свои последующие команды. При отсутствии отрицательных обратных связей — противодействующих по определённым алгоритмам поступающим командам управления, — вся управляемая система (метасистема по отношению к подсистеме управления) идёт вразнос — вплоть до разрушения и полного прекращения функционирования.
    Следовательно, Общество заинтересовано в развитии надгосударственной системы образования, способной подготовить высококлассных специалистов, видящих своё призвание в организации таких отрицательных обратных связей. В переводе на обиходный язык — профессионально противодействующих действиям любой власти. Ни в коем случае нельзя смешивать эту подлинную интеллигенцию с чиновничеством, заинтересованном только в одном: отсутствии чётких критериев и необязательности законов лично для них. Чиновничество как класс надо изживать, везде, где это уже возможно, заменяя его компьютерными системами.
    Рассмотрим проблему соотношения государства и права, права и закона.
    Либо приходится признать, что нет двух систем, а существует всего лишь одна — «законы, за рамками которых нет никакого права», — и тогда логически нелепо вообще говорить о каком-то соотношении права и закона.
    Либо следует признать наличие двух систем — права и закона. Причём эти системы, согласно законам логики, в принципе не могут полностью совпадать. Только во втором случае может рассматриваться вопрос о системной иерархической соподчинённости права и закона.
    Исходя из соотношения Общества и государства как системы и её подсистемы, логически неизбежно признать закон (порождаемый государством) подсистемой правовой системы (порождаемой Обществом).
    Признав все эти логически неопровергаемые умозаключения, мы получаем однозначный и чёткий критерий правозаконности закона: объективно правовым является единственный закон — сформированный как следствие права. Все иные законы являются юридически ничтожными (то есть априори признаются неправовыми).
    И не имеет никакого значения, чью пресловутую «волю» выражает закон. Просто он должен соответствовать системно-логически обоснованным требованиям науки. Хотя, конечно, воля Общества безусловно неизмеримо выше воли любого государства. Тот факт, что эту «волю общества» не так легко измерить, вовсе не повод для отвержения самой необходимости такого измерения. Иное дело, что подобные измерения ни в коем случае нельзя доверять властям предержащим — эта задача по плечу только подлинной науке, ни административно, ни экономически не зависящей от исполнительной власти.
    И пора, наконец, рассуждать более точными и чёткими категориями, чем это синкретичное «государство». Уж не говоря о том, что эту подсистему Общества нигде и никогда не следует смешивать со страной (или «нацией»), а тем более с логически абсурдной «формой организации Общества». Необходимо рассматривать конкретные ветви наёмного механизма управления Обществом: Концептуальную, судебную, законодательную, исполнительную. Необходимо помнить, что каждая из этих ветвей государства должна быть представительной. Что законы пишутся прежде всего именно для этих ветвей. Что они (законы) не просто «сдерживают», «ограничивают» государство — они (законы) предписывают государству, какие задачи и какими методами оно должно решать в интересах Общества.
    Следует, на наш взгляд, решительно высказаться против распространённого сегодня толкования столь важных понятий как «гражданское общество» и «правовое государство». Как уже сказано, практически повсеместно гражданское общество толкуется как некий «сухой остаток» — за вычетом из Общества государства. Правовое государство толкуется как такое, которое соблюдает законы.
    На деле же Гражданское Общество — метасистема правового государства, высший тип демократии, при котором государство полностью подчинено Обществу.
    Проведём оценку признаков правового государства.
    Самое важное условие для признания государства правовым — принцип его взаимоотношений со своим гражданином (то есть членом Общества, исключительно на средства которого государство и существует — никаких иных средств в природе нет). Государство, позволяющее своему гражданину «обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы» (статья 33 Конституции РФ), вовсе не заслуживает названия правового государства. В правовом государстве любой гражданин имеет право не просто обращаться в эти самые органы — он имеет право подать на эти органы иск в суд.
    Гражданин и государство равны перед судом. Иначе говоря, правовое государство законодательно признаёт себя и “собственного” гражданина равнозначными субъектами права. Именно в этом состоит определяющая правовая черта правового государства. С другой стороны, воздействовать на законопослушного гражданина правовое государство может только по решению суда.
    Главной функцией правового государства является защита интересов гражданина.
     
     

    Государство, ставящее так называемые “государственные интересы” выше интересов личности, никак не может именовать себя правовым государством. Это положение доказывается следующей логической последовательностью: Общество содержит государство; Общество есть система, состоящая из личностей; всё достояние Общества создаётся трудом личностей; личность есть основа Общества — интересы личности имеют наивысший приоритет. Они выше интересов любых групп, классов и союзов — национальных, религиозных, производственных и т. п. Правовое государство все свои действия оценивает применительно к шкале ценностных ориентаций, где первое место занимают интересы и права человека, второе — интересы Общества в целом, третье — развитие Культуры (наука — одна из её подсистем), четвертое — требования экологии, пятое — экономика; и только на шестом месте по приоритетности находятся интересы самосохранения и поддержания необходимой работоспособности самого механизма управления Обществом, именуемого государством. (Вспомните законы Азимова!).
    Наиглавнейшей функцией правового государства является защита интересов личности от любых противоправных посягательств на них — в том числе и со стороны различных подразделений самого государства. Права человека изначальны и принадлежат ему с момента рождения; они не могут быть не признаны или признаны по воле каких-либо управителей, функционирующих в составе государственного механизма. Вторая фраза статьи 2 Конституции РФ гласит: «Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Соблюдение и защита — бесспорно. Но признание прав человека не входит в обязанности правового государства: эти права изначальны и более основополагающи, чем права государства. Эти права — права человека — необсуждаемы, они «по умолчанию» входят в систему правил и ограничений, налагаемых Обществом на нанимаемое им государство. Дело государства — соблюдать права человека, которые действительно «являются высшей ценностью» (КРФ, ст.2).
    В Гражданском Обществе все взаимоотношения законопослушного гражданина и государства строятся через суд, независимый от исполнительной власти.
    Вообще все ветви государства в Гражданском Обществе независимы друг от друга. Исключая Концептуальную ветвь (которой подчинены в стратегическом плане все остальные ветви государства).
    Управление Обществом осуществляется на разных уровнях. Самый «нижний» — силовой. На следующем уровне определяется последующее состояние общества. Этот уровень условно можно назвать «генетическим». Здесь работают наркотики, алкоголь, табак и т. п. Третий уровень принадлежит экономике. Четвёртый уровень — идеологический. На пятом уровне работают объективные закономерности человеческой истории (этот уровень можно назвать историко-хронологическим). Шестой уровень — концептуальный.
    На концептуальном уровне осуществляется стратегическое управление Обществом: определяются конечные цели в развитии Общества, оптимизируются методы достижения этих конечных целей, устанавливаются все ограничения, налагаемые Обществом на государство. Решение всех этих проблем Общество поручает концептуальной ветви государственного механизма — Концептуальной власти. Концептуальная власть ответственна за формирование и отображение общественного мнения, которое служит основой для выработки Концептуальной властью “направляющих косинусов” для законодательной власти — принципов функционирования государства, запретов на определённые методы решения текущих задач (например, на расстрел исполнительной властью собственного парламента из танковых орудий). Государство должно быть законодательно лишено права использовать армию во внутренних разборках между ветвями механизма власти. Дело Концептуальной власти — сформировать для законодателя обоснования необходимости соответствующего закона и разработать ведущие правовые принципы, которыми законодатель должен руководствоваться при создании нового закона.
    Сегодня принято именовать так называемые средства массовой информации (что само по себе
    некорректно) “четвёртой властью”. Есть ли для этого какие-либо основания? Если судить по сегодняшней общественно-политической ситуации в России, такие основания безусловно существуют. Массовые коммуникации испортили не одну служебную и политическую карьеру; в довольно широких пределах продемонстрировали свою способность оказывать заметное давление на общественное сознание. Здесь нет ничего необычного: именно в этом заключается главная функция массовых коммуникаций, их основная общественная роль. Более того, если последовательно стоять на демократических позициях, придётся признать, что массовые коммуникации — отображающие глас народа, — должны быть вовсе не четвёртой, а первой властью в правовом государстве Гражданского Общества. Разумеется, речь не о нынешних “СМИ”, в весьма большой степени заангажированных и коррумпированных, — о них надо говорить в специальном исследовании. Мы ведём речь о том, что должно быть в неискажённом, подлинно демократическом Гражданском Обществе.
    Однако массовые коммуникации по своей изначальной сущности, по своей организационной и функциональной природе, в принципе не способны (и не должны) формировать общественное сознание. Эта задача по плечу только Науке. Такую задачу нельзя доверять действующим политикам (невзирая на обременённость некоторых из них всевозможными учёными степенями и званиями) — ибо политика есть самодовлеющий способ мышления, “искусство возможного” — дело не слишком чистое, по словам самих политиков, — озабоченных отнюдь не поиском истины, а исключительно достижением корпоративного (кланового) и личного успеха любой ценой.
    Формировать общественное мнение можно только на основании научно установленных истин. И только научно обоснованными оптимальными методами. Следовательно, во главе первой — Концептуальной — власти должны стоять научно подготовленные люди, научно организованные, функционирующие по законам науки структуры. Причём этим людям законодательно противопоказано участие в каких-либо иных управленческих (тем более — коммерческих ) структурах. Им показан единственный вид совмещения: параллельная научно-педагогическая деятельность.
    Никто, кроме Науки, не может определить оптимальные пути к поставленным целям, — такие пути, которые гарантируют Обществу минимально возможные потери в людях, ресурсах и международном престиже. Что всё ещё плохо понимается политиками вообще, и отечественными в особенности, — это необходимость одновременного, не одной за счёт других, а совместного, — решения трёх групп проблем: вещественных («материальных»), духовных, экологических. Только подлинная (неангажированная, идеологически неподавляемая предержащими властями) наука способна правильно осознать проблему, сформулировать адекватную постановку задачи и найти эффективные методы её решения. Ненаучные коллективы, как правило, неспособны прежде всего правильно определить вставшую перед Обществом проблему, не говоря уж о последующих этапах анализа. Именно из-за этой неспособности политиков и недопущения к кормилу лучших умов, наше общество с удручающим постоянством вместо достижения прокламированного результата добивается очередного “укорочения ног”. (См. [3]).
    Концептуальная власть должна представлять собой иерархически организованный механизм взаимодействия научных и массовых коммуникаций. Он, естественно, должен быть представительным, но его формирование должно проходить не по произвольно кем-то (обычно всё теми же в данный момент действующими властями) назначенным правилам (“Закону о выборах”), а по отработанным в самой науке канонам и критериям, научно обоснованными и научно отработанными методами.
    Место, которое должна занимать Концептуальная власть в механизме управления Обществом, схематически показано на рис. 2.
    В истории человечества концептуальная власть сыграла огромную роль. Именно она определяла судьбы народов, государств, монархов и президентов. В некоторые эпохи она пересекалась с церковью. Но всегда в её руках было самое мощное оружие — знания. И ещё более важное оружие — методы добывания новых знаний. В определённой мере она делилась частью этих знаний и умений с ею же сформированными и негласно назначаемыми правителями. Те же, кто не был тайно избран концептуальной властью, царствовали недолго и неудачно. Иное дело, что истинная ситуация всегда оставалась вне поля зрения толпы и мало у кого из правящей элиты доставало времени и ума, чтобы начать смутно догадываться о реальном положении.
    Но далеко не всегда Концептуальная власть институциировалась внутри того Общества, за судьбы которого оказывалась ответственной в конце концов. Последнее обстоятельство заставляет очень внимательно присмотреться к ситуации в сегодняшней России.

     

     
     

     

     

    Самоуправление и самоорганизация Общества

    В ныне действующей Конституции РФ (принятой 12.12.1993г.) самоуправление изначально сопричислено к органам «местного самоуправления» (глава 8). Статья 133 однозначно разделяет «местное самоуправление» и «органы государственной власти». Согласно статье 132, самоуправление может наделяться «отдельными государственными полномочиями», реализация которых «подконтрольна государству».
    В очередной раз авторы КРФ употребляют термин «государство» не вполне корректно. Ибо самоуправление и есть основа любого демократического государства. В рамках последовательно демократической доктрины единственным легитимным носителем абсолютной власти в Обществе является народ. Даже в самой КРФ постулируется это основополагающее положение: «…единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ». Оставаясь в рамках демократической доктрины, невозможно не признать, что власть должна делегироваться от абсолютного носителя этой легитимной власти к выбранным им наёмным коллегиальным органам, а не наоборот. Причём этот принцип сохраняется на любом иерархическом уровне управленческой пирамиды, где чем выше уровень, тем ограниченнее объём компетенции (при безусловном укрупнении решаемых задач), тем уже властные полномочия (при безусловном повышении уровня ответственности перед Обществом). В правовом государстве Гражданского Общества каждый «более верхний» орган управления ответственен не перед «ещё более верхним», а перед непосредственно «нижним» — тем, кто делегировал «верхнему» органу часть своих властных полномочий. Таким образом, наибольшими полномочиями (после народа, т.е. Общества в целом) обладают как раз органы самоуправления. И никакие «государственные» (верхние в иерархии государственного механизма) структуры не обладают легитимным правом «наделять органы местного самоуправления отдельными государственными полномочиями» — только строго наоборот. Уже поэтому «местные органы» более «государственны», чем «центральные органы». Очевидно, необходимо упорядочить терминологию: в правовом государстве Гражданского Общества нет ни «местных», ни «центральных» органов — есть верхние и нижние. При «обратном» порядке делегирования полномочий. И те, и другие органы суть органы государственного управления. «Нижние» — даже в большей степени, чем «верхние».
    Resume: самоуправление — основа государства в Гражданском Обществе.
    Исходя из вышеизложенного, следует признать статью 12 КРФ принципиально ошибочной. Что касается Президента, то в Гражданском Обществе он является просто высокопоставленным (наёмным!) чиновником — со всеми вышеописанными ограничениями и запретами, — а вовсе не «осуществителем Государственной власти» (ст.11 КРФ) и не «гарантом конституции» (ст.80 ). Ибо единственным гарантом конституции является сам народ — как единственный легитимный носитель неограниченной власти в обществе.
    В Гражданском Обществе власть должна вырастать как дерево — естественным путём: снизу — вверх. Этот рост представляет собой самоорганизацию Общества. То есть именно тот процесс, в результате которого исторически возникло государство как общественно-политический институт Общества. (А точнее и строже — как одна из основных системообразующих функциональных подсистем Общества). Россия имеет по этому поводу блестящий исторический пример: самоорганизация и самоуправление казачества.
    *
    На пороге третьего тысячелетия перед человечеством встала задача перехода к безопасному коэволюционному развитию. Решение этой наиважнейшей для всех государств, народов и индивидов задачи требует консолидации и признания следующих основополагающих принципов.
    1. Информация есть первооснова мира.
    2. Для вхождения человечества в новую эру процветания необходимы демократические пре
    образования на всех уровнях властных структур мирового сообщества, — и непременным
    условием этого является всеобъемлющая информатизация общества.
    3. Главными признаками единого мирового информационного сообщества являются:
    а) свобода личности от рождения; информационно-сотовое самоуправление;
    в) любой индивид, группа, государство в любое время могут (бесплатно или за однозначно
    установленную плату) получить доступ к любым информационным ресурсам, необхо-
    димым для решения личных или социально-значимых общественных задач;
    с) в обществе производятся и доступны любому индивиду современные информационные тех-
    нологии и средства связи;
    d) имеются развитые инфраструктуры, обеспечивающие создание информационных ресур-
    сов, необходимых для ускоренного социального и научно-технического развития;
    е) информационные сети являются одновременно и источником самодисциплины, самооргани-
    зации, источником духовного развития.
    В информационном обществе нет классов, нет разделения по расовому и национальному признаку: все люди — свободные личности. В таком обществе осуществляется народовластие на основе территориального информационно-сотового самоуправления. В будущем территориальный принцип самоорганизации вытеснится самоорганизацией на базе общности тезаурусов, личностных менталитетов, индивидуальных шкал ценностных приоритетов.
    Для вступления на этот путь необходимо уже сегодня незамедлительно повышать уровень информированности общественности, степень её обеспокоенности назревшими проблемами социально-политического, научно-технического и культурно-экономического развития. Необходимо законодательно утвердить наивысшую приоритетность культурных (в том числе научных) и образовательных систем. Необходимо первоочередное экологическое образование и воспитание общества.
    Создатели концепции информационно-сотового общества, И.И. Юзвишин и Э.В. Евреинов, под термином сот подразумевают первичную ячейку самоуправления. Автором настоящей работы установлены принципы организации сотов по соответствию менталитетов, ценностных ориентаций и тезаурусов (взамен простейшего «территориального принципа»). Установлена также структура механизма взаимодействия сотов с концептуальной ветвью управления обществом: несколько сотов объединяются в метасот (по тезаурусно-территориальному принципу) и делегируют метасоту часть своих властных полномочий; этот процесс повторяется на всех иерархических уровнях государственного механизма. Его принципиальная схема представлена на Рис. 2.

    Интегральные характеристики Гражданского Общества

    1. Государство подчинено Обществу. Законодательно закреплено право Общества заменить государство на другое — в том числе принципиально иного типа (легитимная смена «режима правления»).
    2. Государство законодательно признаёт гражданина равнозначным с собой субъектом права. (Гражданин может подать иск в суд на любой государственный орган. И даже просто «на государство»).
    3. Государственные органы формируются на основе самоуправления – путём делегирования части властных полномочий снизу вверх — в процессе самоорганизации Гражданского Общества в иерархическую информационно-сотовую структуру по тезаурусно-территориальному принципу.
    4. Государственный механизм кроме обычных трёх ветвей (судебной, законодательной, исполнительной) включает первую ветвь — Концептуальную власть, которой в стратегическом управлении Обществом подчинены остальные три ветви.
    5. Все ветви государственного механизма являются представительными: все они формируются и расформировываются только народом (Обществом в целом). Ни одна из ветвей власти не обладает правомочиями по созданию или роспуску других ветвей власти.
    6. Все ветви власти функционально строго разделены. Законодательно запрещены любые пересечения властных полномочий разных ветвей государственного механизма.
    7. Президент законодательно признаётся главой исполнительной власти. Не может быть иного гаранта конституции помимо того, кто априори является легитимным носителем всей полноты власти в Обществе. Полной неограниченной властью в Гражданском Обществе обладает только народ (Общество в целом).
    8. Конституция Гражданского Общества является исчерпывающе полной, — исключая не только необходимость, но и возможность какого-либо её истолкования. Её должен чётко понимать любой образованный гражданин — армия чиновников-истолкователей, в том числе юристов-«законников», полностью отменяется как социальный институт.
    9. Доходы государственного чиновника-управленца любого ранга законодательно ограничиваются; ему запрещается любое совместительство — исключая научно-педагогическую деятельность.
    10. В процессе самоорганизации Гражданского Общества не применяется «голосование по партийным спискам»: каждый кандидат на занятие поста в механизме управления вместе со своей предвыборной программой опубликовывает результаты его официального освидетельствования в медико-биологическом, интеллектуальном и нравственном аспектах. Отменяются не только все религиозные, расово-национальные и половые, но и все возрастные ограничения.
    В Гражданском Обществе жёстко разграничены функции и сферы компетенции всех силовых
    структур; любые пересечения караются по закону.
     
    Немного о методологии. Дефиниции
    Законы логики требуют обоснования методов доказательства независимо от доказываемых положений. Поэтому мы считаем необходимым привести здесь основные методологические принципы исследования и дефиниции основных понятий.
    1. Любая проблема допускает только два подхода — системный и бессистемный. При пер-
    вом исходят из того, что определение понятия, понимание сути проблемы или предмета мо-
    гут реализоваться только когда объект представлен в виде системы и определено, частью
    какой более общей системы (метасистемы) он является и из каких подсистем состоит он
    сам.
    При бессистемном подходе ошибочно полагают, что возможно понять суть объекта, рассмотрев его изолированно, отдельно от всего остального мира. Это неизбежно приводит либо к практически бесполезному, либо даже к вредному для общего дела результату.
    2. Прежде чем начинать обсуждение проблемы, необходимо сформировать признанный всеми
    участниками обсуждения тезаурус — словарь взаимосвязанных ключевых понятий. Каж-
    дый из используемых терминов должен до конца обсуждения оставаться тождественным
    самому себе.
    Без соблюдения этого требования обсуждение ни к какому разумному результату привести не может.
    3. Дефиниция (замкнутое определение понятия, содержащее все его необходимые и достаточные признаки) не может строиться в виде незамкнутого перечисления отдельных, невзаимосвязанных признаков, не составляющих единой системы.
    Если эта система не выстраивается в единственную фразу, построенную согласно законам языка описания, — мы видим однозначное свидетельство непонимания автором определения подлинной сути определяемого им понятия.
    Руководствуясь указанными принципами, мы сформировали нижеприведённые дефиниции.
     
    Право — подсистема Культуры, непосредственно формирующая и контролирующая деятельность человека как социально ответственной и законопослушной личности и определяющая все запреты и ограничения, налагаемые Обществом на государство; представляющая собой систему взаимосвязанных идей, максим и принципов, определяющих и направляющих формирование законов.
     
    Общество — система, организующая на определённой территории — от частного клуба до Планеты — разумных и целенаправленных особей в интересах обеспечения их жизнедеятельности, направленной на достижение определённых духовных, экологических и вещественных идеалов.
     
    Государство — подсистема Общества, координирующая функционирование всех остальных подсистем и организующая все необходимые Обществу знаковые и вещественные потоки — методами и в жёстких рамках правил, установленных Обществом.
    Правовое государство — законодательно признающее себя равнозначным субъектом права с гражданином.
     
    Система — совокупность элементов, объединённых в цельную структуру прямыми и обратными связями, определяющими свойства системы, выходящие за рамки простой суммы свойств составляющих её элементов.
    Чтобы понять сущность объекта, нужно представить его в виде системы: найти, в ряду каких систем он находится, из каких подсистем он сам состоит, элементом какой метасистемы (надсистемы) он является.
     
    Эффективность есть показатель степени приспособленности системы к решению определённой задачи в определённой ситуации.
     
    Экономичность системы — величина, обратная суммарным затратам на создание системы, её производство и эксплуатацию в составе группировки, потребной для решения определённой задачи в заданных условиях.
     
    Культура — исторически изменяющаяся системообразующая функциональная подсистема Общества, формирующая человека как социально активную и законопослушную личность и удовлетворяющая его духовные потребности — путём производства, хранения, распределения и потребления духовных ценностей.
    Культура — системный базис Права.
     
    Духовная ценность — результат творчества, поднимающий человечество или личность на новый уровень понимания мироустройства или эмоционального восприятия себя самого и своего окружения.
     
    Творчеством признаётся процесс, в результате которого из известных реалий создаётся нечто объективно новое или обнаруживаются ранее не известные реалии.
     
    Нация — целеустремлённая самоорганизующаяся на базе совпадения тезаурусов и менталитетов общность личностей, независимо от этнических и религиозных особенностей говорящих и мыслящих на одном языке и приобщённых к общей Культуре, основанной на общечеловеческих духовных ценностях.
     
    Закон принципиально не может быть источником права, являясь следствием права. Право порождается Обществом (Наукой от имени Общества), закон — порождение государства, представляющего собой подсистему Общества, наёмный механизм управления Обществом. Следовательно, право иерархически выше закона. Закон — следствие права; не вытекающий из права закон («неправовой закон») априори юридически ничтожен.
    Закон есть предписание государства самому себе (чиновникам) и самодовлеющим членам общества (гражданам).
     
    Корни теории права и теории экономики должны произрастать из основ рационального природопользования. Экология должна стать основой образования и воспитания современного человека — в любой области его последующей деятельности. Необходимо создать новую системную науку, изучающую все объекты одновременно с трех позиций — права, экономики, экологии. Предлагаем назвать эту новую междисциплинарную ветвь науки эконологией.
     
    Интеллигенция — основа Гражданского Общества, создающая необходимую для управления им отрицательную обратную связь; в отсутствие такой связи система идёт вразнос — до полного физического самоуничтожения.
     
    Интеллект — свойство системы выделять себя из окружения, анализировать внешние стимулы, поддерживать гомеостазис, формировать идеи и создавать духовные ценности.
     
    Идея — это зафиксированное в каком-то коде представление об устройстве объекта, о сути процесса, о причинах и следствиях явлений — всё то, что позволяет передать объективное сообщение об объекте, либо реализовать его неким объективированным способом.
     
    Интеллектуальной собственностью признаётся любая, обладающая новизной, нетривиальностью и реализуемостью дефиниция идеи, способствующей развитию индивида или Общества и обеспечивающей удовлетворение их вещественных, духовных и экологических потребностей — без каких-либо побочных эффектов, вредных для человечества.
     
    И краткое резюме. Уже сегодня мы живём в мире, насыщенном информационно-коммуникационными сетями. Если бы мы пожелали охарактеризовать нашу эпоху одним словом, вобравшим в себя всё самое важное (и в то же время, самое тревожное!) в нашей сегодняшней жизни, мы наверняка не нашли бы ничего лучше, чем слово и н ф о р м а т и з а ц и я. На всех распространённых языках это слово пишется и понимается практически одинаково: это и компьютеризация всех сфер жизни — от науки до быта, — и резкий рост значения и роли в Обществе массовых коммуникаций, и понимание информации как самого компактного, самого важного и самого дорогого товара. Это и понимание необходимости информационно-сотовой структурной организации Гражданского Общества с подчинённым ему Правовым государством, возглавляемым Концептуальной властью, сформированной по информациологическим законам путём интеграции научных и массовых коммуникаций. Это и новая философская парадигма о трёх китах, на которых стоит наш мир, — материя, информация, мера.
    И не случайно на пороге XXI века возникла новая наука ИНФОРМАЦИОЛОГИЯ: она создана для изучения всех этих объектов, всех связанных с ними процессов, происходящих в сегодняшней Науке, в человеческой цивилизации, уже несколько тысячелетий эволюционирующей на планете по имени Земля.
    Отметим также и следующие важные соображения.
    1. Необходимо осознать (следовательно, внедрить во все учебные программы) неизбежность «Космического императива» — решения всех «наземных» глобальных проблем современности (экологической, энергетической, протеиновой, демографической, военной) только «через Космос». Для чего необходимо признать космонавтику самой приоритетной научной, образовательной, технической и экономико-правовой областью деятельности. Необходимо немедленно парировать географические и стратегические недостатки положения России на Земле, не допуская господства в Космосе вероятного противника. Данный тезис должен стать основой новой военной доктрины РФ. Для решения названной проблемы необходимо немедленно возобновить в РФ НИОКР по созданию транспортных и боевых авиационно-космических систем с гиперзвуковыми самолётами-разгонщиками.
    2. Общество, государство, экономика, право — всё это суть сложные системы. Поэтому во все учебные программы по экологии, природопользованию, всем дисциплинам правового и экономического курсов следует ввести разделы, дающие студентам достаточные познания и навыки в области системоанализа. Поскольку неэкологичная экономика не имеет права на существование, целесообразно развивать синтетическую дисциплину, включающую основы экономики, экологии и права. Такую науку целесообразно назвать эконологией.
    3. Поскольку основой доктрины выживания человечества на Земле является неукоснительный переход всех без исключения областей человеческой деятельности на принципы рационального природопользования, Наука должна сформировать принципиально новые основы теории права и государства, а также экономической теории.. Выражаясь фигурально, можно утверждать, что корни Права и корни Экономики должны вырастать из теории Рационального Природопользования. (Следует при этом уравнять нормы оплаты преподавания указанных учебных дисциплин).
    4. Целесообразно развивать новые комплексные области науки — информациологию, системоанализ, эконологию, науковедение и культурологию (последнее важно и потому, что Культура — подсистема Общества, ответственная за формирование человека как социально активную и законопослушную личность; иначе говоря, Культура — системный базис Права). Необходимо безотлагательно создать Международную Академию Эконологии. Необходимо принять пакет законов, направленных на правовую защиту Интеллектуальной собственности и создание единого информационно-терминологического пространства.
    Место государства в экономике — на сегодня вопрос неоднозначный. Реально Российское государство заняло позицию «хозяйствующего субъекта», фактически уравняв себя с другими коммерческими деятелями. В итоге наше государство стало не только чрезмерно дорогостоящим, но и весьма неэффективным, создав к тому же условия для процветания коррупции на всех этажах власти. Правовое государство Гражданского Общества должно быть принципиально иным: как механизм управления всем Обществом оно должно исключить выборочное лоббирование отдельных групп и кланов, прежде всего «ресурсодобывающих», — исходя из парадигмы принадлежности невосполнимых природных ресурсов Обществу («народу»). О рациональных принципах управления сказано выше.
    Государство не может претендовать на всё, что не входит в частную собственность, ему должны принадлежать выделенные Обществом объекты, необходимые для решения задач, возлагаемых Обществом на своё государство. О правильном подходе к организации экономики сказано ниже.
    В итоге экономического системоанализа мы приходим к выводам:
     
    1. Экономика как система народного хозяйства представляет собой пересечение многих областей человеческой деятельности, многих системообразующих подсистем Общества: государства (политической системы), Культуры (науки, образования, морали, права, искусства, массовых коммуникаций), человеческого фактора (соотношения критериев эффективности всех подсистем Общества). Развитие экономики невозможно вне объединённого синхронного процесса развития всех названных подсистем Общества.
    2. Только системоаналитический подход — как наиболее обобщённая методология современной науки — способен привести к адекватной оценке сегодняшнего состояния экономики и к формированию действенных рекомендаций по её целенаправленному развитию.
    3. Система понятий, принятая в современной отечественной экономической науке, некорректна. Она оперирует неустоявшимися размытыми понятиями, не позволяющими формулировать однозначно понимаемые суждения. Необходимо создать единую терминологическую службу РФ, наделенную государственными полномочиями по логико-системной сертификации всех официальных документов.
    4. Неверно понимаются и употребляются такие ключевые для экономики понятия, как эффективность, человеческий фактор, качество. Применяются ошибочные дробные и суперпозиционные критерии так называемой «экономической эффективности», неверно понимается соотношение понятий эффект и эффективность, эффективность и экономичность. Неверно ставятся и решаются поликритериальные задачи. Обобщённые стоимостные критерии оценки так называемого «конечного результата экономической деятельности» принципиально ошибочны. Некорректны и неработоспособны бытующие в российском законодательстве дефиниции основных понятий — «собственность», «юридическое лицо», «авторское право». Детализация и обоснования приведены в [3].
    Необходима разработка и законодательное внедрение единого интегрального терминологического тезауруса.
    5. Человечество может существовать на Земле только в условиях достаточных запасов невосполнимых природных ресурсов. Паразитическое деградационное потребление этих ресурсов недопустимо. Экономика не может нормально развиваться без законодательного установления изначальной принадлежности Обществу в целом всех невосполнимых природных ресурсов. Необходимо в принципе отменить НДС и ввести налог на использованные невосполнимые природные ресурсы.
    Оплата труда работников разных профессий должна быть установлена научно — исходя из важности каждой профессии для Общества. Доходы чиновника любого уровня не должны превышать средней по стране зарплаты.
    6. Экономика — как любая система — с одной стороны характеризуется эффективностью (показателем приспособленности системы к решению задачи, ради которой система создана), и совершенно с другой — экономичностью (суммарными затратами на создание и функционирование, а также потерями в людях, невосполнимых ресурсах и международном престиже). Бытующие представления об «экономической эффективности» необходимо запретить как антинаучные.
    7. Задача экономики состоит в удовлетворении с минимально возможными затратами и потерями — при заданной эффективности — всех потребностей общества: вещественных, духовных, экологических.
    8. Исходя из подлинного предназначения экономики, следует считать ошибкой признание в качестве её «главного двигателя» кредитно-финансовой системы. (Полезно напомнить высказывание Ш. Монтескье: «Финансист поддерживает государство точно так же, как верёвка поддерживает повешенного»). Главным двигателем экономики —не является и конкуренция производителей. Главный двигатель экономики — конкуренция платёжеспособных потребителей. Именно этот принцип необходимо положить в основу современного маркетинга.
    9. В качестве наиболее обобщённого критерия эффективности экономики целесообразно использовать среднюю продолжительность жизни населения.
    10. Предварительное условие стабилизации и последующего развития экономики — перевод человеческого фактора из отрицательной области в положительную. В основном это задача Культуры.
    11. Следует исключить из терминологии слова «качество», «качественный», заменив их корректными терминами «потребительные свойства», «высококачественный», «низкокачественный».
    12. Термин «человеческий фактор» (показатель совершенства взаимодействия подсистем Общества) не следует употреблять некорректно — синонимично понятиям «человек», «общество» или «трудовые ресурсы».
    13. Необходимо создать надгосударственную систему образования и квалификации научных кадров, способную исключить присутствие в составе системы управления Обществом малокультурных и плохо мыслящих «политических» и сросшихся с ними неквалифицированных «экономических деятелей».
    14. Необходимо создать и преподавать междисциплинарную системную науку — эконологию. Это предопределено существованием объектов (типа невосполнимых природных ресурсов), исследование которых недопустимо вне одновременного взгляда на них со стороны права, экологии и экономики.
    Литература
    1. А.В.Птушенко. Культура как фактор ноогенеза. Анализ систем на пороге XXI века. М, Интеллект,
    1996.
    2. А.В.Птушенко. Типовые ошибки в юридическом языке / Интеллектуальная собственность, №№ 7,
    8, 2001.
    3. А.В.Птушенко. Системная парадигма права. М, Московский издательский дом, 2004.
     
     
     
    Птушенко Анатолий Владимирович
    ДЮН, ДЭН, КТН, проф., академик
    Вице-президент Международного Университета гуманитарных наук
    Тел: 465 3786









    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru