Причины очковтирательства в докладах военных руководителей и меры по их устранению
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Причины очковтирательства в докладах военных руководителей и меры по их устранению

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА

    рабочее зеркало Jozz | https://kupit-keramzit.ru как недорого Купить керамзит в Серпухове.
    Добавлено: 02.10.2022


    Причины очковтирательства в докладах военных руководителей и меры по их устранению

    Е.А. Глухов, кандидат юридических наук, подполковник юстиции,
    старший преподаватель СПВИ МВД России

    Дитя не плачет - мать не разумеет.
    Русская пословица.

    Смею утверждать, что практически все военнослужащие были свидетелями либо участниками такого социального явления как очковтирательство. И хотя данный термин несет в себе негативный отпечаток общественного мнения, большинство военнослужащих в большей или меньшей мере причастны к такого рода обману.

    Многие из нас видели спрятанные за полотнищами с нарисованными на них красивыми кирпичиками и гламурными окошечками старые разваливающиеся дома вдоль дороги, где планируется проезд высших должностных лиц страны[1]. Можно к этому явлению отнести и рапорты о приеме дел и должности без каких-либо недостатков, и своеобразные отрепетированные спектакли с заранее известными вопросами высокого уровня начальникам, завышенные оценки на экзаменах и проверках и т.п.

    В толковых словарях современного русского языка дается следующее определение очковтирательства – это намеренный обман с целью представить что-либо в более выгодном свете, чем есть на самом деле[2]. Очковтирательство зиждется на приукрашивании действительности, т.е. в представлении ее другому человеку в более выгодном положении, чем на самом деле, и в затушевывании недостатков или умалчивании о них. Суть втирания очков - в противопоставлении показываемого и реального. Очковтирательство проявляется в виде показухи, т.е. действий, рассчитанных на внешний эффект.

    В настоящей статье проанализируем причины, заставляющие должностных лиц представлять в своих докладах наверх неправду, замалчивать имеющиеся недостатки.

    Примерами такого типа очковтирательства являются рапорты о выполнении предприятием плана на 100 %, когда это не соответствует действительности, о завышенной успеваемости в школах и вузах, о раскрытии всех преступлений правоохранительными органами на определенной территории, о голосовании, в котором приняло участие 100 % населения. Во всех таких случаях четко прослеживается специфическая характеристика этой разновидности обмана - намеренное введение в заблуждение вышестоящих со стороны подчиненных[3].

    При этом ложь в докладах может выражаться не только в виде обмана, искажения реальных данных, но и в виде умалчивания. Об этом писал Л.Н. Толстой: «Мало того, чтобы прямо не лгать, нужно стараться не лгать отрицательно – умалчивая»[4]. Выпячивание одних сторон, замалчивание других – типичный способ дезинформации.

    Начнем с того, что у многих должностных лиц имеется обязанность с определенной периодичностью готовить и отправлять в вышестоящие и контролирующие органы различного рода доклады и отчеты. Эти служебные документы должны содержать реальную, объективную информацию. Подписывая официальный документ, должностное лицо должно отвечать за свою подпись. И даже если доклад готовил не он сам, а его подчиненные, это не снимает ответственности с подписавшего документ должностного лица за точность и реальность отображаемых в докладе данных.

    Для чего нужны отчеты и доклады наверх в идеале? Сбор информации о фактическом положении дел является составляющей процесса контроля исполнения. А контроль исполнения, будь то своих приказов или законодательства, уставов и пр. – это в свою очередь неотъемлемая часть самого управления. Без указанной обратной связи от управляемого объекта к субъекту управления последний не сможет достичь поставленных целей. Обратная связь (от подчиненных начальнику) представляет собой процесс информирования руководителей о соответствии фактических результатов деятельности ожидаемым или желаемым. Власть без механизма контроля выполнения своих решений отрывается от действительности и теряет смысл существования, система «идет вразнос».

    Объективная информация о результатах его управляющего воздействия нужна руководителю, чтобы сравнить фактически полученные результаты с эталоном (например, с установленными в приказах и законах требованиями), скорректировать при необходимости управленческий процесс на будущее, оценить необходимость изменения критериев оценки или поставленных задач, предусмотреть, из-за каких затруднений поставленные цели не выполняются и решить, какие ресурсы (в том числе и денежные) необходимы для устранения выявленных затруднений, применить санкции к нарушителям.

    Чем в большей степени руководитель ориентирован на достижение результата, тем в большей степени он нуждается в обратной связи, в т.ч. и через отчетность, информирующую его об эффективности деятельности. Ему нужно все время знать, насколько хорошо или плохо он работает.

    Поэтому отчетность нужна руководителю для повышения уровня его управления. Другое дело, что иногда отчетность сама по себе превращается в главный вид деятельности чиновника, по сравнению с которой меркнет главная управленческая функция этого государственного органа.

    Как было указано выше, довольно часто должностные лица в своих отчетных документах искажают реальное состояние дел, пытаясь его приукрасить или умолчать о негативных явлениях. Например, командир полка в докладе о состоянии вооружения и военной техники указывает, что вся имеющаяся в полку боевая и специальная техника является полностью исправной, укомплектованной и боеготовой. Соответственно, старший начальник, изучая и систематизируя такие доклады, принимает решение, что выделять денежные средства на ремонт имеющегося в полку вооружения и техники, на доукомплектование техникой или ее списание не требуется, не требуется направлять специалистов с заводов-изготовителей для изучения неисправностей, не требуется проводить расследования для выявления виновных и привлечения их к ответственности и т.д.

    Однако если неисправная техника в воинских частях имеется, то боеготовность воинской части ставится под угрозу, воинская часть может не справиться с поставленными задачами, соответственно могут быть не выполнены и планы боевого применения взаимодействующих воинских формирований и т.д.

    В армейской среде очковтирательство еще более опасно, чем в обычной жизнедеятельности поскольку напрямую завязано на жизни людей и независимость государства. Ошибок военного управления мало видно в мирное время поскольку они по-настоящему, а не на бумаге будут видны только в боевой обстановке. В боевой же обстановке необъективные доклады зачастую приводят к гибели людей, причем бессмысленной, которую легко можно было бы избежать. Если человек занимается «лакировкой» ситуации в мирное время, то ему не может быть никакого доверия в военное время.

    Приведу примеры из истории Великой Отечественной войны.

    15 мая 1942 года нарком Военно-морского флота адмирал Н.Кузнецов отправил в Государственный комитет обороны и ЦК ВКП(б) копии "имеющего важное значение", как писал нарком, доклада командира 3-й Гвардейской стрелковой бригады морской пехоты капитана 1-го ранга К. Сухиашвили. Одной из главных проблем Красной армии Сухиашвили называл повальный обман и очковтирательство:

    "Элементы очковтирательства, ложные доклады проходят безнаказанно. Трудно получить от соседа правдивую обстановку, для установления правды приходилось производить разведку на соседа и разоблачать его во лжи. Примеры:

    а) 8 ГСД (8-я гвардейская стрелковая — знаменитая панфиловская дивизия), обойдя укрепленный узел Сичева и 4-х деревень вокруг Сичева, дает мне обстановку: дорога открыта. Сичева взята, моя дивизия уже прошла и продолжает двигаться по своему маршруту (от Сичева наши пути расходились, а до этого я шел за 8 ГСД). Авангард бригады, а за ним и вся бригада подошли к очень сильно укрепленному узлу, где оборонялся противник, а я был информирован соседом, что проход очищен. Моя необстрелянная бригада внезапно попала под сильный оружейно-пулеметный огонь, а потом и минометный огонь. Желание рапортовать, что, мол, я быстро продвигаюсь вперед, заставили, видимо, командира дивизии обмануть вышестоящее командование и меня как соседа; в результате лишние жертвы, но только не у него, а у соседа.

    Сухиашвили писал, что повсеместное очковтирательство ведёт к колоссальным потерям:

    "Безнаказанно проходит дело по отношению виновников больших потерь. Из практики убедился, что, если армейские командиры докладывают: "Приказ выполняется, медленно двигаюсь вперед мелкими группами", это значит, что сосед стоит на месте и хочет обмануть необстрелянного соседа, а своим подчиненным передает: "Вы так, полегонечку, делайте вид, что наступаете". Противник наваливается сначала на одного, самого активного, а самые активные бывают новые, необстрелянные части. Под таракановским узлом сопротивления на моих глазах разбиты наши 45 СБр, моя 75-я СБр, 8 ГСД, 117 СД, 391 СД. Все эти части подошли довольно полнокровными, но так как подходили последовательно, то все делают вид, что наступают, а свежая часть разбивается.

    Очковтирательства и неправильного доклада младший должен больше бояться, чем неисполнения приказа. За неисполнение приказа кругом пугают расстрелом, а неправильным докладом я протягиваю время. Сказать, что не могу наступать, нельзя, а не наступать и докладывать: "Выполняем приказ, медленно ползем вперед мелкими группами" можно, и никто не расстреляет"[5].

    Что изменилось с той поры? Наша страна не находится в состоянии крупномасштабной войны, из-за очковтирательства, пожалуй, не гибнут люди, но стиль работы многих руководителей остается прежним.

    Вот как описывает уже послевоенную сдачу итоговой проверки в полку знаменитый писатель и перебежчик, сам участник данной проверки Виктор Суворов:

    В 5-й роте комиссия проверяла подготовку водителей бронетранспортеров. Всем в полку было известно, что водители имели в основном теоретическую подготовку. Тем не менее, все десять справились с вождением бронетранспортера по пересеченной местности и все получили отличные оценки. Лишь много позже узнал секрет. Командир роты готовил не десять, а только пару водителей. И только на их подготовку было истрачено все топливо. Во время проверки водители по очереди забирались в бронетранспортер, где уже прятался один из двух этих асов. Едва очередной водитель закрывал люк, на его место садился ас. Вот и вся разгадка. Если бы топливо и моторесурс был разделен поровну на всех водителей, то все десять получили бы удовлетворительную, а некоторые и хорошую подготовку. Но нам этого мало! Давай отличников! И их давали. Это оборачивалось тем, что рота была полностью небоеспособной.[6]

    О том, что представление «радужных» докладов, отчетов, донесений и т.д. может быть стимулом для незаконных действий государственных чиновников свидетельствуют и материалы судебной практики. Так, например, в одном из своих определений Верховный Суд РФ указал следующее: «… начальник милиции общественной безопасности Ж. вопреки интересам службы, из иной личной заинтересованности, выраженной в стремлении создать видимость благополучия на вверенном ему участке работы, утвердил заведомо незаконные постановления об отказе в возбуждении уголовных дел, чем существенно нарушил права и законные интересы потерпевших…»[7].

    Вышеуказанный фрагмент судебной практики характеризует два важных аспекта рассматриваемой автором проблемы. Во-первых, такие факты происходят в действительности, должностные лица сознательно нарушают свои обязанности и требования законодательства без получения за это взяток. Во-вторых, важным, представляется то обстоятельство, что правоохранительные органы сочли сокрытие преступлений совершенным из личной заинтересованности. Полагаю, что лично осужденному гражданину Ж. увеличение или уменьшение количества уголовных дел было практически безразлично, а вот должностное лицо Ж. (начальник милиции общественной безопасности), скорее всего, был заинтересован в их уменьшении. Но эта заинтересованность основывается не на его личных интересах, а на правилах работы в той милицейской среде, на «палочной системе» учета преступлений; и заинтересован в хороших показателях Ж. был именно ввиду требования этих хороших показателей со стороны старшего начальства. Поэтому нарушение своих обязанностей Ж. совершил не из личной заинтересованности, а в угоду групповым интересам определенного круга вышестоящих должностных лиц.

    Как видно из приведенных примеров, от очковтирательства страдают и эффективность государственного управления, и права граждан, организаций, и интересы государства. Во всех вышеприведенных примерах видно, что на основе недостоверной и запаздывающей информации невозможно принимать адекватные ситуации решения. Поэтому бороться с этим явлением, конечно, нужно. Тем более, что если оставлять такие случаи безнаказанными, то данный стиль управления может быть применен теми же самыми людьми и в чрезвычайных режимах: в условиях боевых действий или чрезвычайного положения.

    Учитывая изложенное, необходимо уже сейчас, в мирных условиях выявить причины данного пагубного явления, а также условия, ему способствующие.

    По мнению автора, здесь множество причин (желание выслужиться и сделать карьеру, соответствовать поведению определенного социума и др.), однако главной из них является страх наказания, которое будет применено к чиновнику за правдивый доклад. Причем представивший доклад чиновник не обязательно сам виноват в неисправной технике, неотремонтированных домах, слабой успеваемости, здесь возможны и объективные причины (недостаток финансирования и времени, физическая невозможность выполнить требования законодательства, виновные действия других лиц и пр.), но наказание все равно грозит представившему доклад с недостатками. Поэтому чиновники врут. Поэтому во всеобщем вранье виноват не только такой недобросовестный чиновник, но и его вышестоящие начальники, да и уже сложившаяся такого рода практика вокруг. А согласно законам Бихевиоризма, попадая в коллектив, человек перенимает правила поведения, которые в этом коллективе приняты, даже если ранее он и не собирался заниматься очковтирательством. Жизнь в бюрократической системе управления задает подчиненному определенный стандарт поведения.

    Поясним данную позицию.

    Деятельность любого командира оценивается по определенным параметрам. В идеале она должна оцениваться по умелому руководству им подчиненной организацией и зависеть от эффективности деятельности самой организации.

    Главное назначение любой военной организации – постоянная готовность к отражению агрессии врага, вооруженная защита целостности и неприкосновенности территории, а также выполнение задач в соответствии с международными договорами. Значит именно по данным критериям и нужно оценивать функционирование данной организации, по критерию: готова или не готова она выполнить боевую задачу.

    Аналогично нужно оценивать и руководителя любой военной организации – может ли он на своей должности выполнить поставленную задачу. Обратите внимание – именно должностное предназначение военнослужащего, именно его должностные обязанности (а не общие, специальные, внештатные и т.п.) в наибольшей степени влияют на эффективное выполнение воинским формированием своей боевой задачи. Следовательно, именно знания, умения и навыки по занимаемой должности, его умение руководить подчиненными и должны быть главным критерием оценки военнослужащего, а не квадратные сугробы и свежевыкрашенные заборы на закрепленных за ним военных объектах.

    Однако существующая система проверок воинских частей построена таким образом, что замечательно знающий свою специальность офицер все равно может получить двойку, за что впоследствии даже уволен со службы. Так, при любой инспекции и проверке обязательно проверяются внешний вид личного состава, строевые приемы, прохождение с песней и т.п. Проверяющий может даже отложить проверку, если ему не понравился первоначальный строевой смотр. Вот поэтому и делают командиры упор на внешнем виде да строевом смотре, затрачивая на тренировки данных мероприятий драгоценные часы в ущерб плановым занятиям и вопросам боевой подготовки[8]. В XXI веке, когда современные войны уже не ведутся штыковыми атаками и путем перестрелки из пистолетов, в программу боевой подготовки любого офицера внутренних войск входит именно выполнение нормативов из пистолета Макарова, причем общая оценка подготовленности офицера ставится не выше оценки по данному предмету. Такого рода примеры можно продолжать приводить и далее.

    Но это еще полбеды. Сложившаяся еще при СССР система социалистических соревнований с установлением лучшего взвода, лучшей роты, лучшего батальона, полка, бригады и т.д. до настоящего времени действует. По результатам каждого периода обучения, года в приказах старших начальников определяются места среди подчиненных подразделений по воинской дисциплине, по службе войск, по травматизму и т.п. Такая система неизбежно ставит каждого командира перед прискорбным фактом: не важно, как подготовлено вверенное тебе подразделение или часть, важно, как ты сумеешь пустить пыль в глаза комиссии, проверяющему, как сумеешь их обмануть или умаслить, чтобы в дальнейшем завоевать место в рейтинге, и желательно одно из первых. Ведь командира, оказавшегося на последнем месте, ругают на совещаниях и в приказах, берут его на дополнительный контроль, больше проверяют, что легко может привести к снятию его с должности.

    Можно сравнивать работу командира воинской части (подразделения) и не с кем-то другим, а с аналогичным периодом прошлого года, и, опять таки, обнаружить снижение результатов служебной деятельности. И за эту отрицательную динамику тоже его ругать, требовать объяснений, поднимать на совещаниях как худшего и т.п.

    Объективные трудности в объяснениях такого руководителя мало принимаются во внимание, ведь вне зависимости от них у него есть обязанности умело руководить, постоянно поддерживать, принимать меры и отвечать, отвечать за все.

    По мнению автора, у командира воинской части практически невыполнимые в полном объеме обязанности; и при строгом контроле всегда найдется, за что, за неисполнение какой именно обязанности его можно наказать.

    Командир является единоначальником, в мирное и военное время он отвечает: за постоянную боевую и мобилизационную готовность вверенной ему воинской части (подразделения); за успешное выполнение боевых задач; за боевую подготовку, воспитание, воинскую дисциплину, морально-психологическое состояние подчиненного личного состава и безопасность военной службы; за внутренний порядок, состояние и сохранность вооружения, военной техники и другого военного имущества; за материальное, техническое, финансовое, бытовое обеспечение и медицинское обслуживание[9]. Основной принцип строительства Вооруженных Сил – принцип единоначалия заключается в т.ч. в возложении на командира персональной ответственности перед государством за все стороны жизни и деятельности воинской части, подразделения и каждого военнослужащего (ст. 33 УВС ВС РФ).

    Обязанности по типовым воинским должностям определены Уставом внутренней службы ВС РФ. Так, например, для командира полка они приведены в ст. 93-94 данного Устава, и уже сами по себе довольно обширны. Однако кроме приведенных в Уставе множество обязанностей командиров частей изложены в приказах Министра обороны РФ, приказах, директивах и указаниях его заместителей и командующих объединениями, соединениями. Причем количество обязанностей постоянно растет, а количество подчиненных, способных помочь командиру выполнить данные обязанности зачастую уменьшается.

    Так, например, не имея в штате воинской части ни одного офицера с высшим юридическим образованием, командиру будет затруднительно организовать и контролировать правильность выполнения мероприятий дознания (процессуальной проверки сообщения о преступлении). Не имея в подчинении должностного лица, имеющего образование и опыт работы в строительной области, командиру воинской части будет затруднительно принять и правильно составить документы на построенное или отремонтированное здание в воинской части и т.д. То есть здесь мы видим несоответствие штата воинской части обязанностям ее руководителя, что влечет некачественное их выполнение.

    У командира полка в подчинении около тысячи военнослужащих. Но в отличие от руководителя гражданского предприятия (учреждения) с таким же количеством подчиненных командир полка отвечает за них всегда: и при нахождении подчиненного в отпуске, вне рабочее время. Травмы и правонарушения подчиненного, полученные даже не на службе, все равно будут учитываться в сводках и докладах о состоянии безопасности военной службы воинской части. Нарушение правил дорожного движения подчиненным в отпуске также будут учтены при определении уровня воинской дисциплины, а в некоторых случаях военнослужащий за такое не связанное с исполнением обязанностей военной службы правонарушение будет уволен из Вооруженных Сил[10].

    Как видим, многие негативные моменты для учета (докладов, рапортов, отчетов) и представления наверх происходят не от командира, а от подчиненных, и даже не обязательны связаны с исполнением обязанностей военной службы, но все равно они влияют на оценку воинской части и ее командира. И хотя статья 8 Дисциплинарного Устава ВС РФ предписывает не наказывать командиров за правонарушения их подчиненных (за исключением случаев, когда он скрыл правонарушение или не принял необходимых мер по предупреждению правонарушений и привлечению к ответственности виновных лиц), за правонарушения подчиненных их командиров все равно отчитывают, наказывают, ругают.

    Как выживают и даже делают карьеру командиры воинских частей в условиях, когда все свои обязанности даже при старании они выполнить не могут? Они стараются наладить неформальные отношения со старшим командиром (начальником), который тоже понимает, что при его желании он всегда сможет найти недостатки у подчиненного и его наказать. Но этот подчиненный старается, усиленно работает, принимает меры, чтобы недостатков в его воинской части было меньше, и хотя недостатки всегда есть, их можно не замечать. До поры – до времени, пока такой командир не попадет в немилость. Тогда у него можно строго и принципиально найти множество недостатков, и такого командира быстро и на законных основаниях убрать как не справившегося с выполнением обязанностей по занимаемой должности.

    Зачем же в таких условиях командиру самому провоцировать старшего начальника на негатив и показывать ему в докладах абсолютно правдивую, но вряд ли благостно воспринимаемую наверху информацию об имеющихся недостатках, которые можно скрыть на своем уровне?

    Рассмотрим на довольно распространённом примере.

    Случилось так, что за время отпуска командира роты на технике были украдены или повреждены несколько радиостанций. Командир роты может об этом доложить по команде, а может не докладывать, рассчитывая, что пропажу не заметят до сдачи им дел и должности. В первом случае, если командир роты доложил, командир воинской части уже думает, докладывать ли ему наверх по команде о выходе из строя и небоеготовности своей техники или сокрыть данный факт и подождать до более удобного момента, до сдачи им этой должности, например. Логика здесь такая – даже при честном докладе велика вероятность того, что докладывающего все равно накажут за неумение организовать хранение вооружения и техники и не обеспечение ее сохранности (недостатки в этом вопросе также почти всегда можно найти у любого командира). Кроме того, если стоимость пропавшего или испорченного имущества значительна, то велика вероятность, что к ограниченной материальной ответственности кроме командира роты будет привлечён и командир воинской части (приказом старшего начальника). Сокрытие же данной информации даёт надежду, что в период исполнения обязанности этого должностного лица иные проверяющие недостачу (поломку) не выявят, и можно будет уйти на повышение, уволиться, не омрачая свою службу негативными последствиями утраты (поломки) военного имущества в виде взысканий и уменьшения размера денежного довольствия[11]. Кроме того, поскольку большинство случаев выявления недостач в подразделении происходит при сдаче и приеме дел и должности, то здесь у сдающего начинает работать такая логика «семь бед – один ответ». Поскольку при сдаче дел и должности проверяются все подразделения (воинской части), то в это время может быть выявлена недостача и по другим службам, но привлечение к материальной ответственности все равно, как правило, будет в размере одного оклада денежного содержания.

    И даже если командир воинской части принял все возможные в пределах своей компетенции меры по сохранности имущества, сам провел расследование, сам привлек своим приказом виновных к материальной и дисциплинарной ответственности, вся сумма ущерба будет виновными лицами возмещена, все равно техника в отчете будет указана как небоеготовая, и оценка воинской части снизится.

    Получается, последствия такого доклада для командира воинской части в любом случае негативные. Докладывая правду, командир сам себе снижает оценку или даже ставит двойку. Естественно нежелание такого действия всегда, когда такую правду можно безболезненно сокрыть.

    Старших руководителей тоже устраивают радужные доклады без недостатков, даже если они знают, что доклады неправдивые. Ведь когда в подчиненных частях (судя по докладам) все великолепно, то в этом есть и заслуга самого старшего начальника. Это он так организовал работу подчиненных, он своими приказами направил их деятельность в нужное русло, он на основе полученных бравых докладов от подчиненных составит свой доклад еще более старшему начальнику, что у него все хорошо. А за умелое руководство воинским коллективом, за отсутствие недостатков на вверенном участке работы можно получить поощрение, высшую должность, премию и т.п[12].

    Поэтому нередко бывает, что недостатки в за свое подразделение (службу, воинскую часть) подчиненный докладывает командиру на словах, в письменном же официальном докладе – у него все замечательно. Такая неформальная связь позволяет старшему начальнику всегда сказать, что он ничего не знал об имеющихся недостатках, а потому и не мог принимать меры к их устранению, а потому и ни в чем лично не виноват. В итоге старшему начальнику, опять таки, выгодно замалчивание недостатка в официальном докладе подчиненного.

    Но такая система обмена информацией вредна самому военному управлению и боевой готовности воинских формирований (в мирное время), выполнению боевых задач – в военное время.

    Подводя итог, считаю необходимым предложить свое видение по устранению очковтирательства в докладах воинских руководителей:

    1. Поскольку в армейской среде весьма жестко действует принцип единоначалия, а демократические начала невозможны ввиду режима секретности и обязанности военнослужащего выполнить приказ даже под угрозой своей жизни, то изменить сложившуюся ситуацию возможно лишь сверху. Для этого нужна политическая воля высшего руководства страны и военных ведомств.

    2. Если подчиненный знает, чувствует, что его необъективная информация и лесть воспринимается начальником без какой-либо проверки, и наоборот – правдивая информация вызывает негативную реакцию в отношении ее автора, то подчиненный почти всегда будет врать начальнику. Чтобы этого избежать необходимо построить систему контроля объективности докладов, наказывать представших лживые доклады командиров (начальников)[13] за это, о чем сообщать другим воинским начальникам соответствующего ранга.

    В воспоминаниях об И.В.Сталине многие авторы указывают, что тот не любил вранья. Вот как вспоминает об этом генерал армии Штемененко С.М.: «Верховный не терпел даже малейшего вранья или приукрашивания действительности и жестоко карал тех, кто попадался на этом… Естественно, что при докладах в Ставке мы очень следили за формулировками. Само собой у нас установилось правило никогда не докладывать непроверенные или сомнительные факты»[14]. По-видимому, И.В.Сталин сам не хотел быть обманутым и поэтому принимать неправильные решения. А, во-вторых, у товарища Сталина была структура, в чьи обязанности входило надзор за военными командирами и представление параллельных с ними докладов о состоянии дел. Так, А.Север в своей книге: «Смерть шпионам» обращают внимание читателей на то, что главной задачей военных контрразведки, а затем «СМЕРШа», была не только нейтрализация агентуры противника, но и информирование командования Красной Армии и руководства страны о недочетах и ошибках, допущенных отдельными офицерами действующей армии. Фактически «особисты» исполняли роль «государева ока» в РККА и ВМФ[15].

    3. Чтобы командиры не боялись говорить правду, указывать ее в докладах, необходимо пересмотреть обязанности основных должностных лиц воинской части. Эти обязанности необходимо, во-первых, более точно сформулировать с тем, чтобы командир не отвечал «за все подряд». Ответственность любого руководителя должна наступать только в соответствии с принципом его вины и с учетом наличия у него фактической возможности выполнить предписанные ему обязанности. Страх наказания за объективные недостатки не должен побуждать командира врать в докладах. А во-вторых, при определении обязанностей командиров (начальников) необходимо учитывать имеющиеся у них временные и людские ресурсы. В идеале, необходимо провести расчеты трудовых затрат на выполнение конкретных должностных обязанностей, выполнения общих и специальных обязанностей, мероприятий распорядка дня и т.д. и сопоставить их с 40-часовой рабочей неделей. Кроме того, полагаю, что обязанности основных должностных лиц полка в Уставе внутренней службы ВС РФ необходимо считать типовыми, конкретные же обязанности необходимо разрабатывать старшим начальником для каждого из командиров.

    4. Критерии оценки военнослужащих и особенно командиров необходимо определять исходя их штатно-должностного предназначения, а не так как зачастую практикуется – по умению ходить строем и равнять сугробы силами подчиненных.


    Библиография:

    1. Глухов, Е.А. Излишние элементы профессиональной подготовки военнослужащих как бюрократизация военного управления [Текст] Е.А.Глухов // Право в Вооруженных Силах – Военно-правовое обозрение. 2014 № 11.

    2. Глухов, Е.А. Процесс привлечения военнослужащих к дисциплинарной ответственности становится бюрократическим [Электронный ресурс]. – Режим доступа: // http://www.voennpravo.ru/zhurnalyi/nauchno-prakticheskij-zhurnal/soderzhanie-nomerov-zhurnala-za-2016-god/7-8.html Право в Вооруженных Силах – Военно-правовое обозрение. 2016. № 7-8.

    3. Ефремова, Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. [Текст] / Т.Ф.Ефремова – М.: Русский язык, 2000.

    4. Карасик, В. И. Концепт как индикатор эпохи ("очковтирательство") [Текст] В.И.Карасик // Политическая лингвистика. - Вып. 4(30). - Екатеринбург, 2009. - С. 9-13.

    5. Север, А. Военная контрразведка СМЕРШ в годы Великой Отечественной войны. [Текст] А.Север – М.: Эксмо, 2009.

    6. Суворов, В. Путь офицера [Текст] В.Суворов. - М.: «Добрая книга». 2016.

    7. Штеменко, С.М. Генеральный штаб в годы войны [Текст] С.М.Штеменко — 2-е издание. — М.: Воениздат, 1989.

    8. Толстой, Л.Н. О литературе. Статьи, письма, дневники. [Текст] Л.Н.Толстой. - М., 1955.



    [1] Во-первых, власти совсем не эффективно тратят бюджетные деньги на покупки и установку самих этих баннеров, единственное назначение которых – спрятать требующие ремонта объекты. А во-вторых, не было бы этих баннеров, ремонт или снос таких домов был бы произведен гораздо быстрее.

    [2] Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. – М.: Русский язык, 2000.

    [3] Карасик В. И. Концепт как индикатор эпохи ("очковтирательство") // Политическая лингвистика. - Вып. 4(30). - Екатеринбург, 2009. С. 9-13.

    [4] Толстой Л.Н. О литературе. Статьи, письма, дневники. - М., 1955.

    [5] Коммерсант. 2011. 20 июня.

    [6] Виктор Суворов. Путь офицера. М.: «Добрая книга». 2016.

    [7] Надзорное определение Верховного Суда Российской Федерации от 10 июля 2006 г. Дело № 14-Дп06-16 //http://legal-russia.narod.ru/fed2006/data02/tex12650.htm

    [8] Глухов Е.А. Излишние элементы профессиональной подготовки военнослужащих как бюрократизация военного управления // Право в Вооруженных Силах – Военно-правовое обозрение. 2014 № 11.

    [9] Статья 75 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента России от 10.11.2007 № 1495 (ред. от 25.03.2015) // СЗ РФ. 19.11.2007, № 47 (1 ч.), ст. 5749.

    [10] Судебная практика о законности увольнений за административные правонарушения, в частности за управление транспортным средством в состоянии опьянения и за отказ от освидетельствования на состояние опьянения сформировалась после 2010 г. и поддержана Верховным Судом Российской Федерации. См., например, Кассационное определение Верховного Суда РФ от 30.06.2015 № 202-КГ15-5 // http://www.vsrf.ru/vs_cases5.php?hearingCheck=1&hearing_date=30.06.2015&fromDate=&toDate=&collegium=0&search.x=52&search.y=12

    [11] Глухов Е.А. Процесс привлечения военнослужащих к дисциплинарной ответственности становится бюрократическим // Право в Вооруженных Силах – Военно-правовое обозрение. 2016. № 7-8. http://www.voennpravo.ru/zhurnalyi/nauchno-prakticheskij-zhurnal/soderzhanie-nomerov-zhurnala-za-2016-god/7-8.html

    [12] Вспомните, например, как руководство Минобороны России в 2010-2012 годах в средствах массовой информации рапортовало о почти полном выполнении программы жилищного обеспечения и манипулировало цифрами нуждающихся в жилых помещениях военнослужащих.

    [13] Так, совсем недавно, в июне 2016 г. был отстранен от должности и уволен командующий Балтийским флотом вице-адмирал Виктор Кравчук. В качестве причин его отстранения в Минобороны указали "серьезные упущения в организации боевой подготовки, повседневной деятельности войск, отсутствие заботы о подчиненных, а также искажения в докладах реального состояния дел" // Комсомольская правда. 2016. 29 июня.

    [14] Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны.— 2-е издание. — М.: Воениздат, 1989.

    [15] Север А. Военная контрразведка СМЕРШ в годы Великой Отечественной войны.  – М.: Эксмо, 2009.






    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Яндекс цитирования Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru