Приказ как средство управляющего воздействия для военнослужащего и для гражданского сотрудника
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Приказ как средство управляющего воздействия для военнослужащего и для гражданского сотрудника

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА

    Jozz рабочий сайт | Алименты на ребенка после 18 лет.
    Добавлено: 21.09.2022


    Приказ как средство управляющего воздействия для военнослужащего и для гражданского сотрудника

    Глухов Е.А.,
    кандидат юридических наук, доцент

    Добровольное повиновение
    всегда побеждает насильное повиновение.

    Ксенофон

    В настоящей статье будет проанализирован вопрос о характере воздействия приказа руководителя на деятельность подчиненного в ракурсе трудовых и воинских правоотношений. Автор акцентирует внимание на обязательности приказа для исполнения и сфере вопросов, по которым может быть отдан приказ.

    Для уяснения влияния приказа на правоотношения следует сначала рассмотреть терминологию. В толковых словарях приказ определяется как:

    а) официальное указание, подлежащее неукоснительному исполнению[1],

    б) обязательное для исполнения официальное распоряжение начальника, того, кто облечен властью[2];

    в) официальное распоряжение органа власти (начальника), обращенное обычно к подчиненным и требующее выполнения определенных действий, соблюдения тех или иных правил или устанавливающее какой-нибудь порядок, положение[3].

    Приказ может быть отдан в письменном виде, устно, доведен по средствам автоматизации и связи или через посыльного. В любом случае приказ должен быть доведен подчиненному, верно им понят, после чего тот обязан его исполнить.

    Для того, чтобы иметь полномочия приказывать, необходимо обладать властью по отношению к исполнителю данного приказа. Объект управления (подчиненный) реагирует на управляющее воздействие, подчиняется субъекту управления (начальнику). Субъект управления формирует и реализует "господствующую волю", а объект управления подчиняется этой команде. Важно отметить, что подчинение приказу со стороны исполнителя происходит добровольно, сознательно, без применения в отношении него насилия в целях побуждения к исполнению приказа. Руководитель может быть уверен, что его распоряжения будут переданы подчинённым и исполнены ими.

    Указанные выше теоретические положения применимы ко всем иерархическим организациям, построенным на принципе субординации, как в военной сфере, так и вне ее. В то же время, имеются и существенные различия в механизме исполнения приказа в военной и не военной структурах. Рассмотрим данные тезисы подробнее.

    1. Исполнение приказа гражданским сотрудником.

    Служебные взаимоотношения между руководителем и его подчиненными выстраиваются в процессе осуществления ими совместной деятельности, где у каждого из них своя трудовая функция. Разделение здесь сотрудников на начальников и подчиненных основывается на принципе рационального разделения труда, возникающего в результате необходимой специализации выполнения трудовой функции на профессиональной основе.

    Трудовые отношения в нашей стране регламентируются Трудовым законодательством. Согласно статьи 15 Трудового кодекса РФ трудовые отношения основаны на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности, профессии, специальности; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда.

    В сфере трудовых отношений свобода труда проявляется в его договорном характере. На основе соглашения гражданина и работодателя решается вопрос о работе по той или иной профессии, специальности, квалификации или должности[4].

    Трудовая функция в обязательном порядке включается в письменный трудовой договор, один экземпляр которого хранится у работника. Зафиксированные в письменном виде трудовые обязанности работника являются своеобразной гарантией правовой определенности его положения. Причем зафиксированная единожды при трудоустройстве трудовая функция не может быть изменена работодателем в одностороннем порядке без согласия на то работника.

    Кроме того, нормы локальных нормативных актов (в т.ч. приказов), ухудшающие положение работников по сравнению с установленным трудовым законодательством, коллективным договором, соглашениями, а также принятые без учета мнения представительного органа работников, не подлежат применению (ст. 8 ТК РФ).

    В процессе трудовой деятельности руководитель вправе отдавать подчиненному работнику приказы, корректировать его трудовую деятельность. Но и в этом случае такие приказы все равно должны быть в русле трудовой функции работника и правил внутреннего распорядка. Запрещается требовать от работника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором, за исключением случаев, предусмотренных ТК РФ и иными федеральными законами (ст. 60 ТК РФ). Так, руководитель вправе приказать водителю работать на другом автомобиле, бухгалтеру – заниматься составлением новой формы отчетности, педагогу – подготовить план проведения открытого занятия и т.п.

    Конечно, приказы работодателя могут касаться и других, более общих вопросов дисциплины труда, охраны здоровья, регламента рабочего времени, командировок и т.п. Но и в этих случаях приказ руководителя не изменяет трудовой функции работника (за редким исключением и лишь в строго определенных законом случаях). Согласно статье 60.2 ТК РФ с письменного согласия работника ему может быть поручено выполнение в течение установленной продолжительности рабочего дня (смены) наряду с работой, определенной трудовым договором, дополнительной работы по другой или такой же профессии (должности) за дополнительную оплату.

    Таким образом, отношения между работником и работодателям строятся на осознанном и заранее выраженном в письменном виде согласии работника выполнять определенную трудовую функцию, работу. Естественно, что и работодатель знает, какую трудовую функцию должен исполнять нанятый им работник, поэтому он и не требует от него выполнения иных задач. Думаю, что не вызовет возражений постулат о том, что бухгалтер, скорее всего, откажется исполнять функцию дворника даже несмотря на приказ об этом руководителя (хотя, работник и может пойти навстречу начальнику при своем согласии выполнять такой приказ). Не должен идти повар ремонтировать станок и т.п. Такой отказ работника от выполнения приказа руководителя вполне соответствует закону и не влечет для отказавшегося выполнять приказ каких-либо санкций.

    Приведенная логика подкрепляется и материалами судебной практики. Так, начальник автоколонны устно и в грубой форме отправил истца выполнять работы в ремонтный цех. Удовлетворяя исковые требования истца о признании увольнения на основании п. 6 пп. «а» ст. 81 ТК РФ незаконным, суд установил, что истец (машинист автокрана) правомерно не исполнил устное распоряжение о переводе в ремонтную зону для участия в окончании ремонта автокрана, поскольку в его должностные обязанности не входит ремонт автокрана, в установленном законом порядке перевод истца на иную работу ответчиком не был осуществлён[5].

    Хабаровский краевой суд признал неправомерным возложение на работника обязанности по ведению фотоотчета объектов строительства, определенной приказом его начальника и не внесенным в трудовой договор в качестве трудовой функции данного работника[6].

    Президиум Верховного Суда РФ признал незаконным привлечение работника к дисциплинарной ответственности за неисполнение незаконного приказа своего руководителя. Суть приказа сводилась к загрузке в самолет груза без контейнера, тогда как правила предусматривали погрузку вместе с контейнером[7].

    Даже возложение классного руководства на педагогического работника (сопутствующей занимаемой должности обязанности) возможно только с его письменного согласия[8].

    Кроме того, взаимоотношения между начальником и подчиненным работником ограничены рамками рабочего времени последнего, трудового распорядка. За пределами служебного времени руководитель и подчиненный становятся равными субъектами взаимоотношений, руководитель теряет властные полномочия к работнику. Гармоничный «work-life balance» (баланс между работой и личной жизнью) дает гарантии для восполнения сил и развития работника[9].

    Правовым обоснованием указанного подхода служат нормы международного и российского законодательства. Так, Международный пакт о гражданских и политических правах[10] гарантирует невмешательство и защиту от подобного вмешательства (в том числе и со стороны работодателя) личной и семейной жизни человека. А согласно статьи 91 ТК РФ трудовые обязанности работник должен исполнять лишь в рабочее время.

    2. Действие приказа в отношении военнослужащего.

    Начнем с того, что в военной среде взаимоотношения начальника с подчиненными отличаются гораздо большей степенью властности. Объясняется данное положение спецификой возлагаемых на военнослужащего задач.

    Само по себе определение приказа в ст. 39 Устава внутренней службы ВС РФ[11] (далее – УВС ВС РФ) соответствует по смыслу значению, указанному выше в толковых словарях. Приказ – это распоряжение командира (начальника), обращенное к подчиненным и требующее обязательного выполнения определенных действий, соблюдения тех или иных правил или устанавливающее какой-либо порядок, положение.

    Вместе с тем, тот же Устав содержит весьма важные особенности механизма исполнения приказа в военной среде.

    Во-первых, в военных структурах существует принцип безусловной обязательности приказа, за исключением явно преступных приказов. Самая главная особенность воинского приказа содержится в статье 45 УВС ВС РФ, согласно которой приказ командира (начальника) должен быть выполнен беспрекословно точно и в срок. Выполнен обязательно. Подчиненному нельзя отказываться от его исполнения, ссылаться на свое нежелание его исполнять, на свое неумение, отсутствие опыта, окончание рабочего дня и прочие причины. Военнослужащий, получив приказ, обязан ответить: "Есть" и приступить к исполнению полученного приказа, а об исполнении доложить. Если он не может его исполнить (по любым причинам), он также обязан об этом доложить.

    Однако все это хорошо в теории, когда приказ законен, целесообразен, своевременен, подкреплен необходимыми ресурсами, учитывает интересы всех заинтересованных лиц и приоритет главной задачи. К сожалению, любой даже самый гениальный командир может ошибаться. Тем более может ошибаться огромная военно-бюрократическая система, с множеством должностных лиц, принимающая ежедневно множество решений (приказов) по различного направления вопросам. Здесь ошибка одного руководителя наверху иерархической системы может повлечь за собой лавинообразный рост числа ошибок других связанных с ним должностных лиц, особенно его подчинённых.

    Поэтому беспрекословность и невозможность даже малейшего отступления от полученного распоряжения может трактоваться и как вредный фактор в русле достижения положительного результата.

    В теории управления приветствуется, когда подчиненный думает над приказом, полученной командой, критически анализирует его слабые и сильные стороны, процесс исполнения и связанные с ним трудности. Процесс размышления над приказом, обмен мнениями по данному вопросу с иными лицами, постановка задач подчиненным и обсуждение с ними возможных трудностей их реализации ни коим образом не вредит достижению цели, поставленной в приказе.

    Но на военной службе все равно существует императивный запрет на обсуждение приказа. Приказ должен исполняться беспрекословно (ст. 16, 19, 34, 37, 43 УВС ВС РФ). Согласно ст. 7 Федерального закона «О статусе военнослужащих»[12] военнослужащие не вправе обсуждать и критиковать приказы.

    Конечно, такой жесткий принцип исполнения команд (исполнение обязательно, обсуждение запрещено) повышает управляемость военной организации, но не всегда ведет к повышению эффективности управления и достижению главного результата с затратой наименьших ресурсов[13].

    При этом требования приказа командира могут быть не достаточно логичными или не соответствовать характеру обстановки, но подчиненный все равно обязан выполнить их безо всяких возражений. Ни один правовой акт вообще не требует от командира каким-либо образом обосновывать перед подчиненным отданный приказ, нет в современной армии и специальных органов, оценивающих справедливость и целесообразность приказов, органы прокуратуры и суды оценивают лишь соответствие их законодательству[14].

    Беспрекословность подчинения заложена и в систему воинского воспитания, которая с самого начала военной службы вырабатывает у военнослужащего автоматизм выполнения команд и подчинение любым, даже бессмысленным, с его точки зрения, приказам. Та же пресловутая строевая подготовка имеет главной целью не обучение строевым приемам, а именно автоматизм выполнения подчиненными команд[15].

    Следует напомнить о кардинальной специфике в предназначении военнослужащих – вся их деятельность обусловлена возможностью войны и применением военных методов разрешения конфликтов. Смысл военной службы заключается в защите Отечества от внешних угроз вплоть до степени самопожертвования; и командиры вправе отдавать приказы, последствиями которых возможны ранение или смерть подчиненных. Обязательность, неукоснительность исполнения приказа свидетельствуют о необходимости действий подчиненного во исполнение требований начальника даже в тех случаях, когда их совершение сопряжено с причинением вреда правоохраняемым интересам[16].

    Военная служба связана с применением насилия в отношении противника, элементы такого рода насилия отрабатываются уже в мирное время. Для военнослужащих вполне естественны команды: применить оружие, задержать кого-то, нейтрализовать деятельность.

    Поэтому даже опасность для своей жизни (или жизни подчиненных), причинение вреда иным лицам или охраняемым интересам не является обстоятельством, освобождающим от необходимости исполнения приказа.

    Приведем интересный на взгляд автора пример из истории Великой Отечественной войны из книги Ю.В. Рубцова «Маршалы Сталина»:

    28 октября 1944 г. Сталин И.В. позвонил командующему войсками 2-го Украинского фронта Малиновскому Р.Я. Между ними состоялся примерно следующий разговор:

    Сталин: Необходимо, чтобы Вы в самое ближайшее время, буквально на днях, овладели Будапештом. Сможете ли Вы это сделать?

    Малиновский: Эту задачу можно было бы выполнить дней через пять после того, как к 46-й армии подойдет 4-й механизированный корпус. Его подход ожидается к 1 ноября. Тогда 46-я армия смогла бы нанести мощный, совершенно внезапный для противника удар и через 2-3 дня овладеть Будапештом.

    Сталин: Ставка не может предоставить Вам пять дней, нам надо возможно скорее взять Будапешт.

    Малиновский: Я понимаю, но следовало бы подождать несколько дней прибытия 4-го корпуса. Лишь тогда можно рассчитывать на успех.

    Сталин: Мы не можем пойти на отсрочку наступления на 5 дней. По политическим соображениям надо немедленно переходить в наступление.

    Малиновский: Если Вы дадите мне 5 дней сейчас, то еще через 5 дней Будапешт будет взят. Если же немедленно перейти в наступление, то 46-я армия, ввиду недостатка сил, не сможет развить удар, она неминуемо ввяжется в затяжные бои. Короче говоря, она не сумеет овладеть Будапештом с ходу.

    Сталин: Я Вам категорически приказываю завтра же перейти в наступление на Будапешт…».

    Малиновский Р.Я. приступил к исполнению приказа. К сожалению, подтвердился его худший прогноз: начав операцию в соответствии с приказом Ставки 29 октября 1944 г., войска фронта втянулись в изнурительные бои на подступах к Будапешту и смогли взять столицу Венгрии лишь 13 февраля 1945 года[17].

    В приведенном примере показано, что подчиненный не просто не хочет, а аргументирует, почему нецелесообразно выполнять приказ. Подчиненный может иначе, чем командир, понимать интересы службы, свои обязанности, но это не изменяет обязательности подчинения его чужой воле. И, вполне возможно, подчиненный мыслит более рационально, чем отдающий приказ начальник, но он должен оставить свое мнение при себе и «переключиться» на исполнение приказа.

    Кстати, желание уволиться и написание соответствующего рапорта об увольнении также не отменяет и не приостанавливает действие отданного приказа. До момента прекращения статуса военнослужащего, т.е. до исключения из списков личного состава воинской части подчиненный обязан исполнять все приказы командиров.

    Единственным исключением из правила об обязательности приказа является возможность не исполнять явно преступный приказ. Да и то, указанное исключение содержится не в самом изучаемом военнослужащем документ – не в Общевоинских Уставах ВС РФ, – а в части 2 статьи 42 Уголовного Кодекса РФ, где указано: «Лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность».

    Поэтому исполнитель приказа, если он осознавал его незаконный характер, подлежит уголовной ответственности как исполнитель, а лицо, отдавшее преступный приказ – как организатор преступления. При этом в нормах международного права[18] и в юридической литературе обосновывается, что осознание незаконного характера приказа для исполнителя презюмируется[19] (доктрина «умных штыков»).

    Во-вторых, повышенная степень управляемости в военной среде достигается более жесткими санкциями за нарушения правовых норм и приказов начальников по сравнению с обычными гражданами. В отношении военнослужащих, например, введена уголовная ответственность по ст. 332 УК РФ за невыполнение приказа, тогда как для гражданского лица указанные деяния влекут максимально лишь дисциплинарную ответственность.

    Анализ материалов судебной практики показывает, что объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 332 УК РФ, составляли такие деяния как отказ выполнить приказ о заступлении в наряд, отказ чистить овощи в столовой, отказ от убытия к новому месту военной службы[20]. Казалось бы, вполне обыденные события, от которых нет человеческих жертв или материального ущерба, но на практике такие случаи неповиновения влекут не просто дисциплинарные взыскания, а уголовное наказание и судимость.

    Гораздо шире и спектр оснований для наказания военнослужащих по сравнению с гражданским работником. Совсем не наказуемо в «гражданской среде» пользование смартфонами в рабочее время, наличие аккаунта в социальных сетях с информацией о своей работе, неумение быстро бегать или метко стрелять, выезд на выходные в другой город без разрешения начальника, трудоустройство на вторую работу, занятие предпринимательством и т. п. Между тем, все указанные поступки влекут дисциплинарную ответственность или увольнение со службы для военнослужащих.

    Военнослужащий может быть наказан за те деяния, за которые никогда не накажут гражданского сотрудника, в т.ч. и за правонарушения, допущенные виновным во внеслужебное время. Например, за появление в общественном месте в нетрезвом виде, за управление личным автомобилем в состоянии опьянения и т. п.

    В случае открытого неповиновения или сопротивления подчиненного командир (начальник) обязан для восстановления порядка и воинской дисциплины принять все установленные федеральными законами и общевоинскими уставами меры принуждения, вплоть до задержания и применения оружия в отношении неповинующегося.

    В-третьих, Устав внутренней службы ВС РФ предписывает, что обжалование приказа подчиненным возможно лишь после его исполнения (абз. 3 ст. 43). То есть даже при несогласии подчиненного с полученным приказом, даже при его кажущейся абсурдности или незаконности подчиненный все равно должен сначала его исполнить. И до момента исполнения обжаловать приказ нельзя, по крайней мере, во внесудебном порядке.

    Таким образом, несогласие подчиненного с полученным приказом и желание его оспорить, даже сама подача жалобы, все равно не приостанавливают процесс его исполнения.

    На практике военные суды имеют возможность приостанавливать действие оспариваемых военнослужащими приказов (п .2 ст. 85 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации). Но и в этом случае с момента отдачи приказа до приостановления его действия все равно пройдет несколько дней, а за этот срок обжалуемый приказ, как правило, должен быть уже исполнен. Поэтому в ряде случаев оспаривание приказа в суде не будет иметь смысла как раз поэтому, что после его исполнения пользы от обжалования приказа просто не будет (например, командир отправил подчиненного офицера из числа ветеранов боевых действий в основной отпуск с 1 января, несмотря на то, что сам подчиненный с 1 января убывать в отпуск не хотел и по своему статусу ветерана имел право сам выбирать время предоставления ему отпуска[21]. Однако если суд будет рассматривать такой спор, то, скорее всего, отправленному в отпуск офицеру будет отказано в признании приказа об убытии его в отпуск незаконным, т.к. в отпуске он фактически был, и предоставить ему еще один отпуск было бы не верно).

    Единственная возможность втянуть начальника в некий диалог относительно полученного приказа, чтобы лучше его понять или уточнить – это просьба повторить приказ при непонимании его смысла или неуверенности в правильности его понимания (ст. 43 УВС ВС РФ). Но, опять-таки, не допуская его явной критики и обсуждения со стороны подчиненного.

    И если в мирное время российское законодательство хоть и фрагментарно, но все же регламентирует процесс обжалования приказов воинских должностных лиц, то в условиях военного времени использование тех же самых механизмов навряд ли будет возможно.

    В-четвертых, приказы военнослужащим могут отдаваться не только по вопросам их должностных обязанностей. У военнослужащего нет понятия «трудовая функция», фактически военнослужащий должен быть специалистом широчайшего профиля в сфере применения военного насилия. А возложенная на него обязанность исполнять любые (кроме явно незаконных) приказов означает и то, что исполнение им служебных обязанностей не совпадает с его компетенцией по занимаемой должности.

    И хотя командирам (начальникам) запрещается отдавать приказы, не имеющие отношения к исполнению обязанностей военной службы или направленные на нарушение законодательства (ст. 41 УВС ВС РФ), круг вопросов, по которым отдаются приказы военнослужащему, чрезвычайно широк. Ибо к исполнению обязанностей военной службы можно подвести почти любые мероприятия, обосновывая их выполнение тренировкой деятельности в кризисных ситуациях.

    В мирное время предметом воинского труда выступает боевая готовность, определяемая как способность воинских формирований в любых условиях обстановки начать военные действия в установленные сроки и успешно выполнять поставленные задачи. Боевая готовность не может застыть на каком-то определенном уровне, не может носить временный характер[22], она требует постоянных усилий для ее поддержания на заданном уровне.

    Поэтому кроме исполнения должностных обязанностей на военнослужащих возлагается также исполнение общих и специальных обязанностей (ст. 26 и 27 Федерального закона «О статусе военнослужащих»). Трудовое законодательство не возлагает такого рода обязанностей на гражданских сотрудников, вместе с тем работник должен соблюдать правила внутреннего трудового распорядка и трудовую дисциплину (ст. 29 ТК РФ). Однако указанные обязанности работника нельзя отождествлять с выполнением разовых поручений работодателя, здесь речь идет об установлении режима работы и отдыха работника, о порядке приема на работу и увольнения с нее и т.п. Кроме того, правила внутреннего трудового распорядка являются нормативным актом, утверждаются с учетом мнения представительного органа работников, рассчитаны на длительное применение всеми категориями работников, а не адресованы одному из них (ст. 189, 190 ТК РФ).

    В сфере военной службы вполне естественны и соответствуют закону приказы командиров о назначении подчиненного старшим машины и его поездках на ней в течение длительного времени, о назначении подчиненного старшим на уборке снега или рытье канавы, об участии во внеплановых строевых тренажах или занятиях по физической подготовке и т.п. В отличие от, например, гражданского преподавателя такой же преподаватель в погонах будет обязан исполнить приказ лично мыть пол в кабинете или учить наизусть текст военного марша[23]. Исполнение всех подобного рода распоряжений и многих других охватывается обязанностью военнослужащего исполнять общие обязанности (в части исполнения приказов командиров и начальников).

    К приказам, касающимся исполнения специальных обязанностей, можно отнести приказы о заступлении во внутренний или гарнизонный наряд (караул), о привлечении их к проведению учений, походов кораблей, участия в миротворческих операциях, проверках боевой готовности и т.п.

    Бесспорно, что совсем не касается исполнения должностных обязанностей приказ постричься или укомплектовать в офицерскую сумку для смотра. Кстати, такого рода приказы исполняются, в т.ч. во внеслужебное время, и естественно, за собственный счет.

    Относительно временных рамок отдачи приказов подчиненному военнослужащему, то они не ограничены регламентом служебного времени. Получив приказ начальника в выходной день или ночью военнослужащий также обязан приступить к его исполнению. В этом случае время отдыха заканчивается, военнослужащий приступает к исполнению обязанностей военной службы. Желание или нежелание военнослужащего прекратить свое время отдыха также не влияет на необходимость исполнять приказ немедленно. Не требуется здесь и издания письменного приказа.

    В-пятых, приказ может отдать военнослужащему совершенно незнакомый ему начальник. Объясняется данное положение тем, что в отличие от гражданского работника, который подчиняется лишь своему работодателю (или уполномоченным этим работодателем должностным лицам своей организации) для военнослужащего перечень начальников не ограничивается командованием своей воинской части. Все старшие начальники в иерархической лестнице подчинения также являются для военнослужащего прямыми начальниками, имеющими полномочия по отдаче ему приказов по широчайшему кругу вопросов. Так, если гражданский сотрудник в должности фельдшера или бухгалтера вполне законно может проигнорировать приказы как заместителя командира по вооружению своей воинской части, так и руководителя вышестоящей воинской части, то для военнослужащего приказы названных должностных лиц обязательны. У обычного рядового или сержанта Вооруженных Сил РФ только в своей воинской части насчитывается порядка десяти начальников, и это только по служебному положению (по должности).

    Вместе с тем, согласно ст. 36 УВС ВС РФ начальниками для военнослужащего могут быть не только лица, занимающие вышестоящую должность в одной организации, но и занимающие определенные должности в иных организациях (например, в вышестоящих органах управления или штабах видов Вооруженных Сил, Генеральном штабе ВС РФ и т.п.), а также обладающие определенным воинским званием (начальники по воинскому званию). Они могут проходить военную службу как в той же воинской части, так и в иной воинской части, при этом обладать всей полнотой распорядительной власти.

    Подводя итог настоящей статье, можно прийти к следующим выводам:

    В отличие от трудовых отношений, где трудовая функция определяется соглашением сторон и не подлежит произвольному одностороннему изменению, отношения военнослужащего с командованием не являются частноправовыми. Закрепленный в ст. 2 ТК РФ принцип свободы труда (включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности) распространяется на военнослужащих лишь в самых общих чертах.

    В сфере военных правоотношений примат приказа начальника ведет к возможности увеличения объема служебной нагрузки, ее характера, и даже к изменению самого характера служебных обязанностей. Это достигается путем возложения временных и нештатных обязанностей, отдания приказов, направленных на выполнение иных обязанностей, не связанных с должностным предназначением. Все это допускается без согласия самого военнослужащего, без письменного оформления распоряжения, по решению любого из прямых начальников военнослужащего. При этом военнослужащий хоть и не освобождается от занимаемой должности, но фактически не исполняет обязанности по ней ввиду нехватки на то времени (которое затрачивается на выполнение полученного приказа). Сказанное означает, что приказ командира превалирует над необходимостью исполнить должностные обязанности.

    И военнослужащий, и гражданский сотрудник в своей деятельности руководствуются нормативными актами, определяющими их статус, прав и обязанности. Указанные правовые акты могут быть изданы как на федеральном, так и на локальном уровне. Вместе с тем, законодательная возможность корректировать повседневную деятельность возглавляемого воинского формирования посредством отдачи устных приказов (распоряжений) вкупе с довольно размытым перечнем обязанностей военнослужащего обуславливают гораздо более высокий уровень локального «ручного управления» в военной сфере по сравнению с невоенными организациями. В условиях военного времени (боевых действий), в кризисных ситуациях, когда заранее все возможные алгоритмы деятельности прописать невозможно[24], без такого рода форм управления просто не обойтись. Положительными качествами такого способа управления являются: оперативность вмешательства, отсутствие искажений управляющего распоряжения при передаче, быстрота доведения, возможность более глубокого разъяснения задачи. К отрицательным же качествам можно отнести усмотренческий характер многих решений руководителей, отсутствие стабильности, определенности и плановости в работе, возможное ограничение и нарушение прав подчиненных на отдых, а также совершение правонарушений подчиненными во исполнение приказа старшего начальника.

    Считается, что ручное управление наличествует, когда субъект управления, минуя промежуточные уровни власти, обращается непосредственно к низшим элементам системы управления в режиме прямых директивных указаний. По мнению автора, данный признак ручного управления не является единственным. В армейской среде для ручного управления характерно кроме того приоритет устных приказов (распоряжений) над существующими у воинских должностных лиц должностными обязанностями и регламентами работы.

    Библиография:

    1.   Глухов, Е.А., Чукин, Д.С. Допустимость вмешательства командования в личную жизнь подчиненных [Текст] / Е.А.Глухов, Д.С.Чукин // Право в Вооруженных Силах. 2018. № 8. С. 90 – 103.

    2.    Глухов, Е.А. Влияние критики и обсуждения приказа на результативность военного управления [Текст] / Е.А.Глухов // Право в Вооруженных Силах. 2017. № 12. С. 94 – 103.

    3.   Глухов, Е.А. О необходимости общественного контроля в армии [Текст] / Е.А.Глухов // Военное право. 2017. № 5. С. 5 – 13.

    4.   Глухов, Е.А. Бюрократические дефекты системы военного образования (на примере сравнения функционала военных и гражданских педагогов) [Текст] / Е.А.Глухов // Военное право. 2021. № 3. С. 49 – 57.

    5.   Глухов, Е.А. О соотношении муштры и строевой выучки … или как второстепенное может перерасти в главное [Текст] / Е.А.Глухов // Право в Вооруженных Силах. 2018. № 4. С. 116 – 124.

    6.   Дорогин, Д.А. Исполнение приказа в условиях военной службы как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность [Текст] / Д.А.Дорогин // Право в Вооруженных Силах. 2016. № 4. С. 89 – 94.

    7.    Лебедев, В. М. Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации: научно-практическое пособие [Текст] / В. М. Лебедев, В. А. Давыдов, И. Н. Иванова. М. : «Юрайт». 2017. 1413 с.

    8.   Понкин, И.В. Режим ручного управления [Текст] / И.В.Понкин // Государственная служба. 2016. № 4. С. 45 – 48.

    9.   Рубцов, Ю.В. Маршалы Сталина. М. «Вече». 2013. С. 235 – 237.

    10.                      Сидоров, Б.В. Исполнение приказа или распоряжения: социально-правовая природа, вопросы ответственности, наказания и совершенствования уголовного закона за деяния, совершаемые во исполнение приказа или распоряжения [Текст] / Б.В.Сидоров, И.А.Гумеров // Вестник экономики, права и социологии. 2015. № 3. С. 283 – 287.

    11.                      Смелик, Р.Г. Характер и содержание воинского труда [Текст] / Р.Г.Смелик // Вестник Омского университета. 2000. № 2. С. 107 – 111.

    12.                      Суслов, А. Оспаривание наказаний сотрудников за выполнение (невыполнение) устных приказов руководителя [Текст] / А.Суслов // Трудовое право. 2018. № 1. С. 87 – 99.



    [1] Большой Энциклопедический словарь / под ред. А.М.Прохорова. М., СПб, 2012.

    [2] Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. М. 2018.

    [3] Толковый словарь русского языка под ред. Д.Н.Ушакова. М. 2017 // https://ushakovdictionary.ru/word.php?wordid=57221

    [4] Постановление Конституционного Суда РФ от 16.10.2018 № 37-П // Рос. газ. 2018. 26 окт.

    [5] Суслов А. Оспаривание наказаний сотрудников за выполнение (невыполнение) устных приказов руководителя // Трудовое право. 2018. № 1. С. 87 – 99.

    [6] Постановление Президиума Хабаровского краевого суда от 08.04.2019 по делу № 44г-44/2019 // https://kraevoy--hbr.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=9539655&delo_id=2800001&new=2800001&text_number=1

    [7] Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 11.09.1996 № 32пв-96 // http://www.sudbiblioteka.ru/vs/text_big1/verhsud_big_765.htm

    [8] См. письмо Минпросвещения России 06.11.2020 № 08-ПГ-МП-47539 // Официальные документы в образовании. 2021. № 4.

    [9] Глухов Е.А., Чукин Д.С. Допустимость вмешательства командования в личную жизнь подчиненных // Право в Вооруженных Силах. 2018. № 8. С. 90-103.

    [10] Ведомости Верховного Совета СССР. 28.04.1976. № 17. Ст. 291.

    [11] Утвержден Указом Президента РФ от 10.11.2007 № 1495 (ред. от 12.07.2021) // СЗ РФ. 2007. № 47 (1 ч.). Ст. 5749.

    [12] Федеральный закон от 27.05.1998 № 76-ФЗ (ред. от 08.12.2020) "О статусе военнослужащих" // Рос. газ. 1998. 02 июня.

    [13] Глухов Е.А. Влияние критики и обсуждения приказа на результативность военного управления // Право в Вооруженных Силах. 2017. № 12. С. 94 – 103.

    [14] Глухов Е.А. О необходимости общественного контроля в армии // Военное право. 2017. № 5. С. 5 –13.

    [15] Глухов Е.А. О соотношении муштры и строевой выучки … или как второстепенное может перерасти в главное // Право в Вооруженных Силах. 2018. № 4. С. 116 – 124.

    [16] Сидоров Б.В., Гумеров И.А. Исполнение приказа или распоряжения: социально-правовая природа, вопросы ответственности, наказания и совершенствования уголовного закона за деяния, совершаемые во исполнение приказа или распоряжения // Вестник экономики, права и социологии. 2015. № 3. С. 283 – 287.

    [17] Рубцов Ю.В. Маршалы Сталина. М. «Вече». 2013. С. 235-237.

    [18] Принципы международного права, признанные Уставом Нюрнбергского трибунала и нашедшие выражение в решении этого Трибунала (Приняты в 1950 г. на второй сессии Комиссии международного права ООН) // Международное публичное право. Сборник документов. Т. 2. М.: БЕК. 1996. С. 101 – 102.

    [19] Дорогин Д.А. Исполнение приказа в условиях военной службы как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность // Право в Вооруженных Силах. 2016. № 4. С. 89 – 94.

    [20] Лебедев В. М. Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации : научно-практическое пособие / В. М. Лебедев, В. А. Давыдов, И. Н. Иванова. М. : «Юрайт». 2017. С. 221 – 228.

    [21] Подпункт 11 пункта 1 статьи 16 Федерального закона от 12.01.1995 № 5-ФЗ (ред. от 30.04.2021) "О ветеранах" // Рос. газ. 2000. 05 января.

    [22] Смелик Р.Г. Характер и содержание воинского труда // Вестник Омского университета. 2000. № 2. С. 107 – 111.

    [23] Глухов Е.А. Бюрократические дефекты системы военного образования (на примере сравнения функционала военных и гражданских педагогов) // Военное право. 2021. № 3. С. 49 – 57.

    [24] Понкин И.В. Режим ручного управления // Государственная служба. 2016. № 4. С. 45 - 48.

     





    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Яндекс цитирования Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru