Международное право
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Международное право

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 21.05.2008


     
    ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ
    ГОУ ВПО
    «Пермский государственный университет»
    Юридический факультет
    Кафедра международного и европейского права
    Правовое регулирование иностранных инвестиций в Российской Федерации

    Дипломная работа
    студентки 6 курса заочного отделения
    специальности "юриспруденция"
    Смагиной Антониды Викторовны

    Научный руководитель:
    Кандидат юридических наук,
    старший преподаватель
    Крыжан Виталий Александрович

    Пермь 2008
    ОГЛАВЛЕНИЕ


    Введение
    3
    Глава 1.
    Понятие иностранных инвестиций
    6
    Глава 2.
    Правовой режим иностранных инвестиций в РФ.

    22
    1.
    Общая характеристика правового режима иностранных инвестиций

    22
    2.
    Участие субъектов РФ в правовом регулировании иностранных инвестиций

    32
    Глава 3.
    Гарантии и льготы для иностранных инвесторов в России

    38

    Заключение
    54

    Библиографический список
    56


    ВВЕДЕНИЕ
    Ни одна страна в мире, каким бы ни был уровень её экономического развития, не обходится без иностранных инвестиций. Вполне объяснимо, почему Российская федерация нуждается в интенсивном притоке иностранного капитала, без которого она неспособна решить стоящие перед ней экономические задачи и осуществить социально-экономические реформы, связанные с переходом к рыночным отношениям. В любом государстве, в том числе в РФ, инвестиционный процесс не может развиваться стихийно. Его ход определяется государственной инвестиционной политикой, имеющей два неразрывно связанных между собой аспекта: экономический и правовой. Их взаимосвязь проявляется в том, что экономические решения государство закрепляет в нормативных правовых актах, прежде всего, в федеральных законах. Недостаточность правового регулирования инвестиционного процесса, в том числе с участием иностранного элемента, является наряду с экономическими просчётами тормозом инвестиционного процесса и причиной глубокого и длительного инвестиционного кризиса в РФ.
    Правовое регулирование отношений с участием иностранных инвесторов также имеет два аспекта: национальный и международный. Основной задачей, решаемой государством на национальном уровне, является выравнивание режимов функционирования отечественных и иностранных инвесторов. Главной целью правового регулирования названных отношений на международном уровне является обеспечение соответствия национального законодательства общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам РФ для более тесного сотрудничества России с другими государствами, с различными международными организациями, для максимальной реализации на внутригосударственном уровне гарантий прав иностранных инвесторов, определения правового режима иностранных инвестиций, установленных нормами международного права. Таким образом, актуальность данной работы обусловлена рядом причин, в частности:
    • Необходимостью с помощью правового регулирования отношений с участием иностранных инвесторов повышения эффективности экономической политики, установления благоприятного инвестиционного климата для иностранных инвесторов, усиления притока иностранного капитала в экономику РФ, что в конечном итоге будет способствовать скорейшему выходу страны из экономического кризиса.
    • Необходимостью учёта в законодательстве РФ устойчивой тенденции к смещению установления гарантий прав иностранных инвесторов и определения правового режима иностранных инвестиций на международный уровень. Стабильность инвестиционного процесса гарантируется созданием и деятельностью многочисленных международных организаций.
    • Наконец, практически на начальной стадии разработки находится круг проблем, касающихся современного феномена правового регулирования отношений с участием иностранных инвестиций, в частности, правового закрепления гарантий реализации и защиты их прав, поскольку оно осуществляется на внутригосударственном и международном уровне, с участием норм международного частного и публичного права.
    С другой стороны, кроме положительной роли для экономики, иностранные инвестиции могут нанести вред российскому государству и обществу. Государственно-правовое регулирование процесса привлечения иностранных инвестиций необходимо, в первую очередь, «дабы присутствие иностранного капитала не привело к политическому и экономическому закабалению России»1. Однако структура и характер иностранных инвестиций в России заставляют говорить об обратном. Вместо строительства новых предприятий, иностранные инвестиции влекут лишь смену собственников на старых. Вновь, развиваются лишь отрасли сбыта в России иностранной продукции и добыча природных ресурсов. Таким образом, приходиться констатировать неудовлетворительную роль механизма правового регулирования иностранных инвестиций в России. Обозначенные в инвестиционном законодательстве скромные цели (привлечение и эффективное использование в экономике Российской Федерации иностранных материальных и финансовых ресурсов, передовой техники и технологии, управленческого опыта и т.п.) не достигнуты.
    Итак, иностранные инвестиции существуют, как явление, в отечественной экономике и праве вот уже более десяти лет. За это время не удалось извлечь из них достаточную долю эффективности для российского общества и государства.
    Предметом исследования является комплекс проблем теоретического и практического характера, связанных с правовым регулированием иностранных инвестиций в России.
    Целью данной работы является комплексное исследование правовых основ иностранного инвестирования в России, проведение анализа проблем правового обеспечения гарантий прав иностранных инвесторов и правовых режимов иностранных инвестиций, выявление сферы применения их в Российской Федерации.









    Глава 1. Понятие иностранных инвестиций
    Правовое регулирование любых общественных отношений начинается с определения в законе тех или иных ключевых понятий. К таким ключевым понятиям можно отнести категорию «иностранная инвестиция» Определение этой категории имеет большое теоретическое и практическое значение. В частности, для лица, осуществляющего инвестиции, всегда важно заранее знать, будут ли его действия, например, приобретение акций и облигаций, приобретение или предоставление имущества, рассматриваться как инвестиции. В свою очередь государство, признавая то или иное лицо иностранным инвестором, тем самым признает его право на льготы и гарантии, провозглашенные в законе.
    Основоположником экономической теории инвестиций считают Дж. Кейнса. В дальнейшем его разработки нашли применение и развитие у широкого круга авторов, среди которых необходимо отметить исследования экономистов: П. Самуэльсона, Дж. Кларка, Р. Харрода, Е. Домара и др.
    Долгие годы юридическая наука не замечала появления в экономике не известной ранее категории: «иностранные инвестиции». Однако, в силу ряда обстоятельств (освобождение большого количества стран от колониальной зависимости и, как следствие, потребность в привлечении инвестиций; значительный объем «свободного» капитала в развитых странах), появилась необходимость законодательного урегулирования инвестиционных отношений, а научное осмысление юристами данного явления стало актуальным.
    Изучению законодательного регулирования иностранных инвестиций во второй половине ХХ века уделили внимание Г. Шваршенбергер («ForeingInvestmentsandInternationalLaw». London, 1969), Н.Н. Вознесенская («Иностранные инвестиции и смешанные предприятия в странах Африки». М., 1975), М. Сорнарага («The International Law on Foreign Investment.» Cambridge, 1994) идр.
    Становление и развитие инвестиционного законодательства в России предопределило проблему его систематизации, формы инкорпорации, но раньше – проблему разработки понятийного аппарата.
    В отечественном учении об инвестициях господствует мнение, что понятия капиталовложения и инвестиции суть тождества, а термины их обозначающие – синонимы.2 Тут следует сказать, что слово «инвестиции» иностранное и происходит от английского invest – «в жилетку» или investment – «капиталовложение».
    В работе либерального экономиста Джона Кейнса инвестиции характеризуются как «текущий прирост ценности капитального имущества в результате производственной деятельности данного периода» или как «та часть дохода за данный период, которая не была использована для потребления».3 Дж. Кейнс не отождествляет инвестиции и капиталовложения, но неразрывно связывает эти понятия. Немецкий экономист Х.Г. Лобесс, напротив, рассматривает эти понятия в отрыве друг от друга, указывая, что «под капитальными вложениями понимаются затраты на воспроизводство основных фондов, их увеличение и совершенствование», а «инвестиции представляют собой процесс затрат живого и общественного труда для создания производственных мощностей, с помощью которых в процессе производства живой труд создает большую стоимость, чем потребляет».4 Следовательно, напрямую инвестиции уже не связываются с капиталовложениями, но зачастую представляют одно и тоже.
    Конечно, в современных условиях интерес в инвестиционных отношениях приобрел иные аспекты, нежели те, которые были в 20 веке. В эпоху глобализма, по нашему мнению, о гармонизации интересов в инвестиционной деятельности можно рассуждать полагая, что существует трехсторонний экономический интерес в инвестиционных отношениях. Это: 1) интерес или интересы инвестора (инвесторов); 2) интерес реципиента и 3) интерес принимающего государства. Может быть вычленен интерес государства-донора. Но – это элемент факультативный.
    Обычно в качестве одного из признаков иностранной инвестиции называют получение прибыли. Действительно, до недавнего времени типично было то, что интерес иностранного инвестора – получение прибыли.
    Сейчас для России стали известны другие интересы иностранного инвестора. Например, интерес демпинговый. Этот интерес направлен на завоевание рынка сбыта товаров и лишь в конечном счете – на получение прибыли.
    Экзотическим видом интереса инвестора может выступать интерес в заграничном трудоустройстве сограждан.
    Может быть выделен интерес оккупационный. О нем уместно вести речь в дискуссии о допуске иностранцев ко всем абсолютно средствам массовой информации (СМИ) и в предприятия оборонной промышленности (ВПК). Кроме того, он может выражаться в приобретении недвижимости и земельных участков без цели использования или с целью использования не по назначению. Очевидно, что оккупационный интерес инвестора не может приветствоваться государством. Если совершая инвестицию, иностранец преследует в основном оккупационные интересы, принимающее государство не заинтересовано в таких действиях. Если иностранец приобретает предприятии с целью ограничения его деятельности или дальнейшего банкротства, такая инвестиция не выгодна для самого предприятия-реципиента и, вероятно, не выгодна для принимающего государства.
    К примеру, японская фирма NKK заявила на Байкальском экономическом форуме о готовности построить в России завод по переработке газа. Осознавая, что проект окупится только через несколько десятков лет, японские предприниматели предлагали стопроцентное японское участие. Предполагалось, что переработанный газ будет продаваться в Японию, испытывающую, как известно, нехватку энергоресурсов. Такой интерес можно назвать стратегическим, ибо иностранный инвестор не стремится получить сиюминутную выгоду.
    Постольку поскольку термин «инвестиции» обозначает понятие, именуемое на русском языке так – «капиталовложения». Стало быть, иностранные инвестиции суть ни что иное, как иностранные капиталовложения, а под этим в экономической науке понимается вложение иностранного капитала, прежде всего, в производственную сферу.
    Впервые легальное или законодательное определение понятия иностранные инвестиции в современном российском, отечественном законодательстве было дано в 1991 году. До этого времени страна не знала, что есть такое иностранные инвестиции в правовом смысле, не известна была и фигура иностранного инвестора.
    Легальное определение инвестиции претерпело эволюцию. Сравнительно недавно принято было считать, что российское законодательство понимает под иностранными инвестициями все виды имущественных и интеллектуальных ценностей, вкладываемых иностранными инвесторами в объекты предпринимательской или иной деятельности в целях получения прибыли (дохода). Именно такое определение содержится в ст. 2 Закона РСФСР от 4 июля 1991 года № 1545-1 «Об иностранных инвестициях в РСФСР»5.
    Между тем для целей, предусмотренных Федеральным законом от 25 февраля 1999 года «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений»6, дается легальное понятие инвестиций. По этому закону инвестиции – есть ни что иное как денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные и иные права, имеющие денежную оценку, вкладываемые в объекты предпринимательской и (или) иной деятельности в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта.
    А вот в Законе об иностранных инвестициях используется следующее понятие иностранной инвестиции. Это – вложение иностранного капитала в объект предпринимательской деятельности на территории России в виде объектов гражданских прав, принадлежащих иностранному инвестору, если такие объекты гражданских прав не изъяты из оборота или не ограничены в обороте в РФ в соответствии с федеральными законами, в том числе, денег, ценных бумаг (иностранной валюте и валюте РФ), иного имущества, имущественных прав, имеющих денежную оценку исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальную собственность), а так же услуг и информации.
    Кроме того, следует отметить, что Закон об иностранных инвестициях не определяет объекты, в которые вложения запрещены или ограничены. Однако такое положение содержится в статье 3 Федерального закона «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» от 25 февраля 1999 года: «Запрещаются капитальные вложения в объекты, создание и использование которых не соответствуют законодательству РФ и утвержденным в установленном порядке стандартам (нормам и правилам)». Так, нельзя осуществлять инвестиции в инвестиционный проект, не прошедший экспертизу либо получивший отрицательное заключение экспертизы.
    Очевиден общий вывод: по ныне действующему законодательству Российской Федерации понятие иностранных инвестиций опосредует во-первых, иные экономико-правовые явления, нежели прежде; во-вторых, если исходить из того, что отечественные инвестиции суть капиталовложения, то иностранные инвестиции нечто другое. Последние могут быть представлены не только в форме капиталовложений, но и в любых, не запрещенных законом формах. Однако, как на этот счет, разумно замечено в научной литературе, «подмена понятий капиталовложений безразмерным понятием инвестиций удобна только разного рода махинаторам»7.
    Отождествляя отечественные инвестиции с капитальными вложениями, законодатель отказался от признака предпринимательского характера такого вложения. Хотя в легальном определении иностранных инвестиций признак предпринимательского характера вложений присутствует.
    Обобщив изложенные выводы можно предложить следующее определение инвестиций (иностранных инвестиций) – это вложение инвестором (иностранным инвестором) принадлежащих ему объектов гражданских прав в виде имущества (в том числе денежных средств, паев, акций и др. ценных бумаг, машин, оборудования); исключительных прав на интеллектуальную собственность (в том числе технологии, конструкторские разработки и т.п.) в осуществление предпринимательской и иной экономической деятельности в России.
    В целом же законодательное определение иностранных инвестиций признаётся в литературе вполне удовлетворительным, но оно, как и любое научное определение, не является законченным и исчерпывающим. А по мнению некоторых исследователей, каким бы широким не было это понятие, оно не может хватить всё разнообразие инвестиционных отношений. Эти отношения оказываются шире и разнообразнее, чем те, которые в настоящий момент регулируются законом. Такое «несовпадение» приводит к ограничению сферы деятельности иностранных инвесторов. Именно поэтому законодательная практика промышленно развитых и развивающихся государств идёт по пути анализа отношений в каждом конкретном случае и признания их инвестиционными при соответствии определённым требованиям.
    Представляется, что при разрешении вопроса представлении льгот из всех взаимосвязанных аспектов иностранных инвестиций для государства принимающего инвестиции и предприятия-реципиента особый интерес представляет определение инвестиций как капитальных вложений, поскольку, по нашему мнению, право на получение льгот следует предоставлять тем иностранным лицам и организациям, которые делают именно капитальные вложения в экономику России.
    В отечественной экономической науке, в хозяйственном законодательстве и хозяйственной практике сложилось определенное представление, что есть такое капитальные вложения. Вследствие чего легальное определение иностранных инвестиций должно содержать принцип, согласно которому инвестиции суть не просто вложения, но капитальные вложения, а это, раньше всего, - деньги, ценные бумаги.
    Как известно, традиционно по источнику происхождения капитала в экономической науке принято различать отечественные и иностранные инвестиции.
    Между тем юридическая сущность понятия инвестиции в законодательстве разных стран под влиянием разных социальных, политических, нравственных и иных факторов может быть разной. Иными словами, правовой режим иностранных инвестиций в том или ином государстве имеет некоторые особенности в силу того, что субъектом инвестиционной деятельности является иностранный инвестор. Критерием определения разных правовых режимов иностранных инвестиций служит гармония интересов инвесторов, реципиента и принимающего иностранные инвестиции государства.
    Национальные, внутренние инвестиции и внешние, иностранные инвестиции – это понятия с точки зрения действующего российского права суть разные правовые институты. Подтверждением сказанному может быть хотя бы тот факт, что существует Закон об инвестициях в форме капитальных вложений, из названия которого и по содержанию его следует, что инвестиционная деятельность национального инвестора реализуется в сфере капиталовложений вложения капитала в основные фонды предприятий и других коммерческих организаций.
    И совсем иное дело – иностранные инвестиции. Они по Закону об иностранных инвестициях представляют собой разные формы вложения. Вложение иностранного капитала в основные фонды российских предприятий и других коммерческих организаций – лишь одна из форм капиталовложений, но далеко не единственная.
    С точки зрения правоведов инвестиции делятся на иностранные и национальные, а так же на государственные и частные. Профессор Богатырев А.Г. например, полагает, что «в соответствии с основными видами собственности существует два источника инвестирования: 1) государственная собственность – государственный капитал, инвестиции; 2) частная собственность – частный капитал, инвестиции. Форм инвестирования тоже две: 1) ссудная форма – ссудный капитал, инвестиции в виде займов и кредитов; 2) предпринимательская форма – предпринимательский капитал в виде прямых портфельных инвестиций».8
    Заслуживает внимания классификация иностранных инвестиций, предложенная профессором Богуславским М.М., а именно:
    - долевое участие в совместном предприятии (СП) путем создания новых СП, а так же приобретение доли участия (паев, акций) в существующих предприятиях;
    - участие в приватизации;
    - создание предприятий, полностью принадлежащих иностранному инвестору;
    - создание банков с иностранным участием;
    - приобретение предприятий;
    - создание дочерних предприятий, филиалов, представительств;
    - приобретение прав пользования землей и иными природными ресурсами;
    - приобретение государственных ценных бумаг;
    - приобретение ценных бумаг местных юридических лиц;
    - приобретение иных имущественных прав;
    - заключение концессионных договоров;
    - заключение договоров с юридическими лицами и гражданами принимающей страны;
    - осуществление хозяйственной деятельности в свободных экономических зонах.9
    Инвестиции по экономической логике бывают прямые и портфельные. При этом, как логично предположить, прямые инвестиции представляют собой вложение капитала в производство или, как ныне модно говорить, - в реальный сектор экономики. Например, итальянская компания «Мерлони» за 120 млн. долларов приобрела Липецкий завод холодильников «Стинол». Это типичный случай вложения иностранного капитала в производственный сектор экономики.
    С правовой точки зрения прямые инвестиции есть ничто иное как капиталовложения. Иначе говоря, прямые инвестиции есть правовое понятие экономического явления, именуемого капиталовложениями. В юридической литературе отмечается: «Мировой опыт показал, что прямые иностранные инвестиции имеют ряд существенных преимуществ по сравнению с другими формами финансирования экономики.
    Во-первых, это дополнительный источник капитальных вложений в производство товаров и услуг, нередко осуществляемых в виде передачи технологий, ноу-хау, передовых методов управления и т.д.
    Во-вторых, прямые иностранные инвестиции не ложатся бременем на бюджет, на внешний долг государства. Наоборот – они способствуют получению средств для его погашения.
    Наконец, иностранные инвестиции способствуют интеграции экономики страны-реципиента капитала в мировое хозяйство».10
    Согласно ст. 2 Закона об иностранных инвестициях прямой иностранной инвестицией является:
    - приобретение иностранным инвестором не менее 10 процентов доли, долей (вклада) в уставном (складочном) капитале коммерческой организации, созданной или вновь создаваемой на территории Российской Федерации в форме хозяйственного товарищества или общества в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации;
    - вложение капитала в основные фонды филиала иностранного юридического лица, создаваемого на территории Российской Федерации;
    - осуществление финансовой аренды (лизинга) оборудования, указанного в разделах XVI и XVII Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Содружества Независимых Государств (ТН ВЭД СНГ), таможенной стоимостью не менее 1 млн. рублей.
    Разделение инвестиций на прямые и портфельные происходит не по критерию места размещения средств, а по критерию цели. Если цель заключается в управлении бизнесом, инвестиция считается прямой. Если в простом сбережении средств и получении дивидендов, инвестиция портфельная. По этому же критерию инвестиции можно разделить предпринимательские (имеющие целью получение прибыли) и непредпринимательские (с иной полезной целью).
    Инвестиционная деятельность – есть совокупность специфических, юридически значимых действий по реализации инвестиций, их использованию, а потому эта деятельность регулируется особым законодательством об инвестициях или инвестиционным законодательством. Принципы инвестиционного права предопределяются экономической сущностью инвестиций и направленностью, характером инвестиционной деятельности, например, возможно инвестирование не частного, но государственного капитала одной страны в инвестиционные проекты другой страны или содружества стран.
    Инвестиционный процесс или что тоже самое – инвестиционная деятельность – в любом государстве регулируется правом. Цель правового регулирования обусловлена определёнными объективно существующими обстоятельствами. Ведь именно право определяет субъектов иностранной инвестиционной деятельности, их правовое положение. Ведение инвестиционной деятельности допустимо только в каких-либо организационно-правовых формах. Право должно определять сферу проникновения иностранного капитала и указывать приоритеты для некоторых направлений инвестиционной деятельности иностранных инвесторов. Право регулирует заключение и исполнение инвестиционных соглашений. С помощью правовых средств государство воздействует на инвестиционный процесс, устанавливая для иностранных инвесторов, в частности, гарантии уменьшения их финансовых рисков и предоставляя им льготы. Право признано ограждать российские национальные и деловые интересы от неправедных на них посягательств.
    Идеи об иностранных капиталовложениях широко использовались в экономике дореволюционной России. Иностранным инвесторам в Российской Империи был предоставлен национальный режим.
    Что касается правового обеспечения иностранных инвестиций, то каких-либо специальных инвестиционных законов в России не существовало11.
    В 1860 году Александр II указом о «О правах пребывающих в России иностранцев» предписал, что пребывающим в России иностранцам по торговле, земледелию и промышленности дарованы такие же права, коими пользуются русские подданные. Согласно русскому законодательству того времени на компании (акционерные общества, товарищества пр.) распространялись все законоположения, касавшиеся прав иностранных поданных в России12.
    А.М. Тесленко кроме прочих выделяет следующие принципы регламентации правового положения иностранцев в России во второй половине XVII – начале XX вв.:
    - иностранцы, находясь в России «как лично, так и по имуществу их» подлежат действию российских законов и пользуются их общею защитой;
    - иностранцы, поселившиеся на купленных ими землях, должны нести «земские повинности» во всех отношениях наравне с другими жителями этого края;
    - если в отношении иностранцев не установлено особых правил, они подлежат действию общих законов Российской империи и пользуются всеми правами, этими законами установленными13.
    В литературе отмечается, что к деятельности российских и иностранных инвесторов применялись общие законы. Производственно правоотношения регулировались Уставом о промышленности. Свод законов гражданских, перечисляя лиц, которые могут приобретать права на имущество, среди прочих называл частных лиц, не разделяя их на российских и иностранных подданных14.
    Отсутствие подробной регламентации инвестиционных правоотношений в законодательстве дореволюционной России объясняется ещё и тем, что появление иностранных капиталов в экономике Российской Империи происходило главным образом в ссудной форме. Так, Л. Воронов выделял четыре категории (формы) участия иностранных капиталов в российской экономике.
    Во-первых, это государственные займы, заключаемые как со специальными целями, например, для постройки железной дороги, так и для удовлетворения государственных потребностей.
    Второй способ приобретения иностранных капиталов представляют долгосрочные займы общественных и частных учреждений, заключаемые на внешних денежных рынках.
    В-третьих, иностранный капитал появляется на внутренних рынках страны в форме краткосрочных операций по учёту векселей и ссудам, выполняемых при посредстве местных банковских учреждений.
    Наконец, иностранный капитал приходит вместе с иностранной предприимчивостью, для непосредственной эксплуатации естественных богатств страны15.
    Подобное понимание иностранных инвестиций соответствовало практическим реалиям того времени. Не только в России, во всех странах обращение к иностранному капиталу начиналось в форме государственных займов, получаемых правительством у иностранных банкиров. В середине XIX века в мире наибольшее значение приобрели железнодорожные внешние займы – государственные или гарантированные государственной властью. В конце XIX века они стали вытесняться прямыми иностранными инвестициями16.
    Изменения правового режима иностранных инвестиций в Российской Империи начали происходить в 1914-1917 г.г. в связи с Первой мировой войной. В отношении граждан – подданных воющих с Россией государств правительством были приняты жёсткие меры, выразившиеся в лишении иностранцев практически всех прав и имущества (ликвидация предприятий, конфискация)17.
    Наметившиеся тенденция упрочилась в первые годы советской власти. Совет Народных Комиссаров 1 января 1918 года принимает Декрет, в п. 2 которого сказано «безусловно и без всяких исключений аннулируются все иностранные займы». Сумма иностранных капиталов в национализированных предприятиях составляла 2 007 305 000 рублей. В целом же вся сумма аннулированных иностранных капиталов, вложенных в государственные займы, железные дороги, банки, торговые и промышленные предприятия составила, по меньшей мере, 19 млрд. рублей18.
    Примечательно, что одновременно с национализацией накопленных инвестиций, советские власти пытались привлечь новые. Ещё в период брестских мирных переговоров были разработаны «Тезисы об условиях привлечения иностранного капитала в товарной форме в России».
    По окончании войны СНК РСФСР в своём постановлении об общих экономических и политических условиях концессий от 23 ноября 1920 года вновь формулирует условия, на основе которых советское правительство считает возможным привлечение иностранного капитала, а также перечисляет те гарантии, которые должны дать уверенность иностранным инвесторам в возможности деловой работы в России.
    Эти условия следующие:
    - вознаграждение концессионера в доли продукта, обусловленного в договоре, правом вывоза за границу;
    - в случае применения в концессионных предприятиях особых технических усовершенствований – предоставление концессионеру торговых преимуществ;
    - гарантия правительства о национализации, конфискации и реквизиции;
    - права найма рабочих и служащих с соблюдением трудового законодательства или специального договора об охране труда;
    - гарантии правительства о недопустимости одностороннего изменения условий концессионного договора.
    В связи с прекращением курса Новой экономической политики в 1929 году советское правительство отказалось от политики концессий. В 1928 – 1929 г.г. концессионные договоры не подписывались19.
    По мнению Н.Г. Дорониной, российское законодательство в области привлечения иностранных инвестиций прошло три этапа в своём развитии.
    На первом этапе допускалось инвестирование капитала только из стран – членов совета экономической взаимопомощи (СЭВ) и только путём создания так называемых СХО (Совместных Хозяйственных организаций). При этом подчёркивалось, что на территории государства – члена СЭВ совместная хозяйственная организация – СХО является одной из форм социалистической экономической интеграции и не может рассматриваться как инвестирование собственно иностранного капитала.
    На втором этапе развития российского законодательства об иностранных инвестициях стало возможным привлечение капитала не только из социалистических стран, но также и из капиталистических и развивающихся стран. При этом единственно возможной формой инвестирования капитала из-за рубежа являлось учреждение совместного предприятия (СП).
    Третьим этапом развития российского законодательства об иностранных инвестициях можно считать принятие закона об иностранных инвестициях в РСФСР 4 июля 1991 года. В соответствии с этим законом государство осуществляет функции предприятий с иностранными инвестициями20.
    Законы, составляющие нормативно-правовую базу регулирования иностранных инвестиций в РФ за редким исключением приняты (или существенно скорректированы в части регулирования иностранных инвестиций) в последние годы. Основные из них: Закон об иностранных инвестициях; Закон об инвестициях в форме капитальных в форме капитальных вложений; ГК РФ чч. I; II; и III; Федеральный закон «О банках и банковской деятельности»; Закон «Об организации страхового дела в Российской Федерации»; Закон о валютном регулировании и валютном контроле.
    Следует отметить, что ранее упомянутый Закон РСФСР от 26 июля 1991 года «Об инвестиционной деятельности в РСФСР» действует в части, не противоречащей Закону об инвестициях в форме капитальных вложений.
    12 июля 1999 года после официального опубликования вступил в силу Закон об иностранных инвестициях. В связи с чем, утратил силу ранее действовавший на территории РФ Закон об иностранных инвестициях в РСФСР.
    Правовое регулирование иностранных инвестиций на территории РФ осуществляется федеральными законами и иными правовыми актами РФ об иностранных инвестициях, а также международными договорами РФ. Так легально определена система правового регулирования иностранных инвестиций. Выходит, что в России существуют всего два источника правового регулирования иностранных инвестиций, а именно: международные договоры и федеральные правовые акты об иностранных инвестициях. Но было бы глубочайшим заблуждением такое предположение принимать за истину.
    На наш взгляд, идея системного подхода к созданию единого российского правопорядка в сфере иностранных инвестиций может быть изложена следующим образом. Представляется, что объективно существуют несколько источников правового регулирования иностранных инвестиций в России: Конституция РФ; Международные договоры и конвенции; инвестиционные договоры; федеральные законы и иные федеральные правовые акты в сфере иностранных инвестиций; региональные инвестиционные законы и иные правовые акты.
    В юридической литературе Закон об иностранных инвестициях именуют «основополагающим актом»21. Однако с такой характеристикой закона трудно согласиться. И вот почему. Ведь всё познаётся в сравнении. 4 июля 1991 года был принят Закон об иностранных инвестициях в РСФСР. В его преамбуле указывалось, что положения закона действуют на территории РСФСР применительно ко всем иностранным инвесторам и предприятиям с иностранными инвестициями. И этот закон действительно мог быть консолидированным законом в том смысле, что таким образом наметилась столь разумная тенденция инкорпорации правовых норм об иностранных инвестициях. Но новый инвестиционный Закон вопреки этой тенденции содержит следующие законоположения:
    - вложение иностранного капитала в банки и иные кредитные организации регулируется банковским законодательством Российской Федерации.
    - вложение иностранного капитала в страховые организации регулируется законодательством Российской Федерации о страховании.
    - Федеральный Закон об иностранных инвестициях не распространяется на отношения, связанные с вложением иностранного капитала в некоммерческие организации для достижения определенной общественно полезной цели, в том числе образовательной, благотворительной, научной или религиозной, которые регулируются законодательство Российской Федерации о некоммерческих организациях.
    Таким образом, следует согласиться с тем, что ныне действующий инвестиционный закон является фрагментарным, он регулирует лишь часть отношений, возникающих в процессе иностранного инвестирования.
    Сравнительно новый ныне существующий Закон об иностранных инвестициях, как свидетельствует хозяйственная практика, по-прежнему не регулирует не мало принципиальных вопросов, возникающих в процессе инвестиционной деятельности. Более того, новый закон не решает актуальнейшую проблему – создать правовой механизм защиты национальных интересов России от незаконных действий иностранных корпораций.




    Глава 2. Правовой режим иностранных инвестиций в РФ
    1. Общая характеристика правового режима иностранных инвестиций
    В международно-правовой практике к иностранным инвестициям применяется либо «режим наибольшего благоприятствования», либо «национальный режим». В последнем случае, как принято говорить, речь идёт об единых правилах игры для иностранных и отечественных инвесторов.
    В научной литературе встречаются разные мнения относительно того, какой именно режим установлен в России для иностранных инвесторов. Зачастую высказывается мнение, что в российском законодательстве закреплён национальный режим в отношении иностранных инвесторов22. Эта позиция критикуется в частности, Т.Н. Нешатаевой. По её мнению в законодательстве РФ для иностранных инвесторов последовательно регламентируется режим наибольшего благоприятствования23.
    Вместе с тем она отмечает, что такой режим предусмотрен в публично-правовой сфере, а в частноправовой сфере отношений с экономическими партнёрами после разрешения инвестирования к иностранным инвесторам применяется национальный режим. Об этом свидетельствует и арбитражная практика.
    В арбитражный суд обратилась иностранная фирма с иском к областному земельному комитету о недействительности части договора аренды земельного участка, в которой определялся размер платы за аренду участка. Свою позицию истец обосновывал тем, что ставки арендной платы для иностранных юридических лиц были установлены в большем размере, чем соответствующие ставки для российских предпринимателей. Дифференцированное регулирование арендных ставок было предусмотрено нормативным актом законодательного собрания области. Однако согласно статье 21 Закона РФ «О плате за землю»24 от 11 октября 1991 года законодательные и исполнительные органы субъектов РФ вправе устанавливать базовые размеры арендной платы по видам использования земель и категориям арендаторов. В рассматриваемом нормативном акте областного уровня была установлена общая для всех иностранных инвесторов ставка платы за землю. А поскольку российское законодательство предоставляет иностранному инвестору режим наибольшего благоприятствования (равное положение с другими иностранными инвесторами), и это требование земельным комитетом было соблюдено, арбитражный суд отказал иностранной фирме в удовлетворении иска25.
    Закон об иностранных инвестициях декларирует национальный режим для иностранных инвесторов. Но делается это весьма странным образом. В ст. 4 этого Закона утверждается, что правовой режим деятельности иностранных инвесторов не может быть менее благоприятным, чем правовой режим деятельности, предоставляемый российским инвесторам, за изъятиями, установленными федеральными законами. Стало быть, к иностранным инвесторам применяется некий «ограниченный» национальный режим иностранных инвестиций.
    Задавшись вопросом, что же означает часто употребляемые выражения «режим наибольшего благоприятствования» и «национальный режим» необходимо обратиться к первоисточникам.
    В своём современном международно-правовом понимании режим наибольшего благоприятствования был закреплён в Генеральном Соглашении по тарифам и торговле (ГАТТ). Статья 1 ГАТТ озаглавлена «Общий режим наиболее благоприятствуемой нации» и предусматривает следующее правило: «любое преимущество, благоприятствование, привилегия или иммунитет, предоставляемые любой договаривающейся стороной в отношении любого товара, происходящего из любой другой страны или предназначаемого в любую другую страну, должны немедленно и безусловно предоставляться подобному же товару, происходящему из территории всех других договаривающихся сторон, или предназначенному для территории всех других договаривающихся сторон»26.
    Общий режим наиболее благоприятствуемой нации означает, что ранее существовавший для какой либо нации режим наибольшего благоприятствования становится общим для всех наций. А не наоборот, когда какой либо нации предоставляется набольшее благоприятствование против общего для всех остальных лиц режима.
    Таким образом, режим наибольшего благоприятствования исходит из принципа равенства всех иностранцев при распространении действия какой либо льготы или ограничения. Если в договаривающемся государстве была установлена преференция для инвесторов из какой-то одной страны, то после вступления в силу ГАТТ эта преференция стала распространяться уже на инвесторов из всех других договаривающихся стран. Следует иметь ввиду, что в контексте приведённой статьи имеются ввиду главным образом таможенные пошлины и сборы за ввоз и вывоз товара, а также расчёты по расчёты по экспорту и импорту.
    О национальном режиме говорится в том же документе. Статья 3 ГАТТ озаглавлена «Национальный режим в отношении внутреннего налогообложения и регулирования». В этой статье предусматривается, что товары, происходящие с территории какой-либо договаривающейся стороны, не должны облагаться, прямо или косвенно, внутренними долгами или другими внутренними сборами любого рода, превышающими, прямо или косвенно, налоги и сборы, применяемые к аналогичным товарам отечественного происхождения.
    Можно резюмировать, что национальный режим для иностранцев заключается в предоставлении им равных прав и обязанностей с национальными лицами. Как следует из текста ст. 3 ГАТТ её действие распространяется на внутренние налоги и сборы, о таможенных пошлинах и режиме осуществления трансграничных коммерческих платежей здесь не говорится.
    Особое внимание в ГАТТ уделяется режиму преференций. Соответствующие оговорки совершаются в каждой статье. Преференциальный режим носит исключительный характер. В этом случае не взимаются таможенные пошлины, налоги и сборы. Устанавливается он, как правило, для товара из слаборазвитых государств.
    В литературе указывалось на нечёткость «записи о режиме иностранных капиталовложений в российском законодательстве» ибо легальные формулировки содержат «элементы как режима наибольшего благоприятствования, так и национального режима»27. Однако при этом не обращалось внимание на одновременное сочетание сразу трёх режимов в самом ГАТТ. А именно: при совершении таможенных процедур на иностранцев распространяется режим наибольшего благоприятствования, при налогообложении – национальный, в исключительных случаях могут устанавливаться национальные преференции. По сему и в одновременном существовании нескольких режимов для иностранных инвесторов в РФ нет ничего удивительного.
    Почти всегда для иностранных инвесторов государства предоставляют и льготы и ограничения. Это вполне естественно, так как «внутреннее право государства, находясь в действии, образует правовой режим, состоящий из множества режимов с разным сочетанием способов, методов, типов правового регулирования»28. Режим деятельности иностранного инвестора всякий раз зависит от того, во что, в какой форме и в каком объёме будет совершена инвестиция.
    Очевидно, что в России для иностранного инвестирования режимы наибольшего благоприятствования и национальный существуют. Утверждать, что существует только тот или другой из этих режимов не верно. В некоторых отраслях предпринимательской деятельности закон не проводит различия между разнонациональными субъектами, а напротив подчёркивает их равенство (национальный режим). В других случаях устанавливается различие между деятельностью национальных и иностранных лиц (режим наибольшего благоприятствования), но изъятия устанавливаются в равной мере для всех иностранцев в не зависимости от того из какой именно страны происходит инвестор, либо прямо указывается на установление режима наибольшего благоприятствования.
    В исключительных случаях возможно применение и режима преференций, например для развития экономик Союза Независимых Государств. Однако, из анализа текстов соглашений и используемых формулировок можно сделать вывод о неправильном понимании смысла предоставления режима наибольшего благоприятствования. Похоже, что в СНГ под ним понимают преференциальный режим.
    Например, в ст. 26 «Согласованных общих принципах регулирования таможенного дела в государствах-участниках Межпарламентской ассамблеи стран Содружества Независимых Государств (СНГ)» предусматривается следующее: «Государство предоставляет отдельным странам или группам стран режим наибольшего благоприятствования. Поощряется предоставление этого режима друг другу заинтересованными государствами Содружества, а также переход к взаимной торговле на основе пониженных пошлин или беспошлинно».29
    Изучая вопрос о предоставлении иностранному капиталу льгот и преференций, следует отразить еще одно меткое высказывание. В своем послании Федеральному Собранию Президент РФ Путин В.В. заявил: «Считаю, что действующие ограничения на операции с капиталом и недвижимостью дискриминируют граждан России по сравнению с гражданами других государств, ограничивают их свободу и подрывают конкурентоспособность российского предпринимательства.
    Вообще во всех наших действиях мы должны строго следовать принципу наибольшего благоприятствования в отношении своих собственных граждан: российским гражданам не должно быть запрещено то, что разрешено гражданам других стран на их родине».30
    Подобные выводы были сделаны на прошедшем в сентябре 2000 года Иркутске Байкальском экономическом форуме. У законодателя нет, по нашему мнению, иного пути кроме как воздержаться от значительного разделения режимов регулирования иностранной и внутригосударственной (национальной) инвестиционной деятельности.31 Установление льгот для иностранных инвесторов, как было замечено, влечет отток капитала с целью его «иностранизации», а отмена льгот влечет увеличение инвестиционных рисков. Чем крупнее вложение, тем выше риск, а «свободных денег» в настоящий период гораздо больше заграницей.
    Тем не менее, в настоящее время центральной проблемой создания благоприятного правового режима для иностранных инвестиций на территории РФ является проблема стабильности правового регулирования. Вкладывая свои капиталы, иностранный инвестор должен иметь гарантию, что условия инвестирования не изменятся в дальнейшем. Он должен быть уверен в том, что любые изменения в законодательстве не ухудшат коммерческие результаты его деятельности как инвестора, на достижение которых он рассчитывал, принимая решение о своих капиталовложениях в определенный проект или по какому-то определенному соглашению.
    Одним из существенных недостатков Закона об иностранных инвестициях 1991 года было отсутствие в нем стабилизационной оговорки, в соответствии с которой запрещается вводить изменения, ухудшающие оговоренные условия осуществления иностранных инвестиций. В какой-то мере данный пробел заполнялся нормами более общего Закона РФ об инвестиционной деятельности, который направлен на обеспечение равной защиты прав, интересов и имущества всех субъектов такой деятельности, включая и иностранных инвесторов. Так, статья 14 этого Закона в старой редакции предусматривала, что «государство гарантирует стабильность прав субъектов инвестиционной деятельности». Провозглашение такого состояния означает придание обладанию правами устойчивого характера.
    Между тем, как видно из последующего текста этой статьи, она ставила под сомнение декларируемую законом стабильность прав: «В случаях принятия законодательных актов, положения которых ограничивают права субъектов инвестиционной деятельности, соответствующие положения этих актов не могут вводиться в действие ранее, чем через год с момента их опубликования». Но если серьезно преследовать цель обеспечения стабильности прав, необходимо исключить само появление этих дестабилизирующих актов, а не просто откладывать их применение. Тем более, что установленный годичный срок лишал гарантию такого рода практического значения. Дальнейшее развитие законодательства и практики его применения, прежде всего в области налогообложения, показало, что даже в таком ограниченном объеме эта гарантия не применялась.
    В частности, об этом свидетельствует рассмотрение в Высшем Арбитражном Суде РФ дела совместного предприятия (СП) «Полярное сияние». Иск к Правительству РФ в этом суде был предъявлен общественной организацией - Социально-экологическим союзом (СЭС). СЭС требовал отменить распоряжение Правительства РФ от 10 июля 1992 г. о предоставлении льгот СП «Полярное сияние» как противоречащее национальным и региональным интересам. СП «Полярное сияние» было учреждено американской фирмой и двумя российскими организациями (ПГО «Архангельск-геология» и ПО «Коминефть») для освоения нефтяных месторождений (Ардалинский комплекс) на территории Ненецкого автономного округа.
    При определении финансового режима деятельности СП в ТЭО были заложены действующие в России в 1991 г. ставки ренты за пользование недрами (10%) и налога на прибыль (25%). Введение с января 1992 года нового налогового законодательства, в частности увеличение налога на прибыль до 32% и введение экспортной пошлины, резко ухудшило финансовые показатели работы СП. Американская фирма, уже вложившая к этому времени в проект 40 млн. долларов, поставила вопрос о нецелесообразности продолжения работ.
    14 апреля 1992 г. сессия Совета народных депутатов Ненецкого национального округа, учитывая значение деятельности СП для экономики региона, приняла решение ходатайствовать перед Правительством о предоставлении СП налоговых льгот. С учетом этого обращения по представлению Министерства экономики, Министерства топлива и энергетики, Комитета по геологии и Комитета по иностранным инвестициям Правительство РФ своим распоряжением от 10 июля 1992 года освободило СП от уплаты экспортной пошлины до момента получения прибыли и снизило отчисления роялти до 5 %.В этом случае, как отмечал заместитель министра топлива и энергетики, «правительство исходило из необходимости соблюдения сложившейся в мировой практике принципа защиты инвестора от изменения законодательства принимающей стороны».32 Именно это решение Правительства РФ оспаривалось СЭС. 24 ноября 1992 года Высший Арбитражный Суд прекратил производство по этому иску, однако не на основе рассмотрения правомерности решения Правительства, а на основании того, что обращение СЭС с иском в защиту интересов государства было признано неправомерным.
    Результатом рассмотрения этого дела стало то, что Правительство РФ предложило включить принцип защиты инвестора от изменения законодательства принимающей страны (в случаях, когда новые законы ухудшают условия инвестирования) в Закон об иностранных инвестициях. В качестве первого шага на пути к этому следует рассматривать включение «стабилизационной» оговорки (она даже получила особое наименование -«дедушкина оговорка») в Указ Президента РФ № 1466 от 27 сентября 1993 года «О совершенствовании работы с иностранными инвестициями»33.
    Этим Указом было предусмотрено, что «вновь издаваемые нормативные акты, регулирующие условия функционирования на территории Российской Федерации иностранных и совместных предприятий, не действуют в течение трех лет в отношении предприятий, существующих на момент вступления в силу этих актов. Данное положение не распространяется на нормативные акты, обеспечивающие более льготные условия функционирования на территории Российской Федерации иностранных и совместных предприятий».
    По мнению М.М. Богуславского, при введении «стабилизационной оговорки» необходимо учитывать ряд факторов34. Во-первых, нужно четко определить круг законодательных актов, в отношении которых она вводится. Так, в Указе Президента РФ от 27 сентября 1993 года имелись в виду «вновь издаваемые акты, регулирующие условия функционирования» предприятий с иностранными инвестициями. Однако представляется, что цель введения оговорки может быть достигнута наилучшим образом тогда, когда о законодательстве будет говориться самым широким образом. Неважно, где содержатся нормы: в специальном законодательстве об иностранных инвестициях или в общем законодательстве. Важно определить последствия их введения. Так, новый Закон об иностранных инвестициях, в котором имеется гарантия от неблагоприятного изменения законодательства, следующим образом формулирует такие последствия: не применяются новые федеральные законы и иные нормативные правовые акты РФ, изменяющие размеры ввозных таможенных пошлин (за исключением таможенных пошлин, вызванных применением мер по защите экономических интересов РФ при осуществлении внешней торговли товарами в соответствии с законодательством РФ), федеральных налогов (за исключением акцизов, налога на добавленную стоимость на товары, произведенные на территории РФ) и взносов в государственные внебюджетные фонды (за исключением взносов в Пенсионный фонд РФ), а также изменения и дополнения, вносимые в действующие федеральные законы и иные нормативные правовые акты РФ, которые приводят к увеличению совокупной налоговой нагрузки на деятельность иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями по реализации приоритетных инвестиционных проектов либо устанавливают режим запретов и ограничений в отношении иностранных инвестиций в РФ.
    Во-вторых, необходимо определить, в течение какого срока к иностранному инвестору будут применяться ранее действовавшие нормы законодательства, и с какого момента этот срок должен исчисляться. В анализируемом Указе Президента РФ этот срок определен всего в три года. Но очевидно, что для иностранного инвестора может иметь реальное значение сохранение действия старого, более льготного законодательства в течение срока не менее 5 лет. Течение срока может начинаться с даты введения в действие новых, неблагоприятных для инвестора положений. Возможен и иной вариант, при котором истечение срока для организаций с иностранными инвестициями может исчисляться начиная с даты их государственной регистрации. В соответствии с пунктом 2 статьи 9 Закона об иностранных инвестициях стабильность для иностранного инвестора условий и режима гарантируется в течение срока окупаемости инвестиционного проекта, но не более семи лет со дня начала финансирования указанного проекта за счет иностранных инвестиций. Правительство РФ должно установить порядок дифференциации сроков окупаемости инвестиционных проектов в зависимости от их видов, а также порядок определения дня начала финансирования инвестиционного проекта. Кроме того, в исключительных случаях на основании решения Правительства срок действия гарантии может быть продлен.
    В-третьих, необходимо определить механизм применения «стабилизационной» оговорки. О том, каким образом будет применяться оговорка, ни в Указе Президента РФ ни в Законе об иностранных инвестициях ничего не говорится. Вместе с тем Закон об инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений, содержит положение о том, что Правительство РФ устанавливает критерии оценки изменения в неблагоприятном для инвестора, осуществляющего приоритетный инвестиционный проект на территории РФ, отношении условий взимания ввозных таможенных пошлин, федеральных налогов и взносов в государственные внебюджетные фонды, режима запретов и ограничений в отношении осуществления капитальных вложений на территории РФ (п. 6 ст. 15).
    Поскольку определение указанных критериев является достаточно сложной процедурой, нам представляется возможным предусмотреть в российском законодательстве порядок, при котором инициатива неприменения новых положений законодательства, ухудшающих положение иностранного инвестора, принадлежала бы самому инвестору. Если же государственный орган посчитает действия инвестора неправомерными, он должен иметь возможность обратиться в Высший Арбитражный Суд РФ с иском о признании старых норм недействующими в отношении инвестора. Такой порядок наиболее отвечает общественным интересам, поскольку нормы, касающиеся обеспечения обороны, безопасности, нравственности, жизни и здоровья населения, должны распространяться на всех субъектов без исключения сразу же после введения их в действие.

    2. Участие субъектов РФ в правовом регулировании иностранных инвестиций
    Для России, как государства с федеративным устройством и значительными межрегиональными экономическими различиями, несомненный интерес представляет опыт правового регулирования иностранных инвестиций в странах, для которых также характерна широкая законодательная и административная автономия субъектов.
    В мировой практике используются следующие способы обеспечения гарантий и защиты интересов инвесторов:
    • принятие соответствующих норм национального законодательства;
    • регулирование нормами многосторонних договоров (соглашений, конвенций), участником которых является сторона, принимающая иностранные инвестиции;
    • регулирование положениями двусторонних межгосударственных соглашений о поощрении и взаимной защите капиталовложений, ратифицированных принимающей стороной;
    • регулирование соответствующими статьями соглашений о конкретных инвестиционных проектах между государством и иностранным инвестором (например, соглашения о разделе продукции).
    В российской практике защиты интересов инвесторов применяются все эти инструменты, за исключением норм соответствующих многосторонних договоров по инвестиционным вопросам, так как Россия пока участвует в таких договорах лишь в незначительной степени.
    Известно, что Конституция РФ разделяет сферы ведения федерального центра и субъектов РФ (регионов). Например, гражданское и уголовное законодательство находится в ведении Федерации, а трудовое законодательство, как ни странно, - в ведении РФ и субъектов Федерации, то есть в совместном ведении.
    Логично задать вопрос: отнесено ли к ведению субъектов РФ решение проблемы иностранных инвестиций?
    Пределы компетенции субъектов РФ в правовом регулировании хозяйственной деятельности устанавливались или предмет их ведения в законотворчестве до недавнего времени определялись Соглашениями о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами власти и органами власти субъектов Федерации. Таким, например, как Соглашение от 27 мая 1996 года № 6 между Правительством РФ и Администрацией Иркутской области о разграничении полномочий в сфере недропользования.35
    Однако 6 июля 2002 года было подписано новое Соглашение между Правительством РФ и Администрацией Иркутской области, отменившее эти и другие, ранее заключенные Соглашения о разграничении предметов ведения.36
    Отказавшись от практики заключения соглашений о разграничении полномочий между федеральными органами власти и органами власти субъектов Федерации, Федеральный центр не предложил ничего взамен. Более того, уместно предположение о том, что международные коммерческие контракты (в том числе и инвестиционные соглашения с иностранными частными фирмами и корпорациями) вправе подписывать региональные власти, или, что тоже самое – власти субъектов РФ, тогда как органы власти Федерального центра такого права лишены, ибо оно нигде в законодательстве не предусмотрено.
    Вместе с тем, законодательство России не запрещает заключения органам государственной власти субъектов РФ международных коммерческих контрактов. Кроме того, вне пределов Федерации и полномочий Федерации по предметам совместного ведения РФ и субъектов Федерации субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти (ст. 73 Конституции РФ).
    Итак, поскольку наметилась тенденция отмены соглашений о разграничении предметов ведения и полномочий между РФ (центром) и регионами (субъектами РФ) вновь как и прежде есть необходимость определения того, кто вправе принимать те или иные законы, регулирующие иностранные инвестиции?
    В соответствии с Законом об иностранных инвестициях субъекты РФ вправе принимать законы и иные нормативные акты, регулирующие иностранные инвестиции, по вопросам, относящимся к их ведению.
    Небезынтересно знать, какие это вопросы? Предусмотрено, что субъекты РФ и органы местного самоуправления в пределах своей компетенции могут предоставлять иностранному инвестору льготы и гарантии, осуществлять финансирование и оказывать иные формы поддержки инвестиционного проекта, осуществляемого иностранным инвестором, за счет средств бюджетов субъектов РФ и местных бюджетов, а также внебюджетных средств (ст. 17 Закона об иностранных инвестициях).
    Вправе ли региональные органы государственной власти принимать законы и иные нормативные акты, регулирующие иностранные инвестиции, по вопросам, относящимся к так называемому «совместному пользованию»? Закон об иностранных инвестициях не дает ответа на этот вопрос.
    Федеральный закон от 4 января 1999 года №4-ФЗ «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации»37 в соответствии со статьей 72 Конституции РФ устанавливает общий порядок координации международных и внешнеэкономических связей субъектов РФ, содержит правовые гарантии обеспечения прав и законных интересов субъектов РФ при установлении и развитии международных и внешнеэкономических связей.
    Этот закон устанавливает право субъектов РФ на осуществление международных и внешнеэкономических связей недвусмысленно: «Субъекты РФ в приделах полномочий, предоставленных им Конституцией РФ, федеральным законодательством и договорами между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ о разграничении предметов ведения и полномочий, обладают правом на осуществление международных и внешнеэкономических связей с субъектами иностранных федеративных государств, административно-территориальными образованиями иностранных государств, а также на участие в деятельности международных организаций в рамках органов, созданных специально для этой цели.
    Субъекты РФ с согласия Правительства РФ могут осуществлять такие связи и с органами государственной власти иностранных государств».
    Субъекты РФ заключают международные внешнеэкономические соглашения. Например, заключено Соглашение между Администрацией Иркутской области РФ и Правительственными организациями Монголии о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве.
    Можно ли эти региональные соглашения с иностранными государствами считать международными договорами? Ответ по закону такой: «Соглашение об осуществлении международных и внешнеэкономических связей, заключенные органами государственной власти субъекта РФ, независимо от формы, наименования и содержания не являются международными договорами» (ст. 7 Федерального закона от 4 января 1999 года №4-ФЗ «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов РФ»).
    Однако в статье 73 Конституции РФ специально оговорено, что вне пределов ведения РФ ее субъекты могут осуществлять собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных актов. Некоторые специалисты и региональные лидеры интерпретируют это положение Конституции как право субъектов Федерации на принятие собственных нормативных актов и в области международной деятельности, чему способствовал целый ряд обстоятельств постперестроечного периода.
    В России до настоящего времени «нет концепции законотворческой работы. Концепции просчитанной по потребностям в регулировании социально-экономических процессов по времени, и очередности их принятия… Концепции, которая исключала бы неоправданное отсутствие одних законов, и наоборот, забегание других вперед, их несогласованность…
    Ситуация усугубляется тем, что некоторые акты федерального центра неадекватно отражают сложившиеся отношения. По глубине проработки проблемы они уступают документам региона… Регионы порой вынуждены идти путем проб и ошибок, на свой страх и риск принимать недостающие акты».38
    В некоторых субъектах РФ правовое положение иностранных инвесторов закреплено на уровне специального закона. Например, законы «О стимулировании привлечения иностранных инвестиций в экономику» существуют в Республике Бурятия, Удмуртия, Коми, Калининградской области, Краснодарском крае.
    Источниками инвестиционного законодательства могут быть признаны межправительственные соглашения о поощрении и защите капиталовложений, например, межправительственное соглашение подобного рода между Россией и Японией, подписанные в мае 2000 года.39
    По Конституции РФ международные договоры с участием России являются составной частью ее правовой системы. Естественно, возникает вопрос о месте международных договоров в системе национального права РФ? В ст. 15 Конституции РФ дана формула: если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Эта конституционная норма полностью воспроизведена в ст. 7 ГК РФ, она была изложена и в ст. 5 Закона об иностранных инвестициях. Таким образом, в России международные договоры занимают высшее место в иерархии источников права: они имеют приоритет перед национальным российским законодательством.
    Если ранее международные договоры именовались договорами о защите капиталовложений, то позднее всеобщее распространение получило наименование «соглашение о поощрении и взаимной защите капиталовложений». Преимущество этого наименования состоит в том, что в нем на первое место поставлено именно поощрение инвестиций, а затем уже говорится об их защите. Цель любого такого соглашения – именно поощрить взаимное осуществление капиталовложений путем создания благоприятного инвестиционного климата.40
    Очевидно, что нормы инвестиционного законодательства с трудом вписываются в ныне созданную систему российского права. Исправлена такая ситуация может быть путем создания последовательного отражения и развития в законодательстве принципов инвестиционной политики России.
    Учитывая то обстоятельство, что наше государство является федеративным, и многие регионы (а из тех, которые испытывают нехватку инвестиций – почти все) географически очень удалены от столицы, следует внятно и, не скупясь отразить в законодательстве полномочия субъектов Федерации. Например, принимать решение о приоритетности того или иного инвестиционного проекта было бы целесообразней в том регионе, куда вкладываются инвестиции.
    Напротив, обозначение тех сфер хозяйственной деятельности и отраслей экономики, куда допуск иностранного капитала следует ограничить или запретить – прерогатива Федеральных органов законодательной власти.

    Глава 3. Гарантии и льготы для иностранных инвесторов в России
    Традиционно, для привлечения иностранных инвестиций и улучшения инвестиционного климата, используется предоставление инвесторам гарантий и льгот. Пожалуй, было бы целесообразно разграничить режим гарантий и режим льгот. В Законе об иностранных инвестициях льготы для иностранных инвесторов иначе именуются изъятиями стимулирующего характера (п. 2, ст. 4). Там же предусматривается, что льготы для иностранных инвесторов могут быть установлены в интересах социально-экономического развития РФ.
    Под предоставлением льгот, в данном случае, целесообразно понимать, установленные органами власти РФ более благоприятного условия (режима) осуществления какого либо действия (или вида деятельности) для субъекта (категории субъектов) против обычных условий осуществления действий для остальных подобных субъектов. Провозглашение гарантий, должно быть, является формой принятия на себя государством, через соответствующе органы власти, обязательства перед субъектом (в нашем случае – субъектом инвестиционной деятельности).
    Смысл принятия Закона об иностранных инвестициях, как видно из его преамбулы, заключается в определении основных гарантий прав иностранных инвесторов на инвестиции получаемые от них (инвестиции) доходы и прибыль, а также определении условий предпринимательской деятельности иностранных инвесторов на территории РФ.
    Для иностранных инвесторов в России Законом об иностранных инвестициях установлены следующие основные гарантии:
    • Гарантии правовой защиты иностранных инвесторов на территории РФ. (ст. 5);
    • Гарантии использования иностранным инвестором различных форм осуществления инвестиций на территории РФ (ст. 6);
    • Гарантии перехода прав и обязанностей иностранного инвестора другому лицу (ст. 7);
    • Гарантии компенсации при национализации и реквизиции имущества иностранного инвестора или коммерческой организации с иностранными инвестициями (ст. 8);
    • Гарантии от неблагоприятного изменения для иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями законодательства РФ (ст. 9);
    • Гарантии обеспечения надлежащего разрешения спора, возникшего в связи с осуществлением инвестиций и предпринимательской деятельности на территории РФ иностранным инвестором (ст. 10);
    • Гарантии использования на территории РФ и перевода за пределы РФ доходов, прибыли и других правомерно полученных денежных сумм (ст. 11);
    • Гарантии права иностранного инвестора на беспрепятственный вывоз за приделы РФ имущества и информации в документальной форме или в форме записи на электронных носителях, которые были первоначально ввезены на территорию РФ в качестве иностранной инвестиции (ст. 12);
    • Гарантии права иностранного инвестора на приобретение ценных бумаг (ст. 13);
    • Гарантии участия иностранного инвестора в приватизации (ст. 14);
    • Гарантии предоставления иностранному инвестору права на земельные участки, другие природные ресурсы, здания, сооружения и иное недвижимое имущество (ст. 15).
    Перечень этот не является исчерпывающим. Согласно ст. 17 Закона об иностранных инвестициях, субъекты РФ и органы местного самоуправления в пределах своей компетенции могут предоставлять иностранному инвестору льготы и гарантии, осуществлять финансирование и оказывать иные формы поддержки инвестиционного проекта, осуществляемого иностранным инвестором, за счет средств бюджетов субъектов РФ и местных бюджетов, а также внебюджетных средств.
    Статья 6 Закона об иностранных инвестициях провозглашает, что иностранный инвестор на территории РФ имеет право осуществлять инвестиции в любых формах, не запрещенных законодательством РФ. Такой запрет может быть общенациональным, т.е. для резидентов и нерезидентов, либо запрет в форме изъятия ограничительного характера для иностранных инвесторов, установленный федеральным законом РФ. Описанная гарантия провозглашена в России впервые, и ее можно назвать новеллой, однако провозглашение иного противоречило бы принципам, заложенным в Конституции РФ (ст. 30) и ГК РФ (ст. 2).
    Таким образом, любое вложение иностранного инвестора в деятельность коммерческих организаций на территории РФ является безусловно правомерным, если только оно не охвачено специальным изъятием ограничительного характера, предусмотренным федеральным законом для такого иностранного инвестора, или на такое вложение не наложен общенациональный запрет по законодательству РФ. Сопротивление или отказ государственной регистрации или предварительном разрешении такого вложения со стороны государственных органов, органов местного самоуправления обжалуются в установленном порядке.
    Присутствующая в ныне действующем Законе об иностранных инвестициях гарантия обеспечения надлежащего рассмотрения спора, возникшего в связи с осуществлением инвестиций и предпринимательской деятельности на территории РФ иностранным инвестором, существовала и ранее, будучи сформулированной, как возможность обращения в российские суды и арбитражные суды (ст. 9 Закона об иностранных инвестициях в РСФСР).
    Судебная защита характеризуется тем, что спор иностранного инвестора, возникший в связи с осуществлением инвестиций и предпринимательской деятельности на территории РФ, разрешается в соответствии с международными договорами РФ и федеральными законами в суде (арбитражном суде) либо в международном арбитраже (третейском суде).
    Например, как отмечает В. Силкин, в большинстве соглашений о поощрении и взаимной защите капиталовложений с участием России, споры между РФ и инвестором, происходящим из другой договаривающейся стороны, отнесены к компетенции международного арбитража adhoc, создаваемого на основании Регламента ЮНСИТРАЛ, «а при условии ратификации Вашингтонской конвенции станет возможным рассмотрение инвестиционных споров между РФ и иностранными инвесторами в постоянном международном арбитражном органе – Международном центре по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС)».41
    Иностранный инвестор может рассчитывать на справедливую защиту его прав только в том случае, когда, исходя из смысла договора, будет правильно определён юрисдикционный орган. По этому вопросу судебная практика выработала различные подходы. При условии наличия во внешнеэкономическом контракте арбитражной оговорки о том, что споры по контракту разрешаются в международном коммерческом арбитраже adhoc, арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения.
    В другой ситуации арбитражный суд принимает к своему производству иск об исполнении договора с иностранным инвестором, в котором содержится третейская запись. Так, российское акционерное общество и иностранная фирма заключили договор подряда, являющийся внешнеэкономической сделкой. Данный контракт содержал арбитражную оговорку (п. 54) о том, что все споры должны были рассматриваться в арбитражном суде в Стокгольме исходя из материального права Швеции. Но иностранная фирма предъявила иск в арбитражный суд РФ. Согласно пункту 1 статьи 6 Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 года и пункту 2 статьи 87 АПК РФ при наличии арбитражной оговорки арбитражные суды РФ вправе рассматривать подведомственный им спор с участием иностранного лица, если иск предъявлен в надлежащий арбитражный суд РФ, и ответчик не заявляет ходатайство о передаче спора в третейский суд до своего первого заявления по существу спора. Арбитражный суд субъекта РФ принял исковое заявление фирмы к производству. Как видно из материалов дела, ответчик не заявлял об отводе арбитражного суда до своего первого заявления по существу спора. Ни в производстве о наложении ареста на имущество ответчика, ни в отзыве на иск такого заявления не содержится. Следовательно, арбитражная оговорка утратила силу. Арбитражный суд также вправе принять к рассмотрению иск с участием иностранного лица в случае наличия норм о подведомственности ему таких споров в международном договоре РФ (например, в Женевской конвенции 1956 года «О договоре международной перевозки грузов»)42.
    Небезынтересна еще одна норма. Пунктом 2 ст. 5 Закона об иностранных инвестициях установлено: иностранный инвестор имеет право на возмещение убытков, причиненных ему в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в соответствии с гражданским законодательством РФ. Должностные лица традиционно подвергались административной либо, в крайних случаях, уголовной ответственности. Теперь указанные субъекты могут быть подвергнуты специальным видам гражданско-правовой ответственности. Однако механизм применения к административно-правовым отношениям норм гражданского законодательства о возмещении убытков, очевидно, требует глубочайшего теоретического изучения и гораздо более детальной законодательной регламентации.
    Гарантии компенсации при национализации и реквизиции имущества иностранного инвестора или коммерческой организации с иностранными инвестициями сформулировано ныне «скромно». Указанным субъектам гарантируется выплата стоимости имущества (и убытков – в случае национализации).
    В ранее действующем Законе об иностранных инвестициях была провозглашена гарантия «от принудительных изъятий, а также незаконных действий государственных органов и их должностных лиц». Ныне «исчезли» имевшие место ранее признаки своевременности, соответствия реальной стоимости и первоначальной валюты инвестиции. Нет и прямого указания на возможность требования упущенной выгоды и процентов (по ставке рефинансирования).
    Очевидно, что это нововведение не окажет положительного влияния на прирост инвестиций в Россию. Ученые-правоведы оценили его скорее, как шаг назад, обращая внимание на то обстоятельство, что в мировой практике инвестиционного сотрудничества с середины ХХ в. широкое распространение получила т.н. «формула Хала», предусматривающая предварительную, адекватную и эффективную компенсацию при национализации.43
    Ужесточение режима компенсаций несколько «оттеняется» вытекающей из гарантий правовой и судебной защиты, и отраженной в новом Законе возможностью требовать обратно в судебном порядке сохранившееся имущество после прекращения обстоятельств, повлекших реквизицию.
    На первый взгляд может показаться, что положение иностранных инвесторов после вступления в силу нового Закона об иностранных инвестициях значительно ухудшилось, но это совсем не так. В ранее действовавшем Законе не различался порядок компенсации при реквизиции и национализации. В новом Законе указанный порядок различается. Ранее существовавшая гарантия от конфискации и вовсе выглядела странно. Статья 52 Уголовного кодекса РФ гласит: «Конфискация имущества есть принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного. Конфискация имущества устанавливается за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений…» Таким образом, провозглашенная гарантия от конфискации имущества иностранных инвесторов нарушала установленный в уголовном праве принцип равенства граждан перед законом. Следовательно, исчезновение гарантии от конфискации вполне логично и обоснованно. Выходит, что вместо ужесточения режима гарантий мы имеем дело с их систематизацией и приведением в соответствие с нормами других отраслей права.
    Статьей 13 Закона об иностранных инвестициях провозглашается гарантия права иностранного инвестора на приобретение акций и иных ценных бумаг российских коммерческих организаций и государственных ценных бумаг. Эта гарантия является логичным продолжением более общей гарантии использования иностранным инвестором различных форм осуществления инвестиций в России (ст. 6 Закона об иностранных инвестициях). Приобретение русских ценных бумаг иностранными инвесторами производится в соответствии с законодательством РФ о рынке ценных бумаг.
    В Законе об иностранных инвестициях гарантия участия иностранного инвестора в приватизации сформулирована весьма расплывчато. Эту норму можно назвать полностью отсылочной, хотя вряд ли гарантия может состоять только из отсылок. Например, указывается, что иностранный инвестор «может участвовать в приватизации объектов государственной и муниципальной собственности». Именно «может», а не «вправе». То есть, никакой ясности – может участвовать, а может не участвовать. Далее совершается отсылка к законодательству РФ о приватизации. Таким образом, нельзя с достаточной долей достоверности утверждать, что иностранным инвесторам в РФ гарантируется право на участие в приватизации.
    Коль скоро условия и порядок участия иностранного инвестора в приватизации объектов государственной и муниципальной собственности устанавливается российским законодательством о приватизации, то можно предположить, что режим осуществления иностранными инвесторами «приватизационной деятельности» в значительной степени иной, нежели режим обычной предпринимательской деятельности иностранного инвестора в России.
    Известно, что государства защищают в первую очередь права своих граждан, поэтому логично провозглашение для иностранных инвесторов тех же гарантий, что и для инвесторов отечественных. Однако, если для иностранного инвестора провозглашается гарантия, которую не имеют отечественные инвесторы, то такую гарантию следует рассматривать как льготу.
    Так к льготам, по нашему мнению, как указывалось ранее, можно отнести, предусмотренную ст. 9 Закона об иностранных инвестициях, гарантию от неблагоприятного изменения для иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями законодательства РФ. Проще она именуется в литературе «стабилизационной» или «дедушкиной» оговоркой и предусматривает не увеличение для субъекта суммы налоговых и иных подобных отчислений в течение определенного периода после начала реализации инвестиционного проекта даже в том случае, по закону эти отчисления увеличиваются.44 Срок стабильности суммы отчислений приравнивается в РФ к сроку окупаемости инвестиционного проекта, но ограничивается семью годами. Таким образом, инвестор знает, что даже если на завтра после начала вложений в экономику России государство введет «грабительские» налоги он сможет хотя бы вернуть свое.
    Российские инвесторы могут рассчитывать на такую гарантию только в случае осуществления инвестиционной деятельности в РФ, осуществляемой в форме капитальных вложений (п.2 ст. 15 Закона об инвестициях в форме капитальных вложений).
    Стабилизационная оговорка в РФ действует в отношении:
    • Ввозных таможенных пошлин (за исключением таможенных пошлин, вызванных применением мер по защите экономических интересов РФ при осуществлении внешней торговли товарами);
    • Федеральных налогов (за исключением акцизов, налога на добавленную стоимость на товары, производимые в России);
    • Взносы в государственные внебюджетные фонды (за исключением взносов в Пенсионный фонд РФ);
    Воспользоваться стабилизационной оговоркой могут:
    • Иностранные инвесторы, реализующие приоритетный инвестиционный проект (при условии целевого использования товаров, ввезенных на территорию РФ для реализации приоритетного инвестиционного проекта);
    • коммерческие организации с иностранными инвестициями, реализующие приоритетный инвестиционный проект;
    • коммерческие организации с иностранными инвестициями, где доля иностранного инвестора в уставном (складочном) капитале превышает 25%.
    Кроме того, как было отмечено выше, стабилизационная оговорка действует для инвесторов (в том числе российских), осуществляющих приоритетные инвестиционные проекты, связанные с инвестиционной деятельностью в форме капитальных вложений.
    Еще одна гарантия, делающая режим иностранных инвестиций более благоприятных, нежели национальный – это гарантия права иностранного инвестора на беспрепятственный вывоз за пределы России ранее ввезенных имущества и информации (ст. 12 Закона об иностранных инвестициях). Она предусматривает неприменение квотирования, лицензирования и иных мер нетарифного регулирования внешнеторговой деятельности при вывозе из России иностранным инвестором имущества и информации в документальной форме или форме записи на электронных носителях, которые были первоначально ввезены на территорию России в качестве иностранной инвестиции.
    При этом неприменение мер тарифного регулирования в данной ситуации не гарантируется. Выплату экспортного таможенного тарифа (таможенной пошлины) иностранному инвестору придется осуществить.
    Кроме права вывоза своего имущества и информации иностранному инвестору гарантируется беспрепятственный перевод денежных сумм за границу (ст. 11 Закона об иностранных инвестициях). Условия такого перевода заключаются в обязательной предварительной уплате всех предусмотренных законодательством РФ налогов и сборов с доходов и прибыли от инвестиций. Поле этого иностранный инвестор либо свободно использует денежные средства на территории РФ, в том числе для реинвестирования, либо переводит их за границу. В той же статье Закона указывается, что перевод должен быть осуществлен в иностранной валюте.
    Наконец, новый Закон об иностранных инвестициях предусмотрел, что льготы по уплате таможенных платежей предоставляются иностранным инвесторам и коммерческим организациям с иностранными инвестициями при осуществлении ими приоритетного инвестиционного проекта в соответствии с законодательством РФ и законодательством РФ о налогах и сборах (ст. 16 Закона об иностранных инвестициях).
    Ранее приоритетность инвестиционного проекта не бралась во внимание таможенными органами. Таможенно-тарифные льготы представлялись как при крупных капиталовложениях, так и при создании мелких фирм частными инвесторами. Отныне предоставление льготы мелким иностранным инвесторам оказалось под большим вопросом.
    Один из самых важных вопросов для иностранных инвесторов – это налогообложение. В законе об иностранных инвестициях о налоговых льготах не упоминается. Нет даже отсылочной нормы подобной той, что отсылает к таможенному законодательству для уяснения существующих таможенно-тарифных льгот. В НК РФ не двусмысленно изложено одно из основных начал налогового законодательства: «не допускается устанавливать дифференцированные ставки налогов и сборов, налоговые льготы в зависимости от формы собственности, гражданства физических лиц или места происхождения капитала» (ч. 2 п. 2 ст. 3 НК РФ).
    Законодательство явно попыталось установить принцип по которому предприятия с иностранными инвестициями, являясь российскими налоговыми резидентами должны иметь равное количество налоговых обязательств с аналогичными налоговыми резидентами без иностранного участия в капитале. Таким образом, по общему правилу, коммерческие организации с иностранными инвестициями не имеют в России налоговых льгот.
    Однако в случае увеличения налогового бремени для коммерческих организаций с иностранными инвестициями будет применима стабилизационная оговорка на первые семь лет (ст. 9 Закона об иностранных инвестициях). На организации без иностранного участия новый более жесткий налоговый режим распространится сразу. То есть можно говорить о существовании льгот для коммерческих организаций с иностранными инвестициями.
    Следует оговориться, что в терминах российского налогового законодательства коммерческая организация с иностранными инвестициями всегда будет являться резидентом.
    Иная ситуация с налогообложением иностранных инвесторов. Являясь по своему происхождению лицами иностранными, они признаются иностранными налоговыми резидентами. В России их именуют нерезидентами. Они обязаны платить налог именно с суммы дохода, полученного в России. И все.
    В НК РФ установлено характерное для современного российского законодательства правило, по которому международные договоры РФ имеют преимущественную силу перед действием кодекса и принятых в соответствии с ним внутренних актов (ст. 7 НК РФ). Таким образом, нормы международных соглашений РФ по вопросам налогообложения являются составной частью законодательства о налогах и сборах РФ.
    Для того, чтобы дать ответ на вопрос о наличии или отсутствии налоговых льгот для иностранных инвесторов в России, всех иностранных инвесторов или – в терминах российского налогового законодательства, - иностранных лиц необходимо разгруппировать на тех, что происходят из стран, с которыми у России есть специальные межгосударственные соглашения по вопросам налогообложения и, тех на которых распространяется общий режим. Общий режим не исключает возможности использования некоторых налоговых льгот иностранным инвесторам.
    Актуальной для иностранных инвесторов является проблема устранения двойного налогообложения. Двойное налогообложение возникает, очевидно, по тому, что государства стараются возложить обязанность по уплате налогов на максимально широкий круг частных субъектов. При наличии иностранного элемента в отношениях, из которых возникает налоговая обязанность, государства используют множество критериев дабы не допустить факта «ухода» от налогообложения объекта на своей территории даже если это будет уход в «другую» юрисдикцию. Если в отраслях законодательства обычно используется какой-то один критерий определения национальности лица (это принцип инкорпорации, критерий места жительства или местонахождения органов управления и критерий места осуществления деятельности), то в целях налогообложения все эти критерии используются одновременно. Естественно, что при таких условиях почти любое хозяйствующее лицо становится должно сразу нескольким государствам. Конечно, если бы все государства для целей налогообложения использовали один и тот же критерий отнесения налоговых обязанностей лиц в пользу той или иной юрисдикции, то проблемы двойного налогообложения не было. Однако, желаемое далеко от реальности.
    В описанных условиях наиболее действенным методом избавления предприятий от двойного налогообложения является соглашение государств об общих принципах определения таких критериев.
    Например, в соглашении между РФ и Республикой Кипр используется принцип очередности применения критериев определения резидентства (ст. 4 Соглашения). Так, применительно к физическим лицам основное значение уделяется критерию наличия постоянного жилья в той или иной стране. На втором месте стоит критерий страны наиболее тесных личных и экономических связей (т.н. «критерий центра жизненных интересов»). На третьем месте – критерий обычного места жительства лица. Лишь четвертое место отводится принципу гражданства (национальности) лица. В случае если перечисленных критериев не достаточно вопрос о резидентстве лица решают Министерства финансов договаривающихся сторон по взаимному согласию. Принципы эти применяются последовательно. Если достаточно применения первого по очереди – последующие не применяются.
    Арбитражные суды России при вынесении решений также основываются на договорах Российской Федерации с иностранными государствами об устранении двойного налогообложения. Так, в судебной практике возник вопрос об освобождении от уплаты налогов финской строительной фирмы, производящей подрядные работы на территории РФ без создания своего представительства. При этом финская фирма в обоснование своей позиции ссылалась на Соглашение от 6 октября 1987 года между Правительством СССР и Правительством Финляндской Республики об устранении двойного налогообложения в отношении подоходных налогов, согласно которому резидент и постоянное представительство уплачивают все налоги по месту, определенному договором. В том же случае, если фирма работает в государстве пребывания без образования постоянного представительства, то выплата налогов производится по месту получения доходов, если работы ведутся свыше 36 месяцев. Следовательно, финская фирма уплачивает налоги, предусмотренные законодательством РФ, если она имеет постоянное представительство или работающий свыше 36 месяцев объект (или строительную площадку).
    Ещё одним примером рассмотрения спора в арбитражном суде может послужить следующее дело Федерального Арбитражного суда Северо-западного округа N А56-6543/2005 от 21 октября 2005 года, согласно которому, Закрытое акционерное общество «Филипп Моррис Ижора» (далее - общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Ломоносовскому району Ленинградской области (после реорганизации Инспекция Федеральной налоговой службы по Ломоносовскому району Ленинградской области, далее - налоговая инспекция), оформленного письмом от 20.12.2004 N 10-93/1/5865 об отказе в применении льготы по налогу на прибыль, зачисляемому в бюджет Ленинградской области.
    Как видно из материалов дела, общество 29.11.2004 представило в налоговую инспекцию уточненную налоговую декларацию по налогу на прибыль за 1 полугодие 2004 года, в которой заявило льготу в размере 441 630 168 руб. как организация, осуществляющая инвестиционную деятельность в соответствии с договором «Об осуществлении инвестиционной деятельности» от 28.05.98, заключенным с Правительством Ленинградской области. В связи с указанными изменениями у общества возникла переплата по налогу, и письмом от 29.11.2004 налогоплательщик просил произвести возврат указанной суммы.
    Письмом от 20.12.2004 N 10-93/1/5865 налоговая инспекция сообщила, что нет оснований считать 441 630 168 руб. переплатой по налогу, так как согласно статье 3 Федерального закона от 08.12.2003 N 163-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (далее - Закон N 163-ФЗ) дополнительные льготы по налогу на прибыль в отношении отдельных категорий налогоплательщиков, реализующих инвестиционные проекты, действуют до окончания срока, на который они были предоставлены органами субъектов Российской Федерации по состоянию на 01.07.2001, но не позднее 01.01.2004. Следовательно, уплата налога в полном размере, произведенная обществом по итогам 1 полугодия 2004 года, произведена в соответствии с действующим законодательством.
    Как видно из материалов дела, общество и Правительство Ленинградской области заключили договор от 28.05.98 «Об осуществлении инвестиционной деятельности», согласно которому общество создает в Ленинградской области новое предприятие, а Правительство Ленинградской области предоставляет определенные налоговые льготы, в том числе установленные законодательством РФ.
    Поскольку гарантии от неблагоприятного изменения для иностранного инвестора законодательства Российской Федерации, установленные статьей 9 Федерального закона от 09.07.99 N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», и государственные гарантии прав субъектов инвестиционной деятельности, установленные статьей 15 Федерального закона от 25.02.99 N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», распространялись только на период окупаемости проекта, то в данном случае нормы указанных законов не могут быть применены после 01.07.2002.
    В соответствии со статьей 57 Конституции Российской Федерации и пунктом 2 статьи 5 НК РФ акты законодательства о налогах и сборах, устанавливающие новые налоги и (или) сборы, устанавливающие новые обязанности или иным образом ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют.
    Данная позиция подтверждается определением Конституционного Суда Российской Федерации от 01.07.1999 N 111-О, согласно которому изменения, вносимые в акты законодательства о налогах и сборах, не применяются к длящимся отношениям, возникшим до дня официального введения нового правового регулирования.
    В связи с этим использование льготы по налогу, предоставленной обществу ранее действующим законодательством, относится к длящимся правоотношениям, и к ним не может применяться новый налоговый закон, ухудшающий положение налогоплательщика.
    Суд кассационной инстанции отклоняет довод налоговой инспекции о невозможности применения льготы по налогу на прибыль с 01.01.2004 в силу решения Ленинградского областного суда от 04.11.2004 по делу N 3-188/2004, оставленного без изменения определением Верховного Суда Российской Федерации от 02.03.2005 N 33-Г05-2.
    По ныне действующему инвестиционному закону РФ наши бывшие соотечественники, не могут иметь правовой статус иностранного инвестора. Отныне к числу субъектов иностранной инвестиционной деятельности относятся иностранные граждане и лица без гражданства. Это значит, например, что российские предприниматели, имеющие двойное гражданство получают дополнительную возможность совершать нехитрые финансовые комбинации. К примеру, вывозить капитал из России и помещать его в иностранных банках или, имея этот капитал, регистрировать за рубежом своё частное дело, а затем вкладывать по существу тот же капитал но уже от имени иностранного гражданина или юридического лица в российскую экономику. В таком случае он приобретает правовой статус иностранного инвестора и, стало быть, вправе претендовать на получение льгот и гарантий от российского государства.
    И напротив, по российскому инвестиционному законодательству, если гражданин нашей страны инвестирует иностранный капитал в Россию, перечисляя иностранную валюту со своего счёта в зарубежном банке в качестве своей доли в уставном капитале коммерческой организации с иностранными инвестициями, регистрируемой на территории России, то этот гражданин не будет приравнен к иностранным инвесторам, а, следовательно, коммерческая организация в России, учредителем или соучредителем которой он выступает не вправе претендовать на какой-либо особый правовой режим иностранного инвестора. Такая правовая конструкция иностранного инвестора вряд ли способствует привлечению иностранных инвестиций, возвращению беглых российских капиталов в страну их происхождения.
    Представляется, что в инвестиционном законе должен быть изложен принцип, согласно которому гражданин нашей страны, имея местожительство за границей, должен признаваться иностранным инвестором в России, при условии, что в соответствии с иностранным законодательством он реализует своё право на осуществление иностранных инвестиций и вкладывает капитал в предпринимательскую и иную экономическую деятельность на территории РФ.
    Подводя итог всему вышесказанному, следует заметить, что предоставление иностранным предпринимателям более благоприятного режима инвестиций, нежели отечественным, влечет в первую очередь отток капитала из страны. Российские предприниматели предпочитают «выводить» капитал за пределы РФ и вкладывать его в коммерческие организации от имени иностранного инвестора, чтобы получить льготы. Такое положение дел, внешне ассоциируется с бегством капитала из страны, отпугивает реальных иностранных инвесторов. Они предпочитают не вкладывать деньги в страну, из которой собственный капитал «сбегает».
    При этом к большинству описанных гарантий, являющихся по сути своей льготами, это утверждение не относится. Так, льготы по ввозу и вывозу «инвестиционного имущества» стимулируют осуществление инвестиционной деятельности от имени иностранного лица. Однако, их отмена повлечет снижение инвестиционной привлекательности России в глазах реальных иностранных инвесторов. То же самое относится и к стабилизационной оговорке. Выходит, что льготы для иностранных инвесторов влекут отток капитала, а их отмена влечет его невозвращение. Законодатель оказывается в роли «Буриданова осла». Какой же выход из сложившейся ситуации? По нашему мнению, при регулировании инвестиционной деятельности следовало бы воздержаться от значительного разделения режимов национальных и иностранных инвестиций.
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ
    Необходимо признать, что процесс глобализации национальных и мировых рынков, товаров, капиталов и услуг значительным образом влияет на содержание и применение национального инвестиционного законодательства, смещая акценты в национальной правительственной политике с внутренних нужд на интересы и потребности международных организаций и корпораций.
    Экономическая концепция иностранных инвестиций опосредуется законом и становится реальной движущей силой общества и государства. К сожалению, эта концепция, по мнению специалистов, не кажется продуктивной, а потому решение проблемы иностранных инвестиций остаётся актуальной.
    Концепция иностранных инвестиций должна предстать в реальности стройной, целостной законодательной программой. Эта программа альтернативная, так как противостоит уже существующим законам и иным актам, вводит нечто новое в их содержании. Вместе с тем России сейчас, как никогда остро необходимо создание комплексной системы правового регулирования иностранных инвестиций, обеспечивающей эффективные и надёжные гарантии интересов не только отдельных участников инвестиционных отношений, но и главное национальных интересов России.
    Представляется очевидным отличать иностранные инвестиции от отечественных только на основе одного характерного критерия – принадлежности инвестируемого объекта, имущества иностранному инвестору. Практика показала, что если у иностранных инвесторов будет более благоприятный режим деятельности, то отечественные капиталы «сбегут» за границу.
    Решая вопрос о предоставлении льгот законодателю, как видится, следовало бы использовать другую классификацию инвестиций, исходя из критерия объекта, а не субъекта вложения. В этом случае для государства принимающего инвестиции и предприятия-реципиента особый интерес представляет определение инвестиций, как капитальных вложений, поскольку, по нашему мнению, право на получение льгот следует предоставлять тем иностранным лицам и организациям, которые делают именно капитальные вложения в экономику России. Среди капитальных вложений более приоритетными, наверное, следовало бы признать те, которые осуществляются в момент учреждения юридического лица (или) филиала на территории РФ или при увеличении уставного капитала, нежели те, которые представляют собой перекупку активов.
    Коль скоро иностранные инвестиции влияют на внутренние и внешние дела государства, их принимающего, естественно, оно (государство) должно иметь учёт и контроль таких инвестиций с тем, чтобы не допустить возникновения угрозы суверенитету, публичному порядку, социальной и природной инфраструктуре. Для разрешения вопроса в сфере применения иностранных инвестиций, напротив, следовало бы обратиться к критерию субъекта в классификации инвестиций.
    Закон как основа правопорядка иностранными инвесторами ассоциируется со средством обеспечения и гарантий защиты их экономических интересов. С их точки зрения – и это справедливо, принципы инвестиционного процесса суть не что иное, как правовые принципы инвестиционной предпринимательской деятельности в той или иной стране. Именно поэтому инвестиционная политика любого государства непременно должна включать в себя обеспечение иностранных капиталовложений, осуществлённых на его территории, современными правовыми способами и средствами их рационального использования.









    БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

    1. Богатырев А.Г. Инвестиционное право. М., 1992. С. 18.
    2. Богатырев А.Г. О международном инвестиционном праве // Московский журнал международного права. 1991. №2. С. 17 – 27.
    3. Богатырев А.Г. Государственно-правовой механизм регулирования инвестиционных отношений. Автореф. д-ра юрид. наук М., 1996. С. 24
    4. Богуславский М.М. Иностранные инвестиции: правовое регулирование. М., 1996. С. 56.
    5. Богуславский М.М. Проблемы стабильности правового регулирования. Правовое регулирование иностранных инвестиций в России. М.: ИГП РАН. 1995. С. 45-52.
    6. Бовыкин В.И. Иностранные капиталы в России: некоторые уроки прошлого. – Россия во внешнеэкономических отношениях. М., 1993. С. 16; Лебединец И.Н. указ. соч. С. 96-97.
    7. Борисов К.И. Поиски критериев благоприятного инвестиционного климата. М., НИМП, 2000. С. 372.
    8. Бровкина С.С. Правовое обеспечение гарантий иностранных инвесторов в национальном законодательстве РФ и международном частном праве. Автореф. канд. юрид. наук. М., 2005. С. 67-68.
    9. Вознесенская Н.Н. Соглашения о разделе продукции в сфере нефтедобычи. М., 1997. С. 5.
    10. Вознесенская Н.Н. Иностранные инвестиции: Россия и мировой опыт: (Сравн.-правовой комментарий)/ Институт государства и права РАН. М.: Контракт: ИНФРА-М, 2001. С. 104.
    11. Вознесенская Н.Н. К вопросу о правовом регулировании иностранных инвестиций в России. // Государство и право. 2001. С. 81-88.
    12. Воронов Л. Иностранные капиталы в России. М., 1901. С.3.
    13. Вавилин И. Иностранные капиталы в России. Л., 1925. С. 99;
    14. Ведерников А.В. Гарантии и льготы для иностранных инвесторов в РФ //актуальные вопросы реформирования российского законодательства на современном этапе: Сб. ст. асп.-юристов. Иркутск: Издательство ИГЭА. 2001. С. 24.
    15. Доронина Н.Г. Правовое регулирование иностранных инвестиций (постановка проблем и варианты решений): Автореф. д-ра юрид. наук М., 1996. С. 39-41.
    16. Доронина Н.Г., Семилютина Н.П. Правовое регулирование иностранных инвестиций в России и за рубежом. М., Финстатинформ. 1993. С. 124.
    17. Доронина Н.Г., Додонов В.Г. Право международной торговли. М., Финстатинформ. 1997. С. 320.
    18. Доронина Н. Комментарий к закону об иностранных инвестициях// Право и экономика. 2000. № 5. С. 47.
    19. Доронина Н.Г. Применение положений двусторонних международных соглашений о защите и гарантии инвестиций. // Инвестиции в России. 2002. № 7. С. 67-82.
    20. Доронина Н.Г. Проблемы правового регулирования иностранных инвестиций. // Законодательство и экономика. 1996. № 5. С. 7.
    21. Жуков Г.М. Инвестиционный климат в России и возможности его улучшения юридическими средствами. // Право и политика.2001. № 1. С. 4-27.
    22. Кейнс Дж. Общая теория занятости процента и денег. М., 1987. С. 117.
    23. Кулагин Н.И., Перельман М.Г. Управление инвестиционным процессом в европейских странах СЭВ, М., 1979. С. 7.
    24. Кирин А.В., Бакатин Д.В., Хорошилова А.В. Регулирование иностранных инвестиций в экономически развитых странах. М., Изд-во МГУ. 2001. С. 71.
    25. Наставшев Д. Проблемы иностранного инвестирования в России.// Общество и экономика. 2001. № 5. С. 116-133.
    26. Лебединец И.Н. Международно-правовые гарантии иностранных инвестиций: Автореф. кан-та. юрид. наук М., 1997. С, 100.
    27. Лебединец И.Н. Свод Законов Российской империи по изданию 1857 года, т. 11, ч. 2; Свод законов гражданских/ т. 10 ч. 1 Свода законов Российской империи по изданию 1857 года / Петербург, 1865. С. 153.
    28. Лабин Д.К. Международно-правовое регулирование инвестиционных соглашений (Исторический очерк) // Право и политика. 2000. № 9. С. 84-88.
    29. Линник Л. Регулирование иностранных инвестиций в России. // Вопросы экономики. 2003. № 2. С. 145-148.
    30. Максимов И.Б. Иностранные инвестиции: Учеб. пособие. Иркутск: Изд-во ИГЭА, 2001. С.4
    31. Марышева Н.И. Международное частное право. М., 2000. С. 148.
    32. Мозаис П. Прямые иностранные инвестиции: современные тенденции. МЭМО. 2002. № 1. С. 65-72.
    33. Нешатаева Т.Н. Иностранные инвестиции в Российской Федерации: правовое регулирование и судебная практика // Вестник ВАС. 2000. № 7 (июль). С. 34.
    34. Нешатаева Т.Н. Иностранные предприниматели в России. Судебно-арбитражная практика. М., Дело. 1998. С. 215.
    35. Нешатаева Т.Н. Международные организации и право. Новые тенденции в международно-правовом регулировании. М., Дело. 1999. С. 270.
    36. Перова М. Международная форма регулирования иностранных инвестиций. // Хозяйство и право. 1999. № 2. С. 35-50.
    37. Силкин В. Комментарии к Федеральному закону «Об иностранных инвестициях в РФ»// Хозяйство и право. 2000. №2. С. 14.
    38. Тесленко А.М. Правовой статус иностранцев в России (вторая половина XVII – начало XX вв.): автореферат. кан-та. юрид. наук. Екатеринбург, 2000. С. 12-16.
    39. Трапезников В. Гарантии прав иностранных инвесторов // Российская юстиция. 2001. № 12. С. 26.
    40. Топорин Б.Н. Российское право и иностранные инвестиции: актуальные проблемы. Правовое регулирование иностранных инвестиций в России. М.: ИГП РАН. 1995. С. 35-36.
    41. Фарукшин А.М. Правовое регулирование иностранных инвестиций в РФ. Автореф. канд. юрид. наук. М., 1997. С. 139.
    42. Фархутдинов И.З. Соотношение международного и национально-правового регулирования иностранных инвестиций в РФ. Автореф. канд. юрид. наук. М., 2000. С. 190.
    43. Черевик В.Д. Инвестиционный процесс в развивающихся странах. М., 1988. С. 8;
    44. Шадрина Т.В. Правовое регулирование отношений с участием иностранных инвесторов, Оренбург. 2004. С. 7-47.
    45. Шумилов В.М. Международное публичное экономическое право. М., 2001. С. 36.
    46. Воточно-Сибирская Правда. 2002. №223. 20 ноября.
    47. Ведомость Съезда народных депутатов РСФСР и ВС РСФСР. 1991. №29 (18 июля). С. 1008.
    48. Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 44. С. 1424. С последующими изменениями и дополнениями.
    49. Детенизация экономики: опыт экономико-правового и экономико-математического исследования. Сборник научных трудов ПАП Украины. Донецк, 2000. С. 23.
    50. Закон. 2000. №6. июнь.
    51. Российская газета 1999. 4 марта; Собрание законодательства РФ. 1999. №9 (1 марта). С. 1096.
    52. Российская газета. «Соглашение от 27 мая 1996 года № 6 между Правительством РФ и Администрацией Иркутской области о разграничении полномочий в сфере недропользования» 1996. 29 июня.
    53. Российская газета. 1999. 16 января.
    54. Российская газета. «Межправительственное соглашение между Россией и Японией, подписанное в мае 2000 года». 2000. №47. 7 марта.
    55. Российская газета. «Ежегодное послание Федеральному Собранию Президента РФ Путина В.В.» 2001. 4 апреля. С. 3.
    56. Российский нефтяной бюллетень, 1992. Декабрь, № 1. С. 5.
    57. Российская юстиция. №7.2002. С. 3.
    58. Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. № 40. С. 3740.

    Нормативные акты
    1. Конституция РФ // Российская газета. 1993. № 249.
    2. Федеральный закон от 10 декабря 2003 года № 172-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» // Российская газета. 2003. 17 декабря.
    3. Федеральный закон от 9 июля 1999 года №160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1999. № 28 (12 июля). Ст. 3439.
    4. Федеральный закон от 25 февраля 1999 года № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» // Российская газета. 1999. 4 марта.
    5. Федеральный закон от 05 марта 1999. № 46-ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» // российская газета 1999. 11 марта.
    6. Федеральный закон от 30 декабря 1995 года № 255-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 1 (1 января). Ст. 18.
    7. Закон РСФСР от 26 июня 1991 года «Об инвестиционной деятельности в РСФСР» // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и ВС РСФСР. 1991. № 29 (18 июля). С. 1005.
    8. Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. № 40. С. 3740.
    9. Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ) от 30 октября 1947 года (вступило в силу 1 января 1948 года) // В России документ официально опубликован не был.

    Материалы практики
    1. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 18.01.2001 года № 58 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов». //Вестник ВАС РФ. 2001. Приложение к № 7. С. 5-27.
    2. Постановление Президиума ВАС РФ от 09 декабря 1997 года № 6247/97 // Вестник ВАС РФ. 1998. № 5. С. 80.
    3. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.10.05 года по делу № А56-6543/2005.

    1 Максимов И.Б. Иностранные инвестиции: Учеб. пособие. Иркутск: Изд-во ИГЭА, 2001. С.4
    2 Черевик В.Д. Инвестиционный процесс в развивающихся странах. М., 1988. С. 8; Богатырев А.Г. Государственно-правовой механизм регулирования инвестиционных отношений. Автореферат д-ра юрид. наук М., 1996. С. 24.
    3 Кейнс Дж. Общая теория занятости процента и денег. М., 1987. С. 117.
    4 Кулагин Н.И., Перельман М.Г. Управление инвестиционным процессом в европейских странах СЭВ, М., 1979. С. 7.
    5 Ведомость Съезда народных депутатов РСФСР и ВС РСФСР. 1991. №29 (18 июля). С. 1008. Далее – Закон об иностранных инвестициях в РСФСР.
    6 Российская газета 1999. 4 марта; Собрание законодательства РФ. 1999. №9 (1 марта). С. 1096. Далее – Закон об инвестициях в форме капитальных вложений.
    7 Детенизация экономики: опыт экономико-правового и экономико-математического исследования. Сборник научных трудов ПАП Украины. Донецк, 2000. С. 23.
    8 Богатырев А.Г. Инвестиционное право. М., 1992. С. 18.
    9 Богуславский М.М. Иностранные инвестиции: правовое регулирование. М., 1996. С. 56.
    10 Вознесенская Н.Н. Соглашения о разделе продукции в сфере нефтедобычи. М., 1997. С. 5.
    11 Лебединец И.Н. Международно-правовые гарантии иностранных инвестиций. Автореферат кан-та. юрид. наук М., 1997. С, 100.
    12 Тесленко А.М. Правовой статус иностранцев в России (вторая половина XVII – начало XX вв.): автореферат Дис. … кан-та. юрид. наук. Екатеринбург, 2000. С. 12-16.
    13 Тесленко А.М. указ. соч. С. 15-16.
    14 Лебединец И.Н. указ. соч.; Свод Законов Российской империи по изданию 1857 года, т. 11, ч. 2; Свод законов гражданских/ т. 10 ч. 1 Свода законов Российской империи по изданию 1857 года / Петербург, 1865. С. 153.
    15 Воронов Л. Иностранные капиталы в России. М., 1901. С.3.
    16 Бовыкин В.И. Иностранные капиталы в России: некоторые уроки прошлого. – Россия во внешнеэкономических отношениях. М., 1993. С. 16; Лебединец И.Н. указ. соч. С. 96-97.
    17 Тесленко А.М. указ. соч. С. 13.
    18 Вавилин И. Иностранные капиталы в России. Л., 1925. С. 99; Лебединец И.Н. указ. соч. С. 102.
    19 Лебединец И.Н. указ. соч. С. 108.
    20 Доронина Н.Г. Правовое регулирование иностранных инвестиций (постановка проблем и варианты решений): Автореферат д-ра юрид. наук М., 1996. С. 39-41.
    21 Трапезников В. Гарантии прав иностранных инвесторов // Российская юстиция. 2001. № 12. С. 26.
    22 Международное частное право/ Отв. ред. Н.И. Марышева. М., 2000. С. 148.
    23 Нешатаева Т.Н. Иностранные инвестиции в Российской Федерации: правовое регулирование и судебная практика // Вестник ВАС. 2000. № 7 (июль). С. 34.
    24 Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 44. С. 1424. С последующими изменениями и дополнениями.
    25 п.4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 18 января 2001 года № 58 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов».//Вестник ВАС РФ. 2001. Приложение к № 7. С. 5-27.
    26 Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ) от 30 октября 1947 года (вступило в силу 1 января 1948 года) // В России документ официально опубликован не был.
    27 Нешатаева Т.Н. Иностранные инвестиции в Российской Федерации: правовое регулирование и судебная практика // Вестник ВАС. 2000. № 7 (июль). С. 33; 42.
    28 Шумилов В.М. Международное публичное экономическое право. М., 2001. С. 36.
    29 Закон. 2000. №6. июнь.
    30 Российская газета. 2001. 4 апреля. С. 3.
    31 Ведерников А.В. Гарантии и льготы для иностранных инвесторов в РФ //актуальные вопросы реформирования российского законодательства на современном этапе: Сб. ст. асп.-юристов. Иркутск: Издательство ИГЭА. 2001. С. 24.
    32 Российский нефтяной бюллетень, 1992. Декабрь, № 1. С. 5.
    33 Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. № 40. С. 3740.
    34 Богуславский М.М. Проблемы стабильности правового регулирования. Правовое регулирование иностранных инвестиций в России. М.: ИГП РАН. 1995. С. 45-52.
    35 Российская газета. 1996. 29 июня.
    36 Воточно-Сибирская Правда. 2002. №223. 20 ноября.
    37 Российская газета. 1999. 16 января.
    38 Из ежегодного доклада Генерального прокурора РФ В. Устинова Совету Федерации Федерального собрания РФ 15 мая 2002 года // Российская юстиция. №7. С. 3.
    39 Российская газета. 2000. №47. 7 марта.
    40 Богатырев А.Г. О международном инвестиционном праве // Московский журнал международного права. 1991. №2. С. 17 – 27.
    41 Силкин В. Комментарии к Федеральному закону «Об иностранных инвестициях в РФ»// Хозяйство и право. 2000. №2. С. 14.
    42 п. 19, п. 20 и п. 22 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 18.01.2001 года № 58 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов». //Вестник ВАС РФ. 2001. Приложение к № 7. С. 5-27.
    43 Вознесенская Н.Н. Иностранные инвестиции: Россия и мировой опыт: (Сравн.-правовой комментарий)/ Институт государства и права РАН. М.: Контракт: ИНФРА-М, 2001. С. 104.
    44 Доронина Н. Комментарий к закону об иностранных инвестициях// Право и экономика. 2000. № 5. С. 47.






    детская одежда интернет-магазин | лента сигнальная осторожно кабель цена низкая


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru