Международное право
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Международное право

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 18.10.2007


    Приобретательная давность в международном частном праве (к вопросу о п. 3 ст. 1206 Гражданского кодекса Российской Федерации)

    Кожейкин Сергей Иванович
    юрист
     
    Особенность механизма правового регулирования гражданских, трудовых, семейных и иных отношений, осложненных иностранным элементом и составляющих предмет международного частного права, заключается в наличии в его составе коллизионных норм. Такие нормы предназначены не для решения конкретного дела по существу, а для определения права, подлежащего применению к соответствующим отношениям. Отсюда качество коллизионных норм детерминирует сложность решения задачи по выбору одного правопорядка из нескольких, претендующих урегулировать конкретное общественное отношение в сфере международного частно-правового общения.
    Основной массив отечественных коллизионных норм содержится в шестом разделе части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации (вступила в силу 1 марта 2002 года). Многие из этих норм являют собой положения, ранее не известные российскому законодательству и практически не рассматривавшиеся в отечественной теории международного частного права. Среди них значительный интерес вызывает коллизионная норма о возникновении вещных прав на имущество в силу приобретенной давности, сформулированная в п. 3 ст. 1206 ГКРФ.
    В соответствии с п. 3 ст. 1206 ГК РФ возникновение права собственности и иных вещных прав на имущество в силу приобретателъной давности определяется по праву страны, где имущество находилось в момент окончания срока приобретательной давности (курсив мой – К.С.).
    Эта коллизионная норма является новеллой для отечественного правопорядка. Подобное положение отсутствовало даже в те периоды государственно-правового развитая России, когда приобретательная давность в силу ее официального закрепления в российском праве и при наличии необходимых условий могла повлечь возникновение права собственности у соответствующего субъекта права.
    Попытка разобраться в механизме действия п. 3 ст. 1206 ГК РФ вскрывает существенную недоработку законодателя в формулировании текста этой нормы. Сказанное отчетливо видно в приведенных ниже результатах решения абстрактных задач.
    1. Гражданин стран А завладел движимым имуществом в стране Б. Пробыв некоторое время в стране Б, гражданин страны А прибыл вместе с движимым имуществом в Россию. Гражданин страны А ставит вопрос о приобретении им права собственности в силу приобретательной давности в России.
    Поскольку гражданин страны А находится на территории России, а владение вещью началось за пределами ее территории, подлежит применению коллизионная норма российского законодательства – п. З ст. 1206 ГК РФ.
    Применение п. З ст. 1206 ГК РФ к рассматриваемой ситуации рождает два тезиса:
    1) чтобы определить страну, на территории которой движимое имущество находилось на момент окончания срока приобретательной давности, нужно знать продолжительность этого срока;
    2) чтобы узнать продолжительность срока приобретательной давности, нужно выяснить, по праву какой страны его определять.
    На данные обстоятельства обратил внимание профессор А.Л. Маковский, окрестивший их проблемой «яйца и курицы»[1]. Автор указывает, что вопрос о приобретательной давности «в действительности должен решаться сравнительно просто: если по праву какой-либо страны, где находилось имущество, срок приобретательной давности истек, то последующее перемещение этого имущества в страну, где действует более длительный срок приобретательной давности, ничего уже не может изменить в отношении определения права, применимого к возникновению права собственности на это имущество».
    В целом такой подход является основным в теории международного частного права, однако не позволяет разрешить рассматриваемый вопрос. Современная литература, подготовленная на основе части третьей ГК РФ, чаще всего даже этот вопрос и не обозначает. Нет официальных разъяснений и высших судебных инстанций.
    В таких обстоятельствах довольно трудно сделать выверенные предложения о путях устранения указанного недостатка п. 3 ст.1206 ГК РФ. Тем более, что законодательство многих развитых государств содержит норму о приобретательной давности, аналогичную п. 3 ст.1206 ГК РФ.
    Пока смело можно заявить только следующее: сегодня действующая редакция п. З ст. 1206 ГК РФ при решении вопроса о приобретении права собственности в силу приобретательной давности влечет необходимость установления продолжительности этого срока по законодательству всех государств, на территории которых лицо, ставящее соответствующий вопрос, находилось с вещью за все время с начала завладения ею.
    2. Гражданин страны А завладел движимым имуществом в стране Б. Пробыв в стране Б два года, гражданин страны А прибыл вместе с движимым имуществом в Россию. Гражданин страны А ставит вопрос о приобретении им права собственности в силу приобретательной давности.
    Здесь возникает следующий вопрос: подлежит ли зачету двухлетний срок владения имуществом гражданином страны А в стране Б при решении вопроса о приобретении права собственности в силу приобретательной давности в России? Другими словами, следует ли суммировать сроки владения имуществом на территории разных государств?
    Рассматриваемый п. 3 ст. 1206 ГК РФ, а также иные нормы российского законодательства не дают ответа на этот вопрос. Официального разъяснения высших судебных инстанций нет.
    Среди немногих современников, затронувших рассматриваемую проблему п. 3 ст. 1206 ГК РФ, значится А.Г. Светланов. В комментарии к ст. 1206 ГК РФ автор справедливо отмечает, что «полностью на судейское усмотрение остается проблема суммирования сроков владения имуществом до момента, когда заинтересованное лицо сошлется или заявит о возникновении у него права собственности или иных прав в силу приобретательной давности»[2]. Вместе с тем, дальнейшие рассуждения А.Г. Светланова, заканчивающиеся мыслью о сложении сроков, видятся не совсем понятными. Так автор пишет: «... российский суд может, собрав доказательства о фактах и условиях владения лицом движимым имуществом, с учетом действия принципа добросовестного приобретателя, применить право той страны, в которой находилось имущество и суд которой мог бы признать право собственности или иное вещное право в силу приобретательной давности к моменту рассмотрения соответствующего дела. При этом, однако, важно, чтобы иностранный суд также применял концепцию суммирования сроков владения имуществом, перемещавшимся из страны в страну».
    В итоге верные и ценные замечания автора об отсутствии в п. 3 ст.1206 ГК РФ правила сложения сроков остались без эффективных предложений о совершенствовании этой нормы.
    Примечательно, что правило сложения сроков владения без обсуждения его верности, описывается в отечественной литературе по МЧП, подготовленной в советский период развития России, когда института приобретательной давности в России еще не было[3].
    В свете проблемы сложения сроков приобретательной давности целесообразно проанализировать законодательство зарубежных стран.
    Анализ иностранного законодательства показывает, что правило сложения сроков в целях приобретательной давности официально закреплено в праве некоторых государств. Таковы, например, Швейцария, Лихтенштейн. Можно привести формулировку п. 2 ст. 35 Закона Лихтенштейна 1996 года «О международном частном праве»: «Если приобретение права собственности по давности владения началось по какому-либо другому праву, то истекшее время по давности владения засчитывается соответственно в срок приобретения права собственности по давности владения»[4]. Представляется, что аналогичное положение может быть внесено в п. 3 ст. 1206 ГК РФ. Наличие такой нормы позволит более эффективно решать вопросы приобретения права собственности в силу приобретательной давности.
    3. Гражданин страны А завладел движимым имуществом в стране Б. Пробыв в стране Б два года, гражданин страны А прибыл вместе с движимым имуществом в страну Д, в которой институт приобретательной давности отсутствует. Прожив в стране Д три года, гражданин страны А приехал вместе с движимым имуществом в Россию, где ставит вопрос о приобретении им права собственности в силу приобретательной давности.
    Здесь, одновременно с рассмотренной выше проблемой сложения сроков, возникает вопрос: каким образом влияет на течение срока приобретательной давности временное перемещение имущества в страну, правопорядку которой приобретателъая давность не известна?
    Российское законодательство по этому поводу молчит. Нет официальных позиций высших судебных инстанций.
    В современной литературе данный вопрос не рассматривается. В период действия ГК РСФСР 1922 года, когда приобретательная давность исчезла из отечественного правопорядка рассматриваемая проблема  на уровне доктрины решалась применением правила о приостановлении срока приобретательной давности. А.Н. Макаров, в частности, указывал: «при передвижении вещи с советской территории за границу течение срока давности может начаться только с момента, когда вещь оказалась за пределами советского правопорядка. И, обратно, если течение срока приобретательной давности началось за границей, то при перемещении вещи на советскую территорию оно приостанавливается»[5].
    О применимости этой позиции в современных условиях в России однозначно говорить трудно. Примеры из судебной практики нам, к сожалению, не известны.
    Обращение к иностранному законодательству дает интересные результаты. Так в соответствии с п. 2 § 22 Указа Венгрии 1979 года № 13 «О международном частном праве»[6] изменение места нахождения вещи само по себе не прерывает приобретательной давности. Представляется, что данная норма работает и в тех случаях, когда имущество временно перемещается в страну, праву которой институт приобретательной давности не известен.
    Нужна ли подобная норма российскому праву? Думается, что она однозначно не будет лишней. Развитие правопорядков многих государств трудно предсказать. В любой момент институт приобретательной давности может исчезнуть из права тех государств, в которых сегодня он существует. Тогда при наличии в российском праве нормы, аналогичной отмеченной выше венгерской норме, проблема перерыва срока приобретательной давности не возникнет.
    Рассмотренные проблемы применения п. 3 ст. 1206 ГК РФ могут быть решены не только внесением в ст. 1206 ГК РФ изменений, предложенных выше. Возможно принятие конвенций, регулирующих специально или вкупе с другими вопросами права собственности и вопросы приобретательной давности.


    [1] Комментарий к части третьей Гражданского Кодекса Российской Федерации (постатейный) / ред. А. Л. Маковский // СПС КонсультантПлюс.
    [2] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей / ред. Т. Е. Абова [и др.]. // СПС КонсультантПлюс.
    [3] См., например: Макаров А. Н. Основные начала международного частного права / А. Н. Макаров. – М. : ООО «Книгодел», 2005. – С. 105-106.
    [4] Международное частное право : Иностранное законодательство = Private international law : A collection of foreign statutes / Авт. предисл. А. Л. Маковский ; сост.: А. Н. Жильцов, А. И. Муранов. – М. : Статут, 2001. – С. 412.
    [5] Макаров А. Н. Указ. соч. С. 107.
    [6] Международное частное право : Иностранное законодательство = Private international law : A collection of foreign statutes / Авт. предисл. А. Л. Маковский ; сост.: А. Н. Жильцов, А. И. Муранов. – М. : Статут, 2001. – С. 234.
     






    газовое пожаротушение | Уильям хилл биография мистера хилла.


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru