Международное право
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Международное право

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 31.08.2005


    Кукушкин Денис Александрович001

    Номер телефона: 8(904)98-90510

    E-mail: Deniskuk@mail.ru

    «Право собственности, статья 1 Протокола No1»

    Протокол No 1 к Конвенции вступил в силу 18 мая 1954 года. Однако в дальнейшем он был изменен и дополнен протоколом No 11 к Конвенции.

    Первоначальный перевод текст отличался от ныне действующего:

    «Каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

    Предыдущие положения ни в коей мере не ущемляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления

    контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов»002 .

    Как уже было сказано, текст Протокола No 1 был изменен Протоколом No 11, после которого в английском варианте статьи добавился только заголовок «Protection of property», однако официальный перевод статьи, на мой взгляд, изменился значительно:

    Защита собственности

    «Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

    Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов».

    Итак, два официальных перевода имеют два различия между собой в 1 предложении абзаца 1 статьи 1 Протокола .1’4 1:

    - по-разному переводится гарантированное право: в первом случае у лица есть «право беспрепятственного пользоваться», во втором случае лицо имеет «право на уважение»;

    по-разному переводиться объект права, т.е. то, на что лицо имеет право: в первом случае - имущество, во втором случае - собственность.

    На мой взгляд, первоначальный вариант является более точным.

    Право собственности (которое подлежит защите в соответствии с данной статьей) включает в себя, в соответствии со статьей 209 Гражданского Кодекса РФ, З правомочия: пользование, владение и распоряжение003 . Следовательно, использование для перевода термина «пользование», а не «уважение» более точно с юридической точки зрения.

    Взяв в совокупности эти моменты, можно сказать, что первый перевод является более точным и лицо имеет именно право не на уважение своей собственности, а на беспрепятственное пользование своим имуществом.

    В концепцию «имущества» по статье 1 Протокола No 1 к Европейской Конвенции попадает целый спектр экономических интересов. При этом необходимо отметить, что для того, чтобы статья могла быть применена к конкретной ситуации, вовсе не требуется, чтобы предмет спора признавался в качестве собственности по внутреннему законодательству страны государства-участника Конвенции. Европейский Суд по правам человека иногда признает в качестве имущества объекты, которые никогда не могли бы быть признаны таковыми в рамках российского законодательства. Именно поэтому Суд неоднократно указывал на автономную концепцию «имущества». Однако при этом необходимо, чтобы лицо обладало каким-либо правом по внутреннему законодательству его страны, которое может быть рассмотрено как право собственности с точки зрения Конвенции (так, например, занятие жилого помещения без надлежащего законного права не может быть объектом защиты по статье 1 Протокола No 1)004

    Более того, и Комиссия, и Суд, указывали на то, что имущества не существует до того момента, пока лицо не может заявить о своем праве собственности на данное имущество, т.е. право собственности не включает в себя право на приобретение собственности. В деле Маркс против Бельгии, Суд пришел к выводу, что права матери, которой было отказано в праве завещать наследство своей дочери, были нарушены в смысле статьи 1 Протокола No 1. Однако при этом права самой дочери нарушены не были, т.к. ожидание приобретения собственности не защищается статьей 1 Протокола No 1 .005

    1. Право, признанное судом.

    В первом деле против России006 был применен этот подход. Заявителю в 1997 году в судебном порядке была присуждена компенсация за его участие в событиях, имеющих отношение к Чернобылю. Однако до 2001 года данная сумма ему не выплачивалась (из-за отсутствия у обязанных органов денежных средств). Суд в очередной раз подчеркнул, что «право требования» может образовывать «собственность» в значении статьи 1 Протокола К 1 Конвенции, в том случае, если оно обеспечивается принудительным исполнением (в частности, судебным решением). Но самое важное, что в этом решении Суд подчеркнул, что отсутствие у властей государства денежных средств не является оправданием для неисполнения решения суда.

     

    Я бы назвал это решение беспрецедентным для России. На протяжении долгого времени граждане не могли получить суммы присужденные в их пользу и подлежащие взысканию с различных органов власти Российской Федерации именно из-за «отсутствия у них денежных средств» или «недофинансирования». После вынесения данного решения тало абсолютно ясным, что в данных случаях будет нарушаться право собственности, гарантированное статьей 1 Протокола No1.

    На данном примере можно подчеркнуть и тот факт, что нарушение статьи 1 Протокола No1 может быть признано как следствие нарушения какой-либо иной статьи Европейской Конвенции.

    В данном деле Европейским Судом было признано нарушение статьи б § 1 на том основании, что окончательное решение суда не исполнялось органами государственной власти, И как следствие было признано нарушение статьи 1 Протокола No 1.

    2. Акции компании.

    Применение статьи 1 к владельцам акциями компании было признано еще в 1982 году.007

    Краткое описание ситуации: два лица владели акциями крупного универмага в Стокгольме. В 1977 году был принят закон ((Акт О компаниях», в соответствии с которым — любой компании, владеющей более чем 90 % акций и голосов в другой компании, было предоставлено право принудить оставшуюся меньшую часть акционеров продать ей свои акции по стоимости, которая была бы уплачена в случае публичной продажи акции, либо по иной другой стоимости, которая будет установлена арбитражным решением (стоимость, по которой акции были бы проданы с публичных торгов, была бы гораздо ниже их рыночной стоимости).

    Наличие «имущества» в данном вопросе: Комиссия прежде всего проанализировала суть акции. Это сертификат, удостоверяющий, что его владелец имеет право на долю в собственности компании, наделяется определенными правами (в частности, правом голоса) и имеет косвенное правопритязание на средства компании. Из всего этого вытекает явная экономическая ценность акции и, соответственно, она является «имуществом» в смысле статьи 1 Протокола) 1.

    Особо важным в решении по этому делу было то, что в нем ясно указывалось, что статья 1 Протокола No 1 вполне может быть применена к законодательству, которое затрагивает правоотношения между частными лицами.

    3. Правомерное ожидание наступления определенных обстоятельств.

    Так было сформулировано понятие «имущества» в одном из дел.008

    Краткое описание ситуации: заявитель приобрел земельный участок в 1978 году (на основании существующего в тот момент разрешения на план-проспект промышленной застройки). Однако в 1982 году Верховный Суд Ирландии постановил, что первоначальное разрешение на план-проспект промышленной застройки было ultra vires и представляло собой ничтожное действие ab initio поскольку оно противоречило соответствующему законодательству.

    Наличие «имущества» в данном вопросе: Суд установил, что заявитель обладал правом на застройку земли, которое могло бы стать объектом вмешательства по смыслу статьи 1, т.к. приобретал землю, он полагался на разрешение, надлежащим образом зарегистрированное в государственном реестре, которое он был вправе считать действительным. И до принятия решения Верховным судом заявитель мог правомерно ожидать реализации предполагаемой застройки. Это ожидание необходимо рассматривать как компонент собственности на землю для целей статьи 1 Протокола No 1.

    4. Право на получение денежных средств.

    Примером данного права может послужить право собственника недвижимости на получение арендной платы, оговоренной в контракте. Так, в деле Меллахер против Австрии заявители имели в собственности дом, квартиры в котором сдавались в аренду. Принятие одного из законов повлекло для заявителей снижение арендной платы по сравнению с той, на которую они могли рассчитывать, исходя из уже заключенных договоров аренды. Суд признал в данном случае нарушение права собственности.009

    В концепцию «имущества» по статье 1 Протокола No 1 к Европейской Конвенции попадает так же:

    • Требование о возмещении ущерба
    • Клиентура компании и предпринимательский интерес
    • Право на получение социальных гарантий

     

    Три правила статьи 1 Протокола No 1.

    Сложившаяся практика Европейского суда при разрешении вопросов о нарушении статьи 1 Протокола No 1 позволяет выделить три основных нормы (три правила), содержащихся в статье 1 и анализируемых судом при установлении факта — имелось ли в конкретном случае нарушение прав, гарантированных статьей 1 Протокола No 1. К ним относятся:

    1. Принцип беспрепятственного пользования своим имуществом (первое предложение первого пункта);
    2. Лишение имущества (второе предложение первого пункта);
    3. Контроль за использованием собственности (второй пункт).

    Лишение собственности.

    Во втором предложении первого параграфа статьи 1 Протокола No 1 закреплено, что «никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права».

    Для решения вопроса о том, произошло ли лишение собственности, необходимо исследовать не только вопросы о том, имело ли место отчуждение или передача собственности по формальным признакам.

    Другими словами «лишение» собственности в смысле статьи 1 Протокола No 1 не обязательно должно быть реальным. Следовательно, под защиту данной статьи попадут и случаи, когда реального лишения собственности не было, но последствия сложившейся ситуации равносильны той, если бы у лица действительно реально изъяли его имущество.

    Примером такой ситуации может послужить дело Папамихалопулос и другие против Греции.010 Заявители были собственниками ряда земельных участков, включая и пляжные. В 1963 году ими было получено разрешение на строение гостиничного комплекса на данной территории. Однако после перехода власти к военной диктатуре участки заявителей были

    переданы Военно-морским силам, которые построили на данном участке военно-морскую базу и курорт для отдыха своих офицеров. Более 20 лет заявители не могли получить никакой компенсации за «отнятые» у них земли.

    Суд пришел к выводу, что утрата возможности распоряжаться землей, в совокупности с неоднократными неудачными попытками вернуть себе землю, привели к достаточно серьезным последствиям. И, следовательно, может рассматриваться как лишение права собственности de Facto.

    Контроль за собственностью.

    Правило, закрепленное во втором параграфе статьи 1 Протокола З 1 дает реальную возможность государству на «законных основаниях» ограничивать право частной собственности. В соответствии с этим положением у государств есть право «обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов и штрафов».

    В этом предложении описывается хорошо известный и признаваемый всеми государствами принцип, который ограничивает права собственников в интересах общества. Правила такого рода очень разнообразны, в частности, к ним можно отнести строительные нормы и нормы зонирования.

    Право беспрепятственно пользоваться своим имуществом.

    Данное правило, хотя и закреплено в самом начале статьи, гарантирующей защиту права частной собственности, всегда рассматривается судом в последнюю очередь. Его можно назвать б правилом, подлежащим применению тогда, когда не могут быть применимы другие нормы данной статьи. Другими словами эта норма применяется тогда, когда действительно есть вмешательство в право собственности, но по своей природе оно не может быть отнесено ни к изъятию имущества, ни к установлению контроля над ним.

    Так суд неоднократно подчеркивал, что нормы, закрепленные во втором предложении абзаце первого и во втором абзаце статьи 1 относятся к частным формам вмешательства в право собственности и должны толковаться в свете общего принципа, закрепленного в первом предложении абзаца первого.

    Примером нарушения именно предложения первого абзаца 1 Статьи 1 может служить дело Лоизиду против Турции. Заявительницей по этому делу была гражданка Кипра, владеющая несколькими участками земли на севере страны. Начиная с 1974 года она была лишена возможности доступа к указанной собственности из-за раздела Кипра на греческую и турецкую части.

    Суд указал, что в данных обстоятельствах заявительница фактически полностью утратила над ней контроль, равно как и возможность пользоваться ею. Этот длящийся отказ необходимо рассматривать как нарушение права, гарантированного статьей 1 Протокола No1.

    Основания «допустимости» вмешательства.

    В том случае, если Суд установит, что право собственности лица было нарушено, Суд рассматривает, не было ли оснований для такого вмешательства.

    Интересы общества или общие интересы.

    Любая форма вмешательства, в соответствии со статьей 1 Протокола No 1, вне зависимости от того, какая норма распространяется на нее, должна отвечать требованию о наличии законной цели — интересов общества.

    Ярким примером этому является решение по делу Джеймс и другие против Соединенного Королевства.011 Заявителями по делу были попечители владения Герцога Вестминстерского, включавшего около 2000 домов, большинство из которых были сданы в аренду. В 1967 году был принят акт о реформе системы владения на правах аренды, в соответствии с которым арендаторам жилья по долгосрочным контрактам (на срок более 21 года) было предоставлено право выкупить недвижимость в собственность по ценам, ниже рыночных. В результате того, что заявители были вынуждены продать недвижимость на этих условиях, они потеряли более 2 млн. фунтов стерлингов. Заявители настаивали на том, что передача собственности от одного лица другому не может рассматриваться, как произведенная в интересах общества. Суд, однако, постановил, что принудительная передача собственности от одного частного лица другому может отвечать законной цели, а изъятие собственности направленное на укрепление социальной политики, можно рассматривать как осуществляемую в интересах общества.

    В подобных случаях суд часто применяет принцип «свободы усмотрения», который также применяется и в отношении других положений Конвенции (других прав, гарантированных Конвенцией). Суть этого принципа в том, что «... механизм защиты прав человека, созданный Конвенцией, является вспомогательным по отношению к национальным системам гарантии прав человека. Конвенция оставляет каждому договаривающемуся государству в первую очередь задачу гарантирования прав и свобод, в ней закрепленных. Созданные ей институты вносят свой вклад в реализацию этой задачи и приводят их в действие только в связи с возникшим спором и только после того, как исчерпаны все средства внутригосударственной защиты». В соответствии с этим принципом именно национальные власти должны первоначально оценить, имеется ли проблема, требующая принятие мер, направленных на лишение собственности. Комиссия также отметила, что решение о приведение в действие законов, отчуждающих собственность, всегда принимается с учетом политических, экономических и социальных вопросов, мнения по который в любом демократическом обществе могут широко различаться. И суд всегда соглашается с суждением законодательного органа по поводу того, что есть в интересах общества, если только это со всей очевидностью не имеет под собой разумного основания.

    Принцип соразмерности

    Для того, чтобы вмешательство рассматривалось как законное, помимо удовлетворения цели в интересах общества — необходимо также, что бы оно отвечало требованию соразмерности между используемыми средствами и целью, на которую направлена любая мера, лишающая лицо собственности.

    В рассматриваемом выше деле Джеймс и другие против Соединенного Королевства Суд применил принцип соразмерности. Заявители утверждали, чтобы быть соразмерной, мера должна быть необходимой в том смысле, что альтернативы ей не существует. Суд же отметил, что он не вправе решать, был ли акт 1967 года о реформе системы владения на правах аренды наилучшим решением проблемы. Суд решил, что в данном деле был соблюден требуемый справедливый баланс, не смотря на то, что попечители владения Герцога Вестминстерского не получили полную рыночную стоимость недвижимости в результате передачи права собственности арендаторам. При этом за время аренды арендаторы выплатили примерную стоимость участка, на котором было построено здание, но за само здание — ничего не заплатили.

    Фактически арендаторы, по мнению суда, выплатили стоимость строения своей арендной платой, а также производимым ремонтом, усовершенствованием и содержанием задний за время их аренды. Именно поэтому нарушения статьи 1 Протокола No 1 не было.

    Правовая определенность (законность) и принципы международного права.

    Во втором предложении абзаца 1 статьи 1 Протокола 1 закреплено, что лишение собственности возможно только «на условиях, предусмотренных законом или принципами международного права». Несмотря на расположение данной фразы в структуре статьи первой она подлежит применению вне зависимости от того, какая из трех норм будет применена в конкретном деле. Важно отметить, что в случае установления того, что государства не соблюли принцип законности, нет смысла вообще рассматривать были ли цели лишения правомерными и соответствовали ли они принципу соразмерности.

    Так в деле Иатрадис против Греции Суд указал, что «наипервейшее и важнейшее требование статьи 1 Протокола Т 1 состоит в том, что любое вмешательство государственной власти в беспрепятственное пользование имуществом должно быть правомерным: второе предложение первого абзаца статьи 1 разрешает лишение собственности только «на условиях, предусмотренных законом», и второй абзац признает, что государства располагают правом контролировать использование собственности исполнением «законов». Более того, верховенство права, один из фундаментальных принципов любого демократического общества ... и из него вытекает обязанность, лежащая на государстве или органе государственной власти, подчиняться судебным приказам или решениям, принятым против него. Из этого следует, что вопрос о соблюдении справедливого баланса между интересами общества и требованиями защиты основных прав граждан применимы только после того, как будет установлено, что обжалуемое вмешательство в право собственности удовлетворяет требованиям правомерности и не является произвольным».012



    001 Студент 5 курса юридического факультета НОУВПО Гуманитарный университет г. Екатеринбурга
    002 Собрание законодательства РФ. 18 мая 1998 г. № 20. ст. 2143
    003 Собрание законодательства РФ. 05 декабря 1994 г. № 32, ст. 3301
    004 Моника Карсс -Фриск, А.Н. Жеребцов, В.В. Меркулов. "Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Право на собственность" - Учебно-методическое пособие для судей. М. Российская академия правосудия.
    005 Донна Гомиен: Комментарий к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Совет Европы, 1995.
    006  Дело Burdov v/ Russia, решение от 18 апреля 2002 года
    007 Жалобы №№ 8588/79 и 8589/79 "Бреймлид и Мальстром против Швецарии" 1982 год.
    008 Дело Pain Valley Developments Ltd and Others v. Ireland? решение от 29 ноября 1991 года.
    009 Дело Mellacher and others v. Austria, решение от 19 декабря 1989 года
    010 Папамихалопулос и другие против Греции, решение от 23 сентября 1982 года
    011 Джеймс и другие против Соединенного Королевства, решение от 21 февраля 1986 года
    012 Иатрадис против Греции, решение от 25 марта 1999 года






    переезд мебели здесь организуют | http://brandshop.ru/ купить одежду stone island в москве.


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru