Страхование и страховая деятельность
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Страхование и страховая деятельность

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 18.09.2006


    Об объекте страхования

    Б.С. Шац*
    К.э.н.
    shats@inbox.ru
     
    В последнее время количество монографий, сборников и статей, посвященных страхованию, значительно увеличилось. Все чаще в таких изданиях авторы говорят о страховом интересе, как о подлинном объекте страхования. Такая позиция и обусловила написание настоящей статьи. Мы старались подойти к вопросу в аспекте не только юридической формы, но и экономического содержания. Отметим, что основные положения статьи неприменимы,  либо применимы не в полной мере к обязательному страхованию (ст. 935 ГК РФ), обязательному государственному страхованию (ст. 969 ГК РФ) и к специальным видам страхования (ст. 970 ГК РФ). Прежде, чем излагать собственные взгляды, рассмотрим имеющиеся точки зрения на проблему.
            Обратимся к анализу термина «объект». Современные информационно-аналитические ресурсы определяют объект как предмет или явление, на который направлена какая-либо деятельность (практическая либо познавательная) субъекта (лица)[1]. Следовательно, объект страхования должен существовать или возникнуть в период осуществления страховых отношений[2]
    Традиционно отношения эти рассматриваются как гражданско-правовые. «Гражданское право…регулирует наиболее важные общественные отношения,… основу которых составляют отношения, возникающие в сфере производства, распределения, обмена и потребления… благ»[3], т.е. экономические отношения (отношения экономических агентов, являющихся одновременно субъектами правоотношения). Таким образом, объектом правоотношения, во всяком случае «материальным», могут быть только перечисленные в ст. 128 ГК РФ объекты гражданских прав[4], т.е. «материальные и духовные блага»[5].
    Страхование (как единичная транзакция) является одновременно и правоотношением[6], и воплощенным в нем и неотделимом от него экономическим отношением[7]. Объектом страхования может выступать исключительно благо, причем выделить его юридическую или экономическую составляющие, на наш взгляд, невозможно[8].
    Среди различных классификаций существует и та, согласно которой блага в самом общем виде можно подразделить на имущественные и личные неимущественные. Неимущественные блага, перечисленные в статье 150 ГК РФ, не могут быть предметом гражданского оборота, т.е. выступать в качестве товара. Как известно из экономической теории, товары характеризуются стоимостью (альтернативными издержками), т.е. способностью отвлекать на себя ресурсы и уменьшать количество и/или ассортимент других товаров, которые лицо могло бы приобрести[9] (специфичное свойство товаров), и  полезностью (потребительской стоимостью) – «способностью удовлетворять потребности»[10] (общее свойство благ). Соответственно неимущественные блага обладают только этим общим свойством.
    Теперь, перед тем как приступить к синопсису объекта страхования мы можем постулировать наши требования к нему: объектом страхования (страхового правоотношения) должно являться существующее в процессе осуществления таких отношений благо, всегда обладающее полезностью и, возможно, стоимостью. 
    Дискуссии о том, что  является объектом страхования, идут с давних времен. Обзор различных точек зрения был дан в ряде работ по страховому праву[11]. Вычленяются четыре возможных объекта страхования:
    а) страховая выплата,
    б) вещь и личные блага,
    в) страховой интерес,
    г) страховая услуга.
    Рассмотрим все возможные варианты.
     
    Страховая выплата. Идея о признании страховой выплаты объектом страхового правоотношения наиболее четко сформулирована в работе К.А. Граве и Л.А. Лунца «Страхование»[12]. Эта же концепция поддержана О.С. Иоффе[13]. Страховая выплата, безусловно, является благом для ее получателя, однако она  есть результат далеко не каждого страхового договора (из которого возникло обязательство, т. е. правоотношение). Не наступление страхового случая в период действия конкретного договора страхования будет означать и отсутствие объекта страхования, что противоречит заданным нами условиям. Если рассматривать страхование как явление, то доля безубыточных договоров будет настолько большой, что ни при каких обстоятельствах нельзя признать их наличие случайностью или исключением. Необходимо согласиться с тем, что страховая выплата не может быть объектом страхования. Тем не менее, когда в соответствии с условиями договора страхования у определенного участника страхового правоотношения возникает право на страховую выплату, можно говорить о возникновении объекта страхового «притязания»[14].
     
    Вещь и личные блага.  Из советских правоведов наиболее последовательным сторонником признания страхуемых благ в качестве объекта страхования являлся В.К. Райхер[15]. Страхование определяется Райхером не иначе как страховая охрана, а объектом страховой охраны являются блага, на которые направлены меры такой охраны. Критикуя позицию Райхера, Граве и Лунц указывали, что с отождествлением объектов страховой охраны и объектов страхового правоотношения нельзя согласиться, и на объекты страховой охраны не направлены правомочия и обязанность субъектов страхового правоотношения (деятельность субъектов) [16].  
    Постараемся выяснить, был ли прав В.К. Райхер в своем видении объекта страхования с использованием заданных нами критериев. Очевидно, что все объекты страховой охраны (ст. 929, 934 ГК РФ) являются благами, хотя и различного свойства. Часть из них могут быть объектами купли-продажи и имеют стоимость, а часть стоимости не имеют. Этот факт разобщает личное и имущественное страхование, но не препятствует признать данные блага объектами страхования. Объекты страховой охраны всегда существуют (либо предполагается, что они существуют) на момент заключения договора страхования. Налицо, казалось бы, наличие всех признаков объекта страхования. Чтобы окончательно подтвердить этот вывод, проверим возражение, высказанное К.А. Граве и Л.А. Лунцем.
     В.И. Серебровский писал: «…когда страховщик заключает со страхователем договор, он не принимает на себя обязательства восстановить ту или иную вещь..»[17]. В самом деле, получая страховую выплату по договору страхования имущества, страхователь вправе как восстановить поврежденное имущество, так и продать его; вырученные от продажи средства совокупно со страховой выплатой он волен направить на приобретение аналогичного имущества или на приобретение иного по своим функциональным способностям имущества, или поместить денежные средства во вклад, или вообще оставить их без движения.
    Поскольку нет прямой связи между охваченным страхованием благом и обязанностью его восстановления за счет страховой выплаты, и иногда благо вовсе нельзя восстановить, ставить знак равенства между объектами страховой охраны и объектом страхования нельзя. Даже аргументы В.К. Райхера, указывающие на то, что при страховании имущества отсутствие связки «страховая выплата – восстановление имущества» еще не означает невозможность признать вещь в качестве объекта страхования, не представляются достаточно убедительными. В.К. Райхер утверждал, что «…для признания такого аргумента правильным необходимо было бы сперва доказать, что вообще, по природе имущественного страхования, страховщик обязан непременно сам восстанавливать предмет страхования, а не только предоставлять средства для его восстановления. Но, разумеется, такое положение и не могло быть доказано»[18].
    Конечно же, такое положение доказано быть не могло. Страховщик вообще сам никогда не восстанавливает вещь, не оказывает медицинские услуги, не производит утраченных материальных благ. Он только предоставляет для этого необходимые средства. Однако же законодатель мог бы  обязать страхователя направлять страховую выплату на восстановление вещи, мог обязать страховщика или третье лицо отслеживать целевое расходование страховой выплаты, но не сделал этого. По-видимому, правило замещения блага является общим началом страхования, а правило восполнения блага - частным случаем, потому что законодатель преследует цель сберечь благосостояние лиц в целом, насколько это возможно в принципе[19].
    Таким образом объекты страховой охраны не являются объектами страхования. 
    Сделаем несколько важных дополнений. 
    Дополнение первое. При заключении страхового договора стороны обязаны достичь соглашения об определенном имущественном интересе и характере события, на случай которого осуществляется страхование (статья 942 ГК РФ). Совокупность этих условий вынуждает стороны договора сделать указание на определенные объекты страховой охраны. Соглашение об определенном имуществе должно быть достигнуто между страхователем и страховщиком при заключении договора страхования. В результате анализа статей 929-934 ГК РФ мы пришли к выводу, что внешними объектами страховой охраны являются блага, на которые эта охрана направлена непосредственно. Существует мнение, что «страхование ответственности обладает не одним, а двумя объектами страховой охраны» [20]. «Имущество лица, застраховавшего свою ответственность (суммы в возмещение вреда)»[21] будем считать внутренним объектом страховой охраны[22]. Далее по тексту в отношении страхования ответственности мы будем иметь в виду внешние объекты страховой охраны, если специально не оговорим иное.
    Дополнение второе. Охваченные страхованием блага, а точнее – частные блага[23], являются не абстрактными «предметами страхования»[24], не целью интереса[25], не любым застрахованным интересом[26] и не носителями страхового интереса[27] (о страховом интересе см. подробнее далее; здесь же отметим, что носителем интереса может быть только субъект), а действительными объектами страховой охраны. В отношении объектов страховой охраны выстраивается андеррайтинговая политика страховых организаций, проводятся превентивные мероприятия и осуществляются меры по уменьшению убытков от страхового случая (ст. 962 ГК РФ). 
    Дополнение третье. Объект страховой охраны является статическим элементом страхового договора. Законодательством не допускается односторонняя замена таких объектов -  требуется согласие обеих сторон договора, а в личном страховании -  и застрахованного лица. Невозможность причинения вреда объекту страховой охраны ведет к прекращению договора страхования (ст. 958 ГК РФ), хотя в отношении генерального полиса это положение должно быть скорректировано. При «переходе» прав на объект страховой охраны при страховании имущества (ст. 960 ГК РФ) происходит перемена кредитора в обязательстве в силу закона. Охрана охваченного страхованием блага сохраняет силу, т.е. «переход» прав на блага влечет за собой и «переход» права на страховую охрану благ. Равным образом продолжается охрана благ при односторонней замене страхователем застрахованного лица при страховании ответственности за причинение вреда (ст. 955 ГК РФ).
    Дополнение четвертое. Вред субъекту страхования причиняет опасность[28] (пожар, взрыв, противоправные действия третьих лиц и т.п.). Однако опасность воздействует не непосредственно на «заинтересованное лицо»[29], а на объект страховой охраны[30]. В итоге именно причинение вреда благам, являющимся объектом страховой охраны, дает старт процессу определения страхового случая и процедуре выплаты страхового возмещения (обеспечения). В то же время опасность может воздействовать на объект страховой охраны, но не причинить ему вреда. Или опасность может причинить вред, но в силу условий договора либо веления закона страховой случай не наступит. Отсюда следует, что в качестве страхового случая  реализуются не обозначенные в договоре опасности, от которых производится страхование (страховые опасности как «сочетание частоты/вероятности и последствий»)[31], а их эмерджентная совокупность, агрегатная страховая опасность, именуемая страховым риском[32].
    Дополнение пятое. Предельный размер страховой суммы определяется по соглашению сторон договора страхования (ст. 947 ГК РФ). Он устанавливается по усмотрению сторон в договорах личного страхования и страхования гражданской ответственности за причинение вреда. В договорах страхования имущества и предпринимательского риска этот размер ограничен страховой (действительной) стоимостью объекта страховой охраны. Надо полагать, что при страховании договорной ответственности размер страховой суммы также ограничен максимальной суммой убытков, которые может понести контрагент страхователя по договору-субстрату. Вероятно, риск убытков от предпринимательской деятельности является разновидностью риска убытков от экономической деятельности вообще, т.е. финансовых рисков. Такая позиция  не противоречит действующему законодательству (п. 2 ст. 929 ГК РФ). Страхование финансовых рисков означает не только расширение субъектного состава участников страхования (по сравнению со страхованием предпринимательского риска), но и установление страховой суммы по усмотрению сторон, поскольку при страховании, допустим, риска юридических расходов (судебных пошлин, расходов на адвокатов и т.д.) их страховую стоимость невозможно исчислить.
     
    Страховой интерес, вне всякого сомнения, является разновидностью интереса вообще. Понять его природу и роль в страховании для нас важно, поскольку именно «мотив личного интереса придает направление и упорядоченность функционированию экономики, которая без такого интереса оказалась бы чрезвычайно хаотичной»[33].
    Обратимся к истории вопроса. В континентальной Европе  теория страхового интереса как объекта страхования наиболее глубоко была разработана германскими учеными на рубеже 19-20 веков. Сформулируем основные положения этой теории и дополним ее мнениями  отечественных специалистов[34].
    В соответствии с концепцией германского права страховым риском в страховании является возможность причинения страхователю экономических убытков. Именно несение этого риска, угрожающего личности, имуществу или материальному благосостоянию страхователя, является встречным удовлетворением страховщика против страховой премии страхователя. Реализуясь в качестве ущерба (материального либо нематериального) от страхового случая, этот риск наносит вред лицу (страхователю) в виде непредвиденных расходов или потери источников дохода.
    Ранее наличие интереса было необходимым условием для осуществления всех без исключения видов страхования. Позднее континентальная доктрина заменила необходимость наличия интереса при страховании жизни и ряде иных видов личного страхования наличием письменного согласия застрахованного лица. Поменялась сама классификация страхования; деление страхования на имущественное и личное уступило место делению по принципу  «страхование интересов – страхование сумм». Наряду с имущественным  в группу страхования интересов попала и часть личного страхования.
    Интерес, как считали немецкие ученые, представляет собой отношение лица к «предмету» страхования, которым выступает вещь или иное благо, в силу которого такое лицо может понести имущественный ущерб (В. Эренберг), является самостоятельным благом (М. Вольф), а точнее - денежной ценностью этого блага (В. Киш). При страховании жизни (и некоторых других видах личного страхования) на место интереса, подлежащего доказыванию как по наличию, так и по размеру,  заступает заранее оговоренная сумма: страхование интереса перетекает в страхование сумм.
    Как видно из приведенного текста, в среде немецких ученых не было единодушного мнения о содержании термина «страховой интерес». Нет такого единодушия и в работах современных российских авторов. Большинство исследователей склоняется к определению интереса как отношения, в силу которого лицо может получить имущественный ущерб (либо сами возможные убытки), и считает, что интерес является объектом и личного страхования тоже, но тогда это интерес, связанный с личными благами. Кроме того, термин используется в значении «привлекать внимание». Предлагается дать страховому интересу легальное определение[35].
    В.К. Райхер, аргументируя невозможность признания интереса объектом страхования, показывал, что вопрос о таком признании «...требует отрицательного ответа. И не потому, что интерес является отношением[36]… Признание такого отношения объектом …. приводило бы к тому безотрадному выводу, что страхованием охраняется «возможность понести убыток»: конструкция, диаметрально противоположная действительной природе вещей»[37]. В самом деле, пусть даже и потенциальные, убытки[38], в отличие от страховой выплаты, не удовлетворяют потребностей; страховая защита им не может быть предоставлена.
    Ситуация меняется, если неполученные убытки воспринимать как выгоду. В таком контексте интерес видится благом, имущественной ценностью[39]. При этом интерес выступает как благо, существующее только при страховании имущественных благ (например, имущества или доходов) и своей «ценностью» равное стоимости «основного» блага (объекта страховой охраны). Фактически мы должны заключить, что страховой интерес сам обладает специфическим качеством товаров – стоимостью[40], которая абсолютно эластична к стоимости объекта страховой охраны (изменение стоимости объекта страховой охраны в любую сторону вызывает одновременное однонаправленное пропорциональное изменение «ценности» интереса). Но интерес не является товаром. Его невозможно сделать объектом купли/продажи, между ним и товарораспорядительными ценными бумагами невозможно провести аналогию. Налицо явное и, как нам кажется, неоправданное дублирование понятий, вследствие чего мы не можем согласиться с  изложенной  теорией.
    Однако страховой интерес, не имея стоимости, не обладает также и полезностью, т.е., как показано выше, способностью удовлетворять потребности.  Наоборот, начиная со второй половины 20-го века представители различных наук (философы, психологи, экономисты, правоведы) стали определять сам интерес, в т.ч. страховой, как осознанную потребность[41]. (Наиболее известным советским цивилистом, рассматривавшим интерес в качестве потребности, хотя и отраженной, был В.П. Грибанов[42]). Как потребность трактует интерес и большая часть сторонников признания его в качестве объекта страхования[43]. Но потребность  -  это не более чем «…нужда, принявшая специфическую форму в соответствии с культурным уровнем и личностью индивида»[44]. В свою очередь «нужда – чувство ощущаемой человеком нехватки чего-либо»[45].
    Можно привести возражения относительно нюансов данного Ф. Котлером (а равно Д. Н. Ушаковым, С. И. Ожеговым, другими исследователями) определения и соотнесения понятий «нужда», «потребность» и «интерес». Однако общая суть дефиниций позволяет нам сделать вывод о том, что интерес является пусть отраженной или осознанной, но все же потребностью, т.е. ощущением дефицита блага. На основании данного понимания интереса выскажем следующую гипотезу.
    Существующая до заключения страхового договора потребность становится страховым интересом только будучи формализованной таким договором. Изначально под страховую защиту подпадает имущественная (ст. 4 Закона «Об организации страхового дела в РФ») потребность в сохранности (ст. 930 ГК РФ) блага, иногда даже не имеющего к страхователю юридического отношения. И в личном и в имущественном страховании можно говорить об имущественном характере интереса (потребности) в том смысле, что он имеет определенный размер (величину), но не стоимость. После наступления страхового случая величина потребности в сохранности уменьшается и образуется новая потребность в замещении блага. Совокупный размер обеих потребностей равен размеру потребности первоначальной. Обе они охватываются страховой защитой, обе они - составляющие страхового интереса. Мы наблюдаем полиморфизм страхового интереса – проявление его в двух ипостасях.
    Интерес как потребность, как необходимость сохранности (замещения) благ, как «недостаточность» полезности присущ всем без исключения отраслям (подотраслям) и видам страхования. В отличие от интереса-отношения/блага, интерес-потребность способствует не размежеванию отдельных видов личного страхования по объекту страхования, а объединению всех видов страхования вообще. Теоретическая разница между страхованием интересов и страхованием сумм сводится к необходимости доказывания наличия и размера потребности в первом случае и позитивным предположением о наличии таковой во втором[46]. «Страховой интерес, таким образом, есть универсальная категория … страхования»[47].
    Поскольку страховой интерес может проявляться в различных формах, различны присущие ему черты в каждой из этих форм. Потребность в сохранности блага может иметь динамический характер. Она безусловно прекращается (исчезает) у прежнего владельца и возникает у нового собственника при продаже охваченного страхованием имущества и при замене застрахованного лица по договору страхования ответственности за причинение вреда[48], если страховщик не воспользовался при заключении договора диспозитивностью данной нормы. Предполагается «перемещение» интереса и при назначении нового выгодоприобретателя в договорах страхования имущества.
    Потребность в замещении собственных благ или благ других лиц всегда «неподвижна». В рамках страхового права не представляется возможным удовлетворить потребность в замещении благ иного лица, нежели того, которое имело интерес в сохранности блага ранее, чем произошел страховой случай и причинены убытки[49]. Иное противоречит здравому смыслу, и ст. 960 ГК РФ следует трактовать соответствующим образом. Единственным исключением из этого правила видится выплата страховой суммы выгодоприобретателю в договорах страхования жизни, страховым случаем по которым является смерть. Фактически выгодоприобретатель заступает на место застрахованного лица, и принципиальных изменений страховая схема не претерпевает.
    Обобщая сказанное выше, мы констатируем ключевую роль страхового интереса для осуществления страховых правоотношений, но не можем признать его объектом страхования. Не являясь благом, роль объекта страхования интерес выполнить не в состоянии.
    Подведем некоторые итоги.
    Предъявление суброгационных требований страховщика к лицу, ответственному за убытки  (ст. 965 ГК РФ) при страховании всех видов ответственности невозможно, поскольку допустимость  суброгации означала бы отсутствие интереса застрахованного лица в замещении страховщиком, вместо себя, блага третьему лицу.     
     В специальной литературе употребляется устойчивое словосочетание «защита интереса». Однако очевидно, что реализацией страхового интереса, как и любой иной потребности, является его удовлетворение. Под защитой интереса следует, видимо, понимать совокупность действий по его удовлетворению (меры по охране охваченных страхованием благ и/или меры по замещению благ). Страховая деятельность защищает страховой интерес лишь в той степени, в какой практически любая экономическая деятельность осуществляется «в своем интересе» (п. 2 ст. 1 ГК РФ).
    Представляется  важным  то обстоятельство, что характер интереса (страхование имущества, ответственности, предпринимательских рисков и пр.) не может быть произвольно изменен заинтересованным лицом, поскольку в основании возникновения различных интересов лежат блага различного свойства (индивидуально-определенное имущество, все имущественные активы лица – внутренний объект страховой охраны при страховании ответственности, будущие доходы и проч.).
    Наконец, равно как охране подлежат не общественные блага или общие ресурсы, а частные блага, так и «основной целью правового регулирования договора страхования является обеспечение защиты частных интересов участников оборота»[50].
     
    Страховая услуга. После того, как ни один из всех рассмотренных вариантов полностью не удовлетворил требованиям, предъявленным нами к объекту страхования, остается рассмотреть только возможность признания страховой услуги в качестве объекта страхового правоотношения[51] (фактически совпадающего с предметом договора страхования). Суждение о том, что договор страхования является договором оказания услуг, имеет как противников, высказывающих принципиальные возражения[52], так и сторонников[53].
    Если по договору страхования действительно оказывается «особого рода услуга»[54], то ее содержание должно быть сопряжено с совершением определенных действий (ст. 779 ГК РФ), связанных с объектами страховой охраны и страхового притязания. Очевидно, что любая возмездная услуга - это имущественное благо, обладающее полезностью и стоимостью. Не менее очевидно, что страховая услуга в равной мере может являться объектом как личного, так и имущественного страхования, играя для обеих отраслей (подотраслей) страхования объединяющую роль. Соответственно вопрос сводится к сущности услуги, т.е. наполнению того, что выполняет страховщик по заданию страхователя в обмен на уплачиваемую страховую премию.
    Выше мы говорили о том, что страховой случай является реализацией страхового риска. На наш взгляд, страховой риск представляет собой возможное воздействие страховых опасностей (опасностей, от которых производилось страхование) на объекты страховой охраны, причинение последним вреда и возникновение необходимости замещения благ страхователя (выгодоприобретателя) или за страхователя (застрахованное лицо в договоре страхования ответственности за причинение вреда). Страховая услуга состоит в принятии страховщиком на себя и последующем несении страхового риска.
    Таким образом, никакого противоречия в признании услуги объектом страхования не существует. Страховая услуга непосредственно направлена на объекты страховой охраны, коррелирующие с потребностью в сохранности благ, и объект страхового притязания, соотносимый с потребностью в замещении благ[55], что в совокупности указывает на присутствие страхового интереса как необходимого условия страхования. Наш окончательный вывод состоит в том, что страховая услуга является истинным, полноценным объектом страхования. Указание на то, что страховой договор есть договор оказания услуг[56] должно быть внесено в гражданское законодательство РФ. 


     * Начальник отдела страхования ЗАО «Балтийское страховое общество». © Шац Б.С., 2006. Публикуемая работа представляет собой исправленный вариант статьи, опубликованной в журнале «Юридическая и правовая работа в страховании». 2006. № 2.
    [1] См., напр.,: Словарь современных терминов и понятий. М., 2002. С. 283.; Большой  энциклопедический словарь. М.– СПб., 2004. С. 829.
    [2] В настоящей статье не анализируется даже теоретическая возможность признания страхования как безобъектных отношений.
    [3] Гражданское право, ч. 1. Под ред. Мозолин В.П, Маслаев А.И. М., 2005. С. 15.
    [4] «Объекты гражданских прав одновременно являются и объектами гражданских обязанностей. Точнее было бы в законе пользоваться понятием объектов гражданского правоотношения». Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу РФ/ Под ред. Абовой Т.Е., Богуславского М.М., Кабалкина А.Ю., Лисицына-Светланова А.Г.  М., 2004. Комментарий к статье 128. Аналогично: Халфина О.Р. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 212.
    [5][5] Гражданское право: Учебник/ Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К., т. 1.  М., 2003. С. 179.
    [6] Серебровский  В.И. Очерки советского страхового права// Избранные труды по наследственному и страховому праву. М., 2003. С. 324.
    [7] Закон «Об организации страхового дела в РФ». Ст. 1, 2.
    [8] Противоположной точки зрения придерживаются авторы изданий: Страхование от А до Я/Под ред. Л.И. Корчевской, К.Е. Турбиной. М., 1996. С. 86.; Гражданское право/ Учебник. Под ред. Суханова Е.А., т. 2., полутом 2. М., 2003. С. 167.
    [9] Иначе: «Стоимость чего-либо – это стоимость того, от чего придется отказаться, чтобы получить желаемое». Мэнкью Н.Г. Принципы экономикс. СПб, 1999. С. 32.
    [10] Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс, т. 2.  М., 1992. С.31. Аналогично: Самуэльсон П. Экономика, т. 2.  М., 1992. С. 23.
    [11] См., напр.,: Михайлов С. Страховой интерес// Страховое право. 1999. №3.  С. 20 - 21.;
     Белых В.С., Кривошеев И.В. Страховое право. М., 2001. С. 74 - 78.
    [12] Граве К.А., Лунц Л.А. Страхование. М.,1960. С. 19-20.
    [13] Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 737.
    [14] Граве К.А., Лунц Л.А. Указ. Соч. С. 20.
    [15] Райхер В.К. Общественно-исторические типы страхования. М.-Л., 1947.
    [16] Граве К.А., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 19.
    [17] Серебровский  В.И. Указ. соч. С. 367.
    [18] Райхер В.К. Указ. соч. С. 205.
    [19] Разумеется, замещение благ носит вынужденный характер. При этом, однако, страхователь самостоятельно определяет эквивалент замещения личного неимущественного блага. При замещении денежными средствами материального блага мы, с некоторой долей условности, вправе говорить о простом сдвиге «продуктовой комбинации» по кривой потребительского безразличия.
    [20] Ковалевская Н.С. Страховой интерес как материальный объект страхового обязательства: теория, законодательство и правоприменительная практика/ В сб. науч. ст. Актуальные проблемы науки и практики коммерческого права. М., 2005. С. 262.
    [21] Там же. С. 263.
    [22] Можно предположить наличие внутреннего объекта страховой охраны и в иных, отличных от страхования ответственности, видах. В частности, таким объектом в личном страховании следовало бы считать имущественные активы выгодоприобретателя. В этом случае надлежало бы сделать вывод о правомерности страховой выплаты в пользу выгодоприобретателя, не являющегося застрахованным лицом, при причинении вреда жизни и здоровью последнего. (Имеется в виду не прекращение жизни застрахованного лица (смерть), а уменьшение ее (жизни) количества без прекращения, либо ухудшение качества жизни). Полагаем, что внутренний объект страховой охраны присутствует только при страховании ответственности. 
    [23] Мэнкью Н.Г. Принципы экономикс. СПб, 1999. С.239.
    [24] Худяков А.И. Страховое право. СПб., 2004. С. 83.
    [25] Михайлов С. Указ.соч. С. 19, 26.
    [26] Гражданское право России. Обязательственное право: Курс лекций/ Под ред. Садикова О.Н. М., 2004. С. 626.
    [27] Белых В.С., Кривошеев И.В. Указ.соч. С. 84.
    [28] Фогельсон Ю.Б. Комментарий к страховому законодательству. М., 1999. С. 44.
    [29] Там же.
    [30] В личном страховании вред наносится изначально объекту страховой охраны, даже если таким объектом является человеческая жизнь.
    [31] Большой толковый словарь официальных терминов. М., 2004. С. 771.
    [32]             А) Возможно логичнее охарактеризовать страховые опасности как явления, а страховой риск как потенциальное событие (ст. 9 Закона «Об организации страхового дела в РФ).
    Б) Воспользовавшись данной логикой, следовало бы в заголовке и самом тексте статьи 952 ГК РФ заменить термин «риск» термином «опасность». 
    В). Представляется, что факторы страховых опасностей являются обстоятельствами, влекущими увеличение страхового риска (ст. 959 ГК РФ). При усилении этих факторов страховщик вправе требовать уплаты дополнительной страховой премии. Если же страховая опасность уже начала воздействие на объект страховой охраны, но еще не причинила ему вред, то меры, направленные на недопущение страхового случая (превентивные мероприятия) должны оплачиваться за счет средств страховщика.      
     
    [33] Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Указ. соч., т.1. С. 52.
    [34] Следующий ниже текст  составлен с использованием следующих работ: Серебровский В.И. Указ. соч.; Серебровский В.И. Страхование// Избранные труды по наследственному и страховому праву. М., 2003; Райхер В.К. Указ. соч.; Страховое дело: Учебник/ Под ред. Крюгер О.И. М., т. 1. 2004.
    [35] Гражданское право/ Учебник. Под ред. Суханова Е.А., Указ. соч.;  Ковалевская Н.С. Указ. соч.; Фогельсон Ю.Б., Указ. соч., Фогельсон Ю.Б. Договор страхования в гражданском праве/ Автореф. дис.на соиск. уч. степ. д. юр. н. М., 2005. 
    [36] Словари и энциклопедии определяют отношение как связь, участие, касательство, зависимость, позиция личности, комплекс мотивов и т.п.
    [37] Райхер В.К. Указ. соч. С. 208-209.
    [38] В литературе неоднократно высказывалось мнение, что термин «убытки», употребляемый в статье 929 ГК РФ, по своему содержанию не равнозначен термину «убытки», применяемому  в  статье 15 ГК РФ РФ (см., напр.,: Фогельсон Ю.Б. Указ. соч. С. 85.). Мы также полагаем, что в статье 929 ГК РФ законодатель употребляет термин «убытки» в самом его широком экономическом (но не бухгалтерском) значении.
    [39] Серебровский В.И. Страхование// Избранные труды по наследственному и страховому праву. М., 2003. С. 493.
    [40] См., напр., Фогельсон Ю.Б. Введение в страховое право. М., 1999. С. 28.
    [41] См., напр.,: Большой  энциклопедический словарь. М.-СПб., 2004. С. 949.; Витгенштейн Л. Философские исследования// Философские работы. М., 1994, С. 122.; Гомелля В.Б. Основы страхового дела. М., 1998. С. 14.; Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. СПб, 2000. С. 172; Сербиновский Б.Ю., Гарькуша В.Н. Страховое дело. Ростов н/Д, 2004. С. 15.; Философия: Учебник/ Под ред. Митрошенкова О.А. М., 2004. С. 579.; Шорохова Т.В. Проблема определения категории «интерес» в современной отечественной психологии и педагогике// Интернет-журнал "Эйдос". - 2004. - 5 декабря.
    [42] Грибанов В.П. Интерес в гражданском праве.// Советское государство и право. -1967.- № 1.
    [43] Белых В.С., Кривошеев И.В. Указ. соч.. С. 85.; Гражданское право/ Учебник. Под ред. Суханова Е.А. Указ соч. С. 167.; Михайлов С.В. Категория интереса в российском гражданском праве. М., 2002. С. 23, 107.
    [44] Котлер Ф. Основы маркетинга. М., 1996.  С. 9.
    [45] Там же.
    [46] Помимо этого различия в контексте интереса существует и различие в вопросе возможности принятия мер по уменьшению вероятности наступления страхового случая и «смягчению» его последствий (ст. 962 ГК РФ).
    [47] Райхер В.К. Указ. соч. С. 217.
    [48] При введении в российское законодательство конструкции «сострахованных лиц» (терминология действующего германского права) данный тезис не выглядел бы столь очевидным. В этом случае застрахованным лицом, например, выступала бы адвокатская контора, а сострахованными лицами являлись бы сами адвокаты.
    [49] Фогельсон Ю.Б. Указ. соч. С. 178.
    [50] Фогельсон Ю.Б. Договор страхования в гражданском праве/ Автореф. дис. на соиск. учен. степ. д. юр. н. М., 2005.  С. 6.
    [51] Обосновывая свою позицию о признании объектом страхового правоотношения страховой выплаты, К.А. Граве и Л.А. Лунц отмечали двойственный характер такой выплаты: а) как действие; б) как денежная сумма (благо). Аналогичный дуализм присущ и услугам, являющимся одновременно и действием (деятельностью), и благом.
    [52] См., напр., Белых В.С., Кривошеев И.В. Указ. соч. С. 81.; Демидова Г. С. Отграничение договора страхования от смежных гражданско-правовых обязательств.// Российская юстиция. –2003.- № 8.
    [53] Фогельсон Ю.Б. Договор страхования в гражданском праве/ Автореф. дис.на соиск.учен.степ. д. юр. н. М., 2005.  С. 17.; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право, кн. 3/ Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М. 2002., С. 541, 552. Названные авторы считают, что договор страхования есть договор оказания услуг, но объектом страхования является интерес. Здесь мы де-факто имеем дело с отождествлением терминов «страхование» и «страховая услуга» (исходя, надо полагать, из содержания ст. 954 ГК РФ). Рассматривая услугу как действие субъекта, мы можем выделить для нее самостоятельный объект приложения. Интерес, по нашему убеждению, таким объектом не является.
    [54] Гражданское право: Учебник/ Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. Указ. соч., т. 2. С. 591. 
    [55] Объекты страховой охраны и страхового притязания являются, по нашему мнению, объектами страховой услуги. Вообще, объекты услуги - это объекты не правоотношения, а опосредованного услугой процесса. Например, груз является объектом перевозки  при его перемещении собственником груза на собственном же транспортном средстве. Этот же груз будет являться объектом услуги по перевозке при его перемещении транспортной компанией (а услуга – объектом обязательства по перевозке). Если бы самострахование имущества относилось к страхованию, то его объектами являлись бы охваченное самострахованием имущество и предназначенные для его замещения ресурсы. (Аналогично тому, как объектами амортизации являются подвергающиеся физическому и моральному износу основные фонды и аккумулируемые для их реновации амортизационные отчисления). Специфика страховой услуги обуславливает возведение в ранг объекта страхового притязания страховой выплаты, а не страховых резервов (собственность страховщика).
    [56] Существуют судебные решения, подтверждающие данную точку зрения. См., напр.,: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 1 апреля 2002 г. N Ф04/1142-155/А70-2002; Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 5 сентября 2005 г. N КА-А40/8258-05 и др.






    от достойной организации внесение изменений в егрюл на этом сайте | уборка коттеджей в МСК


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru