Статьи из газеты "экономика и жизнь - ЮРИСТ"
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Статьи из газеты "экономика и жизнь - ЮРИСТ"

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено 30.03.2004




    Статья из газеты эж-ЮРИСТ

    Институт или инструмент?




    Изменение законодательства о банкротстве было центральным направлением борьбы с массовыми злоупотреблениями, известными как "передел собственности". И несмотря на то, что в данной сфере путь от нормы закона до изменения практики занимает немало времени (что обуславливается длительностью банкротных процедур), прошедший год – достаточный срок для того, чтобы подвести некоторые итоги. На наиболее актуальные вопросы, возникающих в практике применения законодательства о банкротстве, нашему корреспонденту Михаилу ЧЕБОТАРЕВУ отвечает руководитель Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству Татьяна ТРЕФИЛОВА.


    Одной из основных задач разработки действующего закона о банкротстве было устранение многочисленных возможностей для злоупотреблений в рамках так называемого "передела собственности". Можно ли говорить о том, что это удалось – и если да, то в какой степени?

    Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее по тексту - Закон) содержит ряд положений, препятствующих заказным банкротствам, т.е. недружественным захватам предприятия сторонней по отношению к предприятию организацией с использованием законодательства о банкротстве.
    Во-первых, согласно п. 3 ст. 6 Закона, для возбуждения дела о банкротстве по заявлению конкурсного кредитора принимаются во внимание требования, подтвержденные вступившим в законную силу решением суда. При этом согласно ч. 1 п. 2 ст. 7 Закона право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора по истечении тридцати дней с даты направления исполнительного документа в службу судебных приставов и его копии должнику.
    Во-вторых, согласно ст. 48 Закона даже после принятия судом заявления кредитора о возбуждении дела о банкротстве обоснованность всех требований кредиторов рассматривается судом, и только после вынесения определения суда об обоснованности требований требования подлежат внесению в реестр требований кредиторов.
    В-третьих, согласно ч. 6 п. 1 ст. 57 Закона производство по делу о банкротстве прекращается в случае удовлетворения всех требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, в ходе любой процедуры банкротства, вплоть до конкурсного производства.
    В-четвертых, Закон ввел совершенно новую процедуру банкротства - финансовое оздоровление, - которая описана в Главе V Закона. В ходе указанной процедуры органы управления должника не отстраняются от руководства должником.
    В-пятых, закон препятствует продаже предприятия должника (во внешнем управлении) или имущества должника (в конкурсном производстве) по заведомо заниженной цене. Статьями 110 и 130 Закона определено, что оценка предприятия или имущества должника производится независимым оценщиком, а продажа осуществляется путем проведения открытых торгов в форме аукциона.
    Таким образом, имеются все основания для вывода о том, что Закон реально препятствует такому злоупотреблению, как "заказные банкротства". Одним из доказательств этого вывода служит тот факт, что за весь 2003 г. процедура финансового оздоровления была введена всего в 14 случаях. Отказ должников от финансового оздоровления означает следующее: их долги реальны и расплатиться с кредиторами они не могут.
    Вместе с тем, следует признать, что закон не создал (да и не мог создать) препятствий для такого злоупотребления, как "преднамеренное банкротство" (состав преступления по статье 196 УК РФ), то есть умышленного создания или увеличения неплатежеспособности самим должником. Таким образом, собственник, предварительно выведя активы из организации, оставляет на нем долги перед бюджетом и другими кредиторами, а потом обращается к ФСФО России или в суд о возбуждении дела о банкротстве.
    Есть очень серьезные причины, по которым уголовные дела о преднамеренном банкротстве идут очень сложно. Во-первых, "первый акт" преднамеренного банкротства, - вывод активов должника, - происходит до возбуждения дела о банкротстве, на основе использования несовершенства корпоративного законодательства. Во-вторых, для вынесения обвинительного приговора суду требуются результаты экспертизы, которую могут провести лишь немногие специалисты: сотрудников ФСФО России, которые бесплатно делают экспертизы в уголовных делах о преднамеренных банкротствах, катастрофически не хватает, а у следствия нет денег на оплату экспертов, действующих на коммерческой основе.
    В настоящее время в Правительстве Российской Федерации находятся на рассмотрении поправки в УК РФ, касающиеся преднамеренного банкротства. Эти поправки, во-первых, гораздо точнее определяют понятие "преднамеренного банкротства" и, во вторых, ужесточают меры наказания за него.
    Вместе с тем, ситуация с правовым механизмом защиты организаций от преднамеренного банкротства не является безнадежной. В 2003 г. было направлено в правоохранительные органы 355 заключений о наличии признаков преднамеренного банкротства. По 120 заключением уже возбуждены уголовные дела. Остальные - на стадии рассмотрения.

    Что, по-Вашему, демонстрирует уменьшение числа судебных дел о банкротстве в 2003 году – уменьшение числа "настоящих" банкротств, попыток передела собственности или борьбы с "мертвыми душами" ("зачистки" реестра юридических лиц от "мертвых душ")?

    Сокращение числа дел о банкротстве, находящихся на рассмотрении в арбитражных судах, имеет несколько причин.
    Во-первых, произошло резкое сокращение новых дел о банкротстве, возбужденных в соответствии с действующим Законом. В свою очередь, это сокращение также можно разбить на две категории: во-первых, Закон резко усложнил процедуру возбуждения дела о банкротстве как для кредиторов, так и для самого суда, ибо теперь суд заново проверяет обоснованность всех требований заявителей в рамках законодательства о банкротстве.
    Во-вторых, закон требованием о наличии средств на финансирование дел о банкротстве "отсутствующих должников" ограничил возбуждение новых дел о банкротстве указанной категории юридических лиц. Согласно ст. 227 Закона заявление о признании отсутствующего должника банкротом подается уполномоченным органом, и только при наличии средств, необходимых для финансирования процедур банкротства. В 2003 г. средств на финансирование процедур банкротства отсутствующих должников выделено не было, и уполномоченный орган (ФСФО России) заявлений о возбуждении таких дел не подавал вообще. К тому же, до сих пор не вышло постановление Правительства РФ, предусмотренное ст. 227 Закона.
    Вместе с тем следует сказать, что ФСФО России категорически не согласна с позицией, заявленной в тексте вопроса, в отношении дел о банкротстве отсутствующих должников как с банкротством как таковым не связанными и являющимися лишь "зачисткой" реестра юридических лиц от "мертвых душ".
    При должном проведении процедуры банкротства отсутствующего должника часто находятся уведенные активы, и должник из "отсутствующего" превращается в "присутствующего". Практически каждое становление должника "отсутствующим" связано с мошенничеством и иными правонарушениями, и только в процедуре банкротства эти правонарушения могут быть выявлены, выведенные активы – возвращены, а долги – погашены. ФСФО России вносило предложения по финансированию с 2004 г. процедур банкротства отсутствующих должников. Позиция ФСФО России состоит в том, что простое вычеркивание из государственного реестра юридических лиц 1,5 млн. отсутствующих должников означало бы, что прощены долги организаций, которые в подавляющем большинстве случаев были созданы с целью совершения экономических преступлений, а через год в стране появится новый миллион "отсутствующих должников".

    Основной объект критики действующего закона – нормы о порядке назначения арбитражных управляющих и о членстве их в СРО. Оправдалось ли опасение о том, что арбитражные управляющие попадут в зависимость от СРО (а точнее – от стоящих за ними структур, финансирующих оплату взносов и страхования ответственности)? Как "работают" на практике нормы о порядке назначения управляющих судом из списка, формируемого СРО? Есть ли уже результаты, которые говорят об успешности или неуспешности такого подхода, либо говорить об этом пока преждевременно?

    Накопленный до сих пор ФСФО России опыт работы со СРО и с арбитражными управляющими в условиях действия нового закона в основном положителен. Конечно, из числа до сих пор зарегистрированных 38 СРО, наверное, есть и такие, которые оправдывают высказанные в вопросе опасения. Однако в большинстве случаев саморегулирование арбитражного управления в России было введено своевременно. В переходный период ФСФО России исходит из принципа "презумпции невиновности" всех СРО. Вместе с тем, очевидно, что становление большинства СРО положительно сказалось на деятельности арбитражных управляющих. Во-первых, у управляющих появились эффективные команды сопровождения. Во-вторых, СРО оперативно и действенно реагируют на жалобы со стороны участников дел о банкротстве на действия тех или иных арбитражных управляющих: представители СРО выезжают на места с проверками жалоб, и если жалоба оказывается обоснованной, – сами СРО применяют к таким управляющим меры дисциплинарного воздействия вплоть до исключения нарушителя из состава своих членов.

    Востребован ли практикой институт финансового оздоровления? Были ли уже случаи его применения и если да – то насколько широко он распространен? Часто ли в результате его применения удавалось восстановить платежеспособность должника?

    Процедура финансового оздоровления пока широкого распространения в России не получила. За весь 2003 г. эта процедура была введена в 14 делах о банкротстве. Завершенной процедуры финансового оздоровления пока нет ни одной.
    Причины данного положения сейчас анализируются. Одной из возможных причин непопулярности процедуры финансового оздоровления является несовершенство Закона, увязывающее условия реструктуризации задолженности по обязательным платежам с НК РФ. Очевидно, что при наличии большой задолженности перед государством осуществить финансовое оздоровление на таких условиях нереально.
    В настоящее время ФСФО России подготовила соответствующие дополнения к закону, уравнивающие уполномоченный орган в правах с конкурсными кредиторами в плане предоставления рассрочек по погашению задолженности в процедуре финансового оздоровления и при заключении мирового соглашения. Ожидается, что Правительство РФ вскоре внесет эти дополнения в Думу.

    При подготовке действующего закона в теории права подвергались критике положения Закона, устанавливающие, что государственные органы участвуют в общих собраниях кредиторов наравне с "частными" кредиторами, в том числе – голосуют требованиями. Каково Ваше мнение по данной проблеме?

    Федеральный закон от 08.01.98 № 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее – Закон 1998 г.) предусматривал пять очередей удовлетворения требований кредиторов. В четвертую очередь удовлетворялись требования по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды. По Закону 1998 г. уполномоченные органы по требованиям об уплате обязательных платежей признавались участниками собрания кредиторов и обладали правом голоса только по вопросам, рассматриваемым на первом собрании кредиторов. Это привело к тому, что интересы государства как кредитора по обязательным платежам зачастую игнорировались при проведении процедур банкротства. Так, требования государства по обязательным платежам погашались в среднем в размере семи копеек на один рубль требований.
    В связи с изложенным, ФСФО России при подготовке проекта новой редакции Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" предложило предоставить право голосования кредиторам по обязательным платежам по всем вопросам, отнесенным к компетенции собрания кредиторов.
    Однако Минэкономразвития РФ, являясь основным разработчиком законопроекта, поставило принятие указанного предложения ФСФО России в зависимость от очередности погашения требований по обязательным платежам.
    Результатом стало принятие решения о предоставлении права уполномоченным органам участия во всех собраниях кредиторов и об отнесении требований по обязательным платежам к третьей (общей) очереди погашения требований кредиторов.
    Следует отметить, что с принятием действующего Закона о банкротстве средний размер погашения задолженности по обязательным платежам увеличился в 2-3 раза, что свидетельствует о правильности позиции ФСФО России.

    Еще одно "больное место" действующего Закона – недостаточный, по мнению многих исследователей, учёт специфики особых субъектов банкротства (градообразующих предприятий и т.п.). Высказывались мнения о том, что вступление нового закона может повлечь для них крайне негативные последствия. Оправдались ли эти прогнозы?

    Эти прогнозы не оправдались. Выяснилось другое: абсолютная неэффективность процедур банкротства градообразующих предприятий по Закону 1998 г. Ни в одном случае увеличение срока внешнего управления градообразующего предприятия на долгие годы не приводило к восстановлению его платежеспособности.
    Поэтому ФСФО России взяла курс на скорейшее завершение "долгоиграющих" процедур банкротства градообразующих предприятий по Закону 1998 г. Во многих случаях этот курс оправдался: у одних предприятий находились инвесторы и дело завершалось мировым соглашением (как на Коршуновском ГОК-е). В других случаях в результате завершения конкурсного производства на основе имущественных комплексов градообразующих предприятий появлялись новые предприятия, которые не только сохраняли производство и рабочие места, но и увеличили их количество (Новокузнецкий металлургический комбинат в Кемеровской области, Людиновский машиностроительный завод в Калужской области).

    Любой закон, даже наиболее тщательно подготовленный, не может охватить всех проблем, которые выявляется правоприменительная практика. Какие положения Закона, на Ваш взгляд, нуждаются в совершенствовании?

    Работа над выявлением недостатков и совершенствованием закона должна происходить постоянно. К настоящему моменту стало очевидным, что в совершенствовании нуждаются положения Закона об условиях реструктуризации задолженности по обязательным платежам в финансовом оздоровлении и при заключении мирового соглашения (ч. 2 п. 3 ст. 84 Закона и ч. 3 п. 1 ст. 156 Закона), а также положения о компенсационном фонде СРО (п. 2 ст. 21 Закона), статусе арбитражного управляющего, порядке продажи имущества. Кроме того, ряд федеральных законов требует приведения в соответствие с законодательством о банкротстве.
    Соответствующие мероприятия предусмотрены Планом законопроектной деятельности Правительства РФ на 2004 год (Распоряжение Правительства РФ от 13.01.04 № 33-р).





    Экспертная оценка нежилого помещения


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru