Уголовное законодательство
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Уголовное законодательство

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 01.06.2005


    Давыдов Василий Сергеевич

    Соискатель кафедры уголовного права Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации;

    Специалист департамента правового и налогового консультирования ЗАО «МКД», г. Санкт-Петербург;

    Тел. раб. (812) 380-0640, тел. дом. (812) 596-3038, тел. моб. (812) 906-4541

    Электронная почта: davydov@mcdhld.spb.ru; 161264@mail.ru

     

    Легализация преступных доходов - уникальный криминальный феномен XXI века.

    1. Легализация и актуальность борьбы с ней.
    2. Если еще несколько лет назад большинство преступлений, связанных с легализацией, совершались для последующего вложения легализованных средств в предпринимательскую или экономическую деятельность для получения прибыли, то в последние годы денежные средства или имущество, имеющее преступное происхождение, стали использовать для целей совершения тяжких преступлений, совершаемых, как правило, организованными преступными группами.

      В ходе организованной деятельности преступных групп– торговли наркотиками, оружием, контролем за проституцией, совершения хищений, мошенничества и других опасных преступлений формируется криминальный теневой капитал, часть средств которого руководство группировки направляет на инвестиции в легальную экономику, часть необходима для других расходов, например, подкупа государственных чиновников, финансирования подготовки к террористическим актам, финансирования выборов для контроля над политической ситуацией и лоббирования своих экономических интересов, обучения специалистов в разных сферах, покупки недвижимости, престижных автомобилей, предметов роскоши.

      А это представляет опасность, поскольку способствует укреплению и росту организованных преступных групп. Именно легализованный теневой капитал позволяет организованной преступности скупать собственность, участвовать в приватизации, устанавливать контроль над экономической и даже над политической системой страны.

      Для того чтобы денежные средства или иное имущество можно было направить в дальнейший оборот без опасности разоблачения, и нужна процедура легализации. Таким образом, в наиболее общем виде легализацию определяют как сокрытие или утаивание истинной природы и истинного происхождения преступных доходов. То есть, в сущности, легализация– это действия, направленные на маскировку преступных доходов, обман других лиц относительно источника происхождения криминальных капиталов, выдача «грязных» доходов за «чистые». Отмыватель стремится завуалировать, наделить легальным, то есть правомерным, статусом доходы от преступной деятельности. Правомерность владения, пользования или распоряжения денежными средствами или иным имуществом зависит, прежде всего, от правомерности возникновения этих правомочий. Для этого необходимо скрыть подлинный факт, ставший источником дохода (преступление), сфабриковать новый факт и увязать его с преступным доходом.

      Легализация преступных доходов, позволяет преступным организациям проникать в легальную экономику, но в то же время она является и наиболее уязвимым звеном в преступном производстве, ключом к противодействию организованной преступности, а точнее по выражению немецких ученых, «ахиллесовой пятой» организованных преступных групп001 .

      «Законодательное регулирование ответственности за отмывание «грязных» денег необходимо, прежде всего, в интересах борьбы с организованной преступностью, в целях подрыва финансовой основы этой преступности», - пишет Б.В. Волженкин002 .

      Директор Центра по изучению транснациональной преступности и коррупции Американского университета (Вашингтон), Л.И. Шелли считает, что «грязные»003 деньги являются финансовой базой международного терроризма и борьба с их отмыванием стала особенно актуальна после печально известных событий 11 сентября 2001 г.

      Террористические акты в США, России, Израиле, Ираке и в других странах мира доказывают своевременность исследования проблематики противодействия легализации (отмыванию) денежных средств или иного имущества, приобретенного преступным путем, необходимость выработки стратегии борьбы с этим преступным феноменом, которая в последнее десятилетие будет иметь для многих государств мира, включая и Россию, особое значение.

      По сведениям FATF (Financial Action Task Force – международной организации, специально созданной для борьбы с отмыванием «грязных» денег), во всем мире отмывается от 500 миллиардов до 1,5 триллионов долларов в год. Для сравнения: ежегодный объем всей экономики такой развитой страны, как Испания, составляет 500 млрд. долл. По оценкам экспертов Англии размеры отмывания в Объединенном Королевстве в год приблизительно оцениваются экспертами где-то в пределах между 19 млрд. и 48 млрд. фунтов. Международный Валютный фонд в 2000 оценивает внутренний криминальный продукт Великобритании в размере 13% от ВВП.004

      По мнению председателя Комитета по безопасности Государственной думы ФС РФ А.И. Гурова, отмывание денег является одной из наиболее опасных для России угроз в XXI веке. По экспертным оценкам, одних только взяток в 2002 г. россияне уплатили 36 млрд. долл., что составляет половину государственного бюджета. К различным формам коррупции причастны уже около 82% отечественных предпринимателей, а коррумпированные чиновники контролируют до 60% финансовых потоков российских предприятий, средства которых в дальнейшем переправляются в оффшорные зоны для отмывания. Таким образом, ежегодно из страны «утекают» более 20 млрд. долларов США, которые затем возвращаются на родину под видом иностранных инвестиций.005

      Таким образом, в XXI столетии общественная опасность данного явления приобрела новые аспекты, тем не менее, установление уголовной ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов считается во всем мире наиболее действенным механизмом борьбы с организованной преступностью, терроризмом и коррупцией.

       

      2. Способы отмывания и индикаторы, свидетельствующие о легализации доходов.

      В связи с развитием информационных технологий, банковских систем, глобализации мировой экономики преступная активность затрагивает все в новые и новые сферы общественных отношений, преступники умело маскируют следы совершения преступления, используют в преступной деятельности знания профессионалов в различных областях, как в области юриспруденции, консалтинга, и международного права, так и информационных технологий, связи, банковского дела.

      Знание способов легализации дает правоохранительным органам возможность выявить подозрительные операции и инициировать расследование. В рамках ежегодно проводимых встреч экспертов международной организации FATF (международная организация, состоящая из представителей наиболее развитых стран мира, цель ее деятельности - координация стран в области противодействия легализации преступных доходов) и представителей ее региональных отделений формируются отчеты о наиболее распространенных и опасных способах отмывания «грязных» доходов за последний год. Другой международной организацией занимающейся исследованием и анализом способов легализации является группа «Эгмонт» (международная организация, координирующая взаимодействие подразделений финансовых разведок (ПФР) разных стран мира). В 1999 году группа Эгмонт выступила с инициативой о представлении каждым членом организации – подразделением финансовой разведки успешных фактов или случаев борьбы с отмыванием в своей стране. Такие описания поступили в различных форматах и на различных языках. Издательская группа сформировала из них единый документ - «Сто случаев отмывания от группы Эгмонт»006 , сгруппировав выявленные случаи в несколько категорий, каждая из которых представляет описание особенностей одного из способов отмывания.

      Кроме описания основных способов отмывания в этом документе представлены наиболее часто повторяющиеся индикаторы, которые свидетельствуют о вероятном осуществлении лицами действий, связанных с отмыванием денег. Наличие таких индикаторов должно стать сигналом для банка или контролирующего органа о дополнительной проверке и идентификации лиц, участвующих в осуществлении операций. Основные индикаторы опасности, представленные в документе, следующие.

      1.     Масштабные операции с наличными средствами.

    3. Необычное и экономически необоснованное движение во взаимоотношениях с нерезидентами.
    4. Необычный бизнес и необычные бухгалтерские проводки.
    5. Перемещение капитала с потерями, заниженные проценты по финансовым операциям.
    6. Значительные обороты и быстрое перемещение средств.
    7. Непонятное благополучие по сравнению с профилем клиента.
    8. Отказ от дачи четких пояснений.

    Таким образом, сегодня «отмыватель» уже не представляет из себя лицо, пришедшее в банк с мешком долларовых купюр на плече, и требующее у банковского служащего открыть ему счет на предъявителя. Осуществляя процедуру легализации, преступники используют огромный арсенал всевозможных способов, привлекают высококвалифицированных специалистов в области финансов, права, экономики и информационных технологий, используют подконтрольные им финансовые организации, банки и другие коммерческие структуры.

     

    1. Противодействие легализации преступных доходов в России и мире.
    2.  

      1. За пределами России.

    США по праву считается страной, которая первая развернула борьбу с легализации на государственном уровне.

    Российский ученый И.А. Клепицкий отмечает007 следующие особенности федерального законодательства США об отмывании денег:

    • преступное отмывание денег охватывает не только укрывательство, но и соучастие в основном преступлении, а также действия исполнителя преступления;
    • при этом наказание за отмывание денег предусмотрено более строгое, чем за другие формы укрывательства преступлений (до 20 лет лишения свободы со штрафом или без него);
    • особо жесткие требования предъявляются к лицам, профессиональная деятельность которых связана с повышенным риском участия в отмывании денег, они подлежат ответственности за совершение финансовых операций с «грязными» деньгами даже при отсутствии намерения содействовать преступной деятельности или скрыть ее;
    • большое значение в применении нормы имеет судейское и полицейское усмотрение;
    • имеется возможность замены уголовного наказания «гражданским наказанием» (civil penalty);

    Положения последнего пункта представляются весьма важными. Правовая норма законодательства о замене уголовного наказания гражданским используется законодателем США как дополнительный механизм, альтернатива уголовной ответственности.

    Авторы национальной стратегии США по противодействию отмыванию подчеркивают неразрывную связь между организованной преступностью, терроризмом и отмыванием денег,. Основные задачи, определяемые стратегией на 2003 год, состоят в следующем:008

    • обеспечение безопасности финансовой системы государства от операций, связанных с отмыванием денег и финансированием терроризма;
    • увеличение возможностей Правительства США по идентификации, выявлению, расследованию и привлечению к ответственности организованных групп по отмыванию денег;
    • обеспечение эффективного законодательного регулирования;

    Последняя задача должна обеспечиваться за счет ужесточения и уточнение законодательного регулирования для всех финансовых организаций, улучшения контроля через более глубокий информационный обмен, оперативную связь, увеличения усилий правоохранительных органов.

    Если рассматривать борьбу с легализацией в США с точки зрения экономических показателей, то она приносит значительные успехи. Так, в ноябре 2002 года Национальный банк Бродвея, (Broadway National Bank) который имеет три отделения в Нью-Йорке признан виновным в наличии на депозите 123 миллионов подозрительных долларов, отказе в инсталляции электронных программ по контролю за отмыванием и содействии криминальным группам в структурировании денежных средств. Это привело к тому, что преступники утаили от контроля 76 миллионов долларов, помещенных в наличной форме на депозиты. В результате разбирательства на банк наложен штраф в размере 4 миллионов долларов. Совместное расследование Министерства юстиции США и Генеральной прокуратуры Мексики, закончилось в июне 2002 года предъявлением обвинения в отношении представителей компании Lehman Brothers account и аресту приблизительно 45 миллионов долларов.

    16 января 2003 года вступило в силу соглашение между банком «Banco Popular de Puerto Rico» и США по которому США откладывает судебное преследование в отношении банка по обвинению в отказе банка представлять своевременно и в полной форме отчеты по подозрительным операциям. В свою очередь банк замораживает средства в размере 21,6 миллионов долларов, с которыми связаны подозрительные финансовые операции009

    Союзником номер один и продолжателем традиций США по борьбе с отмыванием выступает Великобритания. В оценке угроз национальной безопасности в 2003 году экспертами Великобритании отмечается, что прямая или косвенная цель многих тяжких и организованных преступлений это денежные ресурсы, поэтому, все большее значение необходимо уделить вопросу ареста и изъятия доходов от совершения преступлений. Активному внедрению мер по борьбе с отмыванием денег в Англии содействует принятие в 2002 году закона «О преступных доходах» (The Proceeds of Crime Aсts). Основная цель закона это не допущение получения выгоды от совершения преступления и пресечение внедрение средств в новую преступную деятельность. Деньги от совершения преступлений могут быть просто внесены в банки, переведены в ценные активы или просто использованы в собственных целях преступника на повышение уровне жизни. Большая часть таких денег может быть далее вложена в криминальную деятельность, финансирование незаконного предпринимательства, подкуп чиновников. Поэтому решение задачи контроля за отмыванием это фундамент борьбы с коррупцией и терроризмом.010

    Институт противодействия легализации капиталов преступного происхождения в праве стран континентальной Европы формировался под значительным влиянием политики США в этой сфере, но с учетом традиций и принципов романо-германской правовой семьи, что нашло свое отражение в его особенностях:

    • высокий уровень кодификации уголовного законодательства, юридической техники и развития уголовно-правовой догматики в целом, весьма жестко ограниченные пределы усмотрения правоприменителя на этапе квалификации сразу остро поставили вопрос о конкуренции и разумном соотношении норм об отмывании денег с нормами о соучастии, скупке краденого и укрывательстве преступлений;
    • европейские нормы отличаются значительно большим уровнем обобщения в отличие от американских;
    • срок (или размер) наказания за отмывание денег практически везде снижен по сравнению с американским до разумного максимума наказания за ненасильственное преступление и не превышает 10 лет лишения свободы, широко применяются штрафы;
    • реже, чем на американском континенте, предмет преступления охватывает выгоды, не связанные с получением положительного дохода (например, выгоды от уклонения от уплаты налогов);
    • на развитие в Европе норм об отмывании денег большое влияние оказала Страсбургская конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 8 ноября 1990 г.;
    • многие европейские государства криминализировали отмывание денег не в связи с естественным развитием национального правосознания, а под влиянием морального (а иногда и не только морального) давления извне, во многом благодаря активной деятельности FATF, причем FATF ориентируется на американское законодательство как на образец, вплоть до мало пригодной на континенте (ввиду господства принципа свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению) англо-американской формализованной системы доказательств (evidence) 011 .

    В отличии от Европы и США в других странах мира борьба с легализацией ведется по разному, кое-где, например, оффшорных юрисдикциях низкого правового статуса даже отсутствуют государственные службы контролирующие движение денежных средств и активов (Подразделения финансовой разведки), и преступники чувствуют себя весьма вольготно. Но все больше юрисдикций под давлением мирового сообщества, и в первую очередь США, по примеру Европы вводят в состав государственных органов службу финансовой разведки, а в правовую систему норму об уголовной и других видах ответственности за легализацию ( отмывание) преступных доходов.

     

    3.2.     В России

    Практика отмывания денег возникла в России после разрушения прежних государственных институтов, получив особенное развитие в период неконтролируемой приватизации государственного имущества в 90-х годах. Наибольшая активность преступников после кризиса 1998 года связана с оборотом сырьевых ресурсов, золота и необработанных алмазов. Банкам и иным кредитным учреждениям в условиях свободной экономики, наличии пробелов в регламентации банковской деятельности и экономического кризиса и не стабильности 1998 года было выгодно иметь дело с крупными капиталами, независимо от источников их происхождения. Низкий авторитет правоохранительных органов не позволял надеяться на инициативу в изобличении лиц, занимавшихся легализацией, со стороны добросовестной части банковского сообщества, а недобросовестные банки могли практически безнаказанно заниматься легализацией под покровом банковской и коммерческой тайн.

    Вот что пишет в апреле 2001 года американский специализированный журнал «Money Laundering Alert». «Если есть страна, чья национальная экономика и финансовый сектор почти полностью пропитан организованной преступностью и преступлениями, связанными с отмыванием это - Россия. В ее экономики нет отрасли, которая не избежала бы этого клейма. Согласно сведениям опубликованным в Оценке угроз от Международной Преступности- уникальном документе, подготовленном совместно представителями силовых и разведовательных структур США, Российские преступные группы отмывают приблизительно 3 миллиарда долларов ежегодно за пределами России.»012

    «Само Российское правительство оценивает, что около 1 миллиарда долларов покидает страну ежемесячно в форме вывоза капитала, большая часть этих средств имеет преступное происхождение. Преступники проникают в банковскую сферу через вымогательство или запугивание, путем приобретения существующих банков или создания новых. К 1998 году, опять по оценкам Российского правительства преступными группировками уже управлялось и контролировалось более чем 550 банков. Преступные группы часто осуществляют кредитование банков, имеющих неустойчивое финансовое положение, их руководство впоследствии убеждается в необходимости принять в состав учредителей новых инвесторов. Преступники используют кредитные учреждения для целей легализации, получения финансовой информации относительно конкурентов, утаивания или искажения финансовой информации для компетентных правительственных органов.»

    «Проблемы существуют и в промышленной сфере. Нефтяная и газовая промышленность являются, как и банки, механизмами отмывания преступных доходов. Согласно Оценке угроз от Международной Преступности преступные группировки получили влияние и в этих отраслях, размещая краткосрочные займы для нефтяных и газовых компаний. В преступном механизме задействованы и алюминиевая промышленность, предприятия, хозяйствующие в сферах добычи и переработки золота и драгоценных камней, преступные связи отсюда уходят в Грецию, Израиль, США.»

    «Российские криминальные группировки проникли во многие страны мира, Греция и Израиль стали важными плацдармами российской преступности. По оценкам Израиля на территории страны действуют 10-15 организованных преступных групп из России, которые привлекают к преступным операциям, связанным с отмыванием и другим опасными видами преступности около 600 000 иммигрантов из России.»

    Таким образом, в Российской Федерации преступниками используется весь арсенал сложных и изощренных схем и способов легализации. Несмотря на то, что к 2004 году можно отметить значительные успехи в развитии института противодействия этому преступному феномену, государство пока не в состоянии обеспечить надлежащий уровень контроля за данным видом преступности. Кроме ежегодных исследований международных организаций по борьбе с транснациональной преступностью которые фиксируют не ослабевающий интерес преступного сообщества к Российской Федерации с точки зрения деятельности, связанной с аккумуляцией и отмыванием преступных доходов, это подтверждают и незначительное количество уголовных дел.

    Доктор юридических наук Н.А. Лопашенко в своем исследовании «Экономическая и коррупционная преступность: региональное состояние и особенности реализации уголовно-правовой и криминологической политики по противодействию им» приводит следующую статистику преступлений, связанных с отмыванием.

     

    Год

     

    2000

       

    2001

       

    2002

     

    Статья УК

    1

    2

    3

    1

    2

    3

    1

    2

    3

    Ст. 174, 174-1 УК (легализация (отмывание) средств, приобретенных преступным путем)

    1784

    1,1%

    0,06%

    1439

    0,9%

    0,05%

    1129

    0,8%

    0,04%

    в таблице в колонке под номером 1 указано абсолютное количество совершенных на территории России таких преступлений за год; под номером 2 – процентное отношение этого количества ко всем преступлениям в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК); под номером 3 – его процентное отношение ко всем преступлениям, совершенным в России в этом году.

     

    Из приведенной таблице видно насколько малый процент в общем количестве совершенных преступлений занимают преступления, связанные с легализаций, более того статистика за 2000-2002 показывает снижение количества совершаемых преступлений, в отличии от оценок экспертов как в России, так и в мире которые заявляют о небывалом росте преступлений, связанных с отмыванием в России в эти годы.

    Не последнюю роль в низкой эффективности института противодействия преступных доходов играет новизна состава преступления, низкий уровень судебно-следственного аппарата при высокой сложности расследования.

    В ответ на активность преступного сообщества Россия, как им многие другие страны, установила уголовную ответственность за действия, связанные с легализацией преступных доходов, но в существующую уголовно-правовую норму вносятся изменения, она еще далека от своего совершенства, дискуссионен ее понятийный аппарат.

    Вот некоторые примеры этого. Так, отсутствие определения термина «финансовая операция» в российском праве является причиной того, что учеными-правоведами предлагаются разные способы его определения. Даже недавно опубликованный материал Пленума Верховного Суда не дает окончательное толкование этого термина. Его использование это пример неудачного заимствования из зарубежного права, в данном случае из законодательства США. Нормы уголовного права не содержат и юридического определения понятия «сделка». В системе юридических фактов сделка представляет собой правомерное действие, направленное на установление, изменение и прекращение прав и обязанностей. Пока до конца не ясно, каким образом заведомо правомерное действие может быть преступлением. Следует иметь ввиду, что, осуществляемые преступниками сделки могут признаваться мнимыми и притворными (ст.170 ГК РФ), недействительными или ничтожными (ст.166-168 ГК РФ). Из положений Гражданского кодекса также следует, что под совершением сделки следует понимать процесс их заключения. Соответственно, возникает вопрос - что считать моментом совершения сделки по легализации преступно приобретенного имущества с точки зрения уголовного права.

    Экономические отношения «автоматически» приходится признавать основным объектом преступлений, предусмотренных ст.ст. 174 и 174.1 УК РФ, тем авторам, которые видят социальную сущность легализации в нарушении или угрозе нарушения экономических устоев общества. Утверждение об опасности отмывания «грязных» доходов для экономики базируется на индивидуальных ценностных предпочтениях авторов, представляя собой идеологическое, а не научное знание. То есть, господствующая в современной российской науке уголовного права точка зрения на основной непосредственный объект преступлений, предусмотренных ст.ст. 174 и 174.1 УК РФ, как на общественные отношения в сфере экономики, представляется недостаточно аргументированной. Утверждение, что легализация преступных доходов – экономическое преступление принимается без достаточного научного обоснования, как аксиома – в силу кажущейся очевидности.

    Исходя из сущности легализации преступных доходов, направленности умысла виновных лиц, характера реально причиняемого преступлением вреда и международной практики более привлекательным выглядит понимание в качестве основного непосредственного объекта рассматриваемых преступлений общественных отношений, складывающихся при обеспечении общественной безопасности, в качестве дополнительного непосредственного объекта – общественных отношений, обеспечивающие нормальную деятельность органов правосудия в части изобличения виновных и расследования уголовных дел, а также общественных отношений в сфере экономической деятельности. Оба дополнительных объекта являются факультативными. То есть вред этим отношениям может причиняться, а может и не причиняться в результате совершения конкретного преступления, предусмотренного ст.ст. 174 или 174.1 УК РФ.

    Легализация, как правило, представляет собой цепочку взаимосвязанных сделок, в которых предмет сделки может меняться. Исходя из буквального толкования, сделки с подобными видоизмененными формами имущества носят абсолютно самостоятельный характер и не являются сделками непосредственно с имуществом, приобретенным преступным путем. У имущества, являющегося предметом последующих сделок, могут быть вполне законные источники происхождения (не криминальные). В связи с этим следует внести дополнение в диспозицию ст. 174 и 174-1 УК РФ в части описания предмета преступления, отразив, что карается не только совершение действий по легализации «имущества, заведомо приобретенного преступным путем», но и в отношении его видоизмененного состояния.

    В целях пресечения террористической деятельности, озабоченности мирового сообщества следует предусмотреть возможность привлечения к уголовной ответственности лиц, уличенных в легализации именно незаконно (а не только преступно) полученных доходов, при использовании легализованных средств в интересах террористических организаций.

    По мнению многих ученых санкции, предусмотренные Уголовным кодексом РФ за легализацию, не отражают высокой степени ее общественной опасности, хотя существуют и иные точки зрения. Но основным недостатком уголовного законодательства России является отсутствие возможности применять такую меру как конфискация имущества.013

    Очевидно, что отказ от конфискации имущества, как вида уголовного наказания, является необоснованным. Необходимо вернуть в УК положения, касающиеся конфискации. В санкции ч. 1 ст. 174 УК РФ конфискация имущества должна предусматриваться в качестве возможной меры наказания. За квалифицированную и особо квалифицированную легализацию конфискация должна быть безальтернативной.

    Сложности возникают и с применением в Российской Федерации других видов ответственности, так применение статьи базового закона «О противодействии легализации..» (вступил в юридическую силу в 2001 году) об ответственности юридического лица использована ЦБ РФ впервые только в 2004 году. В связи с уничтожением документов по кредитным операциям, совершенным в 2002 году, не уведомлении Федеральной службы по финансовому мониторингу о более чем 500 финансовых операциях за 2003 год, 13 мая 2004 года ЦБ РФ принято решение об отзыве лицензии на банковскую деятельность у Содбизнесбанка (г. Москва).014 В 2002 году законодатель дополняет статьей 15.27 Кодекс об Административных правонарушениях, и в дополнение к норме об ответственности базового закона вводит административную ответственность для юридических и физических лиц за нарушения законодательства о противодействии легализации. Практика применения этой нормы административной ответственности пока отсутствует.

    Приведенные выше рассуждения доказывают сложность практического применения уголовной и других норм ответственности за отмывание на территории России, их несовершенство, отсутствие действенных санкций, не достаточное понимание государственным аппаратом высокой степени угрозы национальной безопасности в связи с развитием темпов роста этого преступного феномена XXI столетия.

     

    4. Что делать дальше?

    Успешное противодействие легализации может осуществляться только в случае, если оно будет одновременно разворачиваться на двух уровнях- национальном и международном. В отдельном государстве, без международного обмена информационными потоками, взаимодействия и участия в процессе борьбы с преступниками кредитных организаций успешная борьба с легализацией не возможна. Следовательно, России необходимо активизировать международное сотрудничество в этой области.

    Мировой опыт показывает, что наряду с уголовной ответственностью, необходимым условием является наличие комплекса мер противодействия, а именно прочих видов юридической ответственности за отмывание «грязных» денег или имущества, и их активное применение. При этом, не уголовные меры целесообразно применять за нарушение действий, связанных с контролем за финансовыми операциями, а уголовную ответственность применять за ограниченный круг действий. Ключевым вопросом для Российской Федерации является вопрос более широкого применения других видов ответственности, включая административную и финансовую как дополнение уголовной. Следует также определится к каким видам юридической ответственности допустимо и целесообразно привлечение организаций, а к каким кроме уголовной -физических лиц, с учетом российских правовых традиций, сложившейся системы норм права и практики.

    Российскому законодателю следует прислушаться к мнению ученых, практиков и внести ряд изменений в существующую уголовно-правовую норму. А вот противостоять действиям преступников или организованных групп на практике могут только хорошо подготовленные профессионалы, вооруженные специальными знаниями в области международного банковского дела, страхового дела, логистики, особенностей осуществления внешнеэкономической деятельности и обладающие соответствующей информацией, полученной от компетентных органов или союзов и профессиональных ассоциаций специалистов. Уже сегодня мировой опыт подсказывает о необходимости расширения видов предпринимательской деятельности на которые распространяются процедуры контроля за легализацией преступных доходов. Под контроль должны попасть аудиторские компании, адвокатские сообщества, консультанты по ведению бизнеса, юридические компании, занимающиеся регистрацией организаций, как в России, так и за ее пределами.

    Участия только правоохранительных органов в борьбе с легализацией не достаточно. Необходима их связь с ассоциациями агентов по недвижимости, участниками рынка ценных бумаг, драгметаллов и золота, кредитными организациями. Последние в ходе своей деятельности должны принимать во внимание то, что наиболее распространенным предметом отмывания в России являются безналичные деньги, учитывать особенности действий преступников, в т.ч. схемы совершения преступления, которые весьма разнообразны и не всегда сводятся только к совершению сделок и финансовых операций (как бы ни толковался этот термин).

    По традиции существующей с советских времен КФМ России015 закрытая организации и к сожалению, практически не представляется возможным ознакомится с отчетами о ее деятельности. Очевидно, что в целях международного сотрудничества, усовершенствования законодательства, а значит и механизмов по борьбе с отмыванием ФСФМ России следует ежегодно представлять отчеты о своей деятельности, включающие федеральную и региональную практику, национальные приемы и методы противодействия, совместные действия с ПФР других государств.

    Вслед за международным сообществом России на государственном уровне следует признать связь организованной преступности, торговли наркотиками, терроризма и отмывания денег и сформировать единую стратегию борьбы с этими видами тяжкой и особо тяжкой преступности.



    001 Х.-Х. Кернер проводит аналогию финансовой основы организованной преступности с ахиллесовой пятой: Кернер Х.-Х., Дах Э. Отмывание денег. - М.: Международные отношения, 1996. - С. 36.
    002 Волженкин Б.В. Отмывание денег: Серия "Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе". - СПб., 1998 г. - С. 6., Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступления). - СПб.: Издательство "Юридический центр Пресс", 2002 г.- С. 214.
    003 Речь идет о легализованных (отмытых) преступниками денежных средствах
    004 UK Threat assessment. The threat from serious and organized crimes 2003 // Из-во: National Criminal Intelligence Service, London, UK, 2003.- P.53.- www.ncis.co.uk
    005  Автореферат диссертационного исследования О.Ю. Якимова " Легализация (отмывание) доходов, приобретенных преступных путем: уголовно-правовые и уголовно-политические проблемы".- Саратов, 2004.
    006 100 cases from the Egmont Group.(Egmont Training Working Group, 2000.( www.fincen.com
    007 Клепицкий И.А. "Отмывание денег" в современном уголовном праве.// Государство и право, 2002 г.- № 8.- С. 36.
    008  2003 National Money Laundering Strategy.(US government, Washington, USA,2003.( P.4.( www.fincen.com
    009 2003 National Money Laundering Strategy.(US government, Washington, USA,2003.( P.45-46.( www.fincen.com
    010 UK Threat assessment. The threat from serious and organized crimes 2003 // Из-во: National Criminal Intelligence Service, London, UK, 2003.- P.53.- www.ncis.co.uk

    011 Клепицкий И.А, Указ.соч. - С. 37-38.

    012 Здесь и далее перевод первоисточника автором
    013 Статья 52. Конфискация имущества.- исключена из УК РФ с 11 декабря 2003 года - Федеральный закон от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ.
    014  Big Bank Loses Its License. - The St-Petersburg Time. - № 968. - May 14, 2004
    015 Указом Президента РФ № 314 от 09.03.2004 преобразован в Федеральную службу по финансовому мониторингу






    пресс для макулатуры на сайте подробнее | Продукция Гербалайф собрала много разнообразных отзывов.


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru