Уголовное законодательство
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Уголовное законодательство

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено 19.01.04



    Московская коллегия адвокатов
    «Центрюрсервис»
    109125, г. Москва, Волгоградский проспект д. 46, корп.15, тел- факс: 179-82-77


    В судебную коллегию по уголовным делам
    Московского городского суда

    от адвоката Керимова Вугара Анвер оглы,
    vukeran@rol.ru

    регистрационный номер 77/1978 в реестре адвокатов
    г. Москвы, удостоверение номер 4399, в защиту интересов
    осужденной Перовским районным
    судом г. Москвы по ч.1 и ч.4 ст. 228 УК РФ
    Азизовой Хадиджы Агиф кызы



    Кассационная жалоба
    на приговор суда
    (дополнительная)


    Приговором Перовского районного суда г. Москвы от 18 ноября 2003 года моя подзащитная Азизова Хадиджа Агиф кызы была признана виновной и осуждена по ч.1 и ч.4 ст. 228 УК РФ.

    Мною 26 ноября 2003 года была подана предварительная кассационная жалоба на приговор Перовского районного суда. После изучения всех материалов дела хочу дополнить свою кассационную жалобу новыми доводами в пользу моей подзащитной Азизовой.

    В протоколах судебного заседания от 17 и 18 ноября 2003 года неверно отражен ход судебного процесса. При их изучении становится ясно, что протоколы подогнаны под приговор. Судом первой инстанции искажены показания подсудимых и свидетелей, нет сведений об объявленных перерывах, сторонам обвинения и защиты приписаны вопросы и, соответственно, ответы на них, которых не было или же они были в ином содержании. Складывается впечатление, что процесс состоял из ничего не выясняющих вопросов стороны защиты, противоречивых показаний подсудимых и дублирующих друг друга показаний свидетелей.

    Суд первой инстанции откровенно злоупотребил своими полномочиями по изготовлению протокола судебного заседания. Тогда как этот документ является единственным источником доказательств для суда второй инстанции для составления своего мнения о деле. Ясные и последовательные показания подсудимой Шакола изменены до той степени, что вполне логичным их следствием стало указание в приговоре на их противоречивость. Как следствие, они судом оценены как неправильные. Согласно протоколу, Шакола наркотики у Азизовой то покупала, то нет. То не помнит, то не может объяснить. В частности, содержащиеся в протоколе сведения о том,что Шакола «передала ей за приобретение наркотика героина деньги в сумме 5600 рублей...» подсудимой Шакола не были произнесены в том или ином виде. Точно так же не было показаний моей подзащитной о том, что деньги Шакола положила по неизвестной ей причине.

    Судом первой инстанции не принято никакого решения по поводу ходатайства, заявленного мною в ходе судебного заседания. Ввиду вменения моей подзащитной двух эпизодов сбыта наркотиков, мною было заявлено два письменных ходатайства о проведении экспертизы наркотиков на предмет сравнительного исследования. Одно из них было заявлено с целью установления идентичности или различности фигурирующих по делу 3.277 граммов, 4. 409 граммов и 0.454 граммов наркотиков. Второе заявлено с целью установления идентичности или различности 4.399 и 0.454 граммов наркотиков. Эти ходатайства мною были заявлены и на предварительном следствии. При кажущейся одинаковости, эти ходатайства не дублировали друг друга и были одновременно заявлены с учетом того, что сторона обвинения могла отказаться от вменения моей подзащитной сбыта наркотиков массой 3.277 граммов. Объективных оснований предполагать это у стороны защиты имелось.

    Судом не был оглашен и оценен протокол объявления подсудимой Шакола об окончании предварительного следствия по делу. Мною было заявлено ходатайство об исследовании этого документа, но какого-либо решения суд по моему ходатайству не принял.

    Судом не были исследованы все материалы предварительного расследования, на которые суд ссылается в приговоре. В частности, материалы, касающиеся места хранения наркотиков судом не были исследованы.

    В предварительной кассационной жалобе мною не затронут вопрос вменения моей подзащитной Азизовой сбыта 3.277 граммов наркотиков по той причине, что сторона обвинения в судебных прениях отказалась от обвинения Азизовой в этой части. И по этой же причине я как защитник Азизовой в своем выступлении не затрагивал этот вопрос. В момент оглашения приговора я не присутствовал, потому что подобное явно избирательное отношение суда к сторонам процесса, выполнение судом функций прокурора, вместо беспристрастного отправления правосудия счел оскорблением для себя как стороны в процессе.

    Суд первой инстанции, признал достаточным показания оперуполномоченного Штаке о сбыте Азизовой наркотиков массой 3.277 грамма. Даже в подогнанном под приговор протоколе судебного заседания нет никаких явных сведений о том, что Шаколе был задан вопрос и получен ответ по поводу продажи Азизовой наркотиков массой 3.277 грамма. Суд, несмотря на отказ прокурора от обвинения в этой части, все же осудил Азизову в совершении сбыта наркотиков неоднократно.

    Суд в приговоре приводит, что установил факт приобретения наркотиков Азизовой с целью сбыта и факт их хранения по месту проживания. Указан точный адрес. Эти же наркотики она будто бы продала Шакола 10.06.2003 года. С этими же наркотиками Шакола была задержана в совершенно другом месте. Непонятно каким образом суд все это установил, и какими доказательствами.

    Суд указал в приговоре на то, что Азизова согласно предварительной договоренности между ней и Шакола продала последней наркотики. Однако в ходе предварительного следствия и суда было установлено, что до приезда Шакола к Азизовой между ними состоялся телефонный разговор. О теме разговора и о желании приобрести наркотики, сведений по делу нет. В ходе судебного заседания Шакола об этом ничего не говорила, а Азизова показала, что Шакола пожаловалась, что ей плохо и пожелала забрать свои наркотики. Это утверждение ничем опровергнуто не было.

    Согласно Закону, незаконное приобретение наркотиков с целью сбыта уже является достаточным для квалификации подобных действий по 2, 3 или же 4 ст. 228 УК РФ. Суд первой инстанции указывает в приговоре на доказанность факта приобретения Азизовой наркотиков с целью сбыта в особо крупном и крупном размере неоднократно как о самостоятельном составе преступления, доказанном в ходе судебного заседания. Однако, в ходе судебного процесса Азизовой ни одного вопроса о лицах, у которых она приобретала наркотики, о месте, где происходил процесс купли-продажи и т.д. задано не было. Оформленные под проверочный закуп сомнительные действия оперуполномоченных и, такой же незаконный осмотр жилища, проведенный оперуполномоченным, проводившим оперативно-розыскные действия по делу, были признаны достоверными и допустимыми доказательствами совершения преступлений Азизовой в виде незаконного приобретения наркотиков в целях сбыта и сбыта наркотиков как самостоятельного преступления.

    В приговоре указано, что Азизова «совершила незаконное приобретение и хранение в целях сбыта и сбыт наркотических средств в особо крупном и крупном размере, неоднократно». Следовательно, суд оценивает размер наркотиков по-разному. С учетом того обстоятельства, что законодательно не определены четкие границы этих критериев и это оставлено на усмотрение суда, точное выражение мнения суда по этому поводу влияет на квалификацию преступления. Однако, суд первой инстанции с этим не определился. Если же оценил размер наркотиков как особо крупное, то к чему должен быть отнесен указанный в приговоре такой квалифицирующий признак, как крупный размер.

    В приговоре делается ссылка на постановление о проведении проверочной закупки наркотических средств массой 7 грамм на сумму 5600 рублей т.е. по 800 рублей за один грамм. Проверочный закуп проводил оперуполномоченный Штаке, который, однако, говорил в суде, что не знает, сколько должна была купить наркотиков Шакола у Азизовой. А в протоколе судебного заседания от имени Штаке указано, что Шакола должна была приобрести все, что есть у Азизовой.
    Так или иначе, у суда эти существенные противоречия почему-то не вызвали сомнения. Ведь постановление о проведении проверочного закупа было составлено якобы на основании показаний Шакола о том, что она приобретает наркотики у Азизовой по 800 рублей за грамм. Следовательно, и цена за грамм продаваемых Азизовой наркотиков тоже была известна. Тогда как это соотносится с тем, что Шакола на следующий же день переплатила за наркотики вдвое дороже, когда могла просто разницу оставить у себя. Если бы Азизова на самом деле была сбытчицей наркотиков, если бы на самом деле видела эти деньги, то подобное насторожило бы ее. Тем более, что Шаколу она знала давно, следовательно, и ее «покупательную» способность тоже. Это является еще одним доказательством достоверности показаний Шаколы и Азизовой о том, что моя подзащитная деньги не видела и наркотики не сбывала.

    В основу обвинительного приговора суд первой инстанции положил материалы предварительного следствия без критического анализа их содержания, приводя в качестве доказательств подчас не относящиеся к изобличающим доказательствам сведения. Так, в качестве доказательств приведены почему-то, денежные средства, возвращенные родителям Азизовой как принадлежащие им, всевозможные рапорта и докладные, квитанции, которые должны придать пущую убедительность принятому судом решению. Электронные весы, на которых не было обнаружено следов наркотиков, и которые по показаниям Азизовой принадлежали хозяйке квартиры. Эти весы все время приводятся вместе с инсулиновым шприцем и, по-видимому, должны у всех создать полную уверенность в том, что на них Азизова взвешивала «продаваемые» ею наркотики. Тогда как у Азизовой было обнаружено наркотиков на одну дозу и предназначенную для собственного же употребления.

    В приговоре указано, что показания Азизовой не соответствуют действительным обстоятельствам дела, не логичны относительно показаний, данных ею на предварительном следствии. Однако, непонятно, в чем показания Азизовой показались противоречивыми и, относительно каких ее показаний, данных на предварительном следствии?

    Суд первой инстанции в приговоре указывает, что подсудимая Шакола «виновной себя в незаконном приобретении, хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере признала полностью, однако отрицала факт незаконного приобретения ... у Азизовой». Однако, в приговоре же в мотивировочной части утверждается применительно и к подсудимой Шакола, что «которые свою вину в содеянном не признали». Эти различные утверждения по поводу одного и того же не случайны, потому что суд не удовлетворил признание своей вины подсудимой Шакола. Суд отрицание подсудимой Шакола факта приобретения наркотиков у Азизовой расценил как не признание ею своей вины.

    Суд в приговоре утверждает, что Азизова проживает на территории РФ с целью распространения наркотиков, основным источником ее существования являются средства от продажи наркотиков. Я утверждаю, что это неправильно. Зачем она живет на территории РФ я не знаю, но считаю, что материалами дела не доказан факт ее этого проживания с целью продажи наркотиков. То, что она здесь, по вине мужа, вдали от родителей пристрастилась к наркотикам - это является фактом. То что, она проживает вместе с родителями, которые честно работают и которые ее содержат, деньги которых по делу тоже фигурировали - это доказано по делу. То, что от нее деньги не прятали и она могла ими воспользоваться тоже доказано по делу. Тогда зачем суду для придания содержанию приговора нужного веса надо пользоваться нечестными приемами?


    Исходя из вышеизложенного,


    П Р О Ш У:




    Коллегию по уголовным делам Московского городского суда изменить приговор Перовского районного суда г. Москвы в части осуждения Азизовой Хадиджы Агиф кызы в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 228 УК РФ из-за несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.







    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru