Уголовное законодательство
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Уголовное законодательство

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено 15.09.2003


    В Жуковский городской суд
    Московской области

    адвоката Раменской ю/к МОКА
    Толчеева Д.Н.
    552-13-93 (дом.)
    (246)3-34-69 (сл.)
    tolcheyev@inbox.ru


    в защиту интересов Н.,
    обвиняемого в совершении преступления,
    предусмотренного частью 2 статьи 198 УК РФ


    ЗАЩИТИТЕЛЬНАЯ РЕЧЬ


    Мой подзащитный обвиняется в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 198 УК РФ.
    Н. инкриминируется, что он совершил уклонение от уплаты налога путем включения в декларацию заведомо искаженных данных о доходах, совершенное в особо крупном размере.

    Позиция защиты исходит из правила, предусмотренного пунктом 2 статьи 49 Конституции РФ. В соответствии с этим правилом никто не обязан доказывать свою невиновность. Поэтому задача защиты состоит не доказывании невиновности обвиняемого (подсудимого), а в анализе доказательств, подтверждающих несостоятельность обвинения.

    Для привлечения к уголовной ответственности необходимо наличие события преступления и состава преступления. Однако в данном случае ни первого, ни второго не имеется.

    1. Событие преступления.

    Статьей 198 УК РФ установлено, что объектом уголовно-правовой защиты являются общественные отношения, складывающиеся в связи с уплатой подоходного налога. Так, в диспозиции статьи уголовно наказуемым является уклонение от уплаты НАЛОГА (а не налогов).
    Для анализа указанной статьи необходимо рассмотреть ее в совокупности с аналогичной статьей в отношении юридических лиц (статья 199 УК РФ). В диспозиции этой статьи УК РФ (в отличие от статьи 198 УК РФ) уголовно наказуемым является уклонение от уплаты НАЛОГОВ. В этом случае объектом уголовно-правовой защиты является не только налог с доходов (налог на прибыль), а любые налоги предусмотренные налоговым законодательством.
    В диспозиции статьи 198 Уголовного кодекса указаны наиболее распространенные способы совершения данного преступления:
    непредставление декларации о доходах в случаях, когда подача декларации обязательна;
    включения в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах.
    Как видно из текста статьи, законодатель имел ввиду именно декларацию о доходах и не какую иную. Так, сведения о доходах указываются только в декларации о доходах (относящейся исключительно к подоходному налогу), в то время как в декларациях по НДС и НсП указываются операции (но не доходы), перечисленные в статьях 146 и 349 НК РФ.
    Кроме того, в диспозиции статьи также предусмотрено, что уклонение может быть совершено «иным способом». Понятие «иным способом» относится именно к охраняемым статьей 198 УК РФ общественным отношениям, связанным с уплатой подоходного налога (налога на доходы) и взносов в государственные внебюджетные фонды (единого социального налога).
    К такому выводу пришел Пленум Верховного суда РФ, который в Постановлении № 8 от 04.07.97г. указал, что субъектом преступления, предусмотренного статьей 198 УК РФ, может быть физическое лицо, обязанное представлять в органы налоговой службы декларации о доходах (пункт 6).
    Аналогичные выводы содержаться и во мнении специалистов. Так, в комментарии Генеральной прокуратуры к Уголовному кодексу РФ (под общей редакцией Лебедева и Скуратова) указано, что «... по прямому тексту данной статьи [198 УК РФ] предметом преступления является неуплата только одного вида налоговых платежей государству – подоходного налога, поскольку ответственность наступает именно и только в связи с непредставлением декларации о доходах или ее искажением...».
    Расширительное толкование диспозиции статьи 198 УК РФ о возможности привлечения к уголовной ответственности физических лиц (в том числе ПБОЮЛ) за уклонение иных (кроме налога на доходы) налогов неправомерно.
    Н., в соответствии с ФЗ от 29.12.95г. №222-ФЗ «Об упрощенной системе налогообложения, учета и отчетности для субъектов малого предпринимательства» имеет право применять упрощенную систему налогообложения, учета и отчетности в части подоходного налога. Патент на право применения упрощенной системы налогообложения, учета и отчетности № _______ от 09.12.2000г. был выдан ему на срок с 01.01.2001г. по 31.12.2001г. В силу изложенного, Н. не мог совершить преступление, предусмотренное статьей 198 УК РФ.
    Таким образом, отсутствует само событие преступления.

    2. Состав преступления.

    Моему подзащитному инкриминируется уклонение от уплаты налога на добавленную стоимость и налога с продаж, совершенное в особо крупном размере.

    Объектом преступления по настоящему делу являются общественные правоотношения, складывающиеся в связи с уплатой НДС и НсП.

    При расчете налога с продаж органами предварительного следствия не было исследовано то обстоятельство, что в соответствии со статьей 3 ФЗ «О государственной поддержке малого предпринимательства в РФ» ПБОЮЛ Н. является субъектом малого предпринимательства. В силу части 2 пункта 1 статьи 9 указанного ФЗ, в случае, если изменения налогового законодательства создают менее благоприятные условия для субъектов малого предпринимательства по сравнению с ранее действовавшими условиями, то в течение первых 4 лет своей деятельности ПБОЮЛ Н. подлежит налогообложению в том же порядке, который существовал на момент его государственной регистрации.
    В соответствии с Законом Московской области от 23.11.2000г. «О введении в действие Закона Московской области «О налоге с продаж», указанный закон был введен в действие лишь 01 января 2001г.
    ПБОЮЛ Н. был зарегистрирован в марте 2000г., а, следовательно, у него не возникла обязанность по уплате налога с продаж в течение первых четырех лет своей деятельности. В соответствии с вышеизложенным мой подзащитный не допустил нарушений налогового законодательства в части уплаты налога с продаж.
    Таким образом, объект преступления, в части общественных отношений, связанных с уплатой налога с продаж, в действиях моего подзащитного отсутствует.

    В основе обвинения Н. лежит Акт № 14/6-3 от 11.01.02г. проверки налогоплательщика.
    Этим актом «было установлено», что ПБОЮЛ Н. уклонился от уплаты налога на добавленную стоимость и налога с продаж в размере 118 068 (сто восемнадцать тысяч шестьдесят восемь) рублей, что составляет 590 МРОТ.
    Однако проверка налогоплательщика была проведена с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства, а сделанные выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.
    Так, действовавшим на момент проведения предварительного следствия УПК РСФСР не предусмотрено такого следственного действия как дополнительная документальная проверка налогоплательщика.
    Документальная проверка, предусмотренная статьей 70 УПК РСФСР, может быть назначена для установления документов относящихся к делу. Установленные же документы приобщаются к материалам уголовного дела в порядке, установленным процессуальным законодательством.
    Для установления обстоятельств, якобы установленных дополнительной документальной проверкой, следователь должен был назначить соответствующую экспертизу по делу. При этом, обвиняемому (подозреваемому) должно быть предъявлено для ознакомления постановление о назначении экспертизы.
    В нарушение установленного порядка, следователь соответствующую экспертизу не назначал, с Постановлением о назначении дополнительной документальной проверки моего подзащитного (вплоть до выполнения требований статьи 201 УПК РСФСР) не ознакомил, лицо, проводившее проверку, об уголовной ответственности за отказ от дачи заключения и дачу заведомо ложного заключения не предупредил, кандидатуру эксперта не обсуждал, наличие ходатайств по назначенному следственному действию не выявлял.
    В силу части 2 пункта 16 Постановления Пленума ВС РФ № 8 от 31.10.1995г. доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если собирание и закрепление доказательств совершено в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.
    Такое действие как проведение документальной проверки налогоплательщика (как первичной, так и повторной, дополнительной), в целях собирания и закрепления доказательств, действовавшим уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрено.
    Данные «доказательства» в силу части 3 статьи 69 УПК РСФСР и пункта 2 статьи 50 Конституции РФ не имеют юридической силы, и не могут быть положены в основу обвинения.
    Своими действиями следователь ФСНП нарушил право моего подзащитного на защиту, лишив его возможности заявлять ходатайства, обсуждать кандидатуру лица, проводившего «экспертизу», ставить дополнительные вопросы и пр.
    Кроме того, для проведения документальной проверки (как первичной, так и дополнительной) так называемому «специалисту» были предоставлены документы, не приобщенные к материалам уголовного дела.
    Исходя из анализа статьи 184 УПК РСФСР для проведения экспертизы должны быть предоставлены материалы уголовного дела (протоколы следственных действий, письменные доказательства, вещественные доказательства, объяснения и образцы для исследования, собранные в установленном порядке). Не могут быть предоставлены для проведения экспертизы документы и вещественные доказательства, которые еще не были не только приобщены к материалам уголовного дела, но даже не осмотренные следователем.
    Как видно из материалов дела, Постановление о назначении дополнительной документальной проверки (от 28.12.2001г.) было вынесено намного раньше осмотра вещественных доказательств (07.03.2002г.) и приобщения их к уголовному делу (07.03.2002г.). Таким образом, Акт № 14/6-3 от 11.01.02г. проверки налогоплательщика был получен с грубейшим нарушением норм уголовно-процессуального права.
    Кроме того, диспозиция части 2 статьи 198 УК РФ предусматривает такой квалифицирующий признак как особо крупный размер (более 500 МРОТ).
    НДС облагается добавленная стоимость, а не цена товара. Глава 21 НК РФ различает следующие понятия:
    • сумма налога, предъявляемая продавцом покупателю (статья 168 НК РФ);
    • налоговая база (статьи 154, 166 НК РФ);
    • налоговые вычеты (статья 171 НК РФ);
    • суммы налога, подлежащие уплате в бюджет (статья 173 НК РФ);
    Различие состоит в том, что суммы налога подлежащие уплате в бюджет представляют собой разницу между суммой налога, полученной налогоплательщиком от покупателей товаров и суммой налога, уплаченной налогоплательщиком при приобретении товаров для перепродажи (статья 171 НК РФ).
    Поэтому, при исчислении налога на добавленную стоимость, необходимо выяснить какой налог уже был уплачен при покупке товара, а затем вычесть эту сумму из исчисленного налога.
    Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ объектом налогообложения по НДС признаются операции по реализации товаров (работ, услуг).
    В соответствии с пунктом 1 статьи 39 НК РФ реализацией товаров признается передача на возмездной основе права собственности на товары. Таким образом, наличие у налогоплательщика объекта налогообложения может быть установлено на основе данных о реализации товаров.
    На это указывает пункт 2 статьи 54 НК РФ, в которой сказано, что индивидуальный предприниматель исчисляет налоговую базу по итогам налогового периода на основе данных учета доходов и расходов и хозяйственных операций.
    В соответствии с пунктом 1 статьи 154 НК РФ налоговая база при реализации налогоплательщиком товаров определяется как стоимость этих товаров, исчисленная исходя из цен, определяемых статьей 40 НК РФ (то есть учитывается цена, указанная сторонами сделки).
    Следовательно, для того, чтобы установить объект налогообложения по НДС, необходимо определить конкретное содержание хозяйственной операции, то есть какой товар был реализован и его стоимость.
    В соответствие с ФЗ «О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением» индивидуальные предприниматели обязаны фиксировать факт совершения расчета путем выдачи покупателю к/к чека.
    На основе изложенного можно сделать вывод, что к/к чеки не являются достаточными доказательствами наличия у налогоплательщика объекта налогообложения, поскольку в них не содержится информация о цене товара и его наименование.
    Данная информация является необходимой для определения налогооблагаемой базы и для применения конкретных налоговых ставок, которые изменяются в зависимости от вида операции.
    В нарушение статьи 20 УПК РСФСР следователем это обстоятельство исследовано не было.
    В силу статьи 49 Конституции РФ все сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (подсудимого).
    Таким образом, никаких нарушений общественных правоотношений, складывающихся в связи с уплатой НДС и НсП (а тем более совершенного в особо крупном размере), со стороны моего подзащитного не было, а, следовательно, отсутствует объект преступления.

    Объективной стороной по настоящему уголовному делу является внесение заведомо искаженных сведений в декларации по НДС и НсП, неполучение бюджетами разных уровней денежных средств в виде налогов и причинно-следственная связь между действиями и наступившими последствиями.

    При доказывании объективной стороны инкриминируемого деяния необходимо доказать, что сведения, внесенные в декларации по НДС и НсП, не соответствуют фактическим обстоятельствам.
    В ходе предварительного следствия эти обстоятельства доказаны не были.
    В качестве доказательства были представлены контрольно-кассовые чеки Х-отчета (промежуточные чеки), информация в которых не соответствует сведениям, внесенным в декларации по НДС и НсП. Однако в силу части 3 статьи 69 УПК РСФСР они не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, так как были получены с нарушением закона.
    Как видно из материалов настоящего уголовного дела, контрольно-кассовые чеки были представлены «свидетелем» Петуховым при подаче заявления о возбуждении уголовного дела 10.10.2001г. и изъяты из Раменского городского суда Московской области 19.11.2001г.
    Однако осмотрены и приобщены к материалам уголовного дела контрольно-кассовые чеки были лишь 07.03.2002г.
    В материалах дела нет никаких данных о принятии мер по сохранности этих вещественных доказательств, где они хранились, опечатывались ли следователем и пр. Поэтому, нет никаких оснований полагать, что к материалам настоящего уголовного дела 7 марта сего года были приобщены именно те контрольно-кассовые чеки, которые были представлены «свидетелем» Петуховым и изъяты из материалов гражданского дела в Раменском городском суде Московской области.
    Кроме того, контрольно-кассовые чеки представленные «свидетелем» (а точнее заявителем) Петуховым вообще следователем не изымались.
    В силу статьи 171 УПК РСФСР и § 10 Инструкции Генеральной Прокуратуры СССР № 34/15 от 18.10.89г. «О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами», в случае изъятия предметов при производстве выемки, они должны быть упакованы и опечатаны на месте производства выемки. Как указал Верховный суд РФ, «В соответствии с частью 2 статьи 171 УПК РСФСР изъятые ... предметы в случае необходимости упаковываются и опечатываются.... Все изымаемые предметы должны предъявляться понятым и другим присутствующим при этом лицам, снабжаться бирками с удостоверительными надписями и подписями лица, у которого произведено изъятие, понятых, следователя» (Бюллетень ВС РФ 1997г. № 2 стр. 18).
    Как видно из диспозиции статьи 171 УПК РСФСР, указанной Инструкции и Разъяснений ВС РФ предметы упаковываются при необходимости, а опечатываются и снабжаются бирками с удостоверительными надписями в любом случае.
    Такой необходимостью упаковывать к/к чеков является дальнейшее назначение экспертизы изъятых и приобщенных к материалам уголовного дела письменных и вещественных доказательств.
    Кроме того, в связи с небольшим размером контрольно-кассовых чеков и большой вероятности их утери, либо порчи они должны быть упакованы. Такие действия не производились.
    Нарушение данной процедуры является существенным для настоящего уголовного дела. Указанные контрольно-кассовые чеки являются основным доказательством обвинения. Как видно из материалов дела они были представлены «заявителем» Петуховым только 10 октября 2001г.
    Однако первоначальная проверка налогоплательщика (проводимая с 30.08.2001г. по 10.10.2001г.) была проведена уже с учетом этих к/к чеков (л.д. 7-13). В связи с этим неясно когда и каким образом следователем были получены эти к/к чеки. Совершенно очевидно, что следователь пошел на фальсификацию и попытался закрепить эти чеки в качестве доказательств, полученные им с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства.
    Таким образом, эти «промежуточные чеки», как письменные и вещественные доказательства, являются недопустимыми и, в силу пункта 2 статьи 50 Конституции РФ, не могут быть положены в основу обвинения.
    При исследовании доказательств и предъявлении обвинения необходимо установить являются ли доказательства относимыми, допустимыми, достоверными, а в своей совокупности достаточными.
    Положенные в основу обвинения контрольно-кассовые чеки Х-отчета не соответствуют установленным требованиям.
    Так, следствием не исследована достоверность этих доказательств. Как видно из материалов настоящего уголовного дела все к/к чеки Х-отчета были представлены «свидетелем» Петуховым. Однако при исследовании этих чеков не было учтено, что между Петуховым и Н.ым имеются споры в судах в порядке гражданского судопроизводства. Петухов, как установлено следствием, имел доступ к контрольно-кассовому аппарату ПБОЮЛ Н. и периодически снимал дневную выручку. Как показал сам «свидетель» Петухов ему знаком принцип работы устройства по изменению фискальной памяти, а следовательно приобретя любой контрольно-кассовый аппарат марки «Астра-100Ф» и произведя аналогичные исследованному контрольно-кассовому аппарату настройки (как указано в заключении технико-криминалистической экспертизы) имел возможность отпечатать любое количество контрольно-кассовых чеков Х-отчета. Мотивы такого поведения «свидетеля» Петухова могут объясняться плохими (а точнее вражескими) отношениями между ним и Н. Никаких данных, подтверждающих достоверность этих доказательств следствием установлено не было (и вообще не проверялось).
    Таким образом, контрольно-кассовые чеки Х-отчета, представленные «свидетелем» Петуховым следователю и в Раменский городской суд (в последствие изъятые следствием) не отвечают требованию достоверности, а потому не могут быть положены в основу обвинения.
    Предварительным следствием не собрано достаточных доказательств, подтверждающих, что контрольно-кассовые чеки Х-отчета были отпечатаны именно на контрольно-кассовом аппарате, принадлежащем ПБОЮЛ Н..
    Так, проведенная по делу технико-криминалистическая экспертиза установила, что контрольно-кассовые чеки, представленные «свидетелем» Петуховым и изъятые из Раменского городского суда могли быть отпечатаны на любом контрольно-кассовом аппарате «Астра-100Ф», то есть и на контрольно-кассовом аппарате, не принадлежащем ПБОЮЛ Н..
    Ошибочно утверждения обвинения, изложенное в обвинительном заключении, что указанная технико-криминалистическая экспертиза подтверждает изготовление к/к чеков Х-отчета именно на контрольно-кассовом аппарате, принадлежащем ПБОЮЛ Н..
    Эксперт в своем заключении подвергает сомнению данный вывод. Такое сомнение является неустранимым, а потому в обязательном порядке должно толковаться в пользу обвиняемого (подсудимого).
    Как видно из протокола осмотра контрольно-кассового аппарата, последний ВОЗМОЖНО подвергался каким-то механическим воздействиям.
    Проведенная по делу трассологическая экспертиза установила, что контрольно-кассовый аппарат ПБОЮЛ Н. не вскрывался, а, следовательно, к нему не могло быть присоединено устройство по изменению фискальной памяти.
    Н. не имеет печати по пломбированию к/к аппаратов, а потому не мог без видимых следов изменить фискальную память.
    Проведенная по делу почерковедческая экспертиза установила, что всего на трех из ста девяти указанных выше контрольно-кассовых чеках имеется рукописная надпись, выполненная Н.
    Выводы органов предварительного следствия основаны исключительно на предположениях. Ни одного прямого доказательства по делу не собрано. «Орудие преступления», а именно предмет (приспособление), с помощью которого изменялась фискальная память - не обнаружен (из-за отсутствия последнего). Следовательно, в соответствии с пунктом 3 статьи 49 Конституции РФ, такие доказательства не могут быть положены в основу обвинения.
    Напротив, в материалах дела имеются доказательства, подтверждающие невиновность моего подзащитного. Так, в ходе предварительного следствия были допрошены в качестве свидетелей лица, работающие у ПБОЮЛ Н., которые показали, что Н., как правило, не снимал выручку в конце рабочего дня, никакого устройства к контрольно-кассовому аппарату не подсоединял и пр. Эти показания опровергают и еще одно обстоятельство, входящее в объективную сторону состава преступления. А именно, что Н. заведомо знал о несоответствии сведений, указанных в декларациях фактическим обстоятельствам. Даже, если допустить, что эти сведения были искажены, следствием не представлено доказательств, что мой подзащитный об этом знал. Более того, в нарушение статьи 20 УПК РСФСР это обстоятельство даже не было предметом исследования.

    Субъективной стороной по настоящему уголовному делу является прямой умысел на присвоение денежных средств, которые должны были быть уплачены в бюджеты различных уровней в виде НДС и НсП.

    Подтверждением прямого умысла на совершение инкриминируемого деяния могут быть умышленные действия, направленные на получение личной выгоды в ущерб общественным отношениям, возникающим в связи с уплатой НДС и НсП, а также незаконно присвоенные денежные средства.
    В ходе предварительного следствия такие действия вообще не исследовались, а денежные средства – обнаружены не были.
    Таким образом, вина моего подзащитного в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 198 УК РФ, не доказана, а, следовательно, субъективная сторона преступления отсутствует.

    3. Процессуальные нарушения.

    В ходе расследования были допрошены свидетели Г., Т., С., которые якобы в различное время производили покупки товаров у ПБОЮЛ Н..
    Показания этих свидетелей противоречат объяснениям моего подзащитного, данными в качестве свидетеля.
    В своих объяснениях Н. заявил, что ведет предпринимательскую деятельность в соответствии с действующим законодательством и без нарушений норм налогового законодательства.
    В силу статьи 162 УПК РСФСР для устранения противоречий должна была быть проведена очная ставка между Н. и указанными выше свидетелями. Причем полномочия следователя по проведению очной ставки являются не только его правом, но и обязанностью.
    Отказ подозреваемого (обвиняемого) от дачи показаний в соответствии со статьей 51 Конституции РФ не является основанием для отказа в проведении очной ставки для устранения противоречий по существу обвинения.
    Кроме того, подозреваемый (обвиняемый) отказывался от дачи показаний при производстве допросов, а не при проведении очных ставок. Защитой заявлялось ходатайство о проведении этих следственных действий (а тем самым и изъявлялось желание дать показания), однако, следствием в удовлетворении этого ходатайства было отказано.
    В нарушение статьи 20 УПК РСФСР следователь не принял всех, предусмотренных законом мер для всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела, что привело к существенному нарушению норм уголовно-процессуального законодательства и прав моего подзащитного.
    При выполнении требований статьи 201 УПК РСФСР (ознакомление обвиняемого и его защитника со всеми материалами уголовного дела) мной уже заявлялось ходатайство о проведении дополнительных следственных действий (очных ставок). Обстоятельства, которые должны были быть установлены этими следственными действиями, имеют значение для дела, а потому ходатайство подлежало удовлетворению следователем в обязательном порядке в соответствии со статьей 131 УПК РСФСР.
    Однако ходатайство было отклонено.

    В соответствии с пунктом 13 Постановления Пленума ВС РФ № 8 от 04.07.97г. в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении обязательно должно быть указано, какие конкретно нормы налогового законодательства, действовавшего на момент совершения преступления, нарушены обвиняемым.
    В нарушение указанного правила в постановлении о привлечении Н. в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении указаны лишь своды норм права (Конституция РФ, Налоговый кодекс РФ, законы, постановления).
    Указанные в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительном заключении нормы Конституции РФ и Налогового кодекса РФ носят общий характер и не могут быть положены в основу обвинения.
    Эти нормы являются бланкетными, а потому при их применении необходима ссылка на конкретные нормы налогового законодательства.

    На основании изложенного и в соответствии со статьями 49, 50 Конституции РФ, 198 УК РФ, 20, 21, 68, 69, 131, 162, 171, 184 УПК РСФСР, НК РФ, 3, 9 ФЗ «О государственной поддержке малого предпринимательства в РФ», ФЗ от 29.12.95г. № 222-ФЗ «Об упрощенной системе налогообложения, учета и отчетности для субъектов малого предпринимательства», Законом Московской области от 23.11.2000г. «О введении в действие Закона Московской области «О налоге с продаж», § 10 Инструкции Генеральной Прокуратуры СССР № 34/15 от 18.10.89г. «О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами»

    П Р О Ш У:

    Н. признать невиновным в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 198 УК РФ и вынести оправдательный приговор;
    Внести представление в адрес Прокуратуры г. Жуковский Московской области о возбуждении уголовного дела по факту совершения Петуховым М.В. преступления, предусмотренного статьей 306 УК РФ (заведомо ложный донос о совершении преступления).

    Адвокат
    Раменской ю/к МОКА
    Толчеев Дмитрий Николаевич
    552-13-93 (дом.)
    (246)3-34-69 (сл.)
    tolcheyev@inbox.ru


    PS Приговором Жуковского городского суда Московской области, оставленным без изменений Московским областным судом, Н. был оправдан по предъявленному обвинению в полном объеме по основаниям изложенным в настоящей защитительной речи. Доказательства, собранные органами предварительного следствия (все) были признаны недопустимыми.




    http://pereezdnnov.com/ квартирный переезд в нижнем новгороде.


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru