Уголовное законодательство
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Уголовное законодательство

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено 15.05.2002



    Обсудить материал и почитать отзывы на него можно здесь

    От редакции

    Судебные решения по уголовным делам очень редко заканчиваются оправдательными приговорами. Такой итог дела бывает, как правило, следствием профессиональной работы адвоката, самоотверженности судьи, презревшего сложившиеся стереотипы, и в этой связи являет собой совершенно незаурядное событие.
    Особенно, когда подобные решения принимаются военными судами, где разговор о таких материях, как дисциплина и субординация, а также необходимость исполнения приказа, вовсе не является пустым сотрясением воздуха.
    Как показывает практика, такого рода решения по уголовным делам порождают яростное сопротивление органов предварительного следствия и прокуратуры, итог работы которых подобными приговорами справедливо оценивается как отрицательный. При этом представители указанных органов нередко не гнушаются злоупотреблением властью при защите чести мундира: неправомерным давлением на суды (в том числе с использованием средств массовой информации), а также внесением кассационных протестов, доводы которых не имеют ничего общего с фактическими обстоятельствами дела. Суды, соответственно, поддаваясь неправомерному давлению, часто оставляют в таких случаях без какого-либо внимания письменные возражения участников процесса на доводы кассационных протестов, неправомерно отменяют оправдательные приговоры...
    С этим, конечно же, надо бороться всеми доступными по закону способами, раз мы провозгласили Россию в Конституции правовым государством...
    Мы начинаем публикацию серии подготовленных адвокатом документов, касающихся редких оправдательных приговоров, в которых правильно, на наш взгляд, ставится вопрос о недопустимости извечного и порочного лишь частичного оглашения определений кассационной инстанции по уголовным делам, а также об ответственности судей, поддающихся внешнему неправомерному давлению и умышленно выносящих неправосудные решения.
    Публикация преследует только учебные цели.
    Мы надеемся, что предлагаемые документы будут полезны студентам и практикующим юристам.
    С тем, чтобы указанная публикация также не могла восприниматься в качестве неправомерного давления на соответствующие суды, но теперь уже со стороны защиты, фамилии всех действующих лиц, а также многие существенные обстоятельства, изменены.

    Назаров О.В.
    oleg-nazarov@mtu-net.ru





    Председателю Военной коллегии
    Верховного Суда Российской Федерации

    От Михиенко Леонида Петровича,
    проживающего по адресу: Энская область,
    г.Энск,
    Большевистский проспект,
    дом 43, корп. 1, кв. 111.



    ЖАЛОБА

    в порядке ст.254 УПК РСФСР
    на определение кассационной
    инстанции

    25 сентября 2001 года я был оправдан приговором Энского гарнизонного военного суда за неустановленностью события преступления и отсутствием состава преступления. Органы предварительного следствия при этом предъявляли мне обвинение в совершении преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 3 ст. 159, ст. 292, ч. 3 ст. 327 УК РФ.
    Этим же приговором по ст. 324 УК РФ суд освободил меня от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности, дальнейшее производство по уголовному делу прекратил.
    Судом первой инстанции вынесено и частное определение по поводу многочисленных нарушений на предварительном следствии как моих конституционных прав, так и прав моих близких родственников, а также других процессуальных лиц.
    С оправдательным приговором я полностью согласен, его не обжаловал и полагал необходимым его вступление в законную силу, однако приговор был опротестован прокурором в кассационном порядке.
    Судебная коллегия по уголовным делам Энского окружного военного суда определением от 5 апреля 2002 года отменила оправдательный приговор и частное определение суда первой инстанции, передав дело на новое судебное рассмотрение.
    Считаю указанное определение суда второй инстанции неправосудным по следующим основаниям.
    1. Кассационная инстанция, отменив оправдательный приговор, вышла за рамки своих законных полномочий.
    Представители Энской военной прокуратуры, поддерживавшие обвинение в суде первой инстанции, отказались от обвинения и просили суд прекратить в отношении меня уголовное дело за отсутствием состава преступления, а также за недоказанностью моего участия в совершении преступления по ряду эпизодов вмененного органами предварительного следствия преступления (эпизоду №1 вменявшегося хищения 4-х квартир в доме 34 корп. 2 по ул. Кромвеля в гор. Энск Энской области; эпизоду №3- вменявшегося хищения 72.712.655 рублей, принадлежащих МП "ЛИНК"; эпизоду №5- вменявшегося хищения 36 квартир в доме № 49 по ул. Трофимова и 3-х квартир в доме № 3, корп. 1, по ул. Серегина в городе Энске).
    Кроме того, обвинение отказалось от заявленного прокурором гражданского иска о взыскания с меня 2 157 730 рублей, на основе которого строилось моё обвинение и по другим эпизодам мошенничества в крупном размере (см. раздел протокола судебного заседания «Судебные прения»).
    Отказ от обвинения по трём существенным эпизодам хищения в крупном размере нашёл отражение и в кассационных протестах от 27 сентября 2001 года, а также от 1 февраля 2002 года, в которых оспаривались только выводы судебного приговора по эпизодам № 2 - вменявшегося органами предварительного следствия хищения 17 тысяч долларов США, принадлежавших Карпенко А.Ф.; № 4 – вменявшегося хищения 2035 миллиардов рублей, принадлежавших СУ- 73, а также вменявшегося использования заведомо подложного документа (ст. 292 УК РФ), № 6 – вменявшегося хищения 23 тысяч долларов США, принадлежавших Шелудякову В.Н. и № 7 – вменявшегося незаконного использования государственной награды – ордена «Красная Звезда» (ч. 3 ст. 327 УК РФ).
    При таких обстоятельствах кассационная инстанция была не вправе отменять оправдательный приговор по эпизодам, по которым имел место отказ прокурора от обвинения.
    Отменив оправдательный приговор, кассационная инстанция не учла положения Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 1999 года №7-П, которым признана не соответствующей Конституции Российской Федерации часть четвертая статьи 248 УПК РСФСР, как допускающая при отказе прокурора от обвинения осуществление судом не свойственной ему обязанности по обоснованию предъявленного органами расследования обвинения.
    Не принято при этом во внимание и Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации №84 от 8 декабря 1999 года «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования», пунктом первым которого судам разъяснено, что «в соответствии со статьями 118 и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации суд осуществляет при рассмотрении уголовных дел исключительно функцию отправления правосудия и не вправе подменять государственные органы и должностных лиц, формулирующих и обосновывающих обвинение. Исходя из этого,- как указал Верховный Суд РФ,- обязанность по доказыванию обвинения в совершении преступления лежит на прокуроре, поддерживающем обвинение, а по делам частного обвинения - и на потерпевшем».
    Таким образом, применительно к обстоятельствам моего уголовного дела, отказ прокурора от обвинения по эпизодам обвинения №№1,3,5 перед удалением суда в совещательную комнату, должен был безусловно повлечь за собой мое оправдание приговором суда первой инстанции по указанным эпизодам.
    Эта обязанность суда первой инстанции, помимо указанных актов, вытекает также из решений Конституционного Суда Российской Федерации от 3 февраля 2000 года № 9-О, от 5 июля 2000 года № 150-О, а также от 43 декабря 2000 года № 278–О. Будет препятствовать вынесению обвинительного приговора при таких обстоятельствах и ст. 254 нового УПК РФ.
    Обязанности суда первой инстанции в настоящее время не выносить в данном случае обвинительный приговор, соответствует и обязанность кассационной инстанции не отменять оправдательный приговор по эпизодам вменявшихся органами предварительного следствия преступлений, от обвинения по которым прокурор отказался в суде, а также не оспорил которые в кассационном протесте на оправдательный приговор.
    Такая обязанность суда второй инстанции предусмотрена ст. 341 УПК РСФСР, согласно которой оправдательный приговор суда первой инстанции может быть отменен в кассационном порядке не иначе как по протесту прокурора. Поскольку протестом прокурора не оспаривалось оправдание по вменявшимся мне органами предварительного следствия эпизодам хищения №№1,3,5, квалифицированным органами предварительного следствия по ч.3 ст. 159 УК РФ, и кассационная инстанция не вправе была отменять оправдательный приговор в этой части.
    Неосновательно отменив оправдательный приговор по ст.159 УК РФ в целом по собственной инициативе, без протеста прокурора, кассационная инстанция превысила свои полномочия, и в соответствии с п.3 ст.378, ст.379 УПК РСФСР дала основания к отмене кассационного определения в надзорном порядке, а также к передаче дела на новое кассационное рассмотрение.
    При этом просил бы иметь в виду, что ст.378 УПК РСФСР не дает возможности изменить в надзорном порядке определение кассационной инстанции, а только отменить его в целом.
    2. Состоявшееся определение кассационной инстанции является неправосудным, подлежит отмене в надзорном порядке и по другим основаниям.
    Вопреки требованиям ст.339 УПК РСФСР определение кассационной инстанции оглашено в зале судебного заседания не было. Оглашалось только изложенное в резолютивной части решение об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение.
    Между тем, в соответствии со ст. 339 УПК РСФСР именно вынесенное определение должно было немедленно оглашаться в судебном заседании.
    Согласно ст.351 УПК РСФСР в содержание кассационного определения при отмене приговора суда второй инстанции наряду с решением суда кассационной инстанции по протесту, включается и указание на то, требования каких статей закона нарушены и в чем состоит необоснованность приговора.
    Поскольку определение в указанной части не оглашалось, есть основания утверждать, что по состоянию на 5 апреля 2002 года оно в должном объеме в совещательной комнате не выносилось, а потому отмена оправдательного приговора не может считаться состоявшейся.
    В соответствии со ст.ст.203,304 ГПК РСФСР объявление судом лишь резолютивной части кассационного определения допускается только в гражданском процессе. Арбитражный процессуальный кодекс РФ допускает объявление только резолютивной части решения арбитражного суда первой инстанции. Действующее российское уголовно-процессуальное законодательство никаких подобных исключений при оглашении не знает и Судебная коллегия по уголовным делам Энского окружного военного суда в данном случае ради собственного удобства нарушила закон и неправомерно использовала процессуальную аналогию. И это при том, что рассмотрение кассационного протеста трижды откладывалось, а окружной военный суд имел достаточное время для надлежащего соблюдения требований УПК РСФСР в указанной стадии процесса.
    Никаких возможностей для применения подобных процессуальных аналогий не предусматривает и новый УПК РФ. Что касается материального закона, то Уголовный кодекс РФ в ст.3 прямо указывает на недопустимость применения уголовного закона по аналогии.
    Согласно ст.379 действующего УПК РСФСР вступившие в законную силу определения кассационной инстанции подлежат отмене, если при рассмотрении дела в вышестоящем суде были допущены нарушения закона, которые повлияли или могли повлиять на правильность вынесенного им определения.
    Содержащееся в ст.339 УПК РСФСР требование о немедленном оглашении в зале судебного заседания вынесенного определения, содержится в Главе 28 УПК РСФСР, называющейся «Рассмотрение дел по кассационной жалобе или протесту». Таким образом, оглашение только решения, а не всего кассационного определения, является нарушением закона при рассмотрении дела в вышестоящем суде.
    То обстоятельство, что в зале судебного заседания 5 апреля 2002 года не была немедленно оглашена та часть кассационного определения, которая включает указание на то, требования каких статей закона нарушены и в чем состоит необоснованность приговора, может повлиять на правильность вынесенного определения, так как не исключает, что вынесение определения в полном его объеме вопреки требованиям ст.338 УПК РСФСР имело место не в совещательной комнате, а позже, при появлении у судей «свободого» времени, а также при возможности «посоветоваться» с представителями Энской военной прокуратуры по содержанию кассационного определения. В пользу вывода именно о таком, противоправном порядке вынесения кассационного определения, свидетельствует и то обстоятельство, что по состоянию на 11 апреля 2002 года мне отказано во вручении копии кассационного определения по мотивам его неготовности.
    В пользу именно такого, противоправного составления определения кассационной инстанции, свидетельствует и то обстоятельство, что 5 апреля 2002 года в определении кассационной инстанции не были оглашены доводы о том, что суд кассационной инстанции поступил вопреки оказанному на него с участием ПРОКУРАТУРЫ преступному давлению по моему делу в газете «Энский комсомолец» от 10 марта 2002 года, о чем говорилось в имеющихся в деле возражениях оправданного на кассационный протест прокурора.
    3. Определение кассационной инстанции является неправосудным также потому, что им неправомерно было отменено и другое решение суда первой инстанции.
    В частности, взяв на себя несвойственную судебной власти функцию обвинения, в нарушение требований ст.ст. 331, 332 УПК РСФСР, суд второй инстанции вышел за пределы своих полномочий, отменив частное определение гарнизонного суда, которое вступило в законную силу как неопротестованное, и на него даже был получен ответ Энской военной прокуратуры с признанием незаконности действий следователей.
    Принятие такого решения в судебном заседании окружного суда без соответствующего протеста и даже без устного заявления прокуроров, существенно нарушило моё право на защиту, поскольку я был лишён возможности подать свои возражения на протест прокурора на частное определение в соответствии с требованиями ст. 336 УПК РСФСР.
    Незаконно отменив частное определение гарнизонного суда, кассационная инстанция фактически признала законными грубые, граничащие с уголовно- наказуемыми деяниями нарушения моих конституционных прав, прав моих близких родственников, свидетелей и потерпевших по данному делу, несмотря на признание таких нарушений самой Энской военной прокуратурой.
    Подмена судом деятельности правоохранительных органов и лиц, осуществляющих функцию обвинения, не согласуется с предписанием статьи 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации и препятствует независимому и беспристрастному осуществлению правосудия судом, как того требуют статья 120 (часть 1) Конституции Российской Федерации, а также нормы ратифицированных Российской Федерацией международных договоров (статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах).
    Согласно конституционному принципу, закрепленному в статье 49 Конституции Российской Федерации, каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.
    Из этого принципа в совокупности с принципом состязательности (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации) следует, что суд вправе устанавливать виновность лица лишь при условии, если доказывают ее органы и лица, осуществляющие уголовное преследование.
    Поскольку, по смыслу статей 118 и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, суд, рассматривая уголовные дела, осуществляет исключительно функцию отправления правосудия и не должен подменять органы и лиц, формирующих и обосновывающих обвинение, то не устраняемые ими сомнения в виновности обвиняемого, в силу статьи 49 (часть 3) Конституции Российской Федерации, толкуются в пользу последнего.
    Таким образом, если органы предварительного следствия и прокуратуры не смогли доказать виновность обвиняемого в полном объеме и, тем более, если прокурор и потерпевший отказались от поддержания обвинения в суде (полностью или частично), то это должно приводить к постановлению в отношении обвиняемого оправдательного приговора, обвинительного приговора, констатирующего виновность обвиняемого в менее тяжком преступном деянии, или к прекращению уголовного дела.
    Таким образом, отменив оправдательный приговор суда полностью, суд второй инстанции тем самым фактически превысил свои полномочия и, существенно расширив объём обвинения, чем мне вменяли органы расследования, незаконно, существенно отяготил моё положение.
    Согласно ст.354 УПК РСФСР определение кассационной инстанции может быть опротестовано в порядке надзора.
    Право надзорного опротестования этого судебного решения по закону принадлежит и Председателю Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, которому настоящая жалоба адресуется.
    В соответствии со ст. 11 Федерального конституционного закона РФ «О ВОЕННЫХ СУДАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ», Председатель Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации является по должности Заместителем Председателя Верховного Суда Российской Федерации.
    Согласно ст.372 УПК РСФСР заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации вправе приостановить до разрешения дела в порядке надзора исполнение опротестованного приговора, определения и постановления любого суда РСФСР, кроме постановления Президиума Верховного Суда РСФСР.
    При наличии данных, свидетельствующих о явном нарушении закона, лица, указанные в части первой и второй настоящей статьи, вправе одновременно с истребованием уголовного дела приостанавливать исполнение приговора, определения и постановления до их опротестования на срок не свыше трех месяцев.
    На основании изложенного, а также учитывая, что имеются данные о явном нарушении закона,

    ПРОШУ:

    1. Истребовать уголовное дело по обвинению Михиенко Л.С. из Энского окружного военного суда.
    2. Приостановить до разрешения дела в порядке надзора исполнение кассационного определения от 5 апреля 2002 года по моему делу.
    3. Принести в Президиум Энского окружного военного суда надзорный протест на определение Энского окружного военного суда от 5 апреля 2002 года года на предмет его отмены и перачи дела на новое кассационное рассмотрение.
    4. О принятых решениях сообщить мне по указанному адресу.

    Л.С. Михиенко
    город Энск,
    «11» апреля 2002 года






    Квалификационная коллегия
    судей Энского военного округа

    От Михиенко Леонида Петровича,
    проживающего по адресу: Энская область,
    г.Энск,
    Большевистский проспект,
    дом 43, корп. 1, кв. 111.

    ЖАЛОБА
    на неправомерные действия и бездействие военных судей
    Судебной коллегии по уголовным делам Энского
    окружного военного суда, полковников юстиции
    Петрова В.П., Гурзо К.С. и Петренко Е.А.



    25 сентября 2001 года я был оправдан приговором Энского гарнизонного военного суда за неустановленностью события преступления и отсутствием состава преступления. Органы предварительного следствия при этом предъявляли мне обвинение в совершении преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 3 ст. 159, ст. 292, ч. 3 ст. 327 УК РФ.
    Этим же приговором по ст. 324 УК РФ суд освободил меня от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности, дальнейшее производство по уголовному делу прекратил.
    Судом первой инстанции вынесено и частное определение по поводу многочисленных нарушений на предварительном следствии, как моих конституционных прав, так и прав моих близких родственников, а также других процессуальных лиц.
    С оправдательным приговором я полностью согласен, его не обжаловал и полагал необходимым его вступление в законную силу, однако приговор был опротестован прокурором в кассационном порядке.
    Судебная коллегия по уголовным делам Энского окружного военного суда оглашенным частично определением от 5 апреля 2002 года отменила оправдательный приговор и частное определение суда первой инстанции, передав дело на новое судебное рассмотрение. Резолютивная часть определения указанного содержания была оглашена в тот же день в зале судебного заседания председательствующим, полковником юстиции Петровым В.П., в моем присутствии, в присутствии адвоката Хлестакова В.Н., а также прокуроров Жироухова О.С. и Алексеева М.А. В связи с этим неправомерным частичным оглашением определения, а также в виду несогласия с решением кассационной инстанции об отмене приговора и частного определения, мной 11 апреля 2002 года и были подготовлены в соответствующие судебные инстанции надзорные жалобы в порядке ст.254 УПК РСФСР (копии жалоб прилагаются).
    При этом в процессуальных жалобах (считаю необходимым отметить еще раз), мной указывалось наряду с прочими доводами и на то, что суд второй инстанции неправомерно отменил частное определение суда первой инстанции. Получив после неоднократных просьб во второй половине дня 11 апреля 2002 года, полную якобы копию определения кассационной инстанции от 5 апреля 2002 года на бумажном носителе, я с удивлением увидел, что в решении коллегии нет данных об отмене частного определения, а изложено решение лишь об отмене... приговора.
    Это обстоятельство, а также очевидное бездействие суда второй инстанции, свидетельствующее о его необъективности, и дают мне основания для обращения в Квалификационную коллегию судей Энского военного округа.
    Свой вывод о наличии оснований для такого обращения я базирую на следующей системе аргументов.
    Согласно части 1 статьи 118 Конституции Российской Федерации, правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом.
    Правосудие означает принятие судебных решений в точном соответствии с требованиями закона.
    В соответствии со ст.ст.10-15 УПК РСФСР правосудие осуществляется и в кассационном порядке.
    На основании ст. 18 УПК РСФСР разбирательство дел во всех судах должно быть открытым, то есть с соблюдением принципа гласности.
    В соответствии с пунктом 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 августа 1988 г. № 5 (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 43.12.93 № 11, от 25.10.96 № 10) «О повышении роли судов кассационной инстанции в обеспечении качества рассмотрения уголовных дел», «в целях полной и объективной проверки законности и обоснованности приговора в условиях гласности и состязательности судам кассационной инстанции следует по каждому делу обеспечивать участникам процесса возможность реализации предоставленных им законом прав на участие в рассмотрении дела в кассационном порядке...».
    Осуществление принципа гласности в судебном разбирательстве предполагает обязательное оглашение всех решений, принятых в результате рассмотрения дела и в ходе его рассмотрения.
    В соответствии со ст. 339 УПК РСФСР указание об отмене приговора с направлением дела на новое рассмотрение, является решением суда второй инстанции, которое может быть только частью вынесенного определения кассационной инстанции, которое в соответствии с этой же процессуальной нормой должно «немедленно оглашаться в зале судебного заседания». Согласно ст.ст.306, 307, 312 и 339 УПК РСФСР, вынесение определения предполагает его составление в совещательной комнате, определение должно состоять из вводной, описательной и резолютивной частей. Согласно ст.351 УПК РСФСР в содержание кассационного определения при отмене приговора суда второй инстанции наряду с решением суда кассационной инстанции по протесту, включается и указание на то, требования каких статей закона нарушены и в чем состоит необоснованность приговора.
    Вопреки требованиям процессуального закона, в судебном заседании 5 апреля 2002 года, по выходу из совещательной комнаты, председательствующим, полковником юстиции Петровым В.П., была оглашена только резолютивная часть определения об отмене приговора и частного определения. Вводная и описательные части определения не оглашались.
    В соответствии со статьями 203,304 ГПК РСФСР объявление судом лишь резолютивной части кассационного определения допускается только в гражданском процессе. Арбитражный процессуальный кодекс РФ допускает объявление только резолютивной части решения арбитражного суда первой инстанции. Действующее российское уголовно-процессуальное законодательство никаких подобных исключений при оглашении решений не знает. Никаких возможностей для применения подобных процессуальных аналогий не предусматривает и новый УПК РФ. Что касается материального закона, то Уголовный кодекс Российской Федерации в статье 3 прямо указывает на недопустимость применения уголовного закона по аналогии.
    Изложенное позволяет сделать вывод о том, что Судебная коллегия по уголовным делам Энского окружного военного суда в данном случае ради собственного удобства (нежелания составлять определение полностью в рамках судебного заседания), умышленно нарушила закон, неправомерно использовав процессуальную аналогию. И это при том, что рассмотрение кассационного протеста трижды откладывалось, вследствие чего указанные военные судьи имели достаточное время для надлежащего соблюдения требований УПК РСФСР в стадии кассационного рассмотрения путем надлежащего составления и оглашения определения суда второй инстанции. Об умышленном нарушении закона свидетельствует и квалификационная характеристика названных должностных лиц: нарушение совершено старшими офицерами военной юстиции. Само их воинское звание, а также занимаемая должность даже не судей гарнизонного звена, а членов Судебной коллегии вышестоящего суда, исключают возможность неосторожного отношения к подобного рода процессуальным нарушениям.
    Факт оглашения только резолютивной части определения приведенного содержания подтверждаю я, а также мой адвокат. Полагаю, что имеющие честь офицеры-прокуроры и офицеры-судьи также подтвердят перед Квалификационной коллегией указанное обстоятельство. Подтверждаются доводы об оглашении решения кассационной инстанции с отменой частного определения и содержанием вывешивавшейся в окружном суде повестки судебного заседания Судебной коллегии по уголовным делам Энского окружного военного суда, согласно которой 5 апреля 2002 года подлежал рассмотрению несуществующий частный протест прокурора, которым только и можно опротестовать частное определение суда, а не кассационный протест, как было на самом деле.
    Таким образом, врученная мне 11 апреля 2002 года и прилагаемая к настоящей жалобе так называемая «копия» определения Судебной коллегии по уголовным делам Энского окружного военного суда от 5 апреля 2002 года, не является процессуальным документом, вынесенным и оглашенным в установленном законом порядке в судебном заседании 5 апреля 2002 года.
    Как я полагаю, составлением и подписанием не выносившегося в судебном заседании определения по моему делу, члены Судебной коллегии по уголовным делам Энского окружного военного суда, полковники юстиции Петров В.П., Гурзо К.С. и Петренко Е.А. занимались не 5 апреля 2002 года, и в непроцессуальном порядке, в связи с чем выполнили состав преступления, предусмотренный по крайней мере частью 1 статьи 305 Уголовного кодекса Российской Федерации- вынесение судьями заведомо неправосудного решения кассационной инстанции. По этому поводу Генеральному прокурору РФ мной направлено заявление, в котором содержится просьба о возбуждении в отношении названных судей уголовного дела по признакам указанного преступления.
    В результате неправомерной отмены упомянутым решением оправдательного приговора существенно нарушены мои законные права и интересы, что и дает мне основания для обжалования неправомерных действий судей в Квалификационную коллегию.
    Приведенные выше нарушения уголовно-процессуального закона в виде только частичного оглашения судебного определения и составления не выносившегося в установленном порядке определения кассационной инстанции об отмене оправдательного приговора, совершены военными судьями Петровым В.П., Гурзо К.С. и Петренко Е.А. преднамеренно грубо, в связи с чем и оцениваются мной как поступок, позорящий честь и достоинство судьи и умаляющий авторитет судебной власти, достаточный для прекращения полномочий указанных судей по этому основанию.
    По таким же основаниям полагаю необходимым прекратить полномочия указанных судей в виду и очевидного их бездействия, выразившегося в том, что в определении суда оставлены без какого-либо внимания имеющиеся в деле письменные возражения оправданного на доводы кассационного протеста прокурора.
    В пользу именно такого, противоправного, а также необъективного составления определения кассационной инстанции, свидетельствует и то обстоятельство, что в датированной 5 апреля 2002 года якобы «копии» представленного мне определения кассационной инстанции, не приведены доводы о том, что суд кассационной инстанции, приняв решение, поступил вопреки оказанному на него с участием представителей Энской военной прокуратуры преступному давлению по моему делу в газете «Энский комсомолец» от 10 марта 2002 года, о чем говорилось в имеющихся в уголовном деле письменных возражениях оправданного на кассационный протест прокурора. Такое отношение к возражениям имело место несмотря на то, что председательствующий, полковник юстиции Петров В.П., пояснил в процессе 5 апреля 2002 года, что суду кассационной инстанции известно-де об имеющихся письменных возражениях оправданного на протест.
    Оставлением возражений без внимания в кассационном определении не учтено, что на основании статей 327 и 328 УПК РСФСР эти возражения являются процессуальными, и в соответствии с закрепленным в статье 10 УПК РСФСР принципом равенства перед законом и судом, они должны были найти обязательное отражение в кассационном определении суда наряду с доводами самого протеста. К такому шагу обязывали суд кассационной инстанции и требования статьи 332 УПК РСФСР, согласно которой суд не связан доводами кассационной жалобы или протеста и проверяет дело в полном объеме.
    О невыполнении этого требования закона, поскольку в указанной стадии не ведется протокол судебного заседания, может свидетельствовать само содержание кассационного определения, в котором ничего по поводу возражений на протест нет.
    При таких обстоятельствах можно прийти только к одному вытекающему из фактических обстоятельств выводу- решение кассационной инстанции об отмене оправдательного приговора было осуществлено в результате неправомерного давления на суд второй инстанции в средстве массовой информации, целью которого было воспрепятствовать осуществлению правосудия и добиться принятия по моему делу любыми путями решения, нужного ПРОКУРАТУРЕ. При этом следует иметь в виду, что вывод об очевидной заинтересованности должностных лиц ПРОКУРАТУРЫ в защите чести мундира, основывается на том, что информация по делу в газету, по которому приговор не вступил в законную силу, судя по ее характеру и направленности, могла быть передана только должностными лицами этого ведомства. Причем, заинтересованность ПРОКУРАТУРЫ в исходе моего дела была обусловлена тем, что сразу по двум делам (моему и делу Кожевникова А.А., о которых велась речь в газетной публикации), и расследование которых было окончено следователями ПРОКУРАТУРЫ, были вынесены оправдательные приговоры Энским гарнизонным военным судом. При этом, вопреки признанию в ПРОКУРАТУРЕ нарушений закона, допущенных следователями при расследовании моего дела и изложенных в частном определении суда, должностными лицами этого государственного органа в газету вопреки фактическим обстоятельствам были переданы неосновательные сведения о нарушении закона не следователями, а... судьей.
    Об умышленном умолчании судьями кассационной инстанции в определении об имевшихся возражениях оправданного, свидетельствует, на мой взгляд, игнорирование в определении моих доводов о фактически оказанном давлении на суд. Давая оценку этому бездействию членов Судебной коллегии по уголовным делам Энского окружного военного суда, как умышленному, я принимаю во внимание и то обстоятельство, что указанное явное нарушение требований статьи 332 УПК РСФСР допущено не новичками, а опытными членами суда второй инстанции, которые являются, к тому же, и старшими офицерами военной юстиции.
    Даже если в действиях (бездействии) указанных судей и не будет усмотрен Генеральным прокурором РФ состав преступления, их деяния по своему характеру все равно полагаю несовместимыми с высоким званием судьи.
    Такой вывод мной сделан на основании подпункта 9 пункта 1 статьи 14 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», согласно которому полномочия судьи прекращаются в случае совершения поступка, позорящего честь и достоинство судьи или умаляющего авторитет судебной власти.
    В соответствии с пунктами 3,4 статьи 1 Кодекса чести судьи Российской Федерации, утвержденного Постановлением Совета судей Российской Федерации от 43 октября 1993 года, судья должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти. Судья в любой ситуации должен сохранять личное достоинство, заботиться о своей чести, избегать всего, что могло бы причинить ущерб репутации и поставить под сомнение его объективность при осуществлении правосудия.
    Согласно примечанию к статье 4 упомянутого Кодекса, «проступком, позорящим честь и достоинство судьи, признается такое действие или бездействие, которое, хотя и не является преступным, но по своему характеру несовместимо с высоким званием судьи».
    Согласно пункту 2 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», полномочия судьи прекращаются решением соответствующей квалификационной коллегии судей.
    В соответствии с пунктом 7 статьи 12 Положения о квалификационных коллегиях судей, квалификационная коллегия рассматривает жалобы и представления на действия либо бездействие судьи, умаляющие авторитет судебной власти.
    На основании изложенного,

    П Р О Ш У:

    1. Принять к производству и рассмотреть по существу настоящую жалобу на умаляющие авторитет судебной власти действия членов Судебной коллегии по уголовным делам Энского окружного военного суда, военных судей, полковников юстиции Петрова В.П., Гурзо К.С. и Петренко Е.А.
    2. О результатах мне сообщить.

    Приложения: 1. Копии двух жалоб.
    2. Документ, якобы являющийся «копией» определения от 5 апреля 2002 года.
    3. Копия объяснения адвоката.

    Л.С.Михиенко

    г.Энск,
    «12» апреля 2002 года










    Генеральному прокурору
    Российской Федерации
    Действительному государственному
    советнику юстиции

    Устинову В.В.


    От Михиенко Леонида Петровича,
    проживающего по адресу: Энская область,
    г.Энск,
    Большевистский проспект,
    дом 43, корп. 1, кв. 111

    ЗАЯВЛЕНИЕ
    о совершенном преступлении против правосудия
    военными судьями Судебной коллегии по уголовным делам
    Энского окружного военного суда, полковниками юстиции
    Петровым В.П., Гурзо К.С. и Петренко Е.А.



    25 сентября 2001 года я был оправдан приговором Энского гарнизонного военного суда за неустановленностью события преступления и отсутствием состава преступления. Органы предварительного следствия при этом предъявляли мне обвинение в совершении преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 3 ст. 159, ст. 292, ч. 3 ст. 327 УК РФ.
    Этим же приговором по ст. 324 УК РФ суд освободил меня от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности, дальнейшее производство по уголовному делу прекратил.
    Судом первой инстанции вынесено и частное определение по поводу многочисленных нарушений на предварительном следствии, как моих конституционных прав, так и прав моих близких родственников, а также других процессуальных лиц.
    С оправдательным приговором я полностью согласен, его не обжаловал и полагал необходимым его вступление в законную силу, однако приговор был опротестован прокурором в кассационном порядке.
    Судебная коллегия по уголовным делам Энского окружного военного суда оглашенным частично определением от 5 апреля 2002 года отменила оправдательный приговор и частное определение суда первой инстанции, передав дело на новое судебное рассмотрение. Резолютивная часть определения указанного содержания была оглашена в тот же день в зале судебного заседания председательствующим, полковником юстиции Петровым В.П., в моем присутствии, в присутствии адвоката Хлестакова В.Н., а также прокуроров Жироухова О.С. и Алексеева М.А. В связи с этим неправомерным частичным оглашением определения, а также в виду несогласия с решением кассационной инстанции об отмене приговора и частного определения, мной 11 апреля 2002 года и были подготовлены в соответствующие судебные инстанции надзорные жалобы в порядке ст.254 УПК РСФСР.
    При этом в процессуальных жалобах (считаю необходимым отметить еще раз), мной указывалось наряду с прочими доводами и на то, что суд второй инстанции неправомерно отменил частное определение суда первой инстанции. Получив после неоднократных просьб во второй половине дня 11 апреля 2002 года, полную якобы копию определения кассационной инстанции от 5 апреля 2002 года на бумажном носителе, я с удивлением увидел, что в решении коллегии нет данных об отмене частного определения, а изложено решение лишь об отмене... приговора.
    Это обстоятельство дает мне основания для обращения к Вам с заявлением о совершенном указанными судьями преступлении против правосудия.
    Свой вывод о наличии оснований для такого обращения я базирую на следующей системе аргументов.
    Согласно части 1 статьи 118 Конституции Российской Федерации, правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом.
    Правосудие означает принятие судебных решений в точном соответствии с требованиями закона.
    В соответствии со ст.ст.10-15 УПК РСФСР правосудие осуществляется и в кассационном порядке.
    На основании ст. 18 УПК РСФСР разбирательство дел во всех судах должно быть открытым, то есть с соблюдением принципа гласности.
    В соответствии с пунктом 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 августа 1988 г. № 5 (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 43.12.93 № 11, от 25.10.96 № 10) «О повышении роли судов кассационной инстанции в обеспечении качества рассмотрения уголовных дел», «в целях полной и объективной проверки законности и обоснованности приговора в условиях гласности и состязательности судам кассационной инстанции следует по каждому делу обеспечивать участникам процесса возможность реализации предоставленных им законом прав на участие в рассмотрении дела в кассационном порядке...».
    Осуществление принципа гласности в судебном разбирательстве предполагает обязательное оглашение всех решений, принятых в результате рассмотрения дела и в ходе его рассмотрения.
    В соответствии со ст. 339 УПК РСФСР указание об отмене приговора с направлением дела на новое рассмотрение, является решением суда второй инстанции, которое может быть только частью вынесенного определения кассационной инстанции, которое в соответствии с этой же процессуальной нормой должно «немедленно оглашаться в зале судебного заседания». Согласно ст.ст.306, 307, 312 и 339 УПК РСФСР, вынесение определения предполагает его составление в совещательной комнате, определение должно состоять из вводной, описательной и резолютивной частей. Согласно ст.351 УПК РСФСР в содержание кассационного определения при отмене приговора суда второй инстанции наряду с решением суда кассационной инстанции по протесту, включается и указание на то, требования каких статей закона нарушены и в чем состоит необоснованность приговора.
    Вопреки требованиям процессуального закона, в судебном заседании 5 апреля 2002 года, по выходу из совещательной комнаты, председательствующим, полковником юстиции Петровым В.П., была оглашена только резолютивная часть определения об отмене приговора и частного определения. Вводная и описательные части определения не оглашались.
    В соответствии со статьями 203,304 ГПК РСФСР объявление судом лишь резолютивной части кассационного определения допускается только в гражданском процессе. Арбитражный процессуальный кодекс РФ допускает объявление только резолютивной части решения арбитражного суда первой инстанции. Действующее российское уголовно-процессуальное законодательство никаких подобных исключений при оглашении решений не знает. Никаких возможностей для применения подобных процессуальных аналогий не предусматривает и новый УПК РФ. Что касается материального закона, то Уголовный кодекс Российской Федерации в статье 3 прямо указывает на недопустимость применения уголовного закона по аналогии.
    Изложенное позволяет сделать вывод о том, что Судебная коллегия по уголовным делам Энского окружного военного суда в данном случае ради собственного удобства (нежелания составлять определение полностью в рамках судебного заседания), умышленно нарушила закон, неправомерно использовав процессуальную аналогию и огласив в судебном заседании только резолютивную часть определения. И это при том, что рассмотрение кассационного протеста трижды откладывалось, вследствие чего указанные военные судьи имели достаточное время для надлежащего соблюдения требований УПК РСФСР в стадии кассационного рассмотрения путем надлежащего составления и оглашения определения суда второй инстанции. Об умышленном нарушении закона свидетельствует и квалификационная характеристика названных должностных лиц: нарушение совершено старшими офицерами военной юстиции. Само их воинское звание, а также занимаемая должность даже не судей гарнизонного звена, а членов Судебной коллегии вышестоящего суда, исключают возможность неосторожного отношения к подобного рода процессуальным нарушениям.
    Факт оглашения только резолютивной части определения приведенного содержания подтверждаю я, а также мой адвокат. Полагаю, что имеющие честь офицеры-прокуроры и офицеры-судьи также подтвердят указанное обстоятельство. Подтверждаются доводы об оглашении решения кассационной инстанции с отменой частного определения и содержанием вывешивавшейся в окружном суде повестки судебного заседания Судебной коллегии по уголовным делам Энского окружного военного суда, согласно которой 5 апреля 2002 года подлежал рассмотрению несуществующий частный протест прокурора, которым только и можно опротестовать частное определение суда, а не кассационный протест, как было на самом деле.
    Таким образом, врученная мне 11 апреля 2002 года и прилагаемая к настоящему заявлению так называемая «копия» определения Судебной коллегии по уголовным делам Энского окружного военного суда от 5 апреля 2002 года, не является процессуальным документом, вынесенным и оглашенным в установленном законом порядке в судебном заседании 5 апреля 2002 года.
    Как я полагаю, составлением и подписанием не выносившегося в судебном заседании прилагающегося к заявлению определения по моему делу, члены Судебной коллегии по уголовным делам Энского окружного военного суда, полковники юстиции Петров В.П., Гурзо К.С. и Петренко Е.А. занимались не 5 апреля 2002 года, и в непроцессуальном порядке, в связи с чем выполнили состав преступления, предусмотренный по крайней мере частью 1 статьи 305 Уголовного кодекса Российской Федерации- вынесение судьями заведомо неправосудного решения кассационной инстанции.
    В результате неправомерной отмены упомянутым решением оправдательного приговора существенно нарушены мои законные права и интересы, в связи с чем я должен быть признан потерпевшим от этого преступления против правосудия.
    В соответствии с частью 3 статьи 16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», уголовное дело в отношении судьи может быть возбуждено только Генеральным прокурором Российской Федерации или лицом, исполняющим его обязанности, при наличии на то согласия соответствующей квалификационной коллегии судей.
    Согласно пункту 2 Указания Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 5 июля 1999 года №38/36 «ОБ ОРГАНИЗАЦИИ НАДЗОРА ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ТРЕБОВАНИЙ ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "О СТАТУСЕ СУДЕЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" ПРИ РАССМОТРЕНИИ МАТЕРИАЛОВ О СОВЕРШЕННЫХ ИМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯХ И РАССЛЕДОВАНИИ В ОТНОШЕНИИ ИХ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ», органам прокуратуры предписано по каждому заявлению и сообщению о преступлении, совершенном судьей, проводить всестороннюю, полную и объективную проверку в соответствии с требованиями статьи 109 УПК РСФСР. При необходимости в ходе проверки давать отдельные поручения органам внутренних дел либо Федеральной службы безопасности Российской Федерации, запрашивать из правоохранительных и других компетентных органов дополнительные материалы.
    Поручение этой проверки органам военной прокуратуры считаю невозможным, поскольку из материалов уголовного дела видно, что должностные лица этого органа были причастны к неправомерному давлению на суд с целью отмены оправдательного приговора по моему уголовному делу.
    В пользу именно такого вывода свидетельствует то обстоятельство, что в датированной 5 апреля 2002 года якобы «копии» представленного мне определения кассационной инстанции, не приведены доводы о том, что суд кассационной инстанции, приняв решение, поступил вопреки оказанному на него с участием представителей Энской военной прокуратуры преступному давлению по моему делу в газете «Энский комсомолец» от 10 марта 2002 года, о чем говорилось в имеющихся в уголовном деле письменных возражениях оправданного на кассационный протест прокурора. Такое отношение к возражениям имело место несмотря на то, что председательствующий, полковник юстиции Петров В.П., пояснил в процессе 5 апреля 2002 года, что суду кассационной инстанции известно-де об имеющихся письменных возражениях оправданного на протест.
    Оставлением возражений без внимания в кассационном определении не учтено, что на основании статей 327 и 328 УПК РСФСР эти возражения являются процессуальными, и в соответствии с закрепленным в УПК РСФСР принципом равенства перед законом и судом, они должны были найти обязательное отражение в кассационном определении суда наряду с доводами самого протеста. К такому шагу обязывали суд кассационной инстанции и требования статьи 332 УПК РСФСР, согласно которой суд не связан доводами кассационной жалобы или протеста и проверяет дело в полном объеме.
    О невыполнении этого требования закона, поскольку в указанной стадии не ведется протокол судебного заседания, может свидетельствовать само содержание кассационного определения, в котором ничего по поводу возражений на протест нет.
    При таких обстоятельствах можно прийти только к одному вытекающему из фактических обстоятельств выводу- решение кассационной инстанции об отмене оправдательного приговора было осуществлено в результате неправомерного давления на суд второй инстанции в средстве массовой информации, целью которого было воспрепятствовать осуществлению правосудия и добиться принятия по моему делу любыми путями решения, нужного ПРОКУРАТУРЕ. При этом следует иметь в виду, что вывод об очевидной заинтересованности должностных лиц ПРОКУРАТУРЫ в защите чести мундира, основывается на том, что информация по делу в газету, по которому приговор не вступил в законную силу, судя по ее характеру и направленности, могла быть передана только должностными лицами этого ведомства. Причем, заинтересованность ПРОКУРАТУРЫ в исходе моего дела была обусловлена тем, что сразу по двум делам (моему и делу Кожевникова А.А., о которых велась речь в газетной публикации), и расследование которых было окончено следователями ПРОКУРАТУРЫ, были вынесены оправдательные приговоры Энским гарнизонным военным судом. При этом, вопреки признанию в ПРОКУРАТУРЕ нарушений закона, допущенных следователями при расследовании моего дела и изложенных в частном определении суда, должностными лицами этого государственного органа в газету вопреки фактическим обстоятельствам были переданы неосновательные сведения о нарушении закона не следователями, а... судьей.
    Об умышленном умолчании судьями кассационной инстанции в определении об имевшихся возражениях оправданного, свидетельствует, на мой взгляд, игнорирование в определении моих доводов о фактически оказанном давлении на суд. Давая оценку этому бездействию членов Судебной коллегии по уголовным делам Энского окружного военного суда, как умышленному, я принимаю во внимание и то обстоятельство, что указанное явное нарушение требований статьи 332 УПК РСФСР допущено не новичками, а опытными членами суда второй инстанции, которые являются, к тому же, и старшими офицерами военной юстиции.
    На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.108, 109, 110, 112 УПК РСФСР, Законом РФ«О статусе судей в Российской Федерации»,

    П Р О Ш У:

    1. Провести всестороннюю, полную и объективную проверку настоящего заявления в соответствии с требованиями статьи 109 УПК РСФСР и возбудить в установленном законом порядке уголовное дело в отношении военных судей, полковников юстиции Петрова В.П., Гурзо К.С. и Петренко Е.А. по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 305 УК РФ.
    2. О принятом процессуальном решении сообщить мне по указанному адресу.

    Приложения: Копии двух моих жалоб на определение кассационной инстанции от 5 апреля 2002 года, якобы «копия» кассационного определения от 5 апреля 2002 года.

    Л.С.Михиенко
    г. Энск,
    «12» апреля 2002 года



    Обсудить материал и почитать отзывы на него можно здесь








    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru