Уголовное законодательство
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Уголовное законодательство

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено 15.11.2001


    Тимофеев Алексей Валериевич,
    студент 5-го курса в/о МГЮА
    remedium@mail.ru

    Тактика допроса обвиняемого и подозреваемого на предварительном следствии. Введение.



    СОДЕРЖАНИЕ


    1. ВВЕДЕНИЕ 1.1. Понятие и значение допроса 1.2. Цели допроса 1.3. Процессуальные требования к допросу обвиняемого и подозреваемого
    1) надлежащий субъект
    2) надлежащее оформление
    1.4. Понятие тактического приема допроса 1.5. Соотношение допустимости доказательств и допустимости тактических приемов 1.6. Требования к тактическим приемам 1.7. Различие между приемами допроса свидетеля и обвиняемого 2. ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ 2.1. Этапы допроса 2.2. Подготовка к проведению допроса 2.3. Установление контакта с обвиняемым 2.4. Основная часть допроса
    1. допустимые приемы допроса
    2. допрос в бесконфликтных условиях
    3. допрос в конфликтных условиях
      А) Беседа
      Б) Использование положительных качеств допрашиваемого
      В) Отвлечение внимания
      Г) Инерция
      Д) Создание у допрашиваемого преувеличенного представления об осведомленности следователя
      Е) Предъявление доказательств
    4. Приемы допроса, стоящие «на грани», и недопустимые приемы допроса
    3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ





    1.1. ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ ДОПРОСА


    Допрос – это самое распространенное следственное действие. Как показывают исследования, в среднем около 66% протокольных материалов уголовных дел составляют протоколы допроса.[1] На производство допросов следователи тратят примерно 25% своего рабочего времени.[2] Объясняется это высокой информационной емкостью каждого отдельно взятого допроса, его гносеологической ценностью.
    Необходимо разграничить понятия допроса, использующиеся в уголовном процессе и в криминалистике. Как процессуальное понятие допрос является доказательством и одновременно вербальным следственным действием, в котором необходимая следствию информация сообщается допрашиваемым устно, следователь обязан правильно записать и оформить данные показания.
    Криминалистическое понятие допроса несравнимо шире понятия, достаточного для целей уголовного процесса. Для криминалистики допрос является не только вербальным следственным действием. Необходимо учитывать, что общение между людьми – следователем и допрашиваемым происходит и на невербальном уровне тоже. Мимика, жесты, моторика, интонации, тон голоса, - все имеет значение для успешного проведения криминалистического действия, именуемого «допрос». В криминалистическом допросе применяются тактические приемы, которых нет в процессуальном допросе. Криминалистический допрос есть не что иное, как содержание допроса процессуального – живой диалог предстает в глазах судьи или надзирающего прокурора листами разлинованной бумаги, на которую с помощью графических символов нанесена информация, имеющая значение для следствия. Но подготовка к допросу, множество незначительных деталей, не имеющих значения для следствия, отображения в протоколе не получают. Именно в протоколе допроса, чье существование урегулировано несколькими сухими императивными нормами выражаются вовне устные показания допрашиваемого.
    Только допрос способен выявить отдельные смягчающие, исключающие или отягчающие ответственность обстоятельства: признание обвиняемым своей вины и активное способствование раскрытию преступления, изобличению соучастников, отысканию и возврату похищенных ценностей, либо, наоборот, отсутствие малейших признаков раскаяния и активное противодействие следствию. Допрос может пролить свет на причины и условия, способствовавшие совершению преступления, предоставить дополнительные доказательства по делу, выявить новые эпизоды преступной деятельности обвиняемого, или вообще обнаружить не связанные с расследованием факты преступной деятельности других лиц.
    Правильное проведение допроса позволяет значительно рационализировать рабочий процесс следователя, отказаться от проведения повторных и дополнительных допросов, более быстро и полно выяснить интересующие следствия обстоятельства, правильно избрать меру пресечения и верно определить наказание.

    1.2. ЦЕЛИ ДОПРОСА


    УПК в статье второй определяет задачи уголовного судопроизводства: быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден. Уголовное судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению и искоренению преступлений, охране интересов общества, прав и свобод граждан и воспитанию граждан в духе уважения и соблюдения законов. Статья 20 УПК устанавливает обязанность субъектов уголовного процесса по установлению объективной истины, а статья 21 УПК обязывает их к выяснению причин и условий, способствовавших совершению преступления.
    Что такое задача в смысле статьи 2 УПК? Это «то, что требует исполнения, разрешения».[3] Что такое цель? Это «Предмет стремления, то, что надо, желательно осуществить».[4] Из приведенного видно, что понятия цели и задачи по существу одинаковы. Как было указано выше, процессуальный допрос относится к допросу криминалистическому как вид к роду, что позволяет заключить, что задачи процессуального допроса являются также и целями криминального допроса. Но, если отталкиваться от суждения о большем объеме последнего понятия, видно, что существуют и другие цели криминалистического допроса. Ниже речь будет идти только о криминалистическом допросе.
    С.К. Питерцев и А.А. Степанов видят две цели допроса: 1) получить новую, ранее не известную информацию и 2) подтвердить или опровергнуть имеющуюся, но еще не проверенную и посему не могущую считаться достоверной информацию.[5] Цомартов В.Н. видит следующие тактические задачи (т.е. и цели допроса одновременно): формирование психологического контакта с допрашиваемым; криминалистический анализ показаний; оказание помощи лицам, дающим показанию с целью восстановления забытого и правильного воспроизведения воспринятого; преодоление позиции, направленной на дачу ложных показаний, и принятие мер к получению правдивых показаний.[6]
    Цели допроса можно и нужно классифицировать. Существуют две разновидности целей допроса: цели закона и цели тактики. Цели закона определены в УПК РСФСР. Цели тактики в целом такие же. Общие цели (с правовой точки зрения) – цели закона в соответствии с принципом диалектики находят свое выражение в целях частных – целях тактики и конкретизируются в них. В силу того, что тактические цели конкретизируют требования закона, первые приобретают множество дополнительных, промежуточных и вспомогательных целей: установление следователем психологического контакта с лицом, оказание помощи добросовестному, но забывчивому или неверно воспринимающему отдельные стороны реальности допрашиваемому, изобличение во лжи и т.п. Можно подумать, что целями тактики являются сами тактические приемы, ввиду сходства целей с названиями приемов. Однако это не так. Дело в том, что указанные приемы получили свое название в зависимости от тактических целей, которые преследуют.
    Из сказанного видно, что, несмотря на то, что тактические цели вытекают из целей закона, первые относятся ко вторым как род к виду. Это соответствует принятому в правовых науках принципу диалектики.

    1.3. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ К ДОПРОСУ ПОДОЗРЕВАЕМОГО И ОБВИНЯЕМОГО


    Общие правила сбора доказательств относятся, прежде всего, ко времени их получения и к субъекту, собирающему их. Ни одно следственное действие не может проводиться до возбуждения уголовного дела (за исключением осмотра места происшествия). Существенна разница в полномочиях следователя и органа дознания. И тот, и другой могут проводить допрос подозреваемого и обвиняемого, однако при расследовании дел, по которым производство предварительного следствия обязательно (ст. 119 УПК РСФСР), орган дознания вправе проводить допрос и только в течение 10 суток после возбуждения уголовного дела (ч. 1 ст. 121 УПК). Данный срок продлению не подлежит, дальнейшие следственные действия могут проводиться органом дознания только по отдельному поручению следователя (ч. 4 ст. 127 УПК). Протокол допроса не будет иметь доказательственной силы, если допрос будет проводиться оперативным работником, включенным в состав «следственно-оперативной группы (бригады)»: во-первых, действующее законодательство вообще не предусматривает возможности создания подобных подразделений; во-вторых, такие группы (бригады) часто формируются неуполномоченными на то лицами, например, по громким делам об убийствах указанные группы часто формирует Министр внутренних дел, а не начальник следственного отдела прокуратуры, к подследственности которой отнесены эти дела.
    Следователь признается ненадлежащим субъектом, когда неправильно оформлено то, что в оглавлении уголовных дел называется «движение дела», то есть, нарушены требования закона о подследственности, неправильно оформлена передача дела от одного подразделения к другому, отсутствует направление дела начальником следственного отдела к определенному следователю, следователь не принял дело к своему производству. При создании следственной группы следователь должен быть включен в нее надлежащим субъектом в надлежащем порядке. Следователь должен находиться при исполнении служебных обязанностей, то есть быть не на больничном и не в отпуске. Все процессуальные действия должны проводиться следователем в установленные сроки (ст. 133 УПК). Следственные действия признаются собранными ненадлежащим субъектом, если собраны лицом, подлежащим отводу.[7]
    Для допроса в качестве подозреваемого или обвиняемого допрашиваемому должен быть присвоен соответствующий процессуальный статус. Перед допросом обвиняемому (подозреваемому) разъясняются его права, гарантированные статьей 51 Конституции РФ и нормами уголовно-процессуального права. Как правило, об этом составляется отдельный протокол. Если сделать короткую ссылку на разъяснение допрашиваемому прав в самом протоколе допроса, то по ходатайству защиты такой протокол подлежит в суде исключению как недопустимый.[8]
    Недопустимыми признаются протоколы допросов, проведенных с нарушением прав обвиняемого на защиту.
    Так, по делу Джинчарадзе А. обвиняемый, которому первоначально был назначен один адвокат И., которого впоследствии обвиняемый решил заменить адвокатом А. Был заключен соответствующий договор, оформлен ордер. Телефонограмма следователя в юридическую консультацию о вызове адвоката А. на 20.04.1999 была направлена 19.04.1999 в 16ч. 15мин. Адвокат не явился. Не выяснив причин его неявки, следователь в нарушении стать 48 УПК вынес постановление о проведении допроса с участием адвоката И., при этом руководствовался требованиями статьи 48 УПК, ссылаясь на то, что с момента приглашения адвоката А. прошли сутки. Однако этот вопрос он должен был решать в соответствии со статьей 48 УПК.
    При таких обстоятельствах судья обоснованно признал нарушение права обвиняемого на выбор им защитника.[9]
    Верховный Суд РСФСР заметил, что закон не обязывает извещать защитника обо всех проводимых с участием обвиняемого следственных действиях, если защитник об этом не ходатайствовал.[10] Действующий УПК не предусматривает возможности приглашения обвиняемым нескольких защитников, но отказ ему в это является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства.[11]
    Общие требования к протоколу следственного действия изложены в статьях 141 и 142 УПК РСФСР. «Не считаются существенными такие нарушения, как незаполнение граф протокола «образование», «национальность», т.к. отсутствие этих сведений не влияет на истинность полученных данных и не нарушает права обвиняемого (подозреваемого) на защиту. Также несущественным считается не внесение в протокол времени допроса, если установлено, что допрос проводился не в ночное время, и защитой не было сделано никаких заявлений о недопустимости этого доказательства.[12]
    При проведении допроса не допускается применение физического и психического насилия. Психическое насилие может быть самым разнообразным: обман (сообщение о том, что соучастник сознался); шантаж (например, угроза рассказать руководству пострадавших фирм, кто их «кинул», с подробным описанием того, что сделает «крыша» этих фирм с семьей обвиняемого, оставшейся на воле). Комиссия по правам человека определила, что длительное содержание под стражей в одиночной камере приравнивается к давлению.[13] Отдельные авторы предполагают возможность использования в доказывании результатов репродукционного гипноза, оформленных актом «судебно-психологического исследования по эксперементально-суггестивному потенциированию памяти».[14]Подробнее вопросы насилия и давления при производстве допроса будут рассмотрены мною ниже.
    Ряд ученых предполагает также существование этического критерия допроса: недопустимость разжигания национальной и расовой розни,[15] не должен считаться допустимым ответ на вопрос, заданный в оскорбительной форме.[16]
    При отказе обвиняемого (подозреваемого) от подписи протокола следователь не может подписать протокол вместо допрашиваемого.


    1.4. ПОНЯТИЕ ТАКТИЧЕСКОГО ПРИЕМА


    В.Н. Цомартов дает такое определение тактического приема допроса – это «категория криминалистики, представляющая собой научно обоснованную рекомендацию, используемую допрашивающим для преодоления ожидаемых либо уже возникших «помех», каковые создаются умышленно либо неосознанно лицом, путем оказания на это лицо допустимого психологического воздействия в целях достижения задач допроса».[17] В приведенной дефиниции собственно к определению допроса относится то, что тактический прием допроса – категория криминалистики. Остальное – цели допроса. Конечно, через цели можно понять содержание этой категории, но все-таки... Простой анализ этого словосочетания показывает, что оно связано с понятием слова «тактика». Тактика – это «совокупность средств и приемов для достижения намеченной цели».[18] Значит, в понятие тактики входят средства и приемы. Средство – это «прием, способ действия для достижения чего-н.».[19] Прием – это «способ в осуществлении чего-н.».[20] Видно, что средство и прием – понятия тождественные. Тактический прием есть ни что иное, как часть тактики. Прием допроса имеет свою функцию. Она одна - достижение целей допроса, общих и частных. Тактика допроса как совокупность тактических приемов приобретает, в соответствии с диалектическим законом перехода количественных изменений в качественные, помимо функции тактического приема, еще одну – функцию развития. Благодаря статистическим обобщениям становится выявлять общие закономерности применения тактических приемов, их эффективность, вырабатывать новые рекомендации. Развивает криминалистическая тактика саму себя (так как криминалистика, будучи наукой, изучает и саму себя тоже) и смежные науки – науку уголовного процесса, например. Я не считаю функцию развития присущей тактическому приему, так выведенное из единичных примеров индуктивное умозаключение будет неправомерным. Такая ошибка называется «поспешное обобщение».[21]
    Таким образом, тактический прием допроса – это способ действий следователя, направленный на достижение целей допроса. Тактический прием можно именовать также тактическим средством, но так как словосочетание «тактический прием» получило широкое распространение, лучше первый вариант.

    1.5. СООТНОШЕНИЕ ДОПУСТИМОСТИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ И ДОПУСТИМОСТИ ТАКТИЧЕСКИХ ПРИЕМОВ


    Понятие допустимости тактических приемов в отечественной криминалистической литературе проработано слабо. В основном допустимость тактических приемов определяется через понятие допустимости доказательств.
    Определение понятия допустимости доказательств также вызывает большие споры. Проведенный в 1994 году мониторинг деятельности суда присяжных показал, что решение вопроса о допустимости доказательств представляет наибольшие сложности для 32% опрошенных судей, 11% прокуроров, 32% следователей.[22] Допустимости доказательств посвящены многие статьи Конституции РФ и УПК РСФСР. Понятие допустимости доказательств законодательно не определено, несмотря на то, что упоминается в нескольких статьях Х раздела УПК.
    Несмотря на массу неясностей, допустимость доказательств является важнейшим критерием эффективности следствия.
    В Саратовском областном суде на предварительном слушании по делу Семенычева судья постановил, что производные от недопустимого следственного действия доказательства также не могут быть признаны соответствующими закону.[23]
    К сожалению, к подобным выводам пришли далеко не все судьи, хотя из приведенного выше примера видно, что недопустимость доказательств, производных от доказательств, полученных с нарушением закона, является формально-логическим следствием первоначального доказательства и основывается на нарушении последним какого-либо требования, предъявляемого к доказательствам.
    На мой взгляд, допустимость тактических приемов допроса означает не противоречие их требованиям, установленным законом для производства допроса плюс целесообразность приемов. Использование приемов, не стыкующихся с требованиями закона, влечет исключение доказательства из процесса доказывания. Использование нецелесообразных приемов не влечет утрату доказательства, однако стоит вспомнить, что следственные органы – государственные, финансируются из государственных и местных бюджетов. Использование необоснованно дорогих средств, чрезмерная затрата времени следователя, особенно если это не привело к ощутимым результатам, есть не что иное, как пустое расходование денег налогоплательщиков, что особенно актуально для России на ее нынешнем этапе развития.
    Недопустимый тактический прием не подлежит использованию и по своей сути не является недопустимым тактическим приемом. Он является НЕТАКТИЧЕСКИМ приемом, или тактическим НЕПРИЕМОМ.

    1.6. ТРЕБОВАНИЯ К ТАКТИЧЕСКИМ ПРИЕМАМ ДОПРОСА


    Большинство авторов выделяют три требования к тактическим приемам допроса – законность, научность и этичность. Ряд авторов предлагают дополнительно считать требованием целесообразность.
    Требования законности и целесообразности выводятся из понятия и требований к допустимости доказательств – законности и целесообразности. Целесообразность невозможна без строгого научного обоснования. Только на основе научных исследований можно определить, что целесообразно, а что нет. Посему не считаю обоснованным выделять в качестве отдельного требования целесообразность. Также я не считаю возможным выделить этичность в общепринятом ее смысле.
    Этичность – это гуманность. Этичность – это права человека, подозреваемого, обвиняемого. Этичность – это мораль. Этичность – это хорошо. Так говорят ученые, защищая право требования этичности от тактических приемов.
    Этичность – это хорошо. Этичность – это не правовая категория. Так считаю я. Право, закон гарантируют минимум морали в обществе, обеспечивая ее наличие системой различных санкций. Существует буква закона, существует дух закона. Дух закона – его принципы, принципы права. Принципы могут быть закреплены в отдельных статьях, могут выводиться из содержания ряда норм. Принципы права позволяют правильно толковать различные статьи законов. На статьи законов можно сослаться, определяя допустимость доказательств, на требования этичности – нет. Кроме того, этику в праве можно назвать пережитком норм «социалистической» и «коммунистической» морали, ибо на эти виды морали часто ссылаются авторы работ советского периода, говоря об этике.[24]Законодательные установления обеспечивают наличие этичности при проведении отдельных следственных действий. Если этичность понимать как соответствие духу закона, то она, несомненно, является обязательным требованием к производству тактических приемов. Если же понимать этичность как согласованность с требованиями неправовой морали, то этичности нет места в криминалистике и других правовых науках. Разве является выражением этичности назначение следователем меры пресечения – содержания под стражей, когда тот знает, что СИЗО переполнены, и обвиняемый будет существовать там в чудовищных условиях, рискуя заразится к тому же туберкулезом? Этичность в правовом смысле относится к законности как вид к роду, потому, что законность предполагает толкование норм в соответствии с духом закона, посему ее нет надобности включать в состав требований к тактическим приемам отдельно. Среди требований к тактическим приемам допроса присутствует другая этичность, не этичность вообще, как свод норм морали, доминирующей в обществе, а этичность конкретная, содержащая нормы морали той социальной группы, к которой принадлежит обвиняемый (рецидивисты и пр.). Данная конкретная этичность не связана с нормами общей морали и должна применяться только в общении следователя с обвиняемым. Ее существование обусловлено исключительно целесообразностью, необходимостью наиболее быстрого и качественного установления психологического контакта между субъектами допроса.
    Таким образом, среди требований к тактическим требованиям допроса следует выделить законность, научность и КОНКРЕТНУЮ этичность, или применение норм КОНКРЕТНОЙ морали.

    1.7. РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ ПРИЕМАМИ ДОПРОСА СВИДЕТЕЛЯ, ПОТЕРПЕВШЕГО И ОБВИНЯЕМОГО, ПОДОЗРЕВАЕМОГО


    Ряд ученых предлагают делить тактические приемы допроса на приемы допроса потерпевшего и свидетеля и приемы допроса подозреваемого и обвиняемого. Другие исследователи высказываются против такого разграничения. В.Н. Цомартов считает, что при допросе любого лица могут быть использованы одни и те же приемы без модификаций. В поддержку своей точки зрения он приводит такие аргументы:
    1. При допросе обвиняемого, признающего свою вину и искренне пытающегося помочь следствию, но в результате стресса в момент совершения преступления или после забывшего важные для дела обстоятельства может применяться тот же метод, что и при допросе испытавшего испуг потерпевшего;
    2. Одинаковые методы могут использоваться при допросе умышленно противодействующего следствию преступника и лжесвидетеля.[25]
    Безусловно, что в некоторых случаях при допросе разных процессуальных фигур могут применяться похожие приемы, но не идентичные. Сам же Цомартов предлагает такой тактический прием, как криминалистический анализ показаний. Суть его заключается в текущем и последующем сопоставлении показаний допрашиваемого с другими материалами дела и проверки внутренней согласованности показаний. В соответствии с требованиями научности и более узким – целесообразности к тактическим приемам следователь, разумеется, будет намного подробней изучать показания обвиняемого, чем потерпевшего и свидетеля, - все-таки их добропорядочность презюмируется. Так экономится рабочее время следователя, улучшается организация его труда. Так целесообразнее.
    Относительно второго аргумента Цомартова следует отметить, что момент предъявления обвинения – важная вещь в определении допустимости доказательств. Если у следователя имеются основания утверждать, что лицо лжесвидетельствует, то он обязан возбудить дело и предъявить лицу обвинение.
    Так, по делу Каменева, рассматривавшемуся в Мособлсуде, «судья правильно исключил из разбирательства дела протокол допроса Каменева в качестве свидетеля, т. к. против него было возбуждено уголовное дело и у органов предварительного следствия были все основания допросить его в качестве подозреваемого «...»
    В нарушение указанного требования Конституции Каменев был наоборот предупрежден об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний»[26]
    «Допрос в качестве свидетеля лица, фактически подозреваемого в совершении преступления, лишает его возможности осуществить свое право на защиту и поэтому не может быть признан соответствующим требованиям уголовно-процессуального закона.[27]
    Сказанное выше позволять утверждать наличие специфики, отличие тактических приемов допроса потерпевшего, свидетеля от приемов допроса подозреваемого и потерпевшего.

    Сноски
    [1] С.К. Питерцев, А.А. Степанов/Тактика допроса на предварительном следствии и в суде/СПб/2001/с.9
    [2] Михайлов А.И., Соя-Серко Л.А., Соловьев А.Б./Научная организация труда следователя/М/1974/с.127
    [3] С.И. Ожегов, Н.И. Шведова/Толковый словарь русского языка /4-е изд./М/1999/с.203
    [4] Там же/с.873
    [5] С.К. Питерцев и А.А. Степанов/Тактика допроса на предварительном следствии и в суде/СПб/2001/с.9
    [6] Цомартов В.Н./Тактические приемы допроса и пределы их допустимости/канд. дисс./М/1977/с.32
    [7] п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда СССР №10 от 30.11.1990
    [8] Комлев Б.А./Нарушения закона, влекущие исключение показаний потерпевшего, свидетеля из процесса доказывания/Законность/1997/№12/с.19
    [9] Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000./№2/с.16
    [10] Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1992/№4/с.8-9
    [11] Вестник Верховного Суда СССР/1987/№1/с.20
    [12] Н. Григорьева/Исключение из разбирательства дела недопустимых доказательств/Российская юстиция/1995/№11/с. 7
    [13] Комментарий российского законодательства/М/1997/с.35-38
    [14] Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Научно-практический комментарий/под ред. И.Н. Зубова/М/1999/с. 50
    [15] В.В. Золотых/Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе/Ростов-на-Дону/1999
    [16] А.В. Победкин, В.А. Гавриков/О некоторых проблемах определения допустимости доказательств в уголовном процессе/Государство и Право/1999/№7/с.54
    [17] Цомартов В.Н./Тактические приемы допроса и пределы их допустимости/канд. дисс./М/1977/с.26
    [18] С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова/Толковый словарь русского языка/4-е изд./М/1999/с.788
    [19] Там же/с.760
    [20] Там же/с.590
    [21] Е.А. Иванов/Логика/М/1996/с.225
    [22] В.В. Золотых/Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе/Ростов-на-Дону/1999/с.30
    [23] В.П. Очередин/Допустимость и недопустимость по уголовным делам доказательств/Волгоград/1998/с.30
    [24] См. Цомартов В.Н./Тактические приемы допроса и пределы их допустимости/канд. дисс./М/1977; В.С. Комарков/Тактика предъявления доказательств на допросе обвиняемого/канд. дисс./Харьков/1973
    [25] Цомартов В.Н./Тактические приемы допроса и пределы их допустимости/канд. дисс./М/1977/с. 28
    [26] Бюллетень Верховного Суда СССР/1974/№4/с.25
    [27] Шурыгин А.П./Правоприменительная практика рассмотрения дел с участием коллегии присяжных заседателей/Бюллетень Верховного Суда РФ/№2/1997/с.18







    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru