Уголовное законодательство
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Уголовное законодательство

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено 12.05.2000

    Речь
    адвоката Назарова О.В. в защиту Ефремова Д.А.


    Уважаемый и Высокий Суд!

    Постановлением следователя следственного отдела 7 РУВД Центрального административного округа города Москвы от 3 февраля 2000 года, а также в обвинительном заключении, мой подзащитный Ефремов Дмитрий Александрович обвинен в совершении преступления, предусмотренного п.п. "а, г, д" ч. 2 ст. 161 УК РФ, то есть в совершении грабежа - открытого хищения чужого имущества группой лиц, по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, с причинением значительного ущерба гражданину.
            Как признал установленным следователь, Ефремов завладел деньгами потерпевшего, "представившись сотрудником милиции", изъял при этом 150 рублей из заднего кармана брюк потерпевшего "под предлогом якобы личного досмотра".
            При таких фактических обстоятельствах, сочтенных следователем установленными, действия обвиняемых как грабеж, по ст. 161 УК РФ, квалифицированы неправильно.
    Если исходить из доказанности фактических обстоятельств дела, имел место обман, который выражался в создании Ефремовым у потерпевшего ложного представления о себе, как о сотруднике милиции, который вправе производить личный досмотр и изымать при этом ценности.
    При этих обстоятельствах, будь доказаны вмененные подсудимым действия, образующие объективную сторону хищения, они подлежали квалификации как мошеннические, предусмотренные ст. 159 УК РФ, то есть как хищение чужого имущества путем обмана.
    Это являлось бы применением закона о менее тяжком преступлении, чем грабеж, который ошибочно вменен как Ефремову, так и Маханеку.
    При этом просил бы Вас иметь в виду, что судебной практике уже известны случаи квалификации именно как мошенничества действий лиц, завладевших чужим имуществом под видом работников милиции. Извлечение из постановления Президиума Кемеровского областного суда от 17 июля 1998 года по аналогичному делу Братищева уже приобщено по ходатайству защитника на предварительном следствии к материалам уголовного дела.
    Что же касается доводов следователя, отказавшего в удовлетворении ходатайства защитника об указанной переквалификации действий, то они представляются ошибочными, поскольку утверждение следователя о том, что "Ефремов именно открыто забрал из кармана Тайчиева деньги, не объяснив причину их изъятия", не соответствует фактическим обстоятельствам, сочтенным самим же следователем имевшими место.
    В частности, следователь признал установленным в обвинительном заключении, что Ефремов представился Тайчиеву сотрудником милиции. Таким образом и были объяснены Ефремовым его последующие обманные действия, которые производились как якобы действия сотрудника милиции и внешне выглядели именно таковыми. Личный досмотр граждан сотрудники милиции вправе производить в соответствии со ст.11 Закона РФ "О милиции".
    Повторюсь, напомнив Уважаемому и Высокому Суду, что при таких обстоятельствах, будь они доказаны, судебная практика признает в действиях виновных состав не грабежа, а мошенничества.
    Объясняется в данном случае применение закона о менее тяжком преступлении-мошенничестве, тем, что обманные действия являются менее общественно опасными, поскольку маскируются под законные и не совершаются с явным и открытым пренебрежением общепринятыми в обществе нормами поведения. С другой стороны, грабеж, признаваемый законодателем более серьезным преступлением, осуществляется открыто, с явным пренебрежением указанными нормами, даже без видимой маскировки под какие-либо законные действия.
    Однако исходя из имеющихся доказательств даже такая переквалификация действий на статью о мошенничестве представляется невозможной, поскольку ничем не опровергнуты показания Ефремова в суде о том, что у стоявшего к нему спиной потрепевшего он изъял из заднего кармана брюк деньги, полагая, что делает это тайно от него. По словам Ефремова, потерпевший обнаружил, что у него взяты деньги, только когда они уже возвращались в кафе.
    При таких обстоятельствах действия Ефремова, будь они доказаны и преступны, могли квалифицироваться только по ст. 158 УК РФ, как кража, то есть как тайное хищение чужого имущества.
    Хотелось бы также обратить Ваше внимание и на то обстоятельство, что нет оснований не только для квалификации действий Ефремова как грабежа, но и для вменения ему таких квалифицирующих признаков, как совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, а также с причинением значительного ущерба гражданину.
    Я не буду специально обращать внимание суда на вопросы доказанности виновности второго подсудимого. Это задача его защитника. Со своей же стороны полагаю, что никаких доказательств наличия предварительного сговора между подсудимыми на совершение преступления, не имеется, и Маханек вообще изначально безосновательно привлечен к уголовной ответственности. Не случайно Тверской межмуниципальный суд Москвы 14 февраля 2000 года освободил его из-под стражи. Полагаю, что указанный квалифицирующий признак при любых обстоятельствах должен быть исключен из обвинения Ефремова.
    Не соответствует фактическим обстоятельствам и утверждение органов предварительного следствия о том, что преступление Ефремовым совершено с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья. Как следует из показаний этого подсудимого, которые ничем в суде не опровергнуты, "он и пальцем не тронул" потерпевшего. При таких доказательствах и указанный признак также должен быть исключен из обвинения Ефремова.
    Безосновательно вменено Ефремову и причинение значительного ущерба гражданину. Доводы потерпевшего о том, что потерю 150 рублей он полагает для себя значительным ущербом, поскольку-де, в течение трех месяцев ему не платят зарплату, не выдерживают критики, поскольку при таком, в кавычках, бедственном положении, он считает возможным… распивать водку с сожительницей. Указанное обстоятельство, по мнению защиты, свидетельствует о том, что потерпевший, конечно же, кривил душой, утверждая, что причиненный ущерб является для него значительным. Полагаю, что и суд не должен соглашаться с этим мнением потерпевшего, а исключить из обвинения Ефремова указанный квалифицирующий признак.
    Наконец, вменение подсудимым причинения потерпевшему значительного ущерба не может быть признано обоснованным и потому, что изъятие денег у Тайчиева было только отчасти безвозмездным.
    Как показали подсудимые на следствии и в суде, потерпевший вел себя в кафе вызывающе, приставал к окружащим, в том числе и к ним с тем, чтобы ему налили пива. Пиво было налито Тайчиеву. Стоимость выпитого им пива составляла около 80 рублей. Как пояснил Ефремов, Тайчиев не являлся ему родственником и он не обязан был Тайчиева бесплатно угощать пивом, деньги у потерпевшего он взял, чтобы возместить себе стоимость налитого ему пива, умысла на безвозмездное изъятие денег не имел.
    При таких обстоятельствах в действиях Ефремова вообще не может быть усмотрен состав преступления, в том числе и хищения в любой из его форм, поскольку в соответствии со ст.14 УК РФ преступлением признается только виновно совершенное деяние. Виновность в хищении характеризуется наличием умысла, которого у Ефремова не имелось.
    В этой связи я прошу Высокий Суд об оправдании Ефремова за отсутствием в его действиях состава преступления.
    О наказании
    Если суд все-таки признает Ефремова виновным в совершении уголовно-наказуемого деяния, я бы просил учесть требования ч. 3 ст. 60 УК РФ, согласно которой при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.
    Думается, является очевидной низкая степень общественной опасности совершенного преступления, обусловленная маленькой суммой изъятых у Тайчиева денег.
    Кроме того, налицо и смягчающие наказание обстоятельства, предусмотренные ст.61 УК РФ. В частности, совершение Ефремовым преступления небольшой тяжести впервые вследствие случайного стечения обстоятельств, а также при наличии противоправности и аморальности поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления.
    Если говорить о личности Ефремова, то она характеризуется весьма положительно.
    В частности, Ефремов отработал в отделе вневедомственной охраны при 7-ом РУВД ЦАО города Москвы 1 год и 4 месяца в должности контролера спец. ВОХРа. За время работы зарекомендовал себя с положительной стороны. К своим служебным обязанностям относился добросовестно, был исполнительным и дисциплинированным сотрудником, нарушений трудовой дисциплины не имел.
    Такую же положительную характеристику Ефремов получил и за время работы на охранном предприятии "Гвардия-Плюс", а также по месту жительства.
    Наконец, при оценке личности Ефремова я бы просил иметь в виду, что он участвовал в боевых действиях в Чечне в первую кампанию, за "образцовое выполнение воинского долга в служебной командировке, смелость и решительность в действиях по восстановлению конституционного порядка и разоружению незаконных вооруженных формирований в Чеченской Республике", он награжден военным командованием грамотой, имеющейся в материалах дела.
    Если вести речь о влиянии назначенного наказания на условия жизни семьи Ефремова, неженатого и проживающего с неработающими родителями, один из которых-его отец, является пенсионером, то реальное лишение свободы Ефремова- единственного кормильца, окажет безусловно отрицательное влияние на условия жизни его родителей, существующих за счет зарабатываемых сыном средств.
    Совокупность указанных обстоятельств дает мне основания просить суд при условии признания Ефремова виновным в совершении уголовно-наказуемого деяния о назначении ему наказания, не связанного с реальным лишением свободы.
    Печатный текст этой речи защитника прошу приобщить к протоколу судебного заседания.

    Защитник О.В. Назаров








    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru