Уголовное законодательство
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Уголовное законодательство

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено 19.12.2000

    От администрации клуба

    Мы продолжаем публикацию на сайте ЮрКлуба материалов о судебном процессе по делу о ГКЧП, автором которых является активный член клуба, бывший старший прокурор управления Генеральной прокуратуры РФ по реабилитации жертв политических репрессий, старший советник юстиции Назаров Олег Вениаминович, ныне – адвокат МКА «Адвокатская Палата».

    Первой публикацией на эту тему была статья О.В.Назарова «Власть и уголовный закон».
    Второй- «Власть и уголовный закон. Часть 2», в которой публиковались фрагменты подготовленной, но непроизнесенной в виду прекращения дела по амнистии, речи государственных обвинителей, касающиеся предложений суду о квалификации действий подсудимого, бывшего Председателя КГБ СССР В.А.Крючкова.
    Третьей - «Власть и уголовный закон. Часть 3», в которой опубликован фрагмент речи с предложениями о квалификации действий ряда остальных подсудимых.
    Четвертой - «Власть и уголовный закон. Часть 4», в которой публиковался фрагмент речи обвинителей с изложением позиции прокуроров в этом процессе в отношении мотивов действий подсудимых в событиях августа 1991 года.

    Власть и уголовный закон. Часть 5
    Дело в отношении членов ГКЧП и других лиц, привлекавшихся к уголовной ответственности в связи с событиями 19-21 августа 1991 года, было прекращено по амнистии первый раз 1 марта 1994 года. Генерал Варенников В.И. оправдан приговором суда 11 августа 1994 года. Однако решения эти принимались совсем не так уж просто. Вокруг них велась нешуточная борьба. Хотя после событий сентября-октября 1993 года это дело явно потеряло всякую актуальность, поскольку новая власть уже не выводила стеснительно войска из Москвы, как это сделал Министр обороны СССР, Дмитрий Тимофеевич Язов, а шарашила перед телекамерами всего мира из пушек по собственному парламенту, посылала штурмовиков на взятие телецентра, разгоряченный генерал Макашов, нарядившийся по случаю в черный берет, посылал, как телезвезда, картинно располажившись перед телекамерой, штурмовиков «выбрасывать чиновников Мэрии на х…й!».

    Сегодня я предлагаю вниманию читателей ряд прокурорских и судебных документов, отображающих характер и накал этой борьбы…

    Первый из них- адресованный в Президиум Верховного Суда Российской Федерации и удовлетворенный этой инстанцией 11 марта 1994 года надзорный протест на определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 1 марта 1994 года о прекращении по амнистии дела в отношении основных фигурантов:


    Г Е Н Е Р А Л Ь Н А Я ПРОКУРАТУРА Российской Федерации 103793 ГСП, Москва, ул. Б.Дмитровка, 15а Президиум Верховного Суда Российской Федерации


    П Р О Т Е С Т
    (в порядке надзора)
    04.03.94 г. №12-10460-93
    по делу Лукьянова А.И. и др.

    1 марта 1994 года Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации прекратила находившееся в ее производстве уголовное дело в отношении Лукьянова А.И., Павлова В.С., Крючкова В.А., Язова Д.Т., Шенина О.С., Бакланова О.Д., Варенникова В.И., Плеханова Ю.С., Генералова В.В., Стародубцева В.А.

    В своем решении Военная коллегия руководствовалась пунктами 1 и 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации №65-1Г от 23 февраля 1994 года «Об объявлении политической и экономической амнистии», предписывающими немедленно прекратить все уголовные дела, находящиеся в производстве следователей, и дела, не рассмотренные судами, в отношении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности по событиям 19-21 августа 1991 года, связанным с образованием Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) и с участием в его деятельности. Определение Военной коллегии подлежит отмене по следующим основаниям.

    Решение о применении амнистии по делу Лукьянова А.И. и других коллегией было принято в период осуществления ею судебного следствия.

    Ст. 5 УПК РСФСР содержит установление, которым должен руководствоваться суд в тех случаях, когда амнистия объявляется в стадии судебного разбирательства. В соответствии с этим установлением суд обязан довести разбирательство до конца и постановить тот или иной приговор. И если приговор будет обвинительный, освободить осужденных от наказания. Таково заложенное в законе общее правило, которое не может быть отменено или изменено частным нормативным актом, каковым является Постановление об амнистии. Постановления Государственной Думы по своей правовой природе являются подзаконными актами. Законы, согласно действующей Конституции, принимаются в ином порядке- ст.ст.105-108 Конституции Российской Федерации. Ст. 5 УПК РСФСР- это закон. В этой связи совершенно очевидно, что Постановление об амнистии не может иметь приемущественного значения по отношению к закону. Кроме того, следует иметь в виду, что согласно ч. 2 ст. 120 Конституции Российской Федерации, при несоответствии акта государственного или иного органа закону, суд обязан принять решение в соответствии с законом.

    Вместе с тем, можно и не усматривать наличие противоречия между ст. 5 УПК РСФСР и пунктом 9 Постановления об амнистии, с содержащимся в нем требованием о немедленном исполнении. При этом необходимо лишь исходить из того, что это требование применимо к тем делам, которые не находятся в стадии судебного разбирательства (а такие дела есть и в прокуратуре, и в Верховном Суде Российской Федерации). И неприменимо, в силу ст. 5 УПК РСФСР, к настоящему делу, поскольку оно находилось именно в этой стадии.

    На основании изложенного, руководствуясь ст.32 Закона «О прокуратуре Российской Федерации»,

    П Р О Ш У:


    Определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 1 марта 1994 года о прекращении дела в отношении Лукьянова А.И., Павлова В.С., Крючкова В.А., Язова Д.Т., Шенина О.С., Бакланова О.Д., Варенникова В.И., Плеханова Ю.С., Генералова В.В., Стародубцева В.А. отменить.

    Дело передать на новое судебное рассмотрение в ином составе судей.

    Примечание: дело находится в Верховном Суде РФ.

    Заместитель Генерального прокурора
    Российской Федерации
    Э.Г.Денисов


    Рассмотрев указанный протест, судебная надзорная инстанция вынесла следующее решение (цитируется фрагмент):

    Дело №168-п94пр

    ПОСТАНОВЛЕНИЕ
    ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
    г.Москва

    11 марта 1994 года

    …………………………………………………………
    установил:

    Лукьянов, Павлов, Крючков, Язов, Шенин, Бакланов, Варенников, Плеханов, Генералов и Стародубцев были привлечены к уголовной ответственности в связи с событиями 19-21 августа 1991 года, образованием Государственного Комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) и с участием в его деятельности.

    В соответствии с предъявленным обвинением дело было принято к производству Военной коллегией Верховного суда Российской Федерации и с 14 апреля 1993 года по нему проводилось судебное разбирательство.

    Определением Военной коллегии Верховного суда Российской Федерации от 1 марта 1994 года уголовное дело в отношении указанных лиц прекращено в связи с принятием 23 февраля 1994 года Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации постановления «Об объявлении политической и экономической амнистии».

    В протесте указывается, что определение Военной коллегии Верховного суда Российской Федерации не соответствует требованиям ч. 3 ст.5 УПК РСФСР, согласно которой суд должен был довести судебное разбирательство до конца с вынесением соответствующего приговора с освобождением осужденных от наказания.

    Президиум Верховного суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

    В протесте правильно указывается, что при решении вопроса о применении амнистии к лицам, привлеченным к уголовной ответственности по данному делу, суд должен был в соответствии с ч. 3 ст. 5 УПК РСФСР довести судебное разбирательство до конца и при постановлении обвинительного приговора освободить осужденных от наказания. Что касается ссылки в определении Военной коллегии на п. 9 постановления Государственной Думы «Об объявлении политической и экономической амнистии», в котором указано, что пункты 1 и 2 постановления подлежат немедленному исполнению и тем самым Государственная Дума установила особый порядок применения амнистии по данному делу, она не может быть признана убедительной, так как противоречит требованиям закона.

    Постановления Государственной Думы и в частности данное постановление «Об объявлении политической и экономической амнистии», являются подзаконными актами и не могут иметь приемущественного значения по отношению к закону. Поскольку по данному делу возникли противоречия между ч.3 ст.5 УПК РСФСР и указанием в постановлении Государственной Думы о немедленном исполнении п. 1 постановления, суду надлежало руководствоваться ч. 2 ст. 120 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом.

    Однако этого сделано не было и дело в нарушение требований ч. 3 ст. 5 УПК РСФСР прекращено в стадии судебного разбирательства без постановления соответствующего приговора. В связи с этим определение Военной коллегии Верховного суда Российской Федерации подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в ином составе судей со стадии судебного разбирательства.

    Исходя из изложенного и руководствуясь п. 2 ст.378 УПК РСФСР, Президиум Верховного суда Российской Федерации

    п о с т а н о в и л:


    определение Военной коллегии Верховного суда Российской Федерации от 1 марта 1994 года в отношении Лукьянова Анатолия Ивановича, Павлова Валентина Сергеевича, Крючкова Владимира Александровича, Язова Дмитирия Тимофеевича, Шенина Олега Семеновича, Бакланова Олега Дмитириевича, Варенникова Валентина Ивановича, Плеханова Юрия Сергеевича, Генералова Вячеслава Владимировича и Стародубцева Василия Александровича отменить. Уголовное дело в отношении указанных лиц направить на новое рассмотрение в ином составе судей со стадии судебного разбирательства.




    В отношении Тизякова А.И. и Янаева Г.И. решение вышеприведенными актами не принималось, поскольку производство по делу в отношении Тизякова определением Военной коллегии от 7 сентября 1993 года было приостановлено, а дело в отношении Янаева определением того же суда от 25 ноября 1993 года было выделено в отдельное производство. Однако 3 марта 1994 года дело и в отношении этих лиц прекращалось в соответствии с актом об амнистии. При этом было вынесено постановление следующего содержания:

    П О С Т А Н О В Л Е Н И Е
    3 марта 1994 г.
    гор.Москва
    Заместитель Председателя Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации Уколов А.Т., рассмотрев материалы уголовного дела в отношении Янаева Г.И. и Тизякова А.И.,

    установовил:


    Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации от 23 февраля 1994 года издано Постановление «Об объявлении политической и экономической амнистии», пунктом 1-а которого предписано прекратить все уголовные дела, в том числе и не рассмотренные судами, в отношении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности по событиям 19-21 августа 1991 года, связанным с образованием Государственного Комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) и с участием в его деятельности.

    Янаеву и Тизякову предъявлено обвинение в совершении преступных действий, связанных с событиями 19-21 августа 1991 года и образованием Государственного Комитета по чрезвычайному положению. Следовательно, акт амнистии непосредственно распространяется на возбужденное в отношении этих лиц дело.

    Производство по делу в отношении Тизякова определением Военной коллегии от 7 сентября 1993 года приостановлено, а дело в отношении Янаева определением того же суда от 25 ноября 1993 года выделено в отдельное производство и также в настоящее время не находится на стадии судебного разбирательства.

    Таким образом, акт амнистии подлежит немедленному применению к указанным подсудимым в случае, если они не возражают против принятия такого решения.

    Учитывая, что ни Янаев, ни Тизяков не аозражают против применения к ним акта амнистии, и руководствуясь п.4 ст.5, ст.ст.26, 221, 229, 234 УПК РСФСР,

    п о с т а н о в и л:

    Уголовные дела в отношении Янаева Геннадия Ивановича и Тизякова Александра Ивановича объединить в одно производство, которое прекратить на основании пунктов 1-а и 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 23 февраля 1994 года «Об объявлении политической и экономической амнистии». Меру пресечения- подписку о невыезде- в отношении указанных лиц, а также арест, наложенный на их имущество, отменить.

    Гражданские иски, заявленные к Янаеву и Тизякову в связи с данным делом, оставить без рассмотрения.

    Заместитель Председателя Военной коллегии
    Верховного Суда Российской Федерации
    А.Уколов




    Это решение также не удовлетворило прокуратуру и заместителем Генерального прокурора РФ Э.Г.Денисовым был принесен надзорный протест на предмет его отмены (приводится лишь мотивировочная часть этого документа)

    Президиум Верховного суда Российской Федерации

    П Р О Т Е С Т
    (в порядке надзора)
    по делу Янаева Г.И. и Тизякова А.И.


    ………………………………………………

    «Указанное решение считаю неправосудным по следующим основаниям.

    Пунктом 1-а названного постановления Государственной Думы предписывалось прекратить все уголовные дела, в том числе и не рассмотренные судами, в отношении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности по событиям 19-21 августа 1991 года, связанным с образованием Государственного Комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) и с участием в его деятельности.

    Как видно из указанного акта амнистии, Государственная Дума использовала в нем терминологию, принятую в уголовно-процессуальном законодательстве. В этой связи для того, чтобы определиться с конкретным содержанием такого понятия как «не рассмотренных судом», следует обратиться к нормам Уголовно-процессуального кодекса РСФСР.

    По смыслу ч. 3 ст.380 УПК, судебным рассмотрением дела являются действия, произведенные в рамках пришедшей на смену преданию суду стадии назначения судебного заседания, через которую прошло дело не только в отношении Тизякова А.И., но и остальных лиц, привлекавшихся к уголовной ответственности по событиям 19-21 августа 1991 года, связанным с образованием Государственного Комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) и с участием в его деятельности.

    Поскольку эта стадия закончилась принятием заместителем Председателя Военной коллегии Верховного суда Российской Федерации соответствующего итогового решения- постановления о назначении судебного заседания, следует признать, что дело было рассмотрено. Причем, рассмотрение дела состоялось в самостоятельной стадии процесса, поскольку между этой стадией и стадией судебного разбирательства существует разрыв во времени, в течение которого постановление о назначении судебного заседания может быть опротестовано прокурором в кассационный срок, а также в надзорном порядке.

    Таким образом, у заместителя Председателя Военной коллегии Верховного суда Российской Федерации не имелось законных оснований для вывода о том, что дело Тизякова А.И. не рассматривалось судом, а также для соответствующего применения к этому лицу пункта 1-а приведенного постановления Государственной Думы, предписывавшего прекращение не рассмотренных судом дел.

    Ничего в этом смысле не меняет и то обстоятельство, что указанное итоговое решение принималось единолично заместителем Председателя Военной коллегии Верховного суда Российской Федерации, поскольку в соответствии с п. 1 ст.34 УПК под наименованием «суд» следует подразумевать и отдельных судей, действующих в пределах своей компетениции.

    Правильность такого вывода об отсутствии в данном случае законных оснований для прекращения дела подтверждается и тем, что в соответствии с ч. 4 ст. 5 УПК прекращение дела по основаниям, предусмотренным п.4 ст.5 УПК допускается лишь в случае, если обвиняемый против этого не возражает. Что же касается Тизякова А.И., то после состоявшегося ранее назначения судебного заседания, в котором он должен был предстать перед судом совместно с Лукьяновым А.И., Язовым Д.Т., Крючковым В.А. и другими, он имел в соответствии со ст.236 УПК статус не обвиняемого, а подсудимого, который в последующем не изменялся, поскольку производство по делу в отношении этого лица было приостановлено в стадии судебного разбирательства и в деле не имелось данных о перенесении его в иную стадию уголовного процесса, где бы Тизяков мог стать, например, обвиняемым, в связи с чем в отношении него стало бы возможным прекращение дела по основаниям, предусмотренным п.4 ст. 5 УПК.

    При таких обстоятельствах есть все основания утверждать, что дело по указанным основаниям не может быть прекращено не только в стадии судебного разбирательства, как указано в ч. 3 ст. 5 УПК, но и после принятия судьей решения о назначении судебного заседания, поскольку вторичное судебное рассмотрение дела в стадии назначения судебного заседания возможно только после отмены соответствующей судебной инстанцией вынесенного судьей постановления о его назначении. Если игнорировать этот порядок, то может стать нормой, например, вынесение по делу повторного приговора без отмены предыдущего, что является бесспорно недопустимым.

    С учетом изложенного есть все основания утверждать, и что в отношении выздоровевшего Тизякова акт амнистии мог быть применен только в порядке, предусмотренном ч.3 ст. 5 УПК и только коллегиальным составом суда в стадии судебного разбирательства, а не единолично заместителем Председателя Военной коллегии Верховного суда Российской Федерации, как произошло в рассматриваемой ситуации.

    По этим же мотивам, а также в виду требований ст.240 УПК о непрерывности судебного разбирательства, заместитель Председателя Военной коллегии Верховного суда Российской Федерации не вправе был рассматривать совместно с делом Тизякова выделенное в отдельное производство дело Янаева и принимать по этим двум делам, находящимся в разных стадиях уголовного процесса, единое процессуальное решение…».




    Этот протест также был удовлетворен, Президиум Верховного Суда Российской Федерации отменил судебное постановление и направил дело на новое рассмотрение. В результате нового рассмотрения 6 мая 1994 года дело в отношении всех фигурантов, кроме Варенникова В.И., вновь было прекращено в соответствии с актом об амнистии. Тексты этих решений приводятся полностью:

    П О С Т А Н О В Л Е Н И Е
    6 мая 1994 года
    г.Москва

    Член Верховного Суда Российской Федерации Яськин В.А., рассмотрев материалы уголовного дела в отношении Янаева Г.И.,

    установил:


    23 февраля 1994 года Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации принято Постановление «Об объявлении политической и экономической аснистии», в соответствии с которым подлежат прекращению все не рассмотрренные судами дела в отношении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности по событиям 19-21 августа 1991 года, связанным с образованием Государственного Комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) и с участием в его деятельности.

    Янаеву Г.И. предъявлено обвинение в совершении указанных действий в августе 1991 года, а именно- в создании Государственного Комитета по чрезвычайному положению и участии в его деятельности.

    Следовательно, акт амнистии распространяется на возбужденное против него дело.

    Согласно ст.5 УПК РСФСР возбужденное уголовное дело подлежит прекращению вследствие акта амнистии, если обвиняемый против этого не возражает.

    Учитывая, что Янаев Г.И. не возражает против прекращения дела по такому основанию, и руководствуясь ст.ст.5,221, 229 и 234 УПК РСФСР,

    постановил:


    Уголовное дело в отношении Янаева Геннадия Ивановича прекратить на основании пунктов 1, п.п. «а» и 9 Постановления Государственной Думы Российской Федерации от 23 февраля 1994 года «Об объявлении политической и экономической амнистии».

    Меру пресечения в отношении Янаева Г.И. и арест, наложенный на его имущество, отменить.

    Член Верховного Суда
    Российской Федерации
    В.А.Яськин

    П О С Т А Н О В Л Е Н И Е


    6 мая 1994 года
    г.Москва
    Член Верховного Суда Российской Фкдкрации Яськин В.А., рассмотрев материалы уголовного дела в отношении Лукьянова А.И. и других,

    установил:


    23 февраля 1994 года Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации принято Постановление «Об объявлении политической и экономической амнистии», в соответствии с которым подлежат прекращению все не рассмотренные судами дела в отношении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности по событиям 19-21 августа 1991 года, связанным с образованием Государственного Комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) и с участием в его деятельности.

    Лукьянову А.И., Павлову В.С., Крючкову А.А., Язову Д.Т., Шенину О.С., Бакланову О.Д., Плеханову Ю.С., Генералову В.В., Стародубцеву В.А. и Тизякову А.И., предъявлено обвинение в совершении преступных действий, связанных с событиями 19-21 августа 1991 года и образованием названного Комитета.

    Следовательно, акт амнистии распространяется на возбужденное против них дело.

    Согласно ст. 5 УПК РСФСР возбужденное уголовное дело подлежит прекращению вследствие акта амнистии, если обвиняемые против этого не возражают.

    Перечисленные лица не возражают против прекращения дела по такому основанию.

    Учитывая, что Тизяков А.И. выздоровел, производство в отношении него, приостановленное 7 сентября 1993 года, подлежит возобновлению.

    На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.5, 221, 229, 234 и 257 УПК РСФСР,

    постановил:


    1. Возобновить производство по делу в отношении Тизякова Александра Ивановича.

    2. Уголовное дело в отношении Лукьянова Анатолия Ивановича, Павлова Валентина Сергеевича, Крючкова Владимира Александровича, Язова Дмитирия Тимофеевича, Шенина Олега Семеновича, Бакланова Олега Дмитриевича, Тизякова Александра Ивановича, Плеханова Юрия Сергеевича, Генералова Вячеслава Владимировича и Стародубцева Василия Александровича прекратить на основании пунктов 1, п.п. «а» и 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 23 февраля 1994 года «Об объявлении политической и экономической амнистии».

    Меру пресечения в отношении указанных лиц и арест, наложенный на их имущество, отменить.

    Член Верховного Суда

    В.А.Яськин


    Следует сказать, что и эти решения представлялись обвинителям не соответствующими требованиям закона и факоически предъявленному им обвинению.

    В частности, прекращение дела в отношении Янаева Г.И., как следует из судебного постановления, произведено на основании пунктов 1, п.п. «а» и 9 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 23 февраля 1994 года «Об объявлении политической и экономической амнистии». Как указано в судебном постановлении, акт амнистии распространяется на возбужденное против него дело, поскольку Янаеву Г.И. предъявлено обвинение в создании Государственного Комитета по чрезвычайному положению и участии в его деятельности.

    Между тем, в соответствии с п. «а» ст. 1 приведенного постановления Государственной Думы, прекращению подлежали уголовные дела в отношении лиц, привлекавшихся к уголовной ответственности «по событиям 19-21 августа 1991 года, связанным с образованием Государственного Комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) и с участием в его деятельности».

    Если же обратиться к содержанию обвинения Янаева, то можно увидеть, что ему вменялось органами предварительного следствия совершение преступных действий не только в период 19-21 августа 1991 года, но и ранее этих дат. В частности, относительно Янаева Г.И. указано, что вечером 18 августа 1991 года он, «явно выходя за пределы предоставленных ему прав и конституционных полномочий, в нарушение ст.ст.127-4, 127-6, 127-7 Конституции СССР, принял на себя полномочия Президента СССР, установленные ст. 127-3 Конституции СССР. Для создания видимой законности этих действий он подписал Указ о вступлении им с 19 августа 1991 года в исполнение обязанностей Президента СССР, в котором содержалась заведомая ложь о невозможности по состоянию здоровья их осуществлять М.С.Горбачевым».

    Эти действия органами предварительного следствия признаны преступными и квалифицированы по ст. 64 п. «а» ч. 2 ст. 171 и ст. 175 УК РСФСР.

    Если исходить из текстуально точного содержания приведенного постановления Государственной Думы, становится ясным, что амнистирован Янаев за эти действия не был, и еще до образования ГКЧП совершил должностной подлог, а также превысил пределы предоставленной ему власти.

    Если обратиться к содержанию обвинения Крючкова, Язова и других, то можно увидеть, что им также вменялось органами предварительного следствия совершение преступных действий не только в период 19-21 августа 1991 года, но и гораздо ранее этих дат.

    В частности, относительно Крючкова В.А. указано, что 5 августа 1991 года он встретился на конспиративном объекте КГБ СССР «АБЦ» в Москве с Язовым, Баклановым, Шениным и Болдиным. Обсудив ситуацию в стране и свое отношение к новому Союзному договору, они, как отмечено в обвинительном заключении, «решили сорвать его подписание путем захвата власти и введения чрезвычайного положения».

    При условии доказанности этих действий и правильной квалификации органами предварительного следствия их как измены Родине (с чем согласился и судья Яськин, который в противном случапе принял бы иное решение)- уже 5 августа 1991 года Крючковым В.А. было исполнено преступление, предусмотренное п. «а» ст. 64 УК РСФСР, поскольку состав этого преступления является формальным и для квалификации действий по указанному закону достаточно установить только сам факт сговора на захват власти.

    Если исходить из текстуально точного содержания приведенного постановления Государственной Думы, становится ясным, что амнистирован Крючков за эти действия не был. Равно как не был амнистирован он и за действия, совершенные им согласно предъявленному обвинению 5, 6, 16, 17 и 18 августа 1991 года, которые были квалифицированы наряду со ст.64 и по ст. 260 УК РСФСР.

    Обратившись к тексту обвинительного заключения, к такому же выводу следует прийти и в отношении Язова Д.Т., Лукьянова А.И., Павлова В.С., Бакланова О.Д., Плеханова Ю.С. и Генералова В.В., которым органами предварительного следствия также вменялись признанные преступными действия, совершенные ранее, чем 19-21 августа 1991 года. По существу, под указанный акт об амнистии могли подпасть только действия, вмененные Тизякову А.И. и Стародубцеву В.А., которые ранее чем 19-21 августа 1991 года никаких действий не совершали.

    Руководству Генеральной прокуратуры РФ того времени указанные аргументы были доложены, однако никаких телодвижений с их стороны по этому поводу не последовало…

    Таким образом, как ни парадоксально это выглядит, все фигуранты указанного уголовного дела за исключением Тизякова, Стародубцева и оправданного в последующем судом Варенникова, будучи преданными суду за целый ряд вменявшихся им преступных действий, до настоящего времени лишены правосудия, поскольку судом не принято какое-либо решение по части из предъявленного им обвинения.

    Назаров О.В.
    oleg-nazarov@mtu-net.ru
    Бывший прокурор,
    а ныне адвокат МКА «Адвокатская Палата»




    Приложение:

    ПОСТАНОВЛЕНИЕ
    ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
    ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


    Об объявлении политической и экономической амнистии


    В целях национального примирения, достижения гражданского мира и согласия, в соответствии с пунктом "е" части 1 статьи 103 Конституции Российской Федерации Государственная Дума Федерально- го Собрания Российской Федерации п о с т а н о в л я е т:

    1. Прекратить все уголовные дела, находящиеся в производстве следователей, и дела, не рассмотренные судами, в отношении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности:
    а) по событиям 19-21 августа 1991 года, связанным с образо- ванием Государственного Комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) и с участием в его деятельности;
    б) по факту столкновения демонстрантов и работников органов внутренних дел 1 мая 1993 года в г. Москве;
    в) за участие в событиях 21 сентября - 4 октября 199З года в г. Москве, связанных с изданием Указа Президента Российской Феде- рации от 21 сентября 1993 года N 1400 "О поэтапной конституцион- ной реформе в Российской Федерации", и противодействие его реали- зации , независимо от квалификации и действий по статьям Уголов- ного кодекса РСФСР.

    2. Освободить от наказания лиц, осужденных за деяния, пре- дусмотренные п.1 Постановления.

    З. Освободить от наказания в виде лишения свободы, а также от наказаний, не связанных с лишением свободы:

    а) осужденных за преступление, предусмотренные ч.1 ст. 88 УК РСФСР;

    б) осужденных за преступления, предусмотренные ч.1 и ч. 2 ст. 92 УК РСФСР;
    в) осужденных за преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 170, ч.1 ст.171, ст.ст. 172,175 УК РСФСР.
    4. Прекратить все уголовные дела, находящиеся в производстве следователей и дела, не рассмотренные судами, а также освободить от наказания лиц, осужденных по ч. З ст. 92, ч. 2 и ч. З ст. 93 и по ст. 93-1 УК РСФСР за хищение государственного и общественного имущества в крупных и особо крупных размерах, если указанные уго- ловные преступления совершены в период до ликвидации СССР (до де- кабря 1991 года включительно), кроме тех, кто осужден за хищение государственного и общественного имущества путем кражи, грабежа, разбоя и мошенничества.

    5. Прекратить производством все следственные дела и дела, не рассмотренные судами о преступлениях, совершенных лицами, пере- численными в п. З, до вступления в силу настоящего Постановления.

    6. Не распространять действие пунктов З-4 Постановления на осужденных:

    а) ранее осуждавшихся за умышленные преступления и вновь осужденных к лишению свободы за умышленные преступления;
    б) признанных особо опасными рецидивистами;
    в) являющихся злостными нарушителями режима отбывания нака- зания;
    г) ранее освобождавшихся из мест лишения свободы до полного отбытия назначенного судом срока наказания в порядке акта амнист- ии или помилования и вновь совершивших умышленное преступление.

    7. К лицам, в отношении которые наряду с наказанием за со- вершенное преступление назначены меры принудительного лечения от алкоголизма, наркомании или венерических заболеваний и подлежащим освобождению от наказания в соответствии с настоящим Постановле- нием, акт амнистии применяется по окончании полного курса лече- ния.

    8. Под действие Постановления подпадают лица, осужденные су- дами Российской Федерации, а также судами СССР.

    9. Данное Постановление вступает в силу с момента опублико- вания. Пункты 1, 2 Постановления подлежат исполнению немедленно. Пункты 5,4, 8 исполняются в течение шести месяцев в порядка, пре- дусмотренном постановлением "О порядке применения постановления "Об объявлении амнистии в связи с принятием Конституции Российск- ой Федерации", причем пункт 4 настоящего Постановления исполняет- ся судами.

    Председатель Государственной
    Федерального Собрания
    Российской Федерации

    И. П.РЫБКИН

    Москва
    23 февраля 1994 года
    N 65-1 ГД








    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru