Уголовное законодательство
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Уголовное законодательство

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено 30.08.2000

    Обоснование
    в порядке ст. 220(2) УПК РСФСР жалобы
    в отношении Кортникова С.П. перед судьей
    Энского межмуниципального районного суда
    г. Москвы в судебном заседании
    от 28 апреля 1999 года


    Ваша Честь !

            Напомню, что в своей основной и трех дополнительных жалобах я ставлю следующие вопросы:
    1. О признании незаконным и необоснованным продления заместителем Генерального прокурора Российской Федерации срока следствия по делу Кортникова С.П. до 10 месяцев.
    2.
    О признании незаконным и необоснованным продления в стадии предварительного следствия срока содержания Кортникова под стражей до 9 месяцев 28 дней.
    3.
    Об отмене как незаконного и необоснованного постановления следователя от 2 апреля 1997 года о привлечении Кортникова в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 15, ч.3 ст. 147 УК РСФСР.
    4. О принуждении судебным решением прокурора города Москвы исполнить, наконец, свои процессуальные обязанности о рассмотрении ходатайств защитника о признании доказательств не имеющими юридической силы и об исключении их из процесса доказывания с принятием по результатам такого рассмотрения соответствующего мотивированного процессуального постановления.
    Эти требования обосновываются следующими доводами.
    Непредставление прокурором в суд
    достоверных документов, подтверждающих
    законность и обоснованность продления
    срока следствия и содержания под стражей
            Уголовное дело № 034071 возбуждено 16 октября 1996 года.
            30 октября 1996 года Кортников Сергей Петрович был задержан на срок до 30 суток в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 14 июня 1994 года № 1226 "О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности" по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 147 УК РСФСР.
            29 ноября 1996 года к обвиняемому Кортникову применена с санкции Энского межрайонного прокурора города Москвы мера пресечения в виде заключения под стражу.
            Впоследствии срок содержания Кортникова под стражей продлевался до 30 января 1997 года Энским межрайонным прокурором, а прокурором Москвы - до пяти месяцев и 16 дней, то есть до 16 апреля 1997 года.
            Требования ст. 201 УПК РСФСР были выполнены в период с 2 по 14 апреля 1997 года.
    22 апреля 1997
    года дело с обвинительным заключением направлено заместителем Энского межрайонного прокурора Москвы для рассмотрения по существу в Энский межмуниципальный суд Энского административного округа города Москвы.
    Таким образом, до направления дела в суд, Кортников, числящийся за органами предварительного следствия и прокурором, содержался под стражей 5 месяцев и 22 дня.
            Приговором Энского межмуниципального суда города Москвы от 14 января 1998 года Кортников С.П. осужден по ст. ст. 15, 147 ч. 3 УК РСФСР к четырем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Срок наказания исчислялся с 30 октября 1996 года.
    Определением Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 31 марта 1998 года приговор оставлен без изменения.
            Постановлением Президиума Московского городского суда от 21 января 1999 года приговор Энского межмуниципального суда города Москвы от 14 января 1998 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 31 марта 1998 года по делу Кортникова С.П., осуждавшегося по ч. 3 ст. ст. 15,147 УК РСФСР к четырем годам лишения свободы, отменены.
    Дело направлено на новое расследование. Мера пресечения Кортникову в виде заключения под стражу оставлена без изменения.
            9 марта 1999 года дело передано из Энской межрайонной прокуратуры города Москвы для принятия к производству в следственный отдел 3 РУВД города Москвы, при этом межрайонным прокурором срок следствия и содержания Кортникова под стражей был продлен на один месяц, то есть срок содержания Кортникова под стражей должен был закончиться 9 апреля 1999 года при общем сроке содержания его под стражей на предварительном следствии, равном 6 месяцам и 22 дням.
            Продлив срок содержания под стражей до 9 месяцев и 28 дней, заместитель Генерального прокурора Российской Федерации тем самым мог продлить его в реальном исчислении только до 15 июля 1999 года, а не до 16 июля этого же года, как указано в постановлении о продлении.
             Появлению ошибки способствовало то обстоятельство, что следователь указал датой утверждения обвинительного заключения и направления дела прокурором в суд 21 апреля 1997 года, а на самом деле это произошло 22 апреля 1997 года.
    Однако решение об освобождении Кортникова из-под стражи должно быть принято не только в силу этой ошибки, а потому, что в суд, как оказалось, вообще не представлена достоверная копия документа, подтверждающего продление срока следствия и содержания Кортникова под стражей.
    В частности, как видно из копии постановления следователя Виноградова, заместитель Генерального прокурора Российской Федерации продлил срок следствия до десяти месяцев, а срок содержания Кортникова под стражей- до 16 июля 1999 года, то есть до 9 месяцев и 28 дней.
    Между тем, эти данные опровергаются имеющимся в Вашем распоряжении письмом заместителя Энского межрайонного прокурора О.Л. Смирнитской, которое она направила защитнику 2 апреля 1999 года и из которого следует, что "срок предварительного следствия по данному уголовному делу и срок содержания под стражей обвиняемого Кортникова С.П. продлен Генеральной прокуратурой РФ до... 16 июня 1999 года".
    В соответствии с п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 года № 3 "О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей", в тех случаях, когда жалоба подается непосредственно в суд, о ее поступлении уведомляется прокурор, осуществляющий надзор за дознанием или предварительным следствием, который в течение двадцати четырех часов с момента получения уведомления обязан направить в суд материалы, подтверждающие законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей.
    Несмотря на то, что мои жалобы поступили непосредственно в суд, никакими поступившими от прокурора материалами кроме указанного письма, которое опровергает данные, поступившие от следователя, Вы, Ваша Честь, не располагаете. В материалах нет никакого сопроводительного письма прокурора к имеющимся материалам. Копия постановления о продлении срока следствия и содержания Кортникова под стражей заверена не прокурорской печатью, а печатью органа внутренних дел.
    При таких обстоятельствах и в соответствии со ст. 220(2) УПК РСФСР, поскольку прокурором в заседание не представлены материалы, подтверждающие законность и обоснованность продления срока содержания под стражей, судья должен вынести постановление об отмене этой меры пресечения и об освобождении Кортникова из-под стражи.
    В отношении личности Кортникова
    и других обстоятельств, подлежащих
    учету при продлении срока содержания под стражей
    Органами предварительного следствия и прокуратуры при решении вопроса о продлении срока содержания Кортникова под стражей не были учтены и требования статьи 91 УПК РСФСР, согласно которой при избрании той или иной меры пресечения, а также при продлении срока содержания под стражей, следователь и прокурор помимо обстоятельств, указанных в статье 89 УПК РСФСР, должны также учитывать личность обвиняемого, род его занятий, возраст, семейное положение и другие обстоятельства.
            Старший следователь следственного отдела 3 РУВД Москвы, подполковник юстиции Виноградов В.Л., в обжалуемом постановлении о продлении срока следствия и содержания Кортникова под стражей указал, что изменять меру пресечения Кортникову "нецелесообразно" "с учетом его личности и тяжести содеянного".
            
    Указанные мотивы следователя полностью не соответствуют фактическим обстоятельствам, поскольку личность Кортникова является исключительно положительной.
    Кортников Сергей Петрович является молодым ученым- правоведом, кандидатом юридических наук, преподавателем кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Энского государственного университета. Ранее он никогда к уголовной ответственности не привлекался, женат, имеет на иждивении малолетнего ребенка, а в Энске- постоянное место жительства и родителей- пенсионеров. Отец Кортникова, к тому же, является инвалидом, а жена не работает, поскольку вынуждена ухаживать как за родителями мужа, так и за малолетним сыном.
    Никаких данных о том, что Кортников скроется от следствия, либо не будет являться по вызовам следователя, либо воспрепятствует установлению истины по делу, на момент его ареста не имелось.
    Не имеется их и в настоящее время.
    Постановление Президиума Мосгорсуда, которым были отменены приговор и определение кассационной инстанции, а дело направлено на доследование с оставлением Кортникову меры пресечения без изменения, было вынесено 21 января 1999 года, а уже 22 января я сообщил об этом Кортникову в Энск. Ну, и что? Он бросился в бега, стал скрываться, менять внешность, жить по поддельному паспорту? Да ничего подобного. Этот тихий, интеллигентный человек сидел на работе и со страхом ждал, пока его под "белы руки" не возьмут и не повезут опять в эту страшную московскую Бутырку, что так и произошло- ему позвонили из колонии- поселения с просьбой приехать "арестоваться" в соответствии с постановлением Президиума Мосгорсуда, он поехал, и вот он здесь, в этом зале судебного заседания... Если суд примет решение сейчас отменить Кортникову меру пресечения, он также добросовестно будет являться к следователю, поскольку на все время предварительного следствия будет проживать в Москве, официальное заявление об этом его брата я прилагаю.
    Кроме того, при решении судьбы Кортникова я бы просил учесть и то обстоятельство, что по состоянию на сегодняшний день Кортников уже необоснованно, как оказалось, содержался под стражей более двух лет, в местах лишения свободы зарекомендовал себя с самой положительной стороны, о чем свидетельствуют прилагаемые характеристики, в связи с чем Советский районный суд города Энска счел возможным перевести его в колонию-поселение, а начальник колонии-поселения- на законном основании разрешить проживание с семьей в принадлежащей Кортникову квартире в г. Энске.
    С учетом изложенного, а также принимая во внимание, что Кортников С.П. до продления срока содержания под стражей заместителем Генерального прокурора РФ, уже содержался под стражей свыше шести месяцев, будучи перечисленным за органами предварительного следствия, он должен быть из-под стражи освобожден немедленно.
    В отношении "исключительности"
    случая продления срока следствия
    и содержания Кортникова под стражей
            Обжалуемое решение органов предварительного следствия и прокуратуры о продлении срока следствия и содержания Кортникова под стражей является как незаконным, так и необоснованным и по другим основаниям.
            В соответствии с ч. 2 ст. 97 УПК РСФСР продление срока содержания под стражей свыше шести месяцев допускается только в исключительных случаях.
            Согласно ч.3 ст. 133 УПК РСФСР только в исключительных случаях возможно и продление срока следствия свыше шести месяцев.
    В постановлении о продлении заместителем Генерального прокурора Российской Федерации срока следствия и содержания Кортникова под стражей не указано, в чем выражалась исключительность случая такого продления срока, хотя это и является обязательным
    условием принятия решения о продлении.
    Более того, для признания случая продления срока следствия и содержания под стражей исключительным, в данных обстоятельствах не имелось и фактических оснований, поскольку о производстве дополнительных следственных действий, ради которых, как видно из постановления о продлении срока следствия и содержания Кортникова под стражей, следователь и обратился в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, защитник ставил вопрос в своих многочисленных оставленных без удовлетворения ходатайствах и жалобах, заявлявшихся задолго до окончания и гораздо меньших, чем шесть месяцев, сроков следствия и содержания Кортникова под стражей. Эти жалобы и ходатайства находятся в материалах уголовного дела, а также в надзорных производствах 16-х подразделений прокуратуры города Москвы и Генеральной прокуратуры РФ.
    При таких обстоятельствах данный случай продления срока следствия и содержания Кортникова под стражей является исключительным только в смысле исключительной волокиты, непрофессионализма, необъективности и безответственности, допущенных органами предварительного следствия при ненадлежащем прокурорском надзоре за расследованием данного дела. Однако такая "исключительность" случая не является основанием для продления срока содержания Кортникова под стражей, а служит основанием только для привлечения виновных следственных и прокурорских работников к ответственности за ненадлежащее отношение к служебным обязанностям.
    Фактическое бездействие органов предварительного следствия, приведшее к обращению с ходатайством о продлении срока следствия и содержания Кортникова под стражей, обжалуется мной в суд в связи с тем, что оно отдаляет перспективу принятия по делу окончательного решения, приводит к сохранению неопределенности в правовом статусе Кортникова и продлевает применение в отношении него ограничительных мер, включая меру пресечения в виде заключения под стражу.
    Преступление, в котором Кортников
    обвиняется, не является тяжким
            Решение об освобождении Кортникова из-под стражи должно быть принято и потому, что в соответствии с ч. 2 ст. 97 УПК РСФСР продление срока содержания под стражей свыше шести месяцев допускается только в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений.
            Таким образом, правильность применения органами предварительного следствия уголовного закона, предусматривающего ответственность за тяжкое или особо тяжкое преступление, входит в предмет рассмотрения судом жалобы на незаконность и необоснованность продления срока содержания обвиняемого под стражей свыше шести месяцев.
            Об этом же свидетельствует и Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 года № 3 "О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей" в редакции Постановлений от 21.12.93 № 11, от 29.09.94 № 6, которое своим п. 3 обязывает суды истребовать наряду с другими документами и надлежащим образом заверенную копию постановления о привлечении в качестве обвиняемого.
            Понятно, что такая копия должна появиться в материалах проверки не для того, чтобы судья мог убедиться только в наличии самого факта вынесения постановления.
    Очевидно, что судья при этом обязан в первую очередь и главным образом проверить юридическую квалификацию вмененных обвиняемому действий и убедиться, что эти действия являются преступными и к ним правильно применен уголовный закон о тяжком или особо тяжком преступлении.
            При иной точке зрения судье следовало бы соглашаться с правильностью квалификации в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого по ст. 105 УК РФ как особо тяжкого преступления (убийства) действий обвиняемого, выразившихся, например, всего лишь в нанесении побоев, и на этом основании соглашаться с продлением срока содержания этого "убийцы" под стражей свыше шести месяцев...
            В соответствии со ст. 143 УПК РСФСР постановление о привлечении в качестве обвиняемого может быть вынесено только при наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения.
            Поскольку согласно п. 9 приведенного постановления Пленума Верховного Суда РФ, судья, проверяя законность и обоснованность продления срока содержания под стражей, не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности, должны быть избраны иные, нежели исследование и оценка доказательств, пути проверки законности и обоснованности постановления о привлечении в качестве обвиняемого.
            При этом в первую очередь, как представляется, следует проверять, соответствует ли формула предъявленного обвинения описанным следователем в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого фактическим обстоятельствам преступления, сочтенным им установленными.
            По данному делу последнее постановление о привлечении Кортникова С.П. в качестве обвиняемого было вынесено 2 апреля 1997 года. При этом он был привлечен в качестве обвиняемого за преступление, якобы совершенное при следующих обстоятельствах:
            "Кортников, имея умысел на завладение чужим имуществом в крупных размерах, не установленным следствием путем приобрел для дальнейшей реализации и получения денег три заведомо поддельных векселя Р-банка Российской Федерации под №№ 0019,0020,0021 на сумму 1 260 000 (один миллион двести шестьдесят тысяч) долларов США каждый, что соответствует 20 млрд. 491 млн. 380 тыс. рублей и является крупным размером. Во исполнение своего преступного умысла, для реализации указанных векселей, он составил заведомо подложную доверенность на право их продажи от фиктивной фирмы "Юкон" на имя своего знакомого Шаганова С.Н. Данную доверенность и векселя он 3 октября 1996 года, находясь в районе Строгино г. Москвы, передал Шаганову для продажи векселей в г. Москве, представив их как подлинные. Шаганов, не осведомленный о его преступных намерениях, на основании доверенности, 8 октября 1996 года заключил договор с АКБ "А-банка" о продаже двух векселей за №№ 0020, 0021 по цене 61 % от их номинальной стоимости. В указанное же время, с целью быстрейшей реализации поддельных векселей, один из них под № 0020 он забрал у Шаганова и передал Фрайбергу, также не осведомленному о поддельности данного векселя, для дальнейшей его продажи через Р-банк г. Самары, однако свой преступный умысел он (Кортников) не довел до конца по причинам, не зависящим от его воли, в связи с задержанием указанных векселей 16-17 октября 1996 года в Р-банке РФ по адресую: г. Москва, ул. Стромынка, дом 4".
    Действия Кортникова при этом были квалифицированы органами предварительного следствия по ст.15 и ч. 3 ст. 147 УК РСФСР в редакции Федерального закона РФ от 1 июля 1994 года как покушение на завладение чужим имуществом путем обмана (мошенничество) в крупных размерах.
    Применив указанные уголовные законы, органы предварительного следствия не учли, что формула обвинения не соответствует изложенным следователем фактическим обстоятельствам вмененного преступления, и что это, в свою очередь, препятствовало предъявлению Кортникову С.П. обвинения в совершении покушения на мошенничество при указанных обстоятельствах.
    В соответствии со ст.15 УК РСФСР, покушением на преступление признавалось умышленное действие, непосредственно направленное на совершение преступления. Применительно к рассматриваемой ситуации, изложенной в постановлении о привлечении Кортникова в качестве обвиняемого- непосредственно направленное на безвозмездное получение Кортниковым денег.
    Квалифицировав действия Кортникова как покушение, следователь не указал в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, каким способом Кортников намеревался безвозмездно получить 20 миллиардов 491 миллионов 380 тысяч рублей (то ли эти деньги полностью или частично должны были передать ему Шаганов и Фрайберг, находившиеся с ним в сговоре или, напротив, не знавшие о намерениях Кортникова; то ли Кортников намеревался снять эти деньги каким-либо способом с банковского счета "фиктивной" фирмы "Юкон", куда Р-банк РФ должен был перечислить деньги безналичным образом; то ли имелся в виду какой-то иной способ изъятия и получения Кортниковым денег).
    При таких обстоятельствах юридическая квалификация действий Кортникова как покушения на мошенничество не соответствует фактическим обстоятельствам дела, сочтенным следователем установленными и изложенными в постановлении о привлечении Кортникова в качестве обвиняемого, поскольку следователем не указано, какие конкретно действия, непосредственно направленные на получение денег, Кортникову не удалось довести до конца по причинам, не зависящим от его воли.
    Такая конкретизация действий была тем более необходимой, поскольку передача Кортниковым каким-то третьим лицам ценных бумаг, с которыми они могут произвести определенные манипуляции, результатом которых может быть перечисление юридическим лицом куда-либо денег, не образует действий, непосредственно направленных на получение денег именно Кортниковым.
    При этом даже если допустить, что со стороны Кортникова имело место не покушение, которое ему безосновательно вменено следователем, а приготовление к преступлению, то заместитель Генерального прокурора Российской Федерации не вправе был продлять срок содержания Кортникова под стражей, поскольку приготовление к завладению чужим имуществом путем обмана (мошенничество) в крупных размерах, в соответствии с действующим уголовным законодательством не может быть признано тяжким преступлением, при обвинении в совершении которого можно продлять срок содержания под стражей свыше шести месяцев.
    Дело в том, что в соответствии с ч. 4 ст. 15 действующего УК РФ, тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК, не превышает десяти лет лишения свободы.
    Согласно же ч. 2 ст. 66 действующего УК РФ, срок наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК за оконченное преступление.
    В соответствии с санкцией ч. 3 ст. 147 УК РСФСР в редакции от 1 июля 1994 года максимально наказание в виде лишения свободы предусматривалось на срок до десяти лет лишения свободы.
    Таким образом, за приготовление к совершению преступления, предусматривавшегося ч. 3 ст. 147 УК РСФСР, по новому УК РФ может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок не свыше пяти лет, что исключает признание приготовления к завладению чужим имуществом путем обмана (мошенничество) в крупных размерах, тяжким преступлением, и исключает возможность продления содержания под стражей на срок свыше шести месяцев лица, обвиняемого в таком приготовлении.
    Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации, как это видно из постановления, изложенные обстоятельства не учел, а потому принял незаконное и необоснованное решение о продлении срока содержания Кортникова под стражей свыше шести месяцев.
    О необходимости отмены постановления
    о привлечении Кортникова в качестве обвиняемого
    Заместителем Генерального прокурора РФ при этом не было учтено также то, что таким обвинением существенно нарушено и право Кортникова С.П. на защиту от предъявленного обвинения, поскольку нельзя защититься от обвинения, в котором отсутствует конкретная информация о вмененных лицу действиях, образующих, по мнению следователя, состав того или иного преступления.
    При таких обстоятельствах постановление о привлечении Кортникова в качестве обвиняемого в покушении на мошенничество при указанных в нем обстоятельствах является как незаконным, так и необоснованным и не может влечь за собой никаких правовых последствий, в том числе возможность содержания Кортникова под стражей в качестве обвиняемого, и должно быть отменено судом.
    Необходимость и возможность принятия судом в данной стадии процесса решения об отмене постановления о привлечении Кортникова в качестве обвиняемого обусловлена тем, что это решение фактически породило последствия, выходящие за рамки уголовно-процессуальных отношений и существенно ограничивает при этом конституционные права и свободы личности. Так, только правовое положение обвиняемого дает органам предварительного следствия право содержать Кортникова под стражей, однако нахождение под стражей делает невозможным для него пользоваться предусмотренными ст. 38 Главы 2 Конституции Российской Федерации правами и свободами- заботиться о своем малолетнем сыне, а также о нетрудоспособных и больных родителях.
    При этом является очевидным, что отложение проверки законности и обоснованности этого постановления до стадии судебного разбирательства может причинить ущерб, восполнение которого в дальнейшем окажется неосуществимым, поскольку малолетние и старики в наше тяжелое время без достаточных средств к существованию могут попросту не дождаться кормильца, каковым Кортников и является.
    Понятно, что в этом случае контроль за действиями и решениями органов предварительного расследования со стороны суда, имеющий место лишь при рассмотрении им уголовного дела, т. е. на следующем этапе производства, не может быть признан эффективным средством восстановления нарушенных прав.
    Правомерность постановки именно в данной стадии вопроса о признании незаконным постановления о привлечении Кортникова в качестве обвиняемого, обусловлена и тем, что защитник не оспаривает доказательства, положенные органами предварительного следствия в основу обвинения, а ставит вопрос о признании указанного процессуального решения незаконным и необоснованным исходя только лишь из одного противоречащего закону содержания самого этого документа (если органы предварительного следствия имеют доказательства, они смогут вынести новое постановление о привлечении Кортникова в качестве обвиняемого, но уже без повторения допущенных ошибок).
    Правовым основанием для обращения в данном случае в суд за отменой постановления о привлечении Кортникова в качестве обвиняемого и за защитой таким образом прав обвиняемого, служит ст. 46 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд, а также Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 марта 1999 года "По делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью "Моноком", опубликованное в "Российской газете" от 15 апреля 1999 года.
    Право граждан на судебную защиту относится к тем правам, которые в силу ч. 3 ст. 56 Конституции Российской Федерации не могут быть ограничены ни при каких условиях.
    В связи с этим судом не может быть отказано в принятии жалоб на действия (бездействие) должностных лиц, совершенных в рамках уголовно- процессуального законодательства и такие жалобы подлежат рассмотрению по правилам уголовного судопроизводства применительно к тому порядку, который предусмотрен в главе 19 УПК РСФСР для жалоб в суд в порядке ст. ст. 220(1), 220 (2) УПК РСФСР.
    При этом положения главы 19 УПК РСФСР о возможности подачи жалобы на действия органа дознания или следствия прокурору, а жалобы на действия и решения прокурора- вышестоящему прокурору, не могут истолковываться как ограничение права граждан на судебную защиту их прав и должны рассматриваться как дополнительные, внесудебные гарантии соблюдения прав граждан.
    Об уклонении прокурора города
    Москвы от выполнения
    процессуальных обязанностей
    по рассмотрению ходатайств защитника

            По этим же правовым основаниям и по таким же мотивам о невозможности отложения до судебного рассмотрения дела Кортникова по существу, мной обжалуется и бездействие прокурора города Москвы, который уклонился от рассмотрения ходатайств защитника о признании ряда доказательств обвинения Кортникова не имеющими юридической силы и об исключении их из процесса доказывания.
            В соответствии со ст. 143 УПК РСФСР постановление о привлечении в качестве обвиняемого выносится лишь при наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения.
            Имея целью показать, что обвинение предъявлено необоснованно, 22 января 1999 года за № 5/1 и 2 февраля 1999 года за № 5/5 в прокуратуру города Москвы мной были направлены адресованные прокурору города Москвы Герасимову С.И. письменные процессуальные ходатайства об исключении целого ряда доказательств обвинения, полученных по делу Кортникова с нарушением закона. Правовым основанием для такого ходатайства послужили ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации и ст. 69 УПК РСФСР, согласно которым доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.
    Порядок реагирования прокурора на появление в деле доказательств, полученных с нарушением закона, предусмотрен приказом Генерального прокурора Российской Федерации № 31 от 18 июня 1997 года "Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием", пунктом 1.14. которого подчиненным прокурорам предложено "следить за недопустимостью использования доказательств, полученных с нарушением установленного законом порядка. Исключать из процесса доказывания доказательства, полученные с нарушением требований Конституции Российской Федерации, уголовно- процессуального законодательства".
    Очевидно, что выполнение указанных требований закона и приказа прокурорами в рамках надзора за расследованием уголовного дела и в связи с рассмотрением ходатайства защитника, возможно только путем принятия прокурором соответствующего процессуального решения, что соответствует полномочиям прокурора, предусмотренным п.5 ч. 1 ст. 211 УПК РСФСР, а также требованиям ст. 25 УПК РСФСР, согласно которой постановления прокурора, вынесенные в соответствии с законом, обязательны для исполнения всеми предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами.
    Вопреки требованиям уголовно-процессуального законодательства, никакого мотивированного процессуального постановления по результатам рассмотрения приведенных ходатайств об исключении доказательств, полученных с нарушением закона, прокурором города вынесено не было.
    Более того, ходатайство защитника в части исключения доказательств, полученных с нарушением закона, как видно из прилагаемого сообщения, направленного защитнику 24 марта 1999 года начальником 3 отдела управления прокуратуры города Москвы по надзору за исполнением законов в органах внутренних дел И.А. Дунской, вообще оставлено без какого-либо ответа. Такое бездействие органов прокуратуры города Москвы требует судебной защиты прав обвиняемого Кортникова С.П., поскольку в соответствии со ст. 4 УПК РСФСР никто не может быть привлечен в качестве обвиняемого иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом, а привлечение в качестве обвиняемого на основе доказательств, полученных с нарушением закона, для Кортникова порождает уже упоминавшиеся последствия, выходящие за рамки уголовно-процессуальных отношений.
    Ваша Честь! В связи с этим делом я не могу не отступить от строгой правовой аргументации своей позиции и не сказать также о том, что все происходящее с моим подзащитным Кортниковым Сергеем Петровичем, является по существу элементарным издевательством со стороны органов предварительного следствия и прокуратуры, которые озабочены сейчас только одним- защитить честь мундира и любыми путями не допустить принятия по делу решения, реабилитирующего Кортникова, поскольку при таком повороте событий многим должностным лицам из числа следователей и прокуроров надо будет очень серьезно отвечать за необоснованное и незаконное привлечение его к уголовной ответственности. А делать этого им очень не хочется. Я бы очень просил, Ваша Честь, обязательно иметь в виду указанные мотивы поведения содержащих Кортникова под стражей лиц при рассмотрении моих жалоб.
    На основании изложенного я и прошу:
    1.Проверить законность решения следователя по привлечению Кортникова Сергея Петровича в качестве обвиняемого и отменить вынесенное 2 апреля 1997 года постановление следователя следственного отделения 3 РУВД г. Москвы о привлечении Кортникова С.П. в качестве обвиняемого по ст. ст. 15, 147 ч. 3 УК РСФСР по уголовному делу № 034071.
    2. Проверить законность и обоснованность продления срока следствия до 10 месяцев по уголовному делу № 034071.
    3. ОТМЕНИТЬ постановление о продлении срока следствия по данному делу заместителем Генерального прокурора Российской Федерации до десяти месяцев.
    4. Проверить законность и обоснованность продления срока содержания Кортникова С. П. под стражей по уголовному делу № 034071 до девяти месяцев и 28 дней.
    5. ОТМЕНИТЬ избранную в отношении Кортникова С.П. меру пресечения в виде заключения под стражу и освободить его из-под стражи.
    6. Проверить исполнение прокурором города Москвы своих процессуальных обязанностей по рассмотрению ходатайств защитника и обязать прокурора города Москвы:

    - рассмотреть направлявшиеся в прокуратуру города 22 января 1999 года за № 5/1 и 2 февраля 1999 года за № 5/5 ходатайства защитника Назарова О.В. в части постановки перед прокурором города вопроса об исключении доказательств, полученных с нарушением закона по делу Кортникова С.П.;

    - принять по результатам рассмотрения указанных ходатайств соответствующее мотивированное процессуальное постановление.

    7. Вынести частное постановление в адрес заместителя Генерального прокурора Российской Федерации по поводу изложенных нарушений закона, допущенных в отношении Кортникова С.П.

    Защитник О.В. Назаров









    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru