Уголовное законодательство
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Уголовное законодательство

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 12.01.2012


    ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ: ИНСТИТУТ КЛАССИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ ЗАКОНЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЕГО МОДЕРНИЗАЦИИ.

    Вьюшин К. М.

    Хрупин С. И.

    E-mail: skarllett93@rambler.ru

    Известно, что уровень правовой культуры общества выражается не только в совершенстве правовой и правоприменительной деятельности, правосознании и правовом развитии личности, степени её свободы, но и в достигнутом уровне совершенства правовых актов. В данной работе мы попытаемся рассмотреть некоторые проблемы уголовного закона связанные с институтом классификации (сейчас категоризации).

    В ч.1. ст.15 УК РФ 1996 года [15] сказано о том, что преступления подразделяются на группы «в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния»[15], т.е. в основе классификации лежит два элемента общественной опасности: характер и степень. По существу в УК РФ 1996 года преступления подразделяются по двум критериям – характеру и степени общественной опасности и форме вины. Причём если наказание является опосредованным (через санкцию статьи уголовного закона) выражением общественной опасности преступления, то форма вины по нашему мнению положена в основу деления не обоснованно.

    Ляпунов Ю. И. определяет общественную опасность как «определённое объективное антисоциальное состояние преступления, обусловленное всей совокупностью его отрицательных свойств и признаков и заключающее в себе реальную возможность причинения вреда (ущерба) общественным отношениям, поставленным под охрану закона»[13].

    Кузнецова Н. Ф. склонна рассматривать общественную опасность деяния как его вредоносность, выражающуюся в причинении либо создании угрозы причинения ущерба охраняемым уголовным законом интересам [4].

    Общественная опасность по нашему мнению существует объективно, и не зависит от того по каким признакам те или иные деяния человека относятся к преступлениям, и тем более не зависят от мнения законодателя. Общественная опасность является социально обусловленной характеристикой преступления. Задачей законодателя является лишь своевременное изучение и оценка общественной опасности как объективно существующей реальности социальной действительности.

    В настоящее время законодатель не всегда правильно и своевременно оценивает реальную общественную опасность того или иного деяния в существующей социальной реальности, хотя от этого напрямую зависит национальная безопасность России.

    Наказание, предусмотренное соответствующей санкцией статьи уголовного закона, является и должно являться отражением общественной опасности деяния, и может лежать в основе непосредственного деления преступлений на группы, либо классы. Использование формы вины в качестве критерия классификации, либо даже подразделения на группы (сейчас категории), является недопустимым критерием, не в существующей категоризации преступлений, не в будущих классификациях.

    Петрашев В.Н. и Ковалев М.И. характеризуют характер и степень общественной опасности так: «Характер общественной опасности преступления выражает его качественную характеристику, то есть ценность объекта посягательства и другие его свойства. В общем, суть характера опасности соответствует специфике защищаемых отношений, определяет последствие их нарушения, их вредность и субъективные мотивы, свойственные правонарушению. Степень же общественной опасности отражает значение объективных и субъективных моментов, характеризующих преступление и проступок. Речь идёт главным образом о сравнительной ценности нарушаемого блага, тяжести последствий форме вины и т.п. Своё окончательное выражение все эти характеристики находят в санкции соответствующей нормы.»[14].

    Михаль О.А. пишет о том, что «признаками характера общественной вредности являются: ценность объекта посягательства и форма вины. Признаками степени общественной опасности: тяжесть последствий и способ совершения преступления» [7].

    Как видно в теории уголовного права содержание понятий «характер» и «степень» общественной опасности раскрывается не однозначно. В любом случае форма вины относится либо к «характеру», либо к «степени» общественной опасности, и её виды входят составной частью в более общее понятие «характера и степени общественной опасности».

    По нашему глубокому убеждению форму вины нельзя относить к характеру общественной опасности. Характер общественной опасности это качественная её характеристика, характеризующаяся отношением к своим признакам как часть-целое, в отличие от степени общественной опасности, которая является количественной характеристикой. Одна из форм вины не может, в случае если её всё же считать характеристикой характера общественной опасности, выступать в отношениях часть-целое к понятию общественная опасность, так как «часть» характеризуется всеми признаками «целого», а не каким либо одним признаком (например, умышленной виной, а все остальные формы вины исключаются; неосторожной виной, а все остальные формы вины исключаются).

    Законодатель допустил грубейшую ошибку, подменив понятия элемента и признака явления, друг другом. Смешение же признаков с элементами ограничивает любое подразделение, в том числе и классификацию.

    Понятие «преступление» имеет следующий архетип: наказуемость, противоправность, виновность, общественная опасность. Виновность в данном случае необходимо понимать как признак явления, а не как элемент явления.

    Теория классификации гласит о том, что в основе классификации должен лежать один существенный объективный признак (критерий), обладающий чёткостью внешнего выражения и способностью к отражению, как общего, так и особенного, только тогда классификационный объект может отвечать параметрам «естественности» [6,9,12].

    Структура архетипа понятия преступление, есть основа для выбора критерия классификации преступлений в уголовном праве, и должна являться таковой и для уголовно правовых построений стремящихся к естественной классификации.

    Необходимо понимать, что такие признаки преступления как общественная опасность и виновность существуют, или лучше сказать, присущи поведению человека, объективно независимо от познающего субъекта, и представляют собой объективные признаки преступления.

    Виновность, хотя и является объективным признаком преступления, но не может являться основным, существенным и предопределяющим признаком по отношению ко всем остальным признакам.

    В основу классификации должен лечь такой признак преступления как общественная опасность, который определяется следующими элементами – характером и степенью, и отвечает всем основным положениям теории классификации, для признания её квалификационным критерием.

    Так Коробов П. В. указывает на то, что в основе любой классификации лежит логическая операция деления множества на классы, классификацию же преступлений следует строить строго по одному критерию – характеру и степени общественной опасности [2].

    Марцев А.И. и Михаль О.А. так же отмечают, что наличие в уголовном законодательстве в классификации преступлений сразу двух критериев порождает практическую проблему. Авторы указывают, что единый классификационный критерий как основание классификации преступлений может и должен связываться лишь с существенным и основным признаком, характеризующим природу преступления. Таким признаком, по мнению авторов, является общественная опасность (общественная вредность) [5].

    Такой точки зрения придерживается значительная часть представителей уголовно-правовой науки.

    С формально логической точки зрения подразделение групп преступлений, а в будущем и классов, без указания четких границ, формально ни как не удовлетворяет правилу логики, которое говорит о том, что члены классификации не должны пересекаться друг с другом. Несоблюдение правила формальной логики (члены классификации не должны пересекаться) и основополагающего положения теории классификации (в основе одной классификации один критерий) приводит фактически к тому, что уровень опасности преступлений принадлежащих к одной группе, классу разный. Кроме того, уровень опасности деяний принадлежащих к одному классу должен быть одинаков.

    Четкие границы с указанием «от»(свыше) и «до»(не выше) обязательно необходимы, при существующем разбросе санкции статей в Особенной части в довольно больших границах и различном её характере.

    Необходимо наличие чётких указаний на нижние и верхние пределы наказаний в ст. 15 УК РФ 1996 года [15], которыми будет отграничиваться тот или иной класс друг от друга, выражая конкретно определённый уровень общественной опасности характерный для того или иного класса преступлений. Так как слишком широкий диапазон санкций за преступление не может обосновываться только необходимостью индивидуализации наказания за конкретное преступление, поскольку индивидуализация должна быть проведена в рамках объективной опасности присущей преступлению.

    Классификация преступлений должна представлять собой распределение всех предусмотренных уголовным законом деяний в зависимости от характера и степени общественной опасности на отдельные классы (разряды), которые должны характеризоваться особыми типовыми санкциями, имеющими верхнюю и нижнюю границу, и которые влекут строго определённые правовые последствия.

    Современная категоризация преступлений в уголовном законе выделяет четыре категории: небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие, особо тяжкие.

    В науке уголовного права к такому подразделению преступлений отношение не однозначное.

    Так, Кадников Н. Г. предлагает четырёхзвенную категоризацию преступлений, по типу современного подразделения, соглашаясь при этом именовать группу наименее тяжких преступлений уголовными проступками или преступлениями, не представляющими большой общественной опасности [1].

    Кузнецова Н.Ф. предлагает трехзвенную классификацию преступлений выделяя: тяжкие, менее тяжкие и уголовные проступки [3].

    Марцев А.И., Михаль О.А предложили шестизвенную классификацию преступлений: уголовный проступок, преступление небольшой тяжести, преступление средней тяжести, тяжкие преступления, особо тяжкие преступления и исключительной тяжести преступления. Причем за уголовный проступок авторы предлагают устанавливать наказание не связанное с лишением свободы, а за исключительно тяжкие преступления – наказание в виде пожизненного лишения свободы, или смертной казни [5].

    Ратьков А.Н. предлагает четырехзвенную классификацию, с числовым наименованием категорий: первая категория, вторая категория, третья категория, четвертая категория [11].

    Ввиду того, что в основу подразделения преступлений на классы должна быть положена только общественная опасность, которая выражена в санкции статьи, то есть в наказании, то можно говорить о том, что классификация наказаний и классификация преступлений являются взаимообусловленными и взаимоопределяемыми.

    Если преступления подразделяются на группы в зависимости от степени и характера общественной опасности, которая является существенным объективным признаком преступления и опосредовано выражается в наказании предусмотренной санкцией соответствующей статьи уголовного закона, то необходимо определить признак существенный, объективный, взаимообуславливающий остальные признаки «наказания», по которому возможна естественная классификация наказаний.

    Понятия «наказание» имеет следующий архетип: строгость, возмезность (кара), неотвратимость, узаконенность.

    Наиболее существенным объективным признаком наказания по нашему мнению является строгость наказания. Аналогично классам преступлений (сейчас категориям) в уголовном законе ст.15 УК 1996 года [15] можно выделить следующие группы наказаний в зависимости от степени и характера строгости наказания: небольшой строгости, средней строгости, строгие и особо строгие.

    Характер строгости наказания отражается в видах наказаний и соответствует тяжести причинённого вреда. Степень строгости наказания отражается в размере наказания, находящегося в пределах данного вида наказаний и характера строгости [8].

    Оценивая содержание ст. 44 УК РФ 1996 года [15] все виды наказаний перечисленной в этой статье по степени и характеру их строгости можно подразделить на: 1) связанные с лишением свободы и не связанные с таковым; 1.1) лишение свободы на определённый срок и пожизненное лишение свободы; 2) связанные с лишением жизни и не связанные с таковым. Отчётливо видны полюсные виды наказания: несвязанные с лишением свободы и, крайне противоположные им - связанные с лишением жизни или пожизненным лишением свободы.

    Таким образом, в дополнение к перечисленным выше группам наказаний можно добавить: наказания малой строгости (не связаны с лишением свободы) и наказания исключительной строгости (связанные с лишением жизни или пожизненным лишением свободы)[8].

    По нашему мнению, классы наказаний, подразделённые по характеру и степени строгости, должны соответствовать количеству классов (сейчас категорий) преступлений классифицируемых по характеру и степени общественной опасности.

    Считаем, что к существующей четырёхзвенной классификации преступлений необходимо добавить два звена. Группу преступлений, за которое предусмотрено наказание малой строгости – не связанные с лишением свободы, то есть представляющие наименьшую общественную опасность, можно именовать уголовными проступками [8]. Группу преступлений, за которое предусмотрено наказание исключительной строгости – связанные с лишением жизни или пожизненным лишением свободы, то есть имеющие наибольшую общественную опасность, можно именовать преступлениями исключительной тяжести [8].

    Таким образом, в зависимости от степени и характера общественной опасности, целесообразно выделить следующие категории преступлений[8,5]: уголовный проступок, преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления, особо тяжкие преступления, исключительной тяжести.

    Такое количество классов (сейчас категорий) преступлений, сопоставленных и являющихся отражением естественных классов наказаний, по нашему мнению является наиболее адекватным. Более того, это будет способствовать индивидуализации наказания. За преступления исключительной тяжести какие-либо уголовно-правовые льготы и поощрения применяться не должны, то есть отсутствие возможности условно досрочного освобождения, отсутствие сроков давности привлечения к уголовной ответственности и отсутствие сроков давности обвинительного приговора суда, отсутствие возможности замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, невозможность условного осуждения невозможность амнистии и помилования. В этот класс преступлений должны входить деяния, посягающие на основы безопасности нашего государства, которому для своего существования необходимы национальное единство, финансовая независимость, способность к воспроизводству и приросту населения. Например, в этот класс должны войти такие деяния как, кража или растрата бюджетных средств, в крупном и особо крупном размерах; призывы к разжиганию, а равно разжигание межнациональной, религиозной, расовой ненависти и вражды; умышленное убийство женщины в детородном возрасте и др. Для уголовных проступков необходимо предусмотреть уменьшение репрессивных функций уголовного закона. Например, отсутствие судимости за впервые совершённый уголовный проступок, отсутствие рецидива и т.п.

    В науке уголовного права высказано мнение, о том, что наказание, предусмотренное санкцией статьи уголовного закона, не может определять класс (сейчас категория) преступления [10].

    В обоснование данного утверждения приводится следующий довод – общественная опасность преступного деяния всегда конкретна и выражается в наказании, назначенном по приговору суда.

    Считаем необходимым, возразить такому мнению. Так как, назначая наказание, суд учитывает не только общественную опасность преступления, но и обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание, личность виновного, а так же влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи (ст.60 УК РФ 1996 [15]). Кроме того, ст. 64 УК РФ прописывает условия назначения более мягкого наказания, чем может быть предусмотрено санкцией уголовного закона за данное преступление, где кроме обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности (исключительных обстоятельств) приведено такое условие как активное содействие участника группового преступления раскрытию этого преступления, это обстоятельство объективно, так же не может является условием, при котором общественная опасность преступления уменьшается.

    Очевидно, что конкретную общественную опасность преступления, наказание, назначенное по приговору суда, объективно отражать не может. Представим себе такую ситуацию, А. будучи несовершеннолетней (17 лет), беременной девушкой уже имеющей малолетнего ребёнка, совершает убийство (три смягчающих обстоятельства) и Б. будучи совершеннолетней совершает аналогичное убийство (смягчающих обстоятельств нет). А. суд приговаривает к 7 годам лишения свободы (тяжкое), а Б. к 11 годам лишения свободы (особо тяжкое). То есть уголовно-правовые последствия для А. и Б. различны. Хотя преступления полностью аналогичны и объективно общественная опасность данных деяний одинакова. Отсутствует справедливость.

    Таким образом, подразделение преступлений на классы должно учитывать наказание, предусмотренное санкцией уголовного закона, а не приговора суда. Так как общественная опасность того или иного деяния объективна, и учитывает в себе, главнейшую характеристику - ценность объекта посягательства, которая в свою очередь не может быть уменьшена субъективными обстоятельствами.

    Некоторые обстоятельства указанные законодателем могут и более того должны изменять строгость наказания, выполняя при этом сугубо определённые для каждого конкретного случая функции, однако уголовно-правовые последствия за посягательство на один и тот же непосредственный объект или группу объектов в пределах одного класса преступлений, должны быть одинаковыми.

    Статья 15 УК РФ 1996 года имеет название «Категории преступлений»[15], что по нашему мнению является вполне оправданным по отношению к термину «классификация», но не совсем правильным по отношению к существующему подразделению преступлений.

    В философии [16] под категорией понимаются предельно общие, фундаментальные понятия, отражающие наиболее существенные, закономерные связи реальной действительности и познания; Категория воспроизводит свойства и отношение бытия и познания во всеобщей и наиболее концентрированной форме.

    Развитие научных знаний привело к вычленению ряда фундаментальных понятий, которые приобретают категориальный смысл, поскольку они выполняют, по отношению к конкретным областям знания функцию, сходную с категориями в философии [16].

    По нашему мнению, в науке уголовного права, функцию сходную с категориями философии могут выполнять такие фундаментальные понятия, как преступление, наказание, уголовный закон и др.

    К категориям никак нельзя относить существующие «категории» преступлений в ст. 15 УК РФ [15], так как они не в коей мере в уголовном праве не отвечают признакам характерным категории в философии. В данном случае уместнее говорить о группах, родах преступлений, либо, скорее всего даже, о типах, если подойти к трактовке типа не как реального «архетипа», а как к результату сложной теоретической реконструкции исследуемого множества объектов, объединяемых с помощью метода.

    В случае же если в основу подразделения преступлений, когда-либо будут положены основные принципы теории классификации (естественной), то название статьи 15 УК РФ 1996 года [15] должно будет измениться соответственно на «Классы преступлений» равнозначно «Разряды (латинское classis – означает разряд [16]) преступлений», или же «Классификация преступлений».

    Таким образом, нами рассмотрены и охарактеризованы некоторые проблемы, связанные с категоризацией преступлений в уголовном законе 1996 года, а так же проблемы связанные с классификацией преступлений в уголовном праве, очерчены пути модернизации института классификации преступлений в уголовном законе.

    Список литературы

    1. Кадников Н. Г. Классификация преступлений по уголовному праву России [Электронный ресурс]: Дис. …д-ра юрид. наук: 12.00.08. – М.: РГБ. – 2003г. – Режим доступа: http: // diss.rsl.ru/diss/03/0332/030332032.pdf

    2. Коробов П. В. Классификация преступлений по уровню их опасности / П. В. Коробов // Российская юстиция. – 2004г. - № 4. С. 47 – 49.

    3. Кузнецова Н. Ф. Преступление и преступность / Н. Ф. Кузнецова. – М.: Изд-во Московского университета. – 1969г. С. 194.

    4. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении. Учебник для вузов / Под ред. д.ю.н., профессора Н. Ф. Кузнецовой, к.ю.н., доцента И. М. Тяжковой. – М.: ИКД «Зерцало – М». – 2002г. С. 125.

    5. Марцев И. А. Теоретические вопросы классификации преступлений / И. А. Марцев, О. А. Михаль // Известия ВУЗов. Правоведение. -2004. -№ 5. С.111 -123.

    6. Мейен С. В. Методологические аспекты теории классификации / С. В. Мейен, Ю. А. Шрейдер // Вопросы философии. – 1986. №12. С.67-79.

    7. Михаль О. А. О классификационных единицах при классификации преступлений / О. А. Михаль // Уголовное право. – 2006г.- №1. С. 50 – 53.

    8. Михаль О. А. Принципы классификации наказаний по характеру и степени их строгости / О. А. Михаль // Уголовное право. – 2001г. - № 1. С. 25 – 28.

    9. Павлова Н. С. Принцип двойственности в теории классификации / Н. С. Павлова, А. Ю Шрейдер // В сб. «Научно-техническая информация». – 1975. - серия 2. - № 10. С. 57-64.

    10. Питецкий В. В. Категоризация преступлений и принцип справедливости в уголовном законодательстве / В.В. Питецкий // Государство и право. – 2005г. - № 4. С. 91- 94.

    11. Ратьков А.Н. Правовое значение классификации преступлений: Автореф. Дисс…канд. юрид.наук / А. Н. Ратьков. - Ростов-на-Дону. 2002г. С.21-22

    12. Субботин А. Л. Классификация / А. Л. Субботин. – М.: Институт философии РАН. – 2001. – 94с.

    13. Уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю. И. Ляпунова. – М.: Новый Юрист, КноРус. – 1997г. С.127.

    14. Уголовное право. Общая часть: Учебник / под ред. В. Н. Петрашева. – М.: ПРИОР. – 1999. С. 115.

    15. Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 63 – ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996г. - № 25. –Ст.2954.

    16. Философский энциклопедический словарь / Гл. ред, Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. - М.: Советская энциклопедия. – 1983г.( 1968). С. 251-300.

    Вьюшин К.М. Проблемы правовой культуры: институт классификации преступлений в современном уголовном законе и перспективы его модернизации/К.М. Вьюшин, С.И. Хрупин//Проблемы регионального управления, экономики, права и инновационных процессов в образовании: V Международная научно-практическая конференция. Т.3: Юридическая наука и практика в современной России. Таганрог: изд-во ТИУиЭ, 2007. – С.154-161.

    ISBN 978-5-9201-0082-5







    на заказ геологические изыскания в краснодаре по скромной стоимости


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru