Уголовное законодательство
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Уголовное законодательство

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 03.10.2011


    От редакции

    Мы уже публиковали отвод судье, подготовленный московским адвокатом Назаровым Олегом Вениаминовичем.

    Тел.(495)3463238

    Тел. моб. 89037426441

    E-mail: puts1954@mail.ru

    www.zakon-est.ru

    К этой теме возвращаемся вновь, представляя Вашему вниманию направленный нам О.В.Назаровым отвод всему составу районного суда и прокурору, заявленный обвиняемым в получении взяток профессором государственного вуза.

    Фамилии действующих лиц, местонахождение суда сокрыты, поскольку дело является действующим.

    Продолжающееся внимание к этой теме обусловлено исключительной сложностью, с которой сталкивается защита, осуществляя право такого отвода. Если в распоряжении обвинения находится УПК, который всячески способствует следователю в поиске и закреплении доказательств обвинения, то обвиняемый и защитник практически безоружны в поиске доказательств личной заинтересованности правоохранителей (следователя, оперативников, прокурора), а также судей, в исходе уголовного дела.

    Единственный выход из положения - не оставлять без внимания, обжаловать каждое допущенное следователем, судьями нарушение закона в досудебной стадии, в стадии судебного разбирательства, а также анализировать полученные результаты. Не исключено, что при таком подходе удастся доказательно утверждать об их личной заинтересованности в исходе уголовного дела. Как это произошло в предлагаемом Вашему вниманию случае.

    Понятно, что прямых признаний правоохранителей и судей в злоупотреблении, получить не удастся, но вполне сгодится и совокупность полученных таким образом косвенных данных. Ничего и никто из защитников не получит, если будет «кормить» доверителя только обещаниями разобраться в деле при его рассмотрения судом по существу. Тогда уже будет поздно. Работать защите надо раньше, тогда и результат может быть…

    Особенно это представляется важным по делам о коррупции. Очевидно, что правоохранители озабочены «усилением борьбы» с этим злом. В органах внутренних дел в связи с известным переименованием милиции в полицию, а также связанной с этим переаттестацией, особенно требовалось «повышение процента» раскрываемости и направляемости этих дел в суд. Между тем, взяточников особо взять неоткуда. Провал в борьбе с коррупцией общеизвестен. Вот «за уши и притягиваются» к ответственности за получение взяток лица, по закону субъектами этого преступления не являющиеся, но не имеющие «крыши» во властных структурах, которая могла бы их защитить. Например, преподаватели государственных вузов. На нашем сайте с перерывом в одиннадцать лет уже публиковались статьи по этому поводу адвоката О.В.Назарова, но воз, как говорится, и ныне там…

    Мало того, что привлекаются ненадлежащие лица, так ещё и путем провокации взяток. Мы будем ставить членов ЮрКлуба в известность о перипетиях, связанных с этим делом.

     

     

    ОТВОД

    всему составу Энского районного суда

    Энской Республики,

    прокурору из Энской межрайонной прокуратуры;

    ходатайство в порядке ч.3 ст.35 УПК РФ

    об изменении территориальной подсудности уголовного дела

     

    Отвод заявляется в соответствии с нормами Главы 9, в том числе части 2 статьи 64, статьи 65 УПК РФ, в виду предвзятости и необъективности местных судей и прокуроров.

    Ими неправомерно заранее обещана и осуществляется незаконная поддержка сотрудников органа внутренних дел в стремлении показать себя этим уголовным делом перед вышестоящим руководством успешными борцами с коррупцией. И это при неправомерно обещанном, и так же реализуемом, воспрепятствовании доступными им процессуальными способами, в привлечении следователя Шарипова к ответственности за преступления, совершенные при производстве по делу.

    Обосновываю сказанное обстоятельствами, которые ранее судами второй инстанции по этому делу, в том числе в решениях по жалобам на постановления в порядке ст.125 УПК РФ, не учитывались, не исследовались, и не оценивались. Поскольку не могли быть указаны мной в отводах судьям в суде первой инстанции в виду не афиширования их, а вполне понятного сокрытия заинтересованными лицами. Кроме того, ряд неправосудных постановлений вынесен вне судебного заседания, что исключало заявление судьям отвода. Наряду с прочим, этим и объясняется оставление без изменения ряда решений суда первой инстанции, в том числе вынесенных в порядке ст.125 УПК РФ.

    Именно неправомерность ряда решений и действий судей, отдельных помощников судей, а также прокуроров, их очевидная направленность исключительно во благо органа внутренних дел, побудили к поиску мотивов такого поведения.

    Все стало ясно на основе исследования и оценки совокупности данных о:

    родственных и дружеских отношениях в г.Энске причастных к делу следственных работников, а также помощников судей;

    согласованности, непротиворечивости и соответствии ряда важных, но неправомерных решений и действий судей, их помощников, руководства суда, решений прокуроров, интересам сотрудников органа внутренних дел, озвученным начальником следственного отдела еще на первоначальном этапе расследования дела по обвинению меня в получении взяток.

    Оказалось, что отношения базируются, по крайней мере, на так называемой «корпоративной солидарности», содержанием которой является заранее обещанная поддержка любыми способами сотрудников органов внутренних дел в их безосновательном в данном случае стремлении прослыть успешными борцами с коррупцией.

    Добросовестные исследование, а также оценка всей совокупности имеющихся данных, ведут к указанным, а не к каким-то иным выводам.

    И выводы эти для местных судей и прокуроров, совсем неутешительны, поскольку отчетливо видна их личная заинтересованность в исходе дела.

    Очевидными эти выводы, основанные на исследовании и оценке совокупности обстоятельств, стали только после 22 июля 2011 года – судебного заседания под председательством судьи В.Ф.Никонорова, а также 8 августа 2011 года – с получением мной письма председателя суда В.Н.Ляминой в ответ на жалобу на действия судьи В.А.Галимова и его помощника А.Р.Шариповой. Полученные в эти дни данные и восполнили цепь событий дополнительными звеньями.

    Только теперь проявилась полная и совсем неприглядная картина происходящего.

    К настоящему времени, таким образом, и возникли основания для отвода, как судьи В.Ф.Никонорова, так и всего состава Энского районного суда Энской Республики. Равно как и новые обстоятельства для отвода прокурора из Энской межрайонной прокуратуры.

    ***

    Мной последовательно в имеющихся в деле процессуальных обращениях сообщалось, что при первом посещении с моим адвокатом Панфиловым следователя Шарипова 15 октября 2010 года, адвокат вместе со следователем были вызваны к начальнику следственного отдела Иванову, который имел с ними долгую беседу. После неё адвокат передал мне, что вышестоящее руководство Иванова требует результат и выполнение плана по раскрытию коррупционных дел. Поэтому от меня, как подозреваемого, требуется согласиться с выводами следствия, согласиться быстро провести суд, согласиться с выдвинутыми обвинениями и приговором. Иначе, следователи вместо двух эпизодов, сделают 15, и тогда, вместо условного срока, мне дадут реальный.

    Эти обстоятельства свидетельствуют о личной заинтересованности следственных работников в исходе дела в виду стремления показать себя перед вышестоящим руководством успешными борцами с коррупцией улучшенными показателями отчетности (ч.2 ст.61 УПК РФ).

    Причем, обстоятельства доследственной проверки и предварительного следствия, о которых мной сказано в жалобе прокурору еще до направления им дела с обвинительным заключением в суд (о чем скажу далее и в этом отводе), дают основания утверждать, что сотрудники органа внутренних дел стремились к указанной цели, нарушая закон.

    Фактическое предъявление мне сначала краткого, а затем обширного обвинения, подтверждает, что приведенные беседы имели место, поскольку такие действия полностью соответствуют сказанному начальником следственного отдела Ивановым о вменении множества преступлений в случае моего «ослушания». А ведь я действительно «ослушался», защищал, продолжаю защищать свои права, а также законные интересы, многочисленными жалобами, ходатайствами и заявлениями. Очевидно, что вменением мне следователем Шариповым множества преступлений, просто реализована ранее высказанная угроза.

    Более того, есть основания утверждать, что у правоохранителей с представителями Энского районного суда заблаговременно достигнута договоренность о непременном моем осуждении по «коррупционной» статье 290 УК РФ. Даже, если при этом будет нарушен закон.

    О наличии такого сговора свидетельствует ряд обстоятельств.

    В первую очередь, - вытекающие из судебных решений по жалобе на постановление от 8 октября 2010 года следователя Шарипова о возбуждении в отношении меня уголовного дела по ст.290 УК РФ.

    В частности, уже постановлением в порядке ст.125 УПК РФ от 6 декабря 2010 года, судья этого районного суда Р.Р.Гарифуллин констатировал, что «доводы защитника Власова о том, что решение следователя Шарипова в части квалификации преступления по ст.290 УК РФ является незаконным, а также то, что Петров не является субъектом преступления, предусмотренного ст.290 УК РФ, суд находит необоснованными, так как данный факт подтверждается материалами уголовного дела».

    Между тем, кассационная инстанция определением от 8 февраля 2011 года исключила это суждение суда из постановления, как неправомерное в этой стадии процесса.

    Позиция судьи о якобы правильной квалификации действий Петрова по ст.290 УК РФ, полностью соответствует содержанию приведенного разговора, которым проявлен интерес представителей следственных органов показать себя успешными борцами с коррупцией, а потому мои доводы о сговоре последних с представителями районной судебной власти, не могут быть сочтены не соответствующими фактическим обстоятельствам.

    Понятно, что если бы речь велась только об этом решении суда, то оснований для вывода, как о сговоре вообще, так и о его указанной направленности, было недостаточно, поскольку такая позиция судьи могла быть и простой ошибкой с его стороны.

    Однако доказательства противоправного поведения именно с приведенной мотивацией, не исчерпываются названными.

    Таковым является и то, что моя жалоба в порядке ст.125 УПК РФ на отказ в возбуждении уголовного дела в отношении следователя Шарипова, занимавшегося противоправными манипуляциями с материалами уголовного дела после ознакомления меня с ними, была распределена руководством суда судье В.А.Галимову. И это несмотря на изначальную невозможность рассмотрения жалобы последним. В виду очевидной косвенной его заинтересованности в исходе рассмотрения, поскольку его помощником является… жена указанного следователя - Шарипова Аида Рамилевна. В результате, судья В.А.Галимов 17 июня 2011 года отказал по надуманным мотивам в принятии к рассмотрению этой жалобы…

    Именно у А.Р.Шариповой я выяснял о движении поступившей в суд 14 июня 2011 года этой жалобы. Именно она только после третьего напоминания с моей стороны, 22 июня 2011 года, лично, в моем присутствии, сдала в канцелярию обжалуемое постановление судьи В.А.Галимова от 17 июня 2011 года. Это неправомерно сократило время на обдумывание мной доводов кассационной жалобы и свидетельствует об умышленных действиях, направленных на затруднение защиты мной прав и законных интересов.

    Подтверждением указанной заинтересованности судьи В.А.Галимова, а также влияния помощника на его действия и решения, является и неправомерное возвращение мне через почту указанной жалобы со всеми приложениями, с прилагаемым письмом за подписью судьи от 28 июня 2011 года. Между тем, я имею право на кассационное обжалование постановления суда, и уже по одной этой причине материалы моей жалобы не могли покинуть стены суда. При этом возвращение жалобы не указано в сопроводительном письме судьи, она безмотивно вложена в конверт суда.

    В данном случае нарушены требования параграфа 10.4.28. действующей Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, согласно которому в течение срока, установленного для обжалования постановления судьи, материал никем не может быть истребован и выслан из суда. Что касается физического возвращения жалобы в порядке ст.125 УПК РФ заявителю, то такая возможность предусмотрена для устранения недостатков, с указанием в постановлении судьи причин принятия решения и разъяснением права вновь обратиться в суд, только в тех случаях, когда жалоба не содержит необходимых сведений, что препятствует ее рассмотрению (например, отсутствуют сведения о том, какие действия или решения обжалованы, жалоба не подписана заявителем, полномочия защитника или представителя заявителя не подтверждаются соответствующими документами).

    О наличии такого права у судьи сказано в пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года №1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.12.2010 №31).

    Никакого постановления судьи на этот счет не было. Как не было и фактических оснований для такого решения, поскольку постановлением судьи уже отказано в принятии жалобы к рассмотрению. Это решение могло быть обжаловано (и фактически обжаловано мной) в кассационном порядке, а потому жалоба ни при каких обстоятельствах не могла быть возвращена заявителю.

    Эти действия неправомерно и существенно затруднили мой доступ к правосудию в кассационной инстанции, поскольку последняя просто не может принять решение по кассационной жалобе на постановление судьи по материалу, в котором нет жалобы, не возврати я ее в районный суд…

    К настоящему времени, с учетом всей совокупности изложенных в отводе данных, есть основания утверждать, что это - не дисциплинарный проступок в виде неправомерного возврата мне жалобы, совершенный по неосторожности, а …преступное умышленное злоупотребление служебным положением.

     

    Изложенным не исчерпываются «чудеса» в отношении моих жалоб, творимые указанным судьей В.А.Галимовым и его помощником - женой следователя.

    Прилагаемое уведомление судьи В.А.Галимова от 28 июня 2011 года о кассационном суде 2 августа 2011 года, касается не той жалобы, которую судья отказался принять постановлением от 17 июня 2011 года, и которую мне вернули из суда с указанным письмом, а неизвестно какой.

    Из уведомления следует, что на 2 августа 2011 года назначено слушание по материалу №3/10-51/11, по кассационной жалобе на постановление суда от …14 марта (?!) 2011 года. Во-первых, не понятно, почему так поздно, через 5 месяцев? Во-вторых, почему мне сообщает об этом судья В.А.Галимов, в то время как 14 марта 2011 года им решения по моим жалобам не принимались, а два постановления вынесла судья Д.У.Гафурова…

    Судья В.А.Галимов принимал два решения по разным материалам 15 марта 2011 года. Ни одно из его постановлений при этом не имело на себе №3/10-51/11. На них значатся другие номера.

    Таким образом, в уведомлении неверно указаны день вынесения постановления и номер материала, по которому вынесено постановление. Кроме того, не понятно, какое постановление - первое или второе, имелось в виду судьей А.В.Галимовым. Из указанного уведомления определить это нельзя.

    Более того, теперь становится понятным, почему два указанных постановления судьи А.В.Галимова от 15 марта 2011 года по моим жалобам в порядке ст.125 УПК РФ (копии которых прилагаются), вынесены не в мою пользу. Их «помогала» ему выносить жена следователя Шарипова. Ни я, ни кассационная инстанция, которая рассматривала жалобы на эти постановления, об этом не знали.

    Обе мои жалобы были на бездействие начальника следственного отдела Иванова по уголовному делу в отношении меня, которое расследовал муж помощника указанного судьи - следователь Шарипов.

    Только после направления мной 13 июля 2011 года за вх.№9441 жалобы на это безобразие на имя председателя районного суда В.Н.Ляминой, 15 июля 2011 года, судья В.А.Галимов направил мне письмо, из которого следует, что под №3/10-51/11, оказывается, значится материал по моей жалобе, которую указанный судья отказался принять к рассмотрению постановлением от 17 июня 2011 года. В нем же сообщено, что кассационное рассмотрение по кассационной жалобе на это постановление, назначено на 23 августа 2011 года (копию указанной жалобы от 13 июля 2011 года, письмо судьи от 15 июля 2011 года, прилагаю к отводу).

    Таким образом, не направь я указанную жалобу председателю суда, так бы никогда и не узнал о судьбе своей кассационной жалобы на постановление судьи от 17 июня 2011 года, и меня продолжали бы потчевать из суда какой-нибудь очередной абракадаброй. Иного определения для имеющейся в суде практики, просто не подобрать…

     

    Изложенное является составной частью сложившейся в суде системы взаимоотношений, которая объективно дает основания для вывода о существовании некоего семейного предприятия, в котором следователь-муж обвиняет, жена-помощник судьи «помогает» рассматривать судье жалобы на действия и решения, касающиеся мужа, прикрывает последнего, стремясь максимально затруднить осуществление мной своих прав. Судья, обязанный требовать от работников аппарата суда и своих непосредственных подчиненных, добросовестности и преданности своему делу в соответствии со ст.5 Кодекса судейской этики, утвержденного 2 декабря 2004 года VI Всероссийским съездом судей, поступает исключительно в противоправных интересах своего помощника и ее супруга.

    Между тем, судья в любой ситуации должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, причинить ущерб репутации судьи и поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия (ст.3 указанного Кодекса).

    Пока же имеет место семейная идиллия. С участием указанного судьи. Если, конечно, от его имени помощником-женой следователя, не подделываются постановления, выносимые вне судебных заседаний… Кстати говоря, судебной и дисциплинарной практике известны случаи такого поведения помощников судей.

     

    Более того, к настоящему времени мне стало известно, что у супругов Шариповых не только служебные, но дружеские отношения с начальником следственного отдела С.Н.Ивановым. Указанное обстоятельство также только усугубляет проблемы с объективностью и беспристрастностью рассмотрения в суде уголовных дел, поступающих в суд из следственного подразделения органа внутренних дел. Эта информация является еще более тревожной, если учесть, что не только служебные, но и дружеские отношения имеет жена следователя Шарипова с помощником заместителя председателя районного суда В.Ф.Никонорова, в производстве которого находится мое дело - Мориной Надеждой Алексеевной…

    Распечатки из сайта социальной сети «Одноклассники», которые подтверждают сказанное, прилагаю, и прошу иметь в виду, что записи о дружбе появляются на этом сайте только с согласия всех её (дружбы) субъектов, а сама информация открыта для всеобщего обозрения, которое производится с согласия указанных лиц.

    При этом просил бы обратить особое внимание на то, что помощник судьи районного суда имеет широкие полномочия, используя которые может влиять на решение суда.

    Так, помощник судьи:

    -участвует в рассмотрении обращений граждан Российской Федерации, поступивших в производство судье и в устной (письменной) форме докладывает судье о существе обращения с проектом ответа;

    -изготавливает проекты процессуальных и иных документов, связанные с осуществлением профессиональной деятельности судьи;

    -оказывает помощь судье в подготовке проектов процессуальных документов и проектов судебных актов по делам, находящимся в производстве судьи;

    -готовит в письменной форме предварительное заключение по делу (материалу), жалобе в рамках уголовного судопроизводства, делу об административных правонарушениях, жалобе по нему, находящимся в производстве судьи;

    -составляет проекты процессуальных документов.

    Все это предусмотрено разделом 5 Типового должностного Регламента помощника председателя суда (судьи) районного и гарнизонного военного суда, утвержденного Приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 06.12.2010 №272.

    Изложенное свидетельствует о том, что в случае с жалобой на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении следователя Шарипова, проект постановления суда об отказе в приеме жалобы, был подготовлен именно женой указанного следователя, а затем подписан судьей В.А.Галимовым.

    Копия жалобы в суд в порядке ст.125 УПК РФ, копия постановления суда и кассационной жалобы на него, прилагаются для приобщения к материалам настоящего уголовного дела.

    Причем, указанное неправомерное решение судьи В.А.Галимова, было лишь финальным в цепи решений, принятых для осуществления указанных целей.

    До этого мои жалобы в порядке ст.125 УПК РФ на бездействие в принятии процессуального решения по моему заявлению о преступлении следователя Шарипова, отказались принимать, соответственно, 16 и 24 мая 2011 года, судьи Ф.С.Морозова и Д.У.Гафурова по тем мотивам, будто я вправе обратиться с такими жалобами только к суду, который будет рассматривать мое дело по существу. И это несмотря на то, что вступившим в законную силу постановлением от 28 апреля 2011 года судьи А.Р.Аганина, бездействие в принятии процессуального решения признано незаконным и необоснованным, руководитель следственного органа Нуров обязан судом устранить нарушение закона (копии трех постановлений указанных судей прилагаются к отводу).

    Поручение рассмотрения таких жалоб конкретным судьям входит в компетенцию руководства районного суда согласно ст.6.2. закона от 26 июня 1992 года №3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации», ст.35 федерального конституционного суда от 7 февраля 2011 года №1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», параграфам 1.4., 2.7. действующей Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде.

    Нет данных о ненадлежащем выполнении руководством суда своих обязанностей по неосторожности, при которой это руководство ни во что не вникает, не анализирует работу судей, бездумно поручает рассмотрение жалоб заведомо заинтересованным судьям, каковым в данном случае являлся В.А.Галимов. Причем, указанный судья должен был решать не какой-то второстепенный, а очень важный процессуальный вопрос, связанный с возможным последующим признанием в действиях следователя признаков преступления. Такое признание исключало возможность вынесения в отношении меня обвинительного приговора, поскольку обвинение меня в получении взятки и служебном подлоге, сочиненное следователем Шариповым, который сам при этом совершил служебный подлог, является очевидным, даже для не юристов, правовым нонсенсом…

    С учетом указанных обстоятельств, полного соответствия вынесенного судьей В.А.Галимовым постановления с точки зрения интересов следственных работников, предыдущим указанным решениям судей Ф.С.Морозовой и Д.У.Гафуровой; а также с учетом заблаговременного неправомерного согласия судьи Р.Р.Гарифуллина с квалификацией моих действий по ст.290 УК РФ, что соответствует интересам следственных органов;

    есть достаточные основания утверждать, что эти судебные решения принимались судьями не спонтанно, а по прямому указанию руководства районного суда, обусловленному заинтересованностью последнего в исходе дела в пользу устремления сотрудников органа внутренних дел показать себя перед вышестоящим руководством успешными борцами с коррупцией.

    При этом есть доказательства и того, что с руководством суда было заранее согласовано непременное осуждение Петрова по ст.290 УК РФ, а также назначение ему наказания, связанного с реальным лишением свободы в случае, если он будет вести себя вопреки требованиям следственных работников.

    Полностью согласуется утверждение об организации указанных решений судей именно руководством суда, а также с выводом об изначальном участии руководства суда в сговоре с правоохранителями района на осуждение Петрова по коррупционной статье 290 УК РФ, и приведенные уже мной слова начальника следственного отдела Иванова о необходимости согласиться с приговором суда, а также угроза с его стороны получения мной реального срока.

    Очевидно, что этот руководящий сотрудник органа внутренних дел, в отношении которого, как это видно из последующих за угрозами с его стороны событий, нет данных о бросании им слов на ветер, мог говорить в таком ключе о суде, только заручившись поддержкой руководства последнего. О получении такой поддержки и свидетельствует совокупность приведенных обстоятельств, при которых действовали и принимали решения судьи Энского районного суда Энской Республики, а также указанные помощники судей.

    При оценке этих моих доводов просил бы учесть, что данные об указанном поведении с участием начальника следственного отдела Иванова, следователя Шарипова, моего защитника тогда, адвоката Панфилова, появились в деле задолго до упомянутых судебных решений, а не придуманы мной только сейчас в целях «подгонки» фактических обстоятельств в нужную мне цепь событий, и оболгания при этом правоохранителей, а также судей из стремления уйти от ответственности за вмененные мне преступления.

     

    Подтверждает сказанное о роли руководства суда и содержание письма председателя Энского районного суда В.Н.Ляминой от 8 августа 2011 года в ответ на мою жалобу по поводу упомянутого уведомления судьи В.А.Галимова от 28 июня 2011 года о кассационном суде 2 августа 2011 года (копия письма прилагается). Выводы В.Н.Ляминой в этом письме не соответствуют фактическим и весьма существенным обстоятельствам, о которых председатель суда …просто умолчала.

    В письме утверждается, что «в действиях судьи В.А.Галимова и помощника судьи А.Р.Шариповой не усматриваются умышленные действия, направленные на нарушения закона, Ваших прав и законных интересов». При этом сделана ссылка на какую-то там описку «отдела делопроизводства». При этом почему-то не указано, кто конкретно допустил эту «описку», и не была ли это …А.Р.Шарипова? Вопрос этот не праздный, поскольку в обязанности помощника судьи, о чем уже говорилось, входит изготовление проектов процессуальных и иных документов, связанных с осуществлением профессиональной деятельности судьи (раздел 5 указанного Типового должностного Регламента помощника председателя суда (судьи) районного и гарнизонного военного суда).

    Кроме того, при оценке субъективной стороны действий судьи и его помощника, председатель суда умолчала и о том, что их действия касались моей жалобы на неправомерное поведение следователя Э.Р.Шарипова, который является… мужем помощника судьи А.Р.Шариповой.

    Или председатель суда В.Н.Лямина не знает об этом родстве? Или может быть при оценке обстоятельств, свидетельствующих об умысле, неосторожности, либо отсутствии вины в какой бы то ни было форме, это родство учитываться в принципе не должно, и оценка существенных фактических обстоятельств не является профессией В.Н.Ляминой?...

    И если судья В.А.Галимов по неосторожности подписал абракадабру, то в чем причина такого его поведения (не любит работать, доверяет помощнику А.Р.Шариповой; вообще, не глядя, подписывает подготовленные за его подписью помощником судьи документы?).

    Словом, это письмо В.Н.Ляминой порождает одни вопросы, но отнюдь не свидетельствует в данном случае о беспристрастности и объективности председателя суда. Более того, в контексте уже сказанного о роли руководства суда в происходящем, такое «разрешение» жалобы гражданина, свидетельствует только о стремлении В.Н.Ляминой замаскировать своё участие в неправом деле и увести от ответственности за участие в нем судью, его помощника, а также мужа последней – следователя Э.Р.Шарипова.

    При таких обстоятельствах представляется очевидным, что вынесение судьей А.Р.Аганиным 28 апреля 2011 года вступившего в законную силу постановления о признании незаконным и необоснованным бездействия руководителя местного следственного органа СК РФ Нурова в принятии процессуального решения по заявлению о преступлении следователя органа внутренних дел Шарипова, было проявлением «неуместной» в данной ситуации, с точки зрения руководства суда, самостоятельности судьи в принятии решения.

    В этой связи является не случайным, что руководством суда не поручено судье А.Р.Аганину рассмотрение моего дела по существу…

     

    С учетом изложенного, лишь в определенном свете предстает и то, что являющийся по должности заместителем председателя районного суда В.Ф.Никоноров, в постановлении от 19 апреля 2011 года по итогам предварительного слушания, полностью игнорировал одни из основных для судьбы дела в отношении Петрова доводов ходатайства обвиняемого относительно процессуальных нарушений: о получении всех доказательств ненадлежащим лицом - необъективным следователем Шариповым, в отношении которого имеется адресованный начальнику СК при МВД России, но неразрешенный в ходе досудебного производства в установленном порядке, отвод, обусловленный наличием приведенных уже обстоятельств, дающих основания полагать его заинтересованным в исходе дела.

    Названный судья также игнорировал, что и при рассмотрении дела по существу, это нарушение уголовно-процессуального закона не устранимо, поскольку разрешить отвод может только соответствующий руководитель следственного органа в ходе досудебного производства.

    В день вынесения им постановления и последующее время, я не мог для себя ответить на вопрос, почему судья В.Ф.Никоноров так поступил, если вернул уголовное дело прокурору по мотиву оставления без рассмотрения заявленного тому отвода вышестоящим прокурором? Откуда такая нелогичность в решении судьи - умолчать о заявленном, но не разрешенном отводе следователю?...

    Только сейчас представляется очевидным, что поведение опытного судьи, который не может совершить такую оплошность по неосторожности, было обусловлено уже стоящими перед судьями задачами. При этом не исключено, что эти задачи сам он, как заместитель председателя суда, и ставил перед остальными. А именно: (1)во что бы то ни стало и быстро вынести в отношении Петрова обвинительный приговор по коррупционной статье, что будет полностью соответствовать указанным интересам органа внутренних дел, (2)во что бы то ни стало увести следователя Шарипова от ответственности за допущенное им нарушение закона, не подвергнув при этом опасности вынесение указанного приговора.

    В частности, при анализе ситуации и сопоставлении ее с требованиями закона, нельзя не прийти к выводу, что возвращение дела прокурору изначально и не представлялось судье В.Ф.Никонорову помехой выполнению этих задач. На «худой» конец, утвердит обвинительное заключение другой прокурор, и дело все равно закончится обвинительным приговором. Не прокурор же собирал доказательства…

    Словом, это не повредит вынесению обвинительного приговора, а повод о какой-никакой «объективности» судьи, порассуждать есть - удовлетворил же ходатайство обвиняемого в отдельной части, и возвратил дело прокурору…

    То же самое и с нумерацией листов дела: изменит следователь на нужную. И всё…

    И совсем другой коленкор, при возвращении дела по мотиву неразрешенности отвода следователю. А если начальник теперь уже Следственного Департамента МВД РФ удовлетворит отвод? Это же не в Энской Республике, где можно что-то прогнозировать. И где можно, как начальнику ГСУ при МВД Энской Республики Башкину, вынести имеющееся в деле постановление об отказе в отводе следственных работников, полностью игнорировав приведенные действительные мотивы их поведения… Кстати говоря, такое поведение Башкина также полностью соответствует уже приведенным мной словам начальника следственного отдела Иванова о требовании вышестоящего руководства хороших показателей в борьбе с коррупцией. Не станет же Башкин «гнобить» подчиненных, которые его указания так старательно исполняют…

    …И поскольку следователь, а не прокурор, собирал доказательства, это значит, что всему делу при удовлетворении отвода в МВД РФ - конец. Все доказательства должны быть признаны недопустимыми, полученными с нарушением закона - ненадлежащим лицом - необъективным следователем. Очевидно, что такой исход не соответствует задачам, уже сформированным в суде относительно моего дела.

    Поэтому про неразрешенный отвод следователю судье и было лучше промолчать…

     

    Просил бы иметь в виду, что всякие ссылки в опровержение этих моих доводов, на определение кассационной инстанции, рассмотревшей кассационную жалобу на постановление судьи В.Ф.Никонорова, несостоятельны, поскольку судом второй инстанции, равно как и судьей В.Ф.Никоноровым, указанные доводы о неразрешенности отвода следователю Шарипову, …не исследовались и не оценивались. Почему так поступила кассационная инстанция - судить не берусь. Надеюсь, что Президиум Верховного Суда Энской Республики отменит кассационное определение от 7 июня 2011 года по моей уже поданной надзорной жалобе, решения по которой пока нет.

     

    Приведенная реконструкция размышлений судьи полностью соответствует фактическим обстоятельствам.

    В том числе и тому, что Морина Надежда Алексеевна – помощник судьи Валерия Федотовича Никонорова, числится в «друзьях» на сайте «Одноклассники» жены следователя Э.Р.Шарипова - помощника судьи В.А.Галимова, - А.Р.Шариповой. О реальной возможности влиять помощников на решения судей, мной уже сказано выше.

    В это связи является не случайным направление мне в одном конверте 28 июня 2011 года неправомерно возвращенной указанной жалобы в порядке ст.125 УПК РФ, которую отказался принять судья В.А.Галимов постановлением от 17 июня 2011 года, а также с сопроводительным письмом судьи В.Ф.Никонорова - копии определения кассационной инстанции от 7 июня 2011 года по поводу постановления этого судьи в стадии предварительного слушания.

    Делопроизводитель согласно указанной Инструкции не может направлять что-либо из суда по своему усмотрению. Только по решению соответствующего судьи. Что касается поступившей в суд жалобы в порядке ст.125 УПК РФ, в отношении которой уже принято судом решение об отказе в ее принятии, то она вообще не может быть возвращена заявителю, а должна оставаться в материалах суда. Таким образом, всё объясняется причастностью к такой отправке заинтересованного лица – помощника судьи А.Р.Шариповой.

    Кроме того, в виду принятия решений разными судьями и в разное время, если что и подлежало направлению гражданину, то в разное время и самостоятельно, в отдельных конвертах. Направление же в одно время, и в одном конверте указанных документов, свидетельствует о совместной, заранее обусловленной неправомерной деятельности находящихся в дружеских отношениях помощников судей, имеющих целью принятие всех зависящих от них мер в указанных в целях, достижение которых необходимо жене следователя - помощнику судьи А.Р.Шариповой, судьям, с которыми они работают, а также руководству суда, действующего в интересах следственных органов.

    Понятно, что при таких обстоятельствах отсутствие в приложении письма судьи В.А.Галимова указания о возврате жалобы (на что он и не имел права), преследовало цель сокрытия указанного сговора.

     

    Теперь также понимаю, что в рамки сказанного о необъективности и предвзятости судей, вполне укладывается и решение судьи В.Ф.Никонорова от 13 июля 2011 года о назначении на 22 июля 2011 года по моему делу судебного заседания без проведения предварительного слушания.

    Это решение 19 и 25 июля 2011 года обжаловано мной в кассационном порядке в виду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам, нарушения уголовно-процессуального закона.

    Судья В.Ф.Никоноров при этом игнорировал, что в деле имеются основное и дополнительные ходатайства обвиняемого о проведении предварительного слушания, поданные в соответствии с требованиями закона в установленный срок.

    Судья также умышленно оставил без внимания, что определение кассационной инстанции от 7 июня 2011 года, вынесенное по результатам рассмотрения кассационной жалобы на постановление, появившееся в результате предварительного слушания, не является препятствием для нового проведения предварительного слушания.

    Решения, которые может принять кассационная инстанция, предусмотрены ст.378 УПК РФ, в п.3 ч.1 которой указано, что суд второй инстанции при отмене решения направляет уголовное дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии предварительного слушания, или судебного разбирательства.

    Между тем, отменив постановление суда первой инстанции в отдельной его части, кассационная инстанция указала о возвращении уголовного дела только «на новое судебное разбирательство», без указания конкретной стадии.

    Согласно ч.3 ст.49 Конституции Российской Федерации, ч.3 ст.14 УПК РФ, неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

    По смыслу закона в пользу обвиняемого (подсудимого) толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и все другие (п.4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. №1 «О судебном приговоре» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 №7).

    Таким образом, объективному и непредвзятому судье решение кассационной инстанции следовало истолковать в пользу обвиняемого Петрова, ставившего вопрос о предварительном слушании, в котором суд первой инстанции, по признанию кассационной инстанции, не обосновал и не мотивировал вывод о невозможности утверждения обвинительного заключения при наличии заявления об отводе прокурора и его заместителей.

    Это предполагает для суда первой инстанции возможность устранить эти нарушения при новом рассмотрении именно в стадии предварительного слушания, для которого имеются повод и основания в виде ходатайств обвиняемого, который также должен получить возможность еще раз довести до суда в этой стадии свою позицию по этому вопросу.

    Судья В.Ф.Никоноров в указанном постановлении от 13 июля 2011 года возможностью законного решения пренебрег и поступил точно в соответствии с озвученными и уже изложенными, адресованными мне еще 15 октября 2010 года, «пожеланиями» начальника следственного отдела Иванова «…согласитьсябыстро провести суд...».

    Более того, очевидно, что этот судья настолько был озабочен необходимостью выполнения обязательств о «быстром» проведении суда в соответствии с указанной противоправной договоренностью с органом расследования внутренних дел, что даже пошел на неправомерное ограничение установленного законом срока на кассационное обжалование его решения, назначив 13 июля 2011 года судебное заседание на …22 июля 2011 года. Между тем, срок кассационного обжалования постановления от 13 июля истекал даже не 23 июля (это не рабочий день, суббота) а …25 июля 2011 года.

    Таким образом, не подай я кассационную жалобу на постановление от 13 июля, 19 июля 2011 года, то 22 июля того же года, уже ничто не могло бы предотвратить нарушение моего права на новое судебное разбирательство в суде первой инстанции со стадии предварительного слушания, поскольку только кассационное обжалование судебного решения приостанавливает его исполнение согласно ст.359 УПК РФ.

    Кассационная инстанция, рассмотрев 18 августа 2011 года жалобу на указанное постановление судьи В.Ф.Никонорова от 13 июля 2011 года, не учла, что это постановление выносилось предвзятым и необъективным судьей, жалобу по этому вопросу председателю Совета судей с документами, подтверждающими ее доводы, к делу не приобщила, мои доводы в этой части не исследовала и не оценила. Равно как не учла, не исследовала и не оценила доводы дополнительной кассационной жалобы о нарушении моих прав указанными сроками вынесения постановления от 13 июля и назначением судебного заседания на 22 июля 2011 года.

    В этой связи определение суда второй инстанции не может быть принято, как опровергающее указанные мои доводы о нарушениях в суде первой инстанции. К тому же, оно обжаловано мной 1 сентября 2011 года в надзорном порядке.

    Между тем, как следует из поведения заместителя председателя районного суда В.Ф.Никонорова в судебном заседании 22 июля 2011 года, последний готов был пойти и на другое нарушение закона, лишь бы выполнить договоренность со следственным органом о «быстром» проведении суда.

    22 июля 2011 года состоялось судебное заседание под его председательством по указанному уголовному делу.

    Объявив о поступлении к нему кассационной жалобы Р.Г.Петрова на постановление от 13 июля 2011 года, судья В.Ф.Никоноров спросил подсудимого Р.Г.Петрова:

    «Если бы сегодняшнее судебное заседание было предварительным слушанием, Вы согласились бы на его проведение, отказавшись при этом от кассационной жалобы?».

    Я ответил, что настаиваю на кассационном рассмотрении.

    На что судья В.Ф.Никоноров сказал, что это право подсудимого, после чего, определив день следующего судебного заседания (24 августа 2011 г., 10-00), судебное заседание закрыл. Для удостоверения этих обстоятельств 25 июля 2011 года мной принесены замечания на протокол судебного заседания, состоявшегося 22 июля 2011 года. Замечания признаны правильными постановлением судьи от 27 июля 2011 года.

    Изложенное дает основания утверждать, что при моем согласии отозвать кассационную жалобу, судья готов был незаконно провести предварительное слушание.

    Между тем, законно его в данной ситуации провести было нельзя, поскольку постановление этого судьи от 13 июля 2011 года о проведении нового судебного разбирательства в иной стадии, никем не отменено (а могло быть отменено только судом второй инстанции по моей кассационной жалобе).

    Или в случае моего согласия судья В.Ф.Никоноров планировал вступить со мной в сделку, при которой я должен молчать о том, что он уничтожит им же вынесенное постановление и вложит вместо него новое? И все это ради того, чтобы отчитаться перед органом расследования внутренних дел о том, какой он «хороший» в «быстром» рассмотрении дела?

    В любом случае, в предложенном им варианте поведения, законного выхода не имелось. Равно как невозможным для судьи является и само озвучение указанного его предложения.

    Поведение судьи считаю недопустимым, нарушающим требования статьи 3 Кодекса судейской этики, утвержденного 2 декабря 2004 года VI Всероссийским съездом судей, согласно которой судья в любой ситуации должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, причинить ущерб репутации судьи и поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия.

    Более того, поведение судьи в этой части полностью соответствует и образу действий следователя Шарипова, который совершил служебный подлог, не составив протокол ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела 24 февраля 2011 года, изъяв из дела бланк протокола, который уже был там в момент ознакомления, и поместив на его место документы, которые при ознакомлении с материалами уголовного дела не предъявлялись. Об этих действиях сказано в жалобе на имя руководителя СУ СК РФ по Энской Республике, переданной последнему на личном приеме 15 июля 2011 года, ответ на которую от А.А. Епифанова пока нет (копия жалобы, моего объяснения следователю Конову, прилагаются).

    Акцентирую Ваше внимание и на том, что приведенные действия заместителя председателя районного суда В.Ф.Никонорова по затруднению моего доступа к правосудию в кассационной инстанции, полностью соответствуют и неправомерным, уже указанным действиям помощника судьи А.Р.Шариповой.

    Что касается отказа судьи В.Ф.Никонорова при вынесении постановления 13 июля 2011 года признать необходимым новое предварительное слушание – то он свидетельствует о правильности моей реконструкции мотивов его поведения при первом слушании, как проистекающего лишь из стремления имитировать «объективность». В действительности же все его действия и решения направлены на удовлетворение интересов органа расследования. Даже путем нарушения судьей закона. Да это и понятно: интересы местного ОВД куда ближе и важнее, чем законные интересы какого-то там гражданина Петрова…

    Фактически имевшие место события, в том числе с участием судей, их помощников, а также правоохранителей, включая прокуроров, объективно создали причинно-следственную обусловленность цепи обстоятельств, неизбежно ведущих к указанным выводам об их предвзятости и необъективности в результате имевшегося сговора в указанных целях.

    Приведенные обстоятельства дают основания считать сложившиеся по данному уголовному делу отношения судей и правоохранителей, о чем уже сказано, по крайней мере, проявлением «корпоративной солидарности». Усугублённая, что очевидно, родственными и дружескими связями в суде и следственных органах, определяемая в просторечии фразой «рука руку моет», она и предопределяет в рамках существующей с районным судом договоренности, вынесение по делу незаконного и необоснованного приговора именно с реальным лишением меня свободы. Из-за такой же реальной возможности появления этого неправосудного решения, мной и заявляется настоящий отвод.

    Очевидно, что при имеющемся к моему делу таком отношении руководства районного суда, поручение рассмотрения этого дела какому-либо судье, склонному к самостоятельности в принятии решений, в г. Энске является невозможным.

    Основания для указанных выводов о негативной роли районных судей в моем деле, дает и то, что процессуальное решение по моему заявлению о преступлении следователя Шарипова, вопреки указанным судебным постановлениям, все-таки …было принято.

    Так, следователем Энского межрайонного отдела СУ СК РФ по Энской Республике И.А.Коновым, вопреки решению судьи Д.У.Гафуровой, отказавшей 24 мая 2011 года в принятии жалобы на бездействие этого следователя в принятии процессуального решения по заявлению о преступлении следователя Шарипова, но в соответствии с постановлением судьи А.Р.Аганина от 28 апреля 2011 года, признавшего необходимость принятия процессуального решения, вынесено датированное 21 мая 2011 года постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, что дало мне возможность дальнейшего его обжалования.

    Другими словами, мои настойчивость и последовательность приносят плоды в принятии процессуальных решений правоохранителями, что дает возможность осуществления моего права на обжалование незаконных и необоснованных из их числа, но …без участия в этом законопослушном деле судей Энского районного суда Энской Республики. В виду их очевидной предвзятости и необъективности.

    С учетом сказанного становится понятным, почему производство по настоящему уголовному делу поручено именно следователю Шарипову, хотя в следственном отделе немало опытных следователей.

    Очевидно, что при этом учитывалось наличие у него «крыши» в суде, надежда на которую, как это видно, оправдывается, дело неуклонно движется к обвинительному приговору, все доводы не «pro», но «kontra» такого исхода, откровенно игнорируются…

    А между тем, оснований бояться за судьбу дела, в том числе следователю, его процессуальным и прочим начальникам, более чем достаточно. Об этом я скажу в ходатайствах, в объективном и беспристрастном рассмотрении которых в Энском районном суде Энской Республики никакой уверенности нет.

    ОТВОД прокурору

    Отводу подлежат и работники Энской межрайонной прокуратуры Энской Республики вследствие позиции их руководства, также обусловленной заинтересованностью в исходе дела.

    Совокупность данных, характеризующих существо и направленность поведения прокурорских работников, в том числе тех, которые ранее судами не исследовались и не оценивались, дает основания полагать, что работники прокуратуры изначально участвовали в указанном сговоре с сотрудниками органа внутренних дел и судьями, и что со стороны руководства межрайонной прокуратуры при этом существовало заранее обещанное неправомерное содействие в деле обвинения меня в получении взяток, такое же воспрепятствование мне в осуществлении прав.

    18 марта 2011 года я обратился к Энскому межрайонному прокурору с жалобой в порядке ст.ст.123, 124 УПК РФ, в которой просил принять меры к следователю Шарипову, занимавшемуся манипуляциями с материалами указанного уголовного дела.

    В частности, уже после предъявления 24 февраля 2011 года обвиняемому Петрову и его защитнику официальных документов - материалов уголовного дела, когда все материалы трехтомного дела были сфотографированы обвиняемым, со стороны следователя имел место служебный подлог путем:

    -замены одних листов другими, (протокол ознакомления им не составлен, бланк протокола, с которым уже произведено ознакомление, изъят, вместо него в дело вставлены другие материалы);

    -неправомерного добавления в уголовное дело материалов, которые обвиняемому и его защитнику для ознакомления не предъявлялись, хотя должны были быть предъявлены,

    -а также путем маскировки неправомерных действий изменением нумерации листов протокола ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела с целью создания видимости того, что предшествовавшие материалы последнему якобы были предъявлены при ознакомлении с материалами уголовного дела.

    Анализ действий следователя дает основания для вывода о том, что делалось это им из личной заинтересованности - в целях неправомерного облегчения своей работы по подшивке и нумерации материалов уголовного дела (предъявить обвиняемому и его защитнику часть подшитых материалов, а остальные подшить в дело, когда будет время), а также в целях освобождения себя от работы по разрешению возможных ходатайств обвиняемого и его защитника, которые могут возникнуть после ознакомления их с протоколами следственных действий и иных документов, появившихся в деле после ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела. Наконец, появление возможных ходатайств могло повлечь необходимость для следователя решать вопрос с руководством следственного органа о продлении срока следствия, что также требовало от следователя известных усилий, которые он, что является очевидным, применять не хотел. Он освобождал себя от такой работы вставлением материалов в дело без ведома обвиняемого, а также изменением нумерации протокола ознакомления с материалами дела с целью создания видимости ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами, предшествовавшими по нумерации указанному протоколу.

    Все эти действия привели к существенному нарушению моих прав обвиняемого, а также моих законных интересов.

    В частности, будь ознакомлен, как положено по закону, с протоколом допроса врача Красновой, я бы не согласился с ее показаниями, ходатайствовал о допросе меня по обстоятельствам обращения к ней за листком нетрудоспособности, а также об очной ставке с ней на предмет устранения противоречий с моими показаниям. Не исключено, что в результате было бы установлено оказание на нее неправомерного давления следователем с целью дачи ею нужных ему показаний, которые не соответствуют фактическим обстоятельствам.

    Приведенные данные изложены мной в письменном объяснении от 17 мая 2011 года, отобранном следователем Коновым, оно имеется в материалах проверки, но полностью игнорировано указанным следователем. И это несмотря на очевидность содержания в действиях следователя Шарипова, как минимум, признаков преступления, предусмотренного ч.2 ст.292 УК РФ (служебного подлога, совершенного из личной заинтересованности, повлекшего существенное нарушение прав и законных интересов обвиняемого).

    Письмом от 24 марта 2011 года исполняющий обязанности Энского межрайонного прокурора Феоктистов фактически признал жалобу заявлением о преступлении следователя и сообщил мне, что обращение направлено «для проведения проверки в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ» руководителю Энского межрайонного отдела Следственного управления Следственного комитета РФ по Энской Республике Нурову.

    Очевидно, что при таких обстоятельствах прокурор обязан был реализовать последовательные и присущие ему по закону меры, как к своевременному принятию процессуального решения соответствующими следственными работниками, так и к отмене незаконных и необоснованных из них.

    Однако господин Феоктистов с 24 марта 2011 года не принял никаких мер к вынесению каких-либо процессуальных решений, не сделал этого также и господин Валюшкин, исполняющий обязанности межрайонного прокурора.

    Более того, и.о. межрайонного прокурора Валюшкин, 29 июня 2011 года, по надуманным мотивам отказался отменить упомянутое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 21 мая 2011 года, вынесенное следователем Коновым. При этом указал, что Петров имеет право обратиться к судье при рассмотрении дела по существу с ходатайством о признании незаконным и необоснованным указанного постановления следователя Конова.

    При этом прокурор сделал ссылку на то, что-де, «допустимость и относимость доказательств, имеющихся в материалах уголовного дела, а также законность и обоснованность процессуальных решений об отказе в возбуждении уголовного дела, является предметом судебного разбирательства».

    Выводы прокурора не соответствуют фактическим обстоятельствам.

    Мной велась речь не о допустимости и относимости доказательств, а об оценке действий следователя, в которых усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч.2 ст.292 УК РФ, совершенного при указанных выше обстоятельствах. Возбудить уголовное дело в отношении следователя органа внутренних дел может по закону лишь соответствующий следственный работник. У суда таких полномочий по закону нет.

    Игнорировал прокурор и то, что лишь ст.217 УПК РСФСР (в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 8 августа 1983 г. - Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1983, №32, ст.1153), предусматривала норму, согласно которой после направления дела в суд всякие ходатайства и жалобы по делу должны были направляться непосредственно в суд.

    Действующий УПК РФ такой нормы не имеет.

    Более того, на суде в соответствии со ст.252 УПК РФ не лежит обязанность при рассмотрении дела по обвинению Петрова выявлять признаки преступления в действиях следователя Шарипова, который расследовал это дело. Согласно указанной норме, судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

    В этой связи, не основана на законе и рекомендация прокурора обратиться к судье при рассмотрении дела по существу с ходатайством о признании незаконным и необоснованным указанного постановления следователя Конова.

    Игнорировано прокурором Валюшкиным и то, что:

    -не соответствует закону ссылка следователя Конова на возможную будущую судебную оценку действий следователя Шарипова. Действующее уголовно-процессуальное законодательство, в том числе ст.ст.144,145 УПК РФ, не предусматривает таких отлагательных обстоятельств, в виду которых процессуальное лицо не может принять своевременное, законное, обоснованное и мотивированное процессуальное решение по заявлению о преступлении;

    -не предусматривает ст.144 УПК РФ рассмотрение по существу уголовного дела по обвинению другого лица в качестве основания и для продления срока проверки следственным работником СК РФ сообщения о преступлении, совершенном следователем органа внутренних дел при расследовании указанного уголовного дела;

    -не содержит уголовно-процессуальный закон каких-либо ограничений по кругу и источнику данных, на основании которых следственный работник СК РФ может принять решение о возбуждении уголовного дела в отношении следователя органа внутренних дел. Это могут быть достаточные данные, сообщенные заявителем, соответствующие им копии материалов уголовного дела (которые, кстати, переданы следователю И.А.Конову); подтверждающий заявление опрос следователя, в отношении которого ставится вопрос о возбуждении уголовного дела в связи с допущенной им фальсификацией и служебным подлогом и т.д.

    В настоящее время, таким образом, преступление следователя органа внутренних дел просто-напросто укрыто от учета путем вынесения незаконного и необоснованного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

    Напоминаю, что преступление считается укрытым от учета, если по факту его совершения, несмотря на наличие установленных ст. 140 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации поводов и оснований, не было принято в установленные законом сроки процессуальное решение - вынесение постановления о возбуждении уголовного дела (п.2.9. действующего Положения о едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений, являющегося Приложением N 2 к Приказу Генеральной прокуратуры Российской Федерации, МВД России, МЧС России, Минюста России, ФСБ России, Минэкономразвития России, ФСКН России от 29 декабря 2005 г. N 39/1070/1021/253/780/353/399).

     

    В данном случае решение о возбуждении уголовного дела в отношении следователя органа внутренних дел мог принять в соответствии с п.10 ч.1 ст.448 УПК РФ (п. 10 в ред. Федерального закона от 28.12.2010 N 404-ФЗ) только руководитель следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по Энской Республике.

    Таким образом, прокурор вполне мог и должен был отменить постановление следователя и направить материал для дополнительной проверки указанному руководителю.

    Поскольку это не сделано, по вине местных судей с прокурорами, по заявлению о совершении следователем преступления законное и обоснованное процессуальное решение блокируется с …24 марта 2011 года. И это при том, что ч.3 ст.144 УПК РФ предполагает для принятия решения максимум 30 суток и не содержит в качестве основания для продления срока проверки (или непринятия процессуального решения) рассмотрение судом по существу дела по обвинению в совершении преступления другого лица.

    Данных о недостаточной правовой квалификации прокурорских работников не имеется. Более того, факт назначения исполняющим обязанности межрайонного прокурора именно Валюшкина, работавшего заместителем, свидетельствует о высокой оценке его деловых качеств вышестоящим прокурором. Все это исключает нарушение закона с его стороны по незнанию, то есть неосторожно.

    Следовательно, указанный прокурорский работник пошел на нарушение закона умышленно, сделал это в рамках уже упомянутого противоправного сговора с судьями и сотрудниками органа внутренних дел.

    Мои доводы об участии прокурора в таком сговоре можно было счесть и недостаточно обоснованными, если бы не введение с его участием ситуации в замкнутый для обвиняемого порочный круг, в котором суд неправомерно отказывает в приеме жалоб на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (хотя в ст.125 УПК РФ прямо предусмотрена возможность судебного рассмотрения жалоб на такие постановления), а прокурор Валюшкин незаконно и необоснованно не желает отменить это постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, но при этом рекомендует …обратиться в суд.

    Между тем, это

    -в сочетании с близким по времени принятием указанных решений прокурором и судьей (прокурор принял решение 29 июня, а судья-17 июня 2011 года);

    -с учетом очевидной причастности руководства суда к указанным решениям судей, направленным на установление преграды в принятии законного и обоснованного процессуального решения по заявлению о преступлении следователя органа внутренних дел Шарипова;

    -при отсутствии данных о некомпетентности судей и прокурорских работников, при которой они не знают закон и не умеют применять его на практике,

    дает основания считать поведение местных прокуроров предвзятым, направленным, как и у судьи, решение которого было инициировано судебным руководством, на осуществление с прямым умыслом незаконного увода от ответственности следователя Шарипова за совершенный им служебный подлог, на блокирование принятия законного и обоснованного процессуального решения о возбуждении в отношении следователя уголовного дела.

    Кроме того, сказанное одновременно свидетельствует об участии работников прокуратуры в сговоре судей с правоохранителями органа внутренних дел на помощь последним в безосновательном создании их образа успешных борцов с коррупцией.

    Об этом же свидетельствуют и приводившиеся слова начальника следственного отдела Иванова о том, чтобы я согласился с выводами следствия, согласился быстро провести суд, согласился с выдвинутыми обвинениями и приговором. Иначе, следователи вместо двух эпизодов, сделают 15, и тогда, вместо условного срока, мне дадут реальный.

    Во всем этом должен присутствовать, а также может действовать (бездействовать, противодействовать) прокурор. Поскольку прокурор Ивановым даже не упоминался, а речь велась только о действиях и решениях следствия, а также суда, то в контексте происходящего это может значить только одно - с прокурором уже имеется договоренность о содействии в привлечении профессора Петрова к уголовной ответственности по «коррупционной» статье 290 УК РФ.

    Что фактически и происходит: прокурор принимает незаконные и необоснованные решения.

    Иначе, не имеется рационального объяснения тому, что руководством межрайонной прокуратуры не принимаются меры по направлению материала в отношении следователя Шарипова для дополнительной проверки руководителю следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по Энской Республике.

    А ведь это выгодно Энскому прокурору, поскольку есть возможность не только без нарушения закона «спихнуть» материал, но и не «подставиться» таким образом, под ссору со следственным подразделением органа внутренних дел (это, мол, не мы, а суд, признавший необходимость принятия процессуального решения, а также закон, давший право принятия решения по существу только руководителю СУ СК РФ субъекта федерации)…

    Поскольку такая, приемлемая во всех отношениях для логики каждого нормального и законопослушного прокурорского работника, мера, прокурором не осуществляется, значит, я прав, и прокурор действует незаконно в соответствии со взятым на себя обязательством оказать содействие органу внутренних дел в демонстрации последним якобы успешности борьбы с коррупцией. И делается это путем неправомерного пресечения самой возможности опорочить следователя, а также поставить, таким образом, под удар уголовное дело Петрова, в отношении которого всё подготовлено для приговора его к реальному лишению свободы за множество вмененных ему взяток…

    Другие варианты мотивов поведения прокурора не просматриваются, поскольку нет данных о профессиональной некомпетентности прокурорских работников, а также об их болезненном состоянии, при котором они не понимают значения своих действий и не могут ими руководить. И с другой стороны, система приведенных действий и решений правоохранителей и судей, и все не в пользу обвиняемого, но исключительно во благо органов внутренних дел, свидетельствует об осуществлении их в рамках противоправного сговора именно в указанных целях.

    Полностью укладывается в рамки такого сговора и отношение прокурора Феоктистова к моей поступившей на личном приеме в прокуратуре 25 марта 2011 года итоговой жалобе, составленной по результатам изучения уголовного дела в ходе досудебного производства по делу.

    В ней я сообщал о целом комплексе существенных нарушений закона, подтверждающих заинтересованность следственных и оперативных работников в исходе уголовного дела путем демонстрации якобы успешности в борьбе с коррупцией.

    В том числе и о том, что в имеющихся в деле моих ходатайствах подробно и мотивированно изложены данные, свидетельствующие о получении конкретных доказательств с нарушением закона, в том числе в результате:

    -провокации взятки, то есть действий, не предусмотренных процессуальными нормами;

    -понуждения свидетелей к даче нужных оперативным и следственным работникам заявлений, объяснений и показаний, то есть в результате действий, которые также не предусмотрены УПК;

    -получения следователем результатов оперативно-розыскной деятельности на основании не установленных законом постановлений, а согласно резолюциям неизвестных лиц, а также не предусмотренных законом «рапортов»; то есть с нарушением установленного порядка собирания и закрепления доказательств и в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами;

    -получения следователем доказательств путем производства следственных действий, проведенных без возбуждения уголовного дела и без соединения уголовных дел, то есть с нарушением установленного порядка их собирания;

    -получения доказательств ненадлежащим лицом - предвзятым следователем, в отношении которого имеется неразрешенный руководством Следственного комитета при МВД России отвод.

    Копию жалобы прокурору прилагаю к отводу.

    Положения статьи 7 УПК РФ в ее конституционно-правовом истолковании не допускают отказ прокурора при рассмотрении заявления, ходатайства или жалобы участника уголовного судопроизводства, от исследования и оценки всех приводимых в них доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение должностным лицом (Определение Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 N 42-О).

    Вопреки этим требованиям, в постановлении от 29 марта 2011 года, копия которого прилагается к отводу, прокурор Феоктистов эти доводы полностью игнорировал и не указал, почему и в чем конкретно я не прав. Хотя и обязан был это сделать, отказав в удовлетворении жалобы. Более того, как видно из этого постановления, прокурором Феоктистовым измышлялось какое-то «вымогательство», которое мне не вменялось; не указано, почему он не согласился со мной в том, что «вымогательство» придумано оперативниками для получения возможности проведения «оперативного эксперимента», и что не было никакой «добровольности» явки студентов с заявлениями о якобы имевшемся вымогательстве взяток, а потому они незаконно и необоснованно освобождены от уголовной ответственности за якобы добровольное заявление о якобы переданных взятках, а также в виду якобы имевшегося вымогательства взятки.

    Между тем, при законопослушном разрешении прокурором жалобы, это дело НИКОГДА бы не дошло до суда с обвинительным заключением…

    ***

    Таким образом, нет никаких оснований для вывода о спонтанности действий и решений, случайном стечении обстоятельств, а также о какой-либо необдуманности действий и решений со стороны судей, их помощников, следователей и прокуроров, для которых исследование, оценка доказательств, а также мотивировка решений и действий на основании анализа требований закона и фактических обстоятельств, являются профессией.

    В этой связи всё, что бы они ни делали по настоящему уголовному делу – плоды умышленных, согласованных действий и решений, при ясном предвидении последствий и желании их наступления. Одно ими не учтено: всякое действие, особенно неправомерное, рождает противодействие. В данном случае - путем скрупулезного, образно говоря, «разбора полетов» в виде настоящего отвода, который и позволил ответить на вопрос, кто есть кто в этом деле…

    Анализ ранее не рассматривавшейся по данному уголовному делу судами совокупности приведенных обстоятельств, дает достаточные основания утверждать, что местные судьи и прокуроры лично заинтересованы в исходе данного уголовного дела (ч.2 ст.61 УПК РФ). Прямая личная заинтересованность судей заключается в желании угодить руководству суда, выступающего организатором действий судей в интересах правоохранителей органа внутренних дел. Имеющаяся также и личная косвенная заинтересованность судей В.А.Галимова и В.Ф.Никонорова, обусловлена их совместной работой с помощниками, связанными дружескими отношениями, одна из которых является женой следователя Шарипова.

    Руководство межрайонной прокуроры, находясь в сговоре с указанными правоохранителями и судьями на совершение действий и бездействия в интересах правоохранителей органа внутренних дел, имеют в этом деле личный косвенный интерес – поддержать устремления правоохранителей в улучшении показателей борьбы с коррупцией путем улучшения отчетности.

    Все это основано, по крайней мере, на корпоративной солидарности и существующих указанных родственных и дружеских связях в ограниченном мирке чиновников нашего Энска.

    Данными о прямой личной корыстной заинтересованности кого-либо, не располагаю. Поэтому, в отличие от правоохранителей, обвинивших меня во взятках при отсутствии данных о корысти с моей стороны, не утверждаю о получении судьями и прокурорами денег за осуждение Петрова за взятки от правоохранителей органов внутренних дел, озабоченных хорошими показателями в борьбе с коррупцией и прохождением внеочередной аттестации в соответствии с Указами Президента РФ от 1 марта и от 12 мая 2011 года №№251,635, связанной с появлением в системе органов внутренних дел вместо милиции, полиции.

    Хотя это и не является такой уж невозможной у нас экзотикой. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к публикациям в Сети. Например, расположенным по адресам:

    http://www.iarex.ru/news/14133.html;

    http://novolitika.ru/news/38352

    В этих публикациях высказывается озабоченность вручением сотрудниками органов внутренних дел взяток соответствующим должностным лицам за то, чтобы остаться в полиции.

    В этой связи нельзя рассчитывать на правосудное решение в г.Энске по моему уголовному делу, оконченному производством следователем Шариповым. Имеются основания для отвода следователя Шарипова, судей и прокурора Энского района Энской Республики, участие их в производстве по уголовному делу в соответствии со ст.62 УПК РФ недопустимо, они обязаны от этого устраниться, чего не сделали.

    Следователю в данной стадии по закону отвод заявить нельзя (он уже заявлен на следствия и до сих пор не разрешён), а потому заявляю отвод, как всему составу Энского районного суда Энской Республики, так и участвующему в данном деле представителю Энской межрайонной прокуратуры. При этом просил бы иметь в виду, что кто бы из прокуроров ни принимал участие в суде, он не может быть свободен от позиции по делу, занятой руководством межрайонной прокуратуры, которое в этом деле является предвзятым и необъективным.

    Одновременно ходатайствую об изменении территориальной подсудности уголовного дела. В другом районе, где вмененные мне преступления не проходили в отчетности органов внутренних дел в графе выявленных, раскрытых, а также оконченных расследованием преступлений коррупционной направленности, есть надежда, что в виду отсутствия этих и других упомянутых обстоятельств, будет принято правосудное решение.

    Заявляя данный отвод, я исхожу также из неоднократно провозглашенных положений Конституционного Суда РФ, согласно которым «…Часть вторая статьи 61 УПК Российской Федерации не содержит исчерпывающего перечня обстоятельств, могущих свидетельствовать о личной, прямой или косвенной, заинтересованности судьи в исходе дела, и тем самым не исключает возможность заявления судье отвода в связи с выявлением в ходе судебного разбирательства обстоятельств, свидетельствующих о проявившихся в тех или иных его действиях и решениях по делу предвзятости и необъективности (Определение Конституционного Суда РФ от 25 января 2005 года №46-0).

    Очевидно, что всё это относится и к прокурору со следователем при решении вопроса об их отводе.

    С учетом сказанного, есть основания для составления обвинительного заключения не в отношении Петрова, а относительно правоохранителей, включая прокуроров, а также судей, их помощников, в действиях которых усматриваются, как минимум, признаки преступного злоупотребления должностными полномочиями (ст.285 УК РФ) при целом ряде отягчающих наказание обстоятельств (ст.63 УК РФ).

    Таковым обвинительным заключением, по существу, и является настоящий законный, обоснованный, а также мотивированный отвод, который позволяет задаться известным риторическим вопросом:

    «А судьи кто?!»…

    На основании изложенного и руководствуясь ст.35, нормами Главы 9, в том числе ч.ч.3,5,6 ст.65 УПК РФ,

     

    П Р О Ш У:

    1. Отвести от участия в производстве по уголовному делу по обвинению Р.Г.Петрова в совершении ряда преступлений, предусмотренных ч.2 ст.290 и ч.1 ст.292 УК РФ, весь состав Энского районного суда Энской Республики.

    2. Отвести от участия в производстве по указанному уголовному делу прокурора из Энской межрайонной прокуратуры.

    3. Ходатайство об изменении территориальной подсудности направить для разрешения Председателю Верховного Суда Энской Республики.

    При этом последнего просил бы иметь в виду, что к незаконному и необоснованному привлечению меня к уголовной ответственности, как следует из материалов уголовного дела, были причастны и оперативники органа внутренних дел ОРЧ г.Х, дислоцированные в г.У, куда также по этой причине нежелательно направлять дело для судебного рассмотрения.

    Текст письменного отвода и ходатайства с приложениями передаётся для приобщения к протоколу судебного заседания.

    Р.Г.Петров

    «2» сентября 2011 года










    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru