Уголовное законодательство
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Уголовное законодательство

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено 07.07.2000

    РЕЧЬ
    адвоката Назарова О.В. в защиту Иванова М.И. в
    Энском межмуниципальном районном суде Москвы



             Уважаемый и Высокий Суд !

    Иванов Михаил Иванович обвиняется в нарушении Правил дорожного движения, которое повлекло по неосторожности причинение вреда средней тяжести здоровью человека, а именно:
    9 декабря 1999 года, примерно в 8 часов 35 минут, управляя технически исправным автомобилем ВАЗ-2106 и следуя в городе Москве по третьей полосе 29 километра Ленинградского шоссе в направлении от МКАД к г. Зеленограду, где слева во встречном ему направлении приближался автомобиль Фольксваген-Пассат под управлением водителя Петрова А.В., необходимых мер предосторожности не соблюдал, внимательным к дорожной обстановке и предупредительным к другим участникам движения не был, следовал с превышением разрешенной на данном участке дороги скоростью- сыше 60 км/час, которую выбрал без учета неблагоприятных дорожных условий (мокрой проезжей части), характера и организации движения транспорта; ремнем безопасности пристегнут не был; при перестроении в его полосу движения попутно следовавшего автомобиля, мер к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства не принял, при этом, без подачи сигнала левого поворота, совершил неоправданный маневр влево и пересек линию горизонтальной разметки 1.3, разделяющую транспортные потоки противоположных направлений на дороге, имеющей более четырех полос движения и пересекать которую запрещено, после чего выехал на встречную сторону проезжей части, движение по которой в данном направлении запрещено, чем нарушил требования пунктов 1.3, 1.4, 1.5, 2.1.2, 8.1, 10.1, 10.2 Правил дорожного движения и п. 1 Приложения № 2 тех же Правил; заведомо поставив себя в условия, при которых не был в состоянии обеспечить безопасность движения, в результате чего совершил столкновение с выше указанным автомобилем, причинив по неосторожности его водителю- потерпевшему Петрову А.В., сочетанную травму в виде закрытого перелома 3-й пястной кости правой кости, ушибленную рану поверхности правого коленного сустава и ссадину левой кисти, которые по признаку длительного расстройства здоровья, продолжительностью свыше 3-х недель, относятся к повреждениям, причинившим вред здоровью средней тяжести, то есть совершил преступление, предусмотренное ст. 264 ч. 1 УК РФ.
    Указанное обвинение Иванова М.И. органы предварительного следствия основывали в том числе и на заключении автотехнической экспертизы, проведенной экспертом ЭКУ ГУВД города Москвы Сидоровым И.Н.
    Как видно из доказательств, полученных в судебном заседании, выводы указанной экспертизы не могут быть признаны достоверными, поскольку эксперту следователем не представлялись данные, учет которых мог существенно повлиять на его выводы о несоответствии действий Иванова требованиям Правил дорожного движения.
    В частности, как видно из указанного экспертного исследования, эксперт исходил из того, что со второго ряда в ряд автомашины, следовавшей под управлением Иванова, грузовая автомашина перестроилась с одинаковой с автомашиной Иванова скоростью.
    Между тем, как видно из добытых в ходе судебного следствия доказательств, скорость грузовой автомашины была меньше, чем у автомашины под управлением Иванова, который ее догонял по параллельной полосе движения. Об этом показал в судебном заседании сам Иванов М.И. Подтвердил эти показания в судебном заседании и свидетель Павлов В.А.
    Кроме того, как видно из полученных в судебном заседании доказательств, расстояние от автомашины под управлением Иванова до грузовой автомашины, начавшей внезапно перестраиваться а его ряд, было 10-15 метров, а не 15-20 метров, которые фигурировали в постановлении следователя о назначении автотехнической экспертизы. Расстояние именно в 10-15 метров также подтверждено в судебном заседании подсудимым Ивановым и свидетелем Павловым.
    Не учтены были экспертом на предварительном следствии при оценке действий водителя Иванова и те обстоятельства, что маневр влево при виде опасного маневра грузовой автомашины на его полосе движения, Ивановым был совершен одновременно с торможением, а также по той причине, что полоса справа была занята автотранспортом. Эти обстоятельства также основывались на показаниях Иванова в суде. О том, что полоса справа была занята идущим в попутном направлении автотранспортом, показал в суде и свидетель Павлов.
    Приведенные показания водителя Иванова и его пассажира Павлова ничем не опровергнуты. При этом хотелось обратить внимание Уважаемого Суда на то обстоятельство, что на предварительном следствии Иванов не имел защитников, а потому сведения о наличии грузовой автомашины, "подрезавшей" дорогу, не могли быть подсказаны Иванову адвокатами в качестве версии защиты от предъявленного обвинения.
    Признание им своей вины на предварительном следствии также не следует переоценивать, поскольку признавая себя виновным, он одновременно пояснял, что в происшедшем виноват водитель грузовой автомашины, "подрезавшей" ему дорогу. Изложенное свидетельствует только о том, что Иванов, не будучи юристом, и не имея защитника на предварительном следствии, просто не понимал существа признания себя виновным в совершении преступления. Об этом, кстати, он и показал в ходе судебного следствия.
    Подводя итог сказанному в отношении позиции Иванова, я бы просил Уважаемый Суд обратить особое внимание на то обстоятельство, что наличие факта перестроения на полосу движения автомашины под управлением Иванова попутно следовавшего автомобиля, признал и сам следователь как в постановлении о привлечении Иванова в качестве обвиняемого, так и в обвинительном заключении.
    Что касается показаний в суде потерпевшего Петрова, утверждавшего, что на самом деле причиной выезда Иванова было то, что он якобы заснул за рулем или заговорился с пассажиром Павловым, то это является не более, чем предположением, которое в ходе судебного следствия подтверждения не нашло.
    При оценке показаний допрошенных по делу лиц я бы просил Уважаемый Суд обратить особое внимание и на то обстоятельство, что в судебном заседании со стороны Иванова и свидетеля Павлова не прозвучали показания, которые противоречили бы их показаниям на предварительном следствии. В суде этими лицами по отношению к их показаниям на предварительном следствии, были даны дополнительные и уточняющие показания по обстоятельствам, которые мог и должен был выяснить следователь, но не сделал этого по неясным причинам.
    Изложенное свидетельствует о том, что имеющееся в деле заключение эксперта ЭКУ ГУВД города Москвы, составленное в ходе предварительного следствия, не основано на фактических обстоятельствах дела, а потому не может быть признано достоверным доказательством виновности Иванова в совершении вмененного ему преступления.
    Говоря о дополнительно полученной в суде доказательственной информации, я бы просил Уважаемый Суд обратить внимание и на то, что по заключению экспертизы, проведенной по определению суда, "в данной дорожной обстановке водитель автомобиля ВАЗ-2106 при выезде на полосу его движения грузового автомобиля должен был руководствоваться требованиями ч. 2 п.10.1 Правил дорожного движения: "При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства".
    Иванов, как установлено в ходе судебного следствия, выполнил эти требования Правил. Когда его "подрезал" грузовой автомобиль, он затормозил.
    Более того, как следует из заключения проведенной по определению суда экспертизы, эти действия Иванова действительно были необходимы, поскольку остановочный путь автомашины под управлением Иванова, при скорости 60 км/час составлял 59 метров, а при скорости 70 км/час- 76 метров. При таких обстоятельствах, когда грузовой автомобиль "подрезал" автомашину под управлением Иванова, следуя с меньшей скоростью, на расстоянии 10-15 или даже 15-20 метров, Иванов обязан был тормозить, чтобы избежать столкновения, что он и сделал, соблюдая Правила дорожного движения.
    Даже если признать при этом, что Иванов на данном участке дороги следовал с превышением установленной скорости в 60 км/час, это нарушение Правил не находилось в причинной связи с наступившими последствиями, поскольку и при следовании Иванова с указанной скоростью, равной 60 км/час, в сложившейся дорожной обстановке он не имел возможности предотвратить столкновение без экстренного торможения, приведшего к потере управляемости его автомашины, поскольку тормозной путь значительно превышал расстояние, на котором его "подрезал" грузовой автомобиль.
    Таким образом, Иванов в данной обстановке дорожно-транспортного происшествия выполнил предписанные ему Правилами дорожного движения требования затормозить.
    Что касается осуществленного Ивановым одновременно с торможением маневра влево, что в совокупности с торможением повлекло выезд автомашины под его управлением на сторону встречного движения, то нельзя не признать, что Иванов при этом маневре действовал с максимальной целесообразностью.
    Напомню Уважаемому Суду, что вместе с Ивановым и рядом с ним в автомашине находился пассажир Павлов. При внезапном маневре грузового автомобиля на полосу движения автомашины под управлением Иванова по обстоятельствам, установленным нами в ходе судебного следствия, при одном только экстренном торможении наезд был неизбежен, поскольку остановочный путь автомашины под управлением Иванова, как видно из заключения проведенной по определению суда экспертизы, значительно превышал расстояние до автомобиля, "подрезавшего" ему дорогу. Очевидно, что при столкновении пассажир вполне мог погибнуть. Я уж не говорю о том, что столкновение могло привести и к смерти самого Иванова, а также другого лица (лиц), находившихся в грузовом автомобиле.
    При такой опасности, непосредственно угрожающей жизни людей, Иванов не имел возможности иными средствами предотвратить столкновение, поскольку полоса справа по ходу его движения была занята движущимся в попутном направлении транспортом и маневр вправо заведомо был сопряжен с угрозой для жизни как его пассажира, так и людей, находившихся в автомашинах, следовавших справа от него в попутном направлении.
    Что касается встречной полосы движения, то она, как видно даже из показаний водителя Петрова, была в это время практически свободной, а потому выезд на нее не был заведомо сопряжен для Иванова с угрозой для жизни многих людей (как сидящего с ним пассажира, так и водителей автомашин, следовавших по полосе движения, на которую вынесло автомобиль Иванова). Об отсутствии для Иванова заведомости сопряженности риска выезда на встречную полосу движения с угрозой для жизни многих людей свидетельствует и то обстоятельство, что столкновение с автомашиной под управлением Петрова произошло на самой дальней от Иванова полосе движения. При этом вовсе еще не факт, что сам Петров не имел технической возможности предотвратить столкновение с автомашиной Иванова путем своевременного торможения.
    При таких обстоятельствах, когда действия Иванова были объективно направлены на предотвращение гибели людей, когда опасность гибели людей в данной конкретной обстановке не могла быть устранена иными средствами, когда фактически и не наступила гибель людей, то есть предотвращенный вред был более значительным, чем фактически наступивший, можно говорить, что Иванов, совершивший одновременно с торможением маневр влево, действовал в состоянии крайней необходимости и при обоснованном риске.
    При таких обстоятельствах в соответствии с требованиями ст.ст.39 и 41 УК РФ его действия не могут быть признаны преступными.
    Конечно, защитник мог бы ставить вопрос об усилении своей позиции о невиновности Иванова и говорить в этой связи о необходимости назначения повторной или дополнительной экспертизы с целью уличения и водителя Петрова в том, что он не принял мер к остановке своей автомашины при возникновении опасности для движения, хотя мог и должен был это сделать.
    Основания для дополнительных экспертных исследований в этом направлении имеются, поскольку эксперт не ответил на поставленные судом вопросы, сославшись на противоречивость и недостаточность представленных ему данных.
    Основания для таких исследований имеются и потому, что сам водитель Петров пояснил в суде, что приближающуюся автомашину под управлением Иванова он заметил только перед самым столкновением, "боковым", - как выразился Петров, - зрением.
    С учетом того обстоятельства, что дорога на стороне движения Петрова, как следует из его показаний в суде, была свободна, а также его пояснений о том, что он увидел приближающуюся машину только "боковым" зрением, можно прийти к выводу о том, что водитель Петров сам отвлекся от дороги и не следил должным образом за складывающейся дорожной обстановкой. Между тем, в соответствии с п.п.9.10. и 10.1. Правил дорожного движения, он обязан был следить за дорогой, что называется "во все глаза", а не только "боковым" зрением.
    Напомню, что согласно п.9.10. Правил, водитель должен соблюдать такую дистанцию до движущегося впереди транспортного средства, которая позволила бы избежать столкновения, а также необходимый боковой интервал, обеспечивающий безопасность движения. О том, что в данном случае надо было соблюдать требования указанных правил свидетельствует то обстоятельство, что машина Иванова приближалась к автомашине Петрова на его стороне движения слева, спереди и сбоку.
    Несмотря на все это полагаю, что дополнительное исследование роли Петрова в происшедшем является излишним, поскольку и без того ясно, что травму он получил и машина его была разбита в результате виновных действий не Иванова, а неустановленного водителя грузовой автомашины, создавшего аварийную обстановку на дороге, в которой водитель Иванов не имел возможности действовать иным, нежели он действовал, образом.
    При оценке доказательств, положенных органами предварительного следствия в основу обвинения Иванова, я бы просил Уважаемый Суд обратить внимание и на те нарушения закона, которые были допущены на предварительном следствии при собирании доказательств.
    В частности, я бы предостерег Уважаемый Суд от признания протокола осмотра места происшествия источником доказательств относительно ограничения на месте столкновения скорости до 60 км/час. Протокол не может являться источником доказательств в части имевшегося ограничения скорости в силу противоречивости содержащихся в нем сведений об этом, которые никоим образом не были оговорены лицом, составившим протокол.
    Как следует из протокола осмотра места происшествия (л.д.5), в рубрике "Место происшествия находится в зоне действия дорожных знаков, установленных по ходу осмотра:", указано - "не обнаружено", однако на этой же строке имеется неоговоренная никем дописка: "скоростной режим 60 км/час".
    С учетом того, что по делу не добыто никаких доказательств, с помощью которых можно было бы с уверенностью утверждать, что на 29 километре Ленинградского шоссе не разрешалось превышать скорость свыше 60 км/час, указание о нарушении Ивановым Правил дорожного движения в этой части в любом случае должно быть исключено из его обвинения в виду несоответствия фактическим обстоятельствам.
    Таким образом, полученные в суде доказательства не дают возможности признать Иванова виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ, он должен быть оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления, поскольку он не нарушал в сложившихся условиях дорожно-транспортного происшествия какие-либо нормы Правил дорожного движения. Создавший аварийную обстановку на дороге водитель грузового автомобиля, остался неустановленным. Соответственно заявленный гражданский иск к Иванову согласно ст. 310 УПК РСФСР также должен быть оставлен без рассмотрения.
    Все дополнительно выявленные в ходе судебного следствия обстоятельства, которые дезавуировали обвинение Иванова как необоснованное, в соответствии с требованиями ст.20 УПК РСФСР должны и могли быть установлены следователем, который ненадлежащим образом выполнил свои процессуальные обязанности.
    Ошибка следователя привела к привлечению невиновного водителя Иванова к уголовной ответственности, что должно быть отмечено, по мнению защиты, частным постановлением суда в адрес органов предварительного следствия, а также органов прокуратуры, должностные лица которой не осуществляли надлежащий надзор за предварительным следствием и допустили направление в суд некачественно расследованного уголовного дела.
    В случае, если суд все-таки признает Иванова виновным в совершении вмененного ему преступления, просил бы при разрешении заявленного гражданского иска иметь в виду следующие обстоятельства.
    По делу заявлен гражданский иск на сумму 232 114 руб. Данная сумма иска завышена и не подтверждается имеющимися в деле доказательствами.
            Как видно из протокола осмотра места происшествия от 9 декабря 1999 года (на л.д. 4), составленного инспектором ГОПС Петровским Н.Ю., у автомашины Петрова марки "Фольксваген-Пассат" имелись следующие внешние повреждения:
             -капот,
             -передний бампер,
             -передняя панель,
             -левое переднее крыло,
             -диск и шина переднего левого колеса,
             -левая передняя дверь,
             -передний блок фары,
             -стекло левой передней двери,
    Также указано, что возможны скрытые повреждения.
            Данный протокол составлен с участием понятых и следователя СУ САО Москвы Крюкова С.В.
            При осмотре той же автомашины 14 февраля 2000 года на станции техобслужвивания ООО "Фирма "Скутер" установлено и отражено в акте, что подлежат ремонту или замене кроме перечисленных в указанном процессуальном следственном документе еще и следующие детали:
    1. брызговик переднего левого крыла – 480 USD ( далее цены в этих же единицах),
    2. лонжерон предний левый – 290,
    3. рамка радиатора – 154
    4. эмблема- 18,
    5. указатель поворота передний правый –30,
    6. указатель поворота передний левый-30,
    7. накладка передней левой двери- 43,
    8. АКБ - 86,
    9. электоровентилятор охлаждения -108,
    10. кожух электровентилятора – 30,
    11. бачек расширительный – 16,
    12. бачек омывателя ветрового окна –17,
    13. ветровое стекло - 210,
    14. ремкомплект для вклейки ветрового стекла – 48,24 ,
    15. подкрылок передний левый – 32,
    16. замок капота –12,6 ,
    17. кронштейн фары левой –32,2
    18. кронштейн фары правой- 32,2
    19. радиатор – 220,-
    20. мелкие детали –82
    Итого, стоимость указанных узлов и деталей оценивается данной фирмой в 1971,24 долларов США, что составляет на 15 марта 2000 года 56 377 руб.
            Указание этих дополнительных узлов влечет за собой увеличение и общей стоимости ремонта автомашины, так как в нее входит стоимость разборки и сборки, окраски, замены деталей, регулировки, надбавка за сложность работ с учетом возраста автомобиля (10%), которые конкретизированы фирмой лишь отчасти.
    Так, стоимость работы по окраске облицовки радиатора (не указанного в протоколе осмотра места ДТП) – 59 долларов США, рамки радиатора- 42 доллара, брызговика переднего левого – 49 долларов, стоимость материалов для окраски рамки радиатора - 21 доллар, облицовки радиатора –80 долларов и так далее ( л.д. 73-75).
            В результате, стоимость восстановительного ремонта этой машины в соответствии со справкой ООО "Фирмы "Скутер" (л.д. 75), значительно превышает стоимость автомобиля до аварии.
            Вполне возможно, что автомашина Фольксваген, 1991 года выпуска (л.д.70,72), нуждалась в ремонте всех указанных в акте фирмы автосервиса узлов и деталей, однако в деле отсутствуют допустимые законом доказательства, подтверждающие причинную связь между имеющимися повреждениями узлов и деталей, не указанных в протоколе осмотра, и происшедшей аварией.
    В этой связи не исключено, что имела место недобросовестная попытка водителя автомашины "Фольксваген-Пассат" решить свои проблемы по ремонту автомашины за счет Иванова.
             Поскольку такого рода сомнения имеются и устранить их не представляется возможным, эти сомнения должны толковаться в пользу подсудимого.
            С учетом изложенного следует прийти к выводу о невозможности произвести подробный расчет по гражданскому иску без отложения разбирательства дела. В этой связи, если суд все-таки признает за гражданским истцом право на удовлетворение иска, вопрос о его размерах в соответствии со ст. 310 УПК РСФСР должен быть передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.
            Если Иванов Михаил Иванович все-таки будет признан виновным судом в совершении вмененного ему преступления, при назначении наказания я бы просил иметь в виду, что по делу не имеется отягчающих наказание обстоятельств, что им впервые совершено преступление небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств, что в соответствии с п. "а" ч. 1 ст.61 УК РФ является смягчающим наказание обстоятельством.
    Кроме того, я бы просил суд учесть, что Иванов и сам пострадал в результате ДТП: получил травму, а автомобиль под его управлением- серьезные повреждения, что он ранее не судим, по месту жительства и по месту работы характеризуется положительно, женат, имеет на иждивении двоих несовершеннолетних детей, и что реальное ограничение его свободы и тем более реальное лишение его свободы, окажет отрицательное влияние на условия жизни его семьи и при наличии совокупности всех перечисленных обстоятельств не будет соответствовать принципам справедливости и гуманизма, закрепленным в ст.ст.6,7 УК РФ.
            Все это дает мне основания просить Уважаемый Суд воспользоваться статьями 64 и 73 УК РФ и не применять к Иванову не только реальное лишение свободы, но и лишение его права управления транспортным средством на какой бы то ни было срок.
            Считая Иванова невиновным в совершении вмененного ему преступления и ставя вопрос о полном его оправдании, я прошу текст настоящего выступления защитника приобщить к протоколу судебного заседания.

    Защитник О.В.Назаров








    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru