Уголовное законодательство
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Уголовное законодательство

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено 07.07.2000

    Московский городской суд

    Дополнительная кассационная
    жалоба
    на приговор Головинского межмуниципального
    районного суда САО города Москвы
    по делу Масленникова М.И.


            Данная жалоба направляется в дополнение к поступившей в Головинский суд 24 мая 2000 года.
            Приговором Головинского межмуниципального районного суда Северного административного округа города Москвы от 24 мая 2000 года
    Масленников Михаил Иванович
    , 26 октября 1957 года рождения, ранее не судимый,
    осужден по ч.1 ст. 264 УК РФ к одному году лишения свободы без лишения права управлять транспортным средством. На основании ст. 73 УК РФ суд постановил назначенное наказание в исполнение не приводить, а считать его условным, с испытательным сроком в течение одного года. Гражданский иск, заявленный потерпевшим, оставлен без рассмотрения. За потерпевшим признано право на удовлетворение иска в порядке гражданского судопроизводства.
            Масленников признан виновным в том, что управляя автомобилем, нарушил Правила дорожного движения, что повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью человека.
    9 декабря 1999 года, примерно в 8 часов 35 минут, управляя технически исправным автомобилем ВАЗ-2106 № М042 КТ77 и следуя в городе Москве по 3-й полосе 29 километра Ленинградского шоссе в направлении от МКАД к г. Зеленограду, где слева во встречном ему направлении приближался автомобиль Фольксваген-Пассат № К 045 МО 77 под управлением водителя Федорова А.В., необходимых мер предосторожности не соблюдал, внимательным к дорожной обстановке и предупредительным к другим участникам движения не был, следовал с превышением разрешенной на данном участке дороги скоростью- свыше 60 км/час, которую выбрал без учета неблагоприятных дорожных условий (мокрой проезжей части), характера и организации движения транспорта; ремнем безопасности пристегнут не был; при перестроении в его полосу движения попутно следовавшего автомобиля, мер к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства не принял, при этом, без подачи сигнала левого поворота, совершил неоправданный маневр влево и пересек линию горизонтальной разметки 1.3, разделяющую транспортные потоки противоположных направлений на дороге, имеющей более четырех полос движения и пересекать которую запрещено, после чего выехал на встречную сторону проезжей части, движение по которой в данном направлении запрещено, чем нарушил требования пунктов 1.3, 1.4, 1.5, 2.1.2, 8.1, 10.1, 10.2 Правил дорожного движения и п. 1 Приложения № 2 тех же Правил; заведомо поставив себя в условия, при которых не был в состоянии обеспечить безопасность движения, в результате чего совершил столкновение с выше указанным автомобилем, причинив по неосторожности его водителю- потерпевшему Федорову А.В., сочетанную травму в виде закрытого перелома 3-й пястной кости правой кости, ушибленную рану передней поверхности правого коленного сустава и ссадину левой кисти, которые по признаку длительного расстройства здоровья, продолжитеьностью свыше 3-х недель, относятся к повреждениям, причинившим вред здоровью средней тяжести.
    Признав Масленникова виновным в преступном нарушении правил дорожного движения при указанных обстоятельствах, суд в основу принятого решения положил показания потерпевшего Федорова А.Ф., показания свидетелей Павлова В.А. и Чистова С.В., заключение автотехнической экспертизы, проведенной на предварительном следствии, заключение дополнительной экспертизы, проведенной по постановлению суда (л.д. 50-51, 123-124), а также данные протокола осмотра места дорожно-транспортного происшествия, справку и схему ДТП (л.д. 2-8).
    Состоявшийся по делу приговор является неправосудным и подлежит отмене, поскольку выводы суда, изложенные в нем, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.
    В частности, признав в мотивировочной части приговора несостоятельным утверждение Масленникова о том, что виновником происшедшего дорожно-транспортного происшествия является не он, а водитель грузовика с прицепом, подрезавшего его и выехавшего на полосу его движения, а также сославшись при этом на якобы опровергающие его показания в этой части пояснения потерпевшего Федорова и свидетеля Чистова, из которых якобы вытекало, что грузовика с прицепом не было, суд, противореча себе, в описательной части приговора признал установленным, что подрезавший дорогу автомобиль все-таки был. Как указано в приговоре при описании установленных судом обстоятельств совершения дорожно-транспортного происшествия, Масленников "при перестроении в его полосу движения попутно следовавшего автомобиля, мер к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства не принял".
    Таким образом, выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия.
    Эти противоречия повлияли на решение судом вопроса о виновности Масленникова в совершении вмененного ему преступления, поскольку если бы суд от начала и до конца был последователен в признании установленным, что был автомобиль, "подрезавший" дорогу автомобилю под управлением Масленникова, он не пришел бы к выводу о виновности Масленникова в совершении вмененного ему преступления.
    Не соответствовало фактическим обстоятельствам уголовного дела и утверждение суда о том, что показания потерпевшего Федорова и свидетеля Чистова "опровергают" показания Масленникова о том, что виновником происшедшего ДТП является не он, а водитель грузовика с прицепом, "подрезавшего" дорогу и выехавшего на полосу движения автомобиля под управлением Масленникова.
            В действительности, ни Федоров, ни Чистов не утверждали, что указанного грузового автомобиля не было. Чистов пояснял,- и его показания правильно отражены в приговоре,- что он сам "никакого грузовика с прицепом не видел". То, что свидетель "не видел грузовика", еще не значит, что этого грузовика "не было" при обстоятельствах дорожно-транспортного происшествия. Потерпевший Федоров также пояснил в суде 24 мая 2000 года, что "на левую сторону не смотрел, грузовую машину не видел". Как и Чистов, Федоров не утверждал, что грузовой автомашины не было при обстоятельствах дорожно-транспортного происшествия.
    Препятствует признанию приговора соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела и то обстоятельство, что суд, признав несостоятельным утверждение Масленникова о наличии автомобиля, "подрезавшего" ему дорогу, не указал в приговоре, по каким основаниям он отверг показания свидетеля Павлова, подтвердившего пояснения Масленникова в этой части и пояснившего, что действительно была автомашина, "подрезавшая" дорогу Масленникову, в результате чего и произошло дорожно-транспортное происшествие. Более того, вопреки фактическому содержанию показаний этого лица, суд в приговоре причислил пояснения этого лица к числу доказательств, которые… подтверждали виновность Масленникова в совершении вмененного ему преступления.
    Не соответствовало фактическим обстоятельствам уголовного дела и утверждение суда в приговоре о том, что Масленников не принял мер к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства при перестроении в его полосу движения попутно следовавшего автомобиля. О том, что Масленников тормозил при виде автомашины, внезапно выехавшей на полосу его движения, показал в суде как сам Масленников, так и свидетель Павлов, ехавший с ним пассажиром. Показания этих лиц ничем по делу не опровергнуты. В этой связи является необоснованным вменение Масленникову судом нарушения п. 10.1. Правил дорожного движения, согласно которому при возникновении опасности для движения он должен был принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспорта.
    Является необоснованным и не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела утверждение суда в приговоре и о том, что Масленников совершил неоправданный маневр влево.
    Во-первых, суд при этом не учел, что полоса справа по ходу движения автомобиля под управлением Масленникова, была занята движущимся в попутном направлении с ним транспортом. Об этом в суде показал как сам Масленников, так и его пассажир Павлов. Показания этих лиц в указанной части суд никоим образом в приговоре не учел и не оценил.
    Во-вторых, суд не учел, что одним только торможением в сложившихся дорожных условиях Масленников предотвратить столкновение с внезапно возникшим препятствием не мог. Как видно из заключения дополнительной автотехнической экспертизы, проведенной по постановлению суда, остановочный путь автомашины под управлением Масленникова при скорости в 70 км/час составлял 76 метров. При таких обстоятельствах, когда грузовой автомобиль "подрезал" автомашину под управлением Масленникова, следуя с меньшей скоростью, на расстоянии 10-15 метров, о чем показал как Масленников, так и свидетель Павлов, при отсутствии одновременно с торможением маневра влево или вправо столкновения избежать не удалось бы (расстояние в 76 метров больше, чем отрезок пути в 10-15 метров).
    При таких обстоятельствах нельзя не признать, что маневр влево одновременно с торможением Масленников совершил оправданно.
    Вынося обвинительный приговор и утверждая о неоправданности маневра, суд не учел, что вместе с Масленниковым и рядом с ним в автомашине находился пассажир Павлов. При внезапном маневре грузового автомобиля на полосу движения автомашины под управлением Масленникова по обстоятельствам, установленным в ходе судебного следствия, при одном только экстренном торможении наезд был неизбежен, поскольку остановочный путь автомашины под управлением Масленникова, как видно из заключения упоминавшейся уже проведенной по постановлению суда экспертизы, значительно превышал расстояние до автомобиля, "подрезавшего" ему дорогу. Очевидно, что при столкновении пассажир вполне мог погибнуть. Не говоря уже о том, что столкновение могло привести и к смерти самого Масленникова, а также другого лица (лиц), находившихся в грузовом автомобиле.
    При такой опасности, непосредственно угрожающей жизни людей, Масленников не имел возможности иными средствами предотвратить столкновение, поскольку полоса справа по ходу его движения, о чем уже говорилось, была занята движущимся в попутном направлении транспортом и маневр вправо заведомо был сопряжен с угрозой для жизни как его пассажира, так и людей, находившихся в автомашинах, следовавших справа от него в попутном направлении.
    Что касается встречной полосы движения, то она, как видно даже из показаний водителя Федорова, была в это время практически свободной, а потому выезд на нее не был заведомо сопряжен для Масленникова с угрозой для жизни многих людей (как сидящего с ним пассажира, так и водителей автомашин, следовавших по полосе движения, на которую вынесло автомобиль Масленникова). Об отсутствии для Масленникова заведомости сопряженности риска выезда на встречную полосу движения с угрозой для жизни многих людей, свидетельствует и то обстоятельство, что столкновение с автомашиной под управлением Федорова произошло на самой дальней от Масленникова полосе движения.
    При таких обстоятельствах, когда действия Масленникова были объективно направлены на предотвращение гибели людей, когда опасность гибели людей в данной конкретной обстановке не могла быть устранена иными средствами, когда фактически и не наступила гибель людей, то есть предотвращенный вред был более значительным, чем фактически наступивший, можно говорить, что Масленников, совершивший одновременно с торможением маневр влево, действовал в состоянии крайней необходимости и при обоснованном риске.
    При таких обстоятельствах, которые не были учтены судом в приговоре, в соответствии с требованиями ст.ст.39 и 41 УК РФ действия Масленникова не могут быть признаны преступными и вменение ему в вину судом нарушения п.8.1. Правил дорожного движения, согласно которому маневр должен быть безопасен и не создавать помех другим участникам движения, является необоснованным.
    Не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела и утверждение суда в приговоре о том, что "превышение Масленниковым установленной скорости…при возникновении опасности для движения…находится в причинной связи с происшедшим ДТП и наступившими последствиями".
            Как следует из заключения дополнительной автотехнической экспертизы, проведенной по постановлению суда, при скорости в 60 км/час, остановочный путь автомашины под управлением Масленникова составлял 59 метров. Признав в приговоре факт наличия опасности для движения Масленникова, суд не учел, что она возникла на расстоянии в 10-15 метров от машины Масленникова.
    Таким образом, следуй Масленников даже без превышения установленной скорости в 60 км/час, он бы не смог предотвратить столкновение путем своевременного торможения при указанных обстоятельствах внезапного возникновения опасности для его движения. От дураков на дороге защиты нет. Они могут создать аварийную обстановку и для водителя, следовавшего с любой меньшей, чем 60 км/час, скоростью, Да при этом еще такую опасность, которую никаким соблюдением Правил не устранишь.
    Таким образом, нарушение Масленниковым п. 10.2. Правил дорожного движения, согласно которому в населенных пунктах разрешается движение транспортных средств со скоростью не более 60 км/час, не находилось в причинной связи с ДТП и наступившими последствиями.
    Поскольку Масленникову безосновательно вменено нарушение указанных специальных норм Правил дорожного движения, не может быть признано обоснованным и вменение ему судом общих норм Правил. В частности, -п.п.1.3., 1.4. и 1.5. Правил, согласно которым "участники дорожного движения обязаны знать и соблюдать относящиеся к ним требования Правил…", "на дорогах установлено правостороннее движение транспортных средств", "участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда". Безосновательно вменено Масленникову судом и нарушение п.2.1.2. Правил дорожного движения, согласно которому "при движении на транспортном средстве, оборудованном ремнями безопасности, водитель обязан быть пристегнутым и не перевозить пассажиров, не пристегнутых ремнями…". То, что пассажир Павлов не был пристегнут ремнем безопасности, не давало оснований считать, что это нарушение находилось в причинной связи с аварией, в результате которой пострадал водитель Федоров.
            Таким образом, имеющиеся в деле, но не принятые судом во внимание доказательства, свидетельствуют о том, что в причинной связи с наступившими последствиями находилось нарушение Правил дорожного движения не Масленниковым, а не установленным водителем грузового автомобиля, который поставил Масленникова в условия, в которых он не мог предотвратить столкновение с автомашиной под управлением водителя Федорова. При этом сам Масленников действовал, соблюдая как Правила дорожного движения, так и нормы уголовного законодательства о крайней необходимости и обоснованном риске.
            При таких обстоятельствах обвинительный приговор в отношении Масленникова должен быть отменен и дело в отношении него прекращено кассационной инстанцией по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 5 УПК РСФСР- за отсутствием в деянии состава преступления.
    Что касается заключения автотехнической экспертизы, проведенной на предварительном следствии и которая, про мнению суда, является одним из доказательств виновности Масленникова в совершении вмененного ему преступления, то суд не учел, что ее выводы не могут быть признаны достоверными, поскольку указанная экспертиза проводилась на основе исходных данных, которые не соответствовали фактическим обстоятельствам уголовного дела.
    В частности, как видно из указанного экспертного исследования, эксперт исходил из того, что со второго ряда в ряд автомашины, следовавшей под управлением Масленникова, грузовая автомашина перестроилась с одинаковой с автомашиной Масленникова скоростью.
    Между тем, как видно из добытых в ходе судебного следствия доказательств, скорость грузовой автомашины была меньше, чем у автомашины под управлением Масленникова, который ее догонял по параллельной полосе движения. Об этом показал в судебном заседании сам Масленников М.И. Подтвердил эти показания в судебном заседании и свидетель Павлов В.А.
    Кроме того, как видно из полученных в судебном заседании доказательств, расстояние от автомашины под управлением Масленникова до грузовой автомашины, начавшей внезапно перестраиваться а его ряд, было 10-15 метров, а не 15-20 метров, которые фигурировали в постановлении следователя о назначении автотехнической экспертизы. Расстояние именно в 10-15 метров также подтверждено в судебном заседании подсудимым Масленниковым и свидетелем Павловым.
    Не учтены были экспертом на предварительном следствии при оценке действий водителя Масленникова и те обстоятельства, что маневр влево при виде опасного маневра грузовой автомашины на его полосе движения, Масленниковым был совершен одновременно с торможением, а также по той причине, что полоса справа была занята автотранспортом. Эти обстоятельства также основывались на показаниях Масленникова и Павлова в суде.
    Приведенные показания водителя Масленникова и его пассажира Павлова ничем не опровергнуты. При оценке показаний Масленникова по этим обстоятельствам суд также не учел, что на предварительном следствии Масленников не имел защитников, а потому сведения о наличии грузовой автомашины, "подрезавшей" дорогу, не могли быть подсказаны Масленникову адвокатами в качестве способа защиты от предъявленного обвинения.
    Не следовало бы по данному делу в принципе переоценивать и признание Масленниковым своей вины на предварительном следствии, поскольку признавая себя виновным, он одновременно пояснял, что в происшедшем виноват водитель грузовой автомашины, "подрезавшей" ему дорогу. Изложенное свидетельствует только о том, что Масленников, не будучи юристом, и не имея защитника на предварительном следствии, просто не понимал существа признания себя виновным в совершении преступления. Об этом, кстати, он и показал в ходе судебного следствия.
    Что касается показаний в суде потерпевшего Федорова, утверждавшего, что на самом деле причиной выезда Масленникова было то, что он якобы заснул за рулем или заговорился с пассажиром Павловым, то это является не более, чем предположением, которое в ходе судебного следствия подтверждения не нашло.
    При оценке показаний допрошенных по делу лиц суд также не учел и то обстоятельство, что в судебном заседании со стороны Масленникова и свидетеля Павлова не прозвучали показания, которые противоречили бы их показаниям на предварительном следствии. В суде этими лицами по отношению к их показаниям на предварительном следствии, были даны дополнительные и уточняющие показания по обстоятельствам, которые мог и должен был выяснить следователь, но не сделал этого по неясным причинам.
    Таким образом,
    1. выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании,
    2. суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на его выводы,
    3. при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие,
    4. выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности осужденного.
    Все это свидетельствует согласно ст.344 УПК РСФСР о несоответствии приговора фактическим обстоятельствам уголовного дела, что в соответствии со ст.342 УПК РСФСР является основанием для отмены приговора в кассационном порядке.

    На основании изложенного и руководствуясь ст. 325 УПК РСФСР,

    П Р О Ш У:

    1. Отменить приговор Головинского межмуниципального районного суда Северного административного округа города Москвы от 24 мая 2000 года, которым Масленников Михаил Иванович осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ.
    2. Прекратить дело в отношении Масленникова М.И. производством по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 5 УПК РСФСР- за отсутствием в деянии состава преступления.

    Защитник О.В.Назаров








    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru