Уголовное законодательство
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Уголовное законодательство

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 17.01.2010


    НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ СОУЧАСТИЯ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РФ

    О Станислав Сергеевич

    студент четвертого курса очной формы обучения

    специальности «Юриспруденция»

    Южно-Сахалинского института

    (филиала) ГОУ ВПО «РГТЭУ»

    научный руководитель:

    доцент Морозов А.И.

    Институт соучастия традиционно является одним из сложнейших в теории уголовного права. Многообразие способов совершения преступлений в соучастии, неясность уголовных норм касающихся соучастия, противоречивая судебная практика создают множество проблем в данной области. В настоящей статье будут рассмотрены лишь некоторые вопросы соучастия.

    Является ли соучастием – совершение преступления группой лиц, в которой один из преступников является субъектом преступления, а другой нет?

    На первый взгляд проблема не вызывает никаких сложностей. Согласно ст. 32 УК РФ соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Соучастие как особая форма совершения преступления обладает рядом объективных и субъективных признаков. Одним из важнейших объективных признаков соучастия является – участие в преступлении двух или более лиц, которые отвечают признакам субъекта преступления. Участники преступления должны достичь возраста, с которого наступает уголовная ответственность (ст. 20 УК), и быть вменяемыми (ст.21 УК). Отсутствие указанных признаков исключает соучастие в преступлении.[2, 137] Однако Президиум Верховного суда РФ иного мнения. В своем постановлении №604П04пр он признал, что совершение убийства лицом, который являлся субъектом преступления совместно с невменяемым признается совершенным группой лиц – п.ж ст. 105 УК. Доводы же изложенные заместителем ген. прокурора, о том, что согласно акту судебной психолого-психиатрической экспертизы один из соучастников признан в отношении инкриминированного ему деяния невменяемым и освобожден от уголовной ответственности, в связи, с чем действия второго соучастника не могут быть квалифицированы как совершенные группой лиц, как указал суд - не основаны на законе.[6] Осталось только узнать на чем основаны доводы Президиума Верховного суда. Ведь ещё в Постановлении Пленума № 7 от 14.02.2000 г. «О судебной практике по делам несовершеннолетних» Верховный суд указал, что совершение преступления с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста или невменяемости, не создает соучастия. Кроме того в Постановлении Пленума № 29 от 27.12.2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» указано: действия лиц, похитивших чужое имущество путем кражи, грабежа или разбоя следует квалифицировать по признакам «группа лиц по предварительному сговору», если в совершении этого преступления совместно участвовали два или более исполнителя, которые в силу статьи 19 УК РФ подлежат уголовной ответственности за содеянное. Если Верховный суд противоречит сам себе, где единство судебной практики, где правда? Следует отметить, что практика признания преступлений совершенными в соучастии и в том случае, если некоторые члены группы не являлись субъектами преступления, сложилась ещё в 1966 г.[7] Позже Верховный суд данную практику продолжил в Постановлении Пленума от 22 апреля 1992 г. № 4 «О судебной практике по делам об изнасиловании»:изнасилование следует признавать совершенным группой лиц независимо от того, что остальные участники преступления не были привлечены к уголовной ответственности ввиду их невменяемости или возраста.

    Полагаем, что позиция, согласно которой преступления признаются групповыми, вне зависимости от того, что некоторые соучастники не обладали признаками субъекта преступления, не является достаточно обоснованной.

    Действительно, если в преступлении наряду с субъектом участвует лицо, не подлежащее уголовной ответственности в силу невменяемости или возраста, то потерпевшему от этого не легче. Такие преступления субъективно воспринимаются потерпевшими именно как групповые, поскольку для них определяющим является фактическая множественность участников преступления, а не их уголовная правосубъектность. В объективной реальности, фактически преступление совершается группой лиц. «Годный» субъект и рассчитывает на, то, что привлеченный соучастник поможет быстрее достичь преступной цели и результата. А иногда и сам «годный» субъект не подозревает, что привлеченное к совершению преступления лицо является невменяемым или малолетним. Этим и объясняется необходимость повышенной уголовной ответственности для надлежащего субъекта (путем вменения ему квалифицированного состава). Но нельзя путать фактические обстоятельства с юридическими. Группа лиц и группа лиц по предварительному сговору представляют собой одну из форм соучастия. Закон дает легальное определение соучастию: умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Уже в силу такого определения совершение преступления с невменяемым субъектом не образует соучастия, ибо невменяемый не обладает и не может обладать никаким умыслом. Невменяемый не осознает: 1. Общественной опасности собственного деяния 2. Общественной опасности деяний других соучастников 3. Конечного совместного преступного результата. В этом случае также отсутствует один из субъективных признаков соучастия – единство умысла соучастников. Лицо, не достигшее возраста уголовной ответственности, может быть организатором, исполнителем, соисполнителем либо пособником преступления, лишь фактически, но никак не юридически. Ибо закон специально устанавливает возраст, с которого наступает уголовная ответственность, а возраст является одним из важнейших признаков субъекта преступления. Недостижение абсолютно минимального возраста, с которого по российскому законодательству возможна уголовная ответственность, делает общественно-опасное деяние малолетнего уголовно нерелевантным. Такое деяние, хотя оно и запрещено под угрозой наказания той или иной статьей УК РФ, не является уголовным правонарушением в силу отсутствия субъекта преступления.[1,197] Таким образом, соучастие предполагает участие в совершении преступления двух или более лиц, отвечающих признакам субъекта преступления.

    Необходимо ли наличие двух или более соисполнителей при совершении преступления группой лиц по предварительному сговору?

    Точка зрения, согласно которой в состав группы лиц по предварительному сговору обязательно должны входить хотя бы два соисполнителя, является общепризнанной.[3, 275] Вопреки положению, содержащемуся в ч. 2 ст. 35 УК РФ, по-прежнему утверждается, что группу лиц по предварительному сговору должны составлять только соисполнители.[4] Сторонники данной позиции основывают её следующими положениями:

    Во-первых, в этих случаях возможно совершение таких преступлений, которые не под силу одному лицу. Во-вторых, противодействие либо даже полное устранение мер по защите объекта от преступного посягательства носят реальный объединенный характер и, следовательно, снижает степень его защищенности. В-третьих, значительно облегчается совершение преступления (достигается максимальный эффект, быстрее наступает преступный результат, тяжесть причиняемого вреда увеличивается). Но эти же самые положения полностью относятся и к случаям организаторства, пособничества и подстрекательства. Смысл соучастия в том и состоит, что участие в преступлении нескольких лиц значительно облегчает его совершение и делает возможным совершение таких общественно-опасных деяний, которые не под силу одному лицу.

    На позиции необходимости участия в группе лиц по предварительному сговору двух или более исполнителей крепко стоит и судебная практика.

    Пленум Верховного Суда РФ в п. 10 Постановления от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" указал:"Предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. При этом, наряду с соисполнителями преступления, другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ"

    Таким образом, если убийство совершено двумя или более соисполнителями, то их действия надлежит квалифицировать по п. ж ч. 2 ст. 105 УК РФ. Если наряду с соисполнителями в совершении преступления принимают участие организатор, подстрекатель или пособник, то их действия также надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. ж ч. 2 ст. 105 УК РФ. Положение меняется, если наряду с организатором, подстрекателем или пособником убийство непосредственно совершается одним исполнителем. В этом случае (в соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ) квалификация по п. ж ч. 2 ст. 105 УК РФ невозможна ни в отношении исполнителя, ни в отношении других соучастников.

    Так в своем постановлении Президиум Веховного Суда РФ изменил судебные решения в отношении пособников убийства и указал что: «преступление, совершенное группой лиц, предполагает не менее двух исполнителей, соучастие в форме пособничества группы не образует и этот квалифицирующий признак подлежит исключению из обвинения.»[5]

    В п. 8 Постановления Пленума от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже, разбое» Верховный Суд указал:«Если организатор, подстрекатель или пособник непосредственно не участвовал в совершении хищения чужого имущества, содеянное исполнителем преступление не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору».

    Действия лица, не принимавшего непосредственного участия в нападении на потерпевшего, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указанием места совершения преступления, участием в разработке плана действий и осведомленного об орудии преступления, не образуют признака совершения преступления группой лиц по предварительному сговору, а квалифицируются как пособничество и подлежат квалификации по ч. 5 ст. 33 и ст. 162 УК РФ.[8]

    Наконец, в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» от 15 июня 2004 года указывается: "Действия лица, непосредственно не вступавшего в половое сношение или не совершавшего действия сексуального характера с потерпевшим лицом и не применявшего к нему физического или психического насилия при совершении указанных действий, а лишь содействовавшего совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации виновному лицу либо устранением препятствий и т.п., надлежит квалифицировать по части 5 статьи 33 УК РФ и при отсутствии квалифицирующих признаков по части 1 статьи 131 УК РФ или соответственно по части 1 статьи 132 УК РФ"

    В связи с вышеизложенным возникает 2 вопроса: 1. Каково юридическое обоснование того, что в группе лиц по предварительному сговору обязательно наличие двух исполнителей? 2. Почему квалификация действий организатора, пособника или подстрекателя ставится в зависимость от количества исполнителей? На первый вопрос следует ответить следующим образом: никакого юридического обоснования такой позиции не существует. Ст. 35 УК РФ, ч.2 гласит, что преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Речь о соисполнительстве идет только в первой части ст. 35 УК. Обязательное наличие двух или более исполнителей обязательно только для группы лиц без предварительного сговора, о чем прямо говорит уголовный закон (ч. 1ст. 35 УК). В итоге мы имеем парадоксальную ситуацию. Например: 1. Два лица совершают убийство без предварительного сговора. Их действия подлежат квалификации по ч.2 п.ж ст. 105 УК РФ. 2. Четыре организатора, пять пособников, шесть подстрекателей и один исполнитель совершают убийство. В соответствии с позицией о необходимости наличия двух или более исполнителей в группе лиц по предварительному сговору, квалификация действий участников будет следующей: исполнитель отвечает по ч.1 ст.105, остальные соучастники по ст.33 и ч.1 ст. 105. Получается, что убийство группой лиц без предварительного сговора двумя соисполнителями обладает большей общественной опасностью, чем убийство группой лиц по предварительному сговору из 16 человек, но с одним исполнителем??? Не иначе как абсурдом это не назовешь. Поэтому такая позиция противоречит как уголовному закону, так и здравому смыслу. Однако Верховный суд в этом вопросе имеет иную позицию. Полагаем, что изменить существующую на сегодняшний день порочную практику можно только путем внесения законодательных изменений в УК РФ. Ст. 35, ч.2 было бы целесообразно изложить следующим образом:

     

    2. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления вне зависимости от количества исполнителей

     

    Список литературы:

    Учебная литература

    1. Рарог А.И. Настольная книга судьи по квалификации преступлений: практическое пособие. – М.: ТК Велби, Издательство Проспект, 2006 г.

    2. Рарог А.И Уголовное право России. Части общая и особенная, Издательство Проспект, 2008 г.

    3. Рарог А.И., Иногамова-Хегай Л.В., Чучаев А.И. Уголовное право. Общая часть: Учебник. Издание второе переработанное и дополненное— М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ»: ИНФРА-М, 2008 г.
    4. Скуратов Ю.И., Лебедев В.М. Комментарий к Уголовному Кодексу, 1999 г.

     

    Судебная практика

    1. Обзор судебной практики Верховного Суда за третий квартал 2003 г.
    2. Обзор судебной практики Верховного Суда за третий квартал 2004 г.
    3. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. № 31 «О судебной практике по делам о грабеже и разбое»
    4. БВС РФ. 2002. №4

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     







    Информация для Вас: аккредитация иностранного филиала по оптимальной цене .Обратите внимание!


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru