Уголовное законодательство
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Уголовное законодательство

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 08.02.2009


    Проблема персонификации участников уголовного судопроизводства по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности, совершенных в соучастии

    Е.В.Поносов
    advocatus_dei@mail.ru

    При рассмотрении вопросов, связанных с квалификацией преступлений в сфере экономической деятельности, совершенных в соучастии, необходимо установить природу данного института. Представляется, что он должен служить не только для обоснования повышенной степени общественной опасности совершенного уголовно – наказуемого деяния. По мнению А.А. Тер – Акопова «значение этого института заключается в том, что он обосновывает ответственность не только лиц, непосредственно выполняющих действие (бездействие), образующее состав преступления, т.е. так называемых исполнителей преступления, но и лиц, которые … тем или иным способом содействуют его совершению в качестве организаторов, подстрекателей или пособников. Решение этой задачи возможно лишь путем определения в уголовном законе объективных и субъективных связей, которые должны быть установлены между действиями всех лиц, совместно участвовавших в совершении преступления, а также между действиями (бездействием) этих лиц и наступившими общественно опасными последствиями»i. В свою очередь из данного положения следует, что уголовная ответственность всегда строго персональна. С этой точки зрения справедливо замечание о том, что в качестве субъектов преступления не могут рассматриваться масса людей, толпа или иная группа лиц. Поэтому сохраняющееся в ряде статей Особенной части Уголовного кодекса РФ указание на совершение преступления группой лиц или организованной группой (например, в п. «ж» ч. 2 ст. 105, п. «а» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 171) следует признать неточнымii.
    Особенно актуально данная проблема проявляется при расследовании и квалификации преступлений в сфере экономической деятельности. Так, Советник Председателя Конституционного Суда РФ В.С. Овчинский пишет по этому поводу следующее: «… более чем двадцатилетнее изучение феномена организованной преступности сначала в СССР…а затем и в реформированной России не привело к созданию универсального понятийного инструментария, пригодного для практического использования. Уголовный кодекс РФ … определяет понятие «организованная группа» в довольно усеченном виде, а вводя понятие «преступная организация (сообщество)», совершенно не раскрывает его смысл … то же самое происходит в отношении предпринимательских структур. По существу, любую крупную бизнес – структуру в современной России можно воспринимать либо как потенциальную, либо как реальную преступную организацию …»iii. При этом ряд исследователей считают, что специфика экономической деятельности, отдельных ее видов, обуславливает совершение преступлений в данной сфере только в соучастии. Например, В.Д. Ларичев указывает на то, что к осуществлению организованной совместной преступной деятельности в сфере экономики побуждают такие факторы, как:
    - организационное или техническое единство хозяйственных, финансовых и иных экономических операций при осуществлении определенного вида экономической деятельности;
    - необходимость одновременного выполнения ряда хозяйственных операцийiv.
    В соавторстве с Е.В. Милякиной и Е.А. Орловой В.Д. Ларичев, опираясь на материалы следственной практики, также обращает внимание на то, что «организованность и групповой характер … преступлений в сфере внешнеэкономической деятельности определяется особенностями производственно – технологических условий функционирования ВЭД»v.
    На сегодняшний день также высказывается мнение, что осуществление преступной деятельности в сфере экономики в силу своих особенностей не просто предопределяет ее организованный совместный характер, но требует «соблюдения» конкретной формы организации такой деятельности. Так, Е.Л. Логинов считает, что закономерности развития преступной деятельности в сфере экономики «делают корпоративный принцип организации преступной группы необходимым для успешной деятельности … Развитие организованности преступного бизнеса, проходя различные этапы, последовательно приходит к типу корпорации…»vi.
    Аналогичные идеи нашли место и в теории уголовного права в виде учения о необходимом соучастии. Еще в 1907 году российский исследователь института соучастия Д.Д. Безсонов в работе «Массовые преступления в общем и военно – уголовном праве» обратил внимание на то, что «благодаря совместной деятельности нескольких лиц, могут быть достигнуты такие результаты достижение которых силами одного виновного было бы немыслимо»vii. До этого германские ученые Шютце и Фреденталь отмечали, что традиционно соучастие рассматривается лишь как возможная форма совершения преступления. Однако, по их мнению, составы некоторых преступлений предполагают только совместную деятельность нескольких лицviii.
    Другими словами, возникновение какой бы то ни было преступной группы не всегда является случайным стечением лиц в одном месте или только результатом их соглашения. Напротив – существование такой группы продиктовано необходимостью совместного осуществления определенного вида деятельности и, следовательно, сам факт ее практической реализации является достаточным основанием для утверждения о существовании группы. Данное опасение подтверждается материалами судебной практики. Так, в кассационном определении Верховного Суда Российской Федерации от 13 июня 2006 года (дело №5 – 006 – 23) указано: «… ссылка автора кассационного представления на то, что преступными структурными подразделениями преступного сообщества явились фирмы, возглавляемые Г. и Т., представляются неубедительными … хотя Г. и Т. занимались незаконной предпринимательской деятельностью, однако их фирмы не входили в состав ООО «Эко – Бюро», возглавляемое Б. и З., и осуществляли свою деятельность самостоятельно. Никакой иерархии подчинения между осужденными и их фирмами не было … не было и единой кассы у осужденных, а наличие денег в фирме ООО «Эко – Бюро» было обусловлено только тем, что они поступали туда для конвертации и дальнейшего перечисления на счета оффшорных компаний, подконтрольных только Б. и З. …»ix. Из приведенного отрывка следует:
    - суд допускает признание коммерческой организации преступным сообществом;
    - суд допускает признание коммерческих организаций структурными подразделениями преступного сообщества (по смыслу ч. 4 ст. 35 УК РФ), что может означать приравнивание коммерческой организации к организованной группе).
    Однако, если придерживаться точки зрения, в соответствии с которой существование преступной группы продиктовано необходимостью совместного осуществления определенного вида незаконной экономической деятельности и, следовательно, сам факт ее практической реализации является достаточным основанием для утверждения о существовании группы, то можно прийти к выводу и об отсутствии необходимости в персонификации всех членов группового преступления в ходе его расследования.
    Именно к такому выводу пришел в приговоре суд по обвинению Ходорковского М.Б. и Лебедева П.Л. в совершении присвоения, т.е. хищения чужого имущества, вверенного виновному, в крупном размере, организованной группой, указав следующее: «в организованную группу вошли работники банка «Менатеп» и других юридических лиц, подконтрольных банку, Лебедеву П.Л., Ходорковскому М.Б. и другим руководителям организованной группы. В организованной группе также состояли иные лица и другие не установленные следствием лица, которые участвовали в совершении хищения денежных средств ОАО «Апатит», полученные от сделок купли – продажи апатитового концентрата, совершая необходимые действия на стадии реализации апатитового концентрата и на стадии распределения денежных средств в пользу членов организованной группы. Согласно распределению ролей в организованной группе были должны:
    Ходорковский М.Б. – организовывать и руководить всей деятельностью ее членов…
    Лебедев П.Л. – непосредственно осуществлять действия и руководить действиями членов организованной группы и других лиц …
    Иные лица – контролировать действия менеджерской группы по реализации апатитового концентрата в условиях, обеспечивающих хищение денежных средств …
    Не установленные следствием лица, которые участвовали в совершении хищения денежных средств ОАО «Апатит» …»x.
    Можно привести и другие примеры. В своем исследовании, основанном на анализе судебной практики по уголовным делам об уклонении от уплаты таможенных платежей, А.Д.Гордиенков делает следующий вывод: «в опубликованной судебной практике немало примеров неполного и неточного установления обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения дел о преступлениях, совершенных в соучастии. В отдельных случаях органы расследования и суды констатируют, что обвиняемый совершил преступление совместно с другим лицом, которое несмотря на предпринятые усилия осталось неустановленным … Не всегда выясняется наличие или отсутствие единых намерений у нескольких лиц, обвиняемых в совершении преступления в соучастии, согласованность их действий … в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительных заключениях, приговорах не конкретизируются действия соучастников их роль в совершенном преступлении»xi. С обоснованной критикой подобного утверждения выступил А.П. Рыжаков, отметив в частности, что «…иногда в постановлении написано, что деяние совершено лицом, неустановленным органом предварительного расследования. В этом случае … подозреваемого как субъекта уголовного процесса вообще не существует. Подозреваемый не может быть неизвестным …фраза в постановлении … о том, что лицо, совершившее преступление не установлено, означает, что подозреваемый … в уголовном процессе отсутствует»xii.
    В завершение необходимо отметить, что указание в материалах уголовного дела на совершение преступления в соучастии с неустановленным лицом по сути может означать недоказанность:
    - участия в преступлении нескольких лиц, обладающих признаками субъекта преступления;
    - наличия устойчивости или сплоченности группы лиц;
    - совместности действий, характера и степени участия каждого из них в совершении преступления;
    - наличия предварительной договоренности и ее содержания;
    - наличия у каждого из соучастников прямого умысла на совместное совершение преступления, мотивов и целей их действий;
    - обстоятельств, характеризующих личность каждого участникаxiii.
    На недопустимость «механического» признания совершения преступления в сфере экономической деятельности в соучастии в силу одного указания на характер
    хозяйственной деятельности указывает постановление Московского городского суда от 29 апреля 2004 года. В указанном судебном решении описывается ситуация, когда руководитель коммерческой организации, разработавший схему уклонения от уплаты налогов, внедрил ее в хозяйственную деятельность фирмы, используя неосведомленных о его преступных намерениях начальника торгового отдела и бухгалтераxiv. Очевидно, что в приведенном случае, несмотря на необходимость осуществления совместной деятельности, направленной в итоге на уклонение от уплаты налогов, признаки соучастия отсутствуют и ответственности подлежит исключительно руководитель организации.
    К такому выводу пришел и Европейский суд по правам человека, постановив в одном из своих решений – «… тот факт, что преступление предполагает сотрудничество ряда лиц, не может служить основанием для обоснованного подозрения в соучастии …»xv
    Очевидно, что предрешать вопрос о виновности только на основе предположений недопустимо. Более того, следует признать недопустимыми попытки возродить учение о необходимом соучастии, поскольку последнее ведет к подмене представлений о юридически значимых признаках совместной преступной деятельности предположением о наличии такого рода деятельности, а также умалению значения деятельности каждого отдельного соучастника.
     
    Сноски:
    i* Аспирант кафедры уголовного права и криминологии; уголовно-исполнительного прав ГОУ ВПО «Челябинский государственный университет»
    Адрес: г. Челябинск, ул. Университетская набережная, д. 36, кв. 95
    Тел. 7974609, 89193134213
    Электронная почта: advocatus_dei@mail.ru

     См.: Тер-Акопов А.А. Преступление и проблемы нефизической причинности в уголовном праве. М.: «ЮРКНИГА». 2003. С. 125.

    ii См.: Курс уголовного права. Том 1. Общая часть. Учение о преступлении (под ред. доктора юридических наук, профессора Н.Ф.Кузнецовой, кандидата юридических наук, доцента И.М.Тяжковой) - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002
    iii См.: Овчинский В.С. О преодолении «криминологического радикализма»//Журнал российского права. №5. 2006.
    iv См.: Ларичев В.Д. Организованная преступность в сфере экономики//Законодательство и экономика. 2002. №9.
    v Преступность в сфере внешнеэкономической деятельности/В.Д. Ларичев, Е.В. Милякина, Е.А. Орлова и др. – М.: Изд.- во «Экзамен». 2002. С.324.
    vi Логинов Е.Л. Криминальные операции в российских и зарубежных корпорациях. М., 2005. С. 132.
    vii Безсонов Д.Д. Массовые преступления в общем и военно – уголовном праве. СПб., 1907. С. 183.
    viii Тер-Акопов А.А. Указ. Раб. С. 199 – 200.
    ix См.: www.consultant.ru
    x См.: Родионов А.А. Налоговые схемы, за которые посадили Ходорковского. М., 2006. С.122-123.
    xi См.: Гордиенков А.Д. Предмет доказывания по делам об уклонении от уплаты таможенных платежей по новому УПК РФ//Российский следователь. 2002. №11.
    xii Рыжаков А.П. Понятие и правовой статус субъекта, именуемого в уголовном процессе «подозреваемый»: комментарий к статье 46 УПК РФ//Система Консультант Плюс, 2005.
    xiii См.: Гордиенков А.Д. Там же.
    xiv См.: Постановление президиума Московского городского суда от 29 апреля 2004 года//Бюллетень Верховного суда РФ, №1. 2005. С. 19-20.

    xv См.: Судебное решение по делу Мюррей (Murrey) против Соединенного Королевства (совместное особое мнение судей Лоизу, Морениллы и Макарчика)/Гарант Платформа F1 – Справочная правовая система.










    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru