Уголовное законодательство
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Уголовное законодательство

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 19.11.2008


     

    Проблемы квалификации преступлений, связанных с убийством матерью новорожденного ребенка и возможные пути их разрешения


    Ковзик Антон Олегович

    Следственное управление при УВД
    по Советскому району гор. Уфа Республики Башкортостан

    Е-mail: motherlawer13@yandex.ru

    Уголовный кодекс РСФСР 19601 года не предусматривал этот вид убийства в самостоятельной статье. Такого рода убийство было принято относить к так называемому «простому» составу убийства, то есть к убийству, совершенному без отягчающих и смягчающих обстоятельств. Да и дореволюционное российское уголовное законодательство рассматривало в качестве убийства при смягчающих обстоятельствах убийство матерью «прижитого ею вне брака ребенка при его рождении»2. В новом Уголовном кодексе Российской Федерации, в отличие от прежнего, такое преступление, как убийство матерью новорожденного ребенка, выделено в самостоятельный состав убийства при смягчающих обстоятельствах. Статья 106 определяет, что «убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов, а равно убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, - наказывается лишением свободы на срок до пяти лет». Однако применение этой нормы на практике зачастую вызывает коллизии, поскольку те общественные отношения, которые регулирует данная норма, имеют специфику, слагаемую из юридического и медицинского аспектов. Поэтому, ограничиться только лишь данной статьей для правильной квалификации данного деяния невозможно, да и будет крайне неверно поступать именно так. Если юридические аспекты напрямую вытекают из самой статьи, то медицинские требуют дополнительного разъяснения. Именно разъяснение сугубо медицинских терминов поможет расчленить данный состав преступления на его же составные части, а затем уже попытаться правильно квалифицировать данное деяние. В данном случае видится необходимым определиться со значением понятия родов.
    Роды – это сложный физиологический процесс, связанный с достижением плодом жизнеспособности. Жизнеспособность же предполагает собой способность все того же плода к реализации своей жизненной функции посредством биологически закрепленных возможностей (имеется ввиду способность данного живого организма поглощать кислород, что само собой дает возможность нормального функционирования основных жизненно важных органов и т.д.). Из этого определения следует, что процесс жизнеспособности, а стало быть и окончание родов возможен только при полном отделении плода от матери. Находясь внутри матери, плод лишен возможности самостоятельного жизнеобеспечения, т.к. питание и поддержание жизненно важных функций осуществляется за счет организма матери. Только после отделения его от матери возможна такая «самостоятельность». Однако не следует забывать о том, что жизнеспособность – это всего лишь возможность живого организма существовать. Но чтобы достичь жизнеспособности плод должен также достичь определенной степени зрелости и уровня развития, что само собой подразумевает наличие какого-либо временного промежутка, что никак не увязывается с понятием «во время родов». Поэтому понятие жизнеспособности не имеет значения для уголовного закона.
    Сущность родов заключается в том, что под влиянием процессов внутри организма матери (схваток) шейка матки постепенно раскрывается (матка – полый мышечный орган, внутри которого развивается плод).
    Таким образом, можно сделать вывод о том, что началом родов является появление схваток, а окончанием – выделение плода из матки. Значит, убийство матерью новорожденного ребенка во время родов подразумевает именно этот временной момент.
    Между тем здесь также есть некоторые трудности. В частности в определении «самостоятельности» плода после выделения его из матки. Известно, что плод еще «привязан» к материнскому телу посредством пуповины – шнуровидного образования, обеспечивающее кровообращение плода и матери. При наличии пуповины трудно говорить о какой бы то ни было «самостоятельности» плода, однако жизнеспособность его на этом этапе имеет место быть. Жизнь плода не зависит напрямую от жизни матери – в этом он самостоятелен. И наоборот, смерть матери не может подразумевать под собой обязательную смерть и плода. Ответить на данный вопрос поможет Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 4 декабря 1992 г. В данном документе при разъяснении понятия «живорождение» четко указывается на то – является ли перерезание пуповины обязательным для отнесения плода к родившемуся. Живорождение – это полное изгнание или извлечение плода из организма матери вне зависимости от продолжения беременности. При этом плод проявляет признаки жизни. Каждый продукт такого рождения рассматривается как живорожденный, независимо от того, перерезана пуповина или нет. Но не нужно забывать, что отделение ребенка от утробы матери – это чисто механический признак, который является следствием готовности плода ко внеутробному существованию. Таким образом, процесс родов – это и есть тот самый процесс, показатель готовности плода к жизни. А если мать по какой-либо причине не имеет физической возможности стать участницей процесса родов без посторонней помощи, или мать умирает незадолго до родов? При этом ребенка извлекают «иным» способом, что само собой подразумевает то, что процесс родов не будет протекать естественным путем, а тогда имеют ли право на жизнь мнения о том, что ребенок считается родившемся после прорезания головки из утробы, или с первым его вздохом и т. д. В медицинской практике известны случаи, когда мать незадолго до родов попадает в автомобильную аварию и ребенка, ерзающего и всячески брыкающегося извлекают из чрева мертвой матери. При этом родов как таковых не было, а ребенок однако жив. Поэтому, начало жизни ребенка не может характеризоваться какими-то механическими процессами, данные понятия зависят друг от друга лишь косвенно.
    Очень сложно правильно определиться с таким понятием, как «новорожденный ребенок». Если обратиться действующему законодательству, то плод, появившийся на свет при сроке беременности 28 недель и больше, уже считается новорожденным (до этого срока самопроизвольное прерывание беременности квалифицируется как выкидыш). Медицинская теория и практика показывает, что жизнеспособность плода зависит от многих факторов – генетических, хорошо ли развивался ребенок в утробе матери и т.д. Одна из главных опасностей при появлении на свет младенца на столь раннем сроке – незрелость легких. За границей таких недоношенных детишек в основном выхаживают. Естественно, что данный вопрос следует рассматривать с учетом временного промежутка от начала отнесения ребенка к новорожденному и окончанием данного момента в силу его физиологического развития. В развитии организма человека с учетом физиологических и биологических особенностей того или иного периода медицина выделяет такие возрастные этапы, как новорожденный, грудной возраст, детство (раннее, первое, второе), подростковый возраст и юношеский возраст. Распространено мнение о том, что новорожденным является ребенок в промежуток времени от 1-го дня до 1-го месяца жизни вне утробы матери3. Но как тогда увязать новорожденность исходя из данного отрезка времени с нормой статьи, где убийство совершается «во время родов» (о времени родов было сказано выше)? И как тогда квалифицировать действия матери, совершившей убийство посредством удара в голову ребенка, которая только-только показалась наружу, ведь по сути ребенок еще не прожил и минуты, даже не вдохнул кислород, а значит его нельзя считать новорожденным? Получается, что вменить статью за убийство новорожденного нельзя из-за отсутствия объекта посягательства? Такая же ситуация присутствует при разборе версии о новорожденном, как живом существе, осуществившем первый вдох4, или крик. И опять, если убийство совершено много ранее перечисленных событий, то, как тогда квалифицировать деяния матери? Поэтому, такие версии не имеют под собой достаточного основания, чтобы учитываться законодательством. А законодательству следует более конкретизировать понятия об объекте преступления.
    Не видится возможным ограничить понятие новорожденного какими-то временными промежутками. Именно в определении понятия объекта посягательства кроятся основные трудности и ведется горячая полемика среди теоретиков уголовного права. Российское уголовное право под новорожденным понимает ребенка, прожившего маленький отрезок времени. Но более правильным подходом в понимании данного вопроса будет, как ни странно, чисто теоретическое основание. Следует прежде всего исходить из понятия родового объекта подобных преступлений. Родовым объектом является жизнь человека (применительно к исследуемому составу объектом будет жизнь новорожденного). Умысел преступницы направлен непосредственно на лишение жизни своего ребенка. Следовательно, если убийство совершается до момента первого вдоха или крика, то ребенок жизни так или иначе лишается, здесь уже не до учета новорожденности – налицо особо тяжкое преступление. Есть еще версия по поводу момента отнесения существа к новорожденному. Эта версия предполагает момент времени, когда на свет показывается какая-либо часть ребенка (зачастую такой частью тела является голова)5. Однако и эта версия имеет пробелы. Неужели в процессе родов ребенок, находящийся еще внутри матери, но готовящийся «появиться на свет», имеет существенные различия с тем ребенком, часть тела которого только-только показалась наружу? Ничего подобного (обозначим процесс к приспосабливанию живого организма как «готовность к жизни»). «Готовность к жизни» у обоих одинакова, тогда с какой стати один считается новорожденным, а другой – нет. Поэтому, термин «новорожденный» применительно к данному составу следует заменить более конкретизирующим понятием, которое бы отграничивало данное преступление от аборта и вносило ясность в вопросы квалификации. Прежде всего следует исходить из того, что для уголовного закона не имеет значение наличие у жертвы жизнеспособности, важно лишь наличие умысла на убийство у преступника на лишение жизни, а критерии жизнеспособности определяемы в течение периода времени. Поэтому, новорожденным применительно к существующей норме уголовного закона следует относить любое существо в промежутке времени от начала родов до окончания особого психофизического состояния у матери, связанного с родами, иначе квалифицировать действия матери по ст. 106 будет невозможно. Почему именно момент начала родов? Потому что (и это указывалось ранее) данный процесс является показателем готовности плода к жизни в иных условиях, стремление к поиску нового приемлимого и требуемого биологическими законами состояния (опять-таки, данное утверждение вытекает из самого определения родов). Тогда и достаточно легко будет определиться с моментом совершения убийства «во время родов».
    Почему окончанием периода новорожденности следует считать именно «особое» состояние женщины? Это вытекает непосредственно из статьи. По сути, в данной норме даны промежутки времени, в течение которых совершается преступление, что и обуславливает привилегированность данного состава, наличие смягчающих обстоятельств, которые могут выражаться в форме возникшей «психотравмирующей ситуации», или «состояния психического расстройства», которые могут быть вызваны какими-либо внешними факторами: стыд, боязнь «родительского гнева» и т.д. Психологическое содержание травмирующей ситуации во многом определяется общей системой ценностей личности. Можно определить анализируемый феномен как своеобразный срыв нормальной нервной деятельности субъекта.
    Из содержания закона следует, что в статьях Уголовного кодекса о детоубийстве речь идет об ответственности женщины-роженицы, причем женщины, которая еще не оправилась после родов и в таком состоянии совершила преступление. Подобного субъекта не знает более ни одна норма данного кодекса.
    Еще советские криминалисты отмечали, что в момент убийства мать жертвы не способна в полной и надлежащей мере отдавать себе отчет в своих действиях, или, даже руководить ими. Медицина подтверждает, что многие женщины в момент родов и вскоре после них находятся в подобном состоянии. Изучение же уголовных дел убеждает, что для основной массы детоубийц преступное поведение напрямую вытекает из их предшествующей жизни. Употребление алкоголя и всевозможных наркотических средств также не характерно для лиц данной категории, как не характерно и наличие ранее совершенных преступлений. Очевидно, что для них совершение преступления представляет собой некую жизненную катастрофу, явившуюся следствием тяжело сложившихся неблагоприятных личных или семейных обстоятельств. Такие обстоятельства очень тяжело переживаются, что непременно накладывает отпечаток на психику женщины. Если опять-таки обратиться к медицинским знаниям по данному вопросу, то работы, посвященные акушерству, подтвердят, что «даже нормально протекающая беременность вызывает сдвиги в организме женщины, это прежде всего проявляется в ее повышенной раздражительности, достаточно легкой ранимости психики, высокую реактивность на сравнительно невинные внешние раздражения, т.е. беременность сопровождается выраженными изменениями нервно-психического состояния»6. В этот период личные переживания переплетаются в сложный комплекс и проявляются в неуравновешенности, ранимости, стыдливости, капризности и т.д. К тому же, роды зачастую сопровождаются болевыми ощущениями. Роды при тяжелых условиях, сопровождающихся постоянными болями, предъявляют нервной и сосудистой системам женщины повышенные запросы, что зачастую приводит к более или менее выраженным психическим расстройствам. Но подобные расстройства отнюдь не носят локальный характер и, в течение определенного отрезка времени изживают себя, и состояние женщины постепенно нормализуется.
    Во время родов женщина оказывается в новом, непривычном для нее положении (а если роды протекают в неблагоприятных для этого условиях, без посторонней помощи, под воздействием боли и страха), что само собой, состояние женщины «нормальным» не назовешь.7 Так, судебной практике известны случаи, когда роженица, тяжело переживая измену любимого, от которого и была беременна, не успев сделать аборт из-за обещания отца ребенка жениться на ней, убила собственного ребенка, т.к. именно в нем она видела причину всех бед. Осуждение со стороны родителей, во время родов вызвало отвращение к ребенку, к «нагульному» ребенку. По словам женщины, «она опомнилась лишь тогда, когда ребенок уже не дышал…». Существуют примеры, которые подтверждают наличие «особых состояний» у рожениц. Молодая мать предприняла попытку избавиться от новорожденного малыша, однако по воле Всевышнего мальцу суждено было выжить и даже... остаться в живых, благодаря действиям сотрудников органов внутренних дел. Горе-мать была найдена. Женщина, как подтвердили медицинские работники и психологи, не могла объяснить мотив преступления, ее словно подменили. Она находилась в момент совершения преступления своего рода в «тумане». Специалисты считают, что все случившееся можно объяснить с медицинской точки зрения как послеродовой психоз (но были и другие причины, толкнувшие женщину на этот страшный поступок).
    Итак, можно сделать вывод о том, что «расстройство, вызванное родами, есть изменение душевного состояния, которое имеет своим источником физиологические процессы, вызванные родами, которые ослабляют волю роженицы и ее сопротивление в отношении внешних и внутренних побуждений и тормозят полное проявление материнского инстинкта» (данное определение было опубликовано еще в совместном Уголовном кодексе Чехии и Словакии, тогда еще союзном государстве Чехословакия в 1975 году)8. Это, что касается понятия «психотравмирующая ситуация».
    Однако совершенно справедливо встает вопрос, чем конкретно на практике может подтверждаться факт совершения женщиной преступления в состояниях, упоминающихся в диспозиции статьи 106 УК? Тогда в дело вступают специалисты, которые проводят специальную экспертизу по данному поводу – здесь все просто.
    А вот дать точное и исчерпывающее определение понятию «психическое расстройство, не исключающее вменяемости» довольно-таки сложно. С уверенностью можно утверждать, что такое «расстройство» вполне может стать следствием психотравмирующей ситуации, или быть вызвано теми же факторами. Однако нельзя отождествлять данное понятие с понятием послеродовых психозов на почве органических заболеваний, также вызванных родами. К таким заболеваниям медицина относит проявления шизофрении, маниакальное поведение, депрессивный психоз и др. Данные заболевания могут быть вызваны различными причинами, имеющих место быть как на генном, так и на более высоком уровнях. Всяческие интоксикации (попадание в организм ядов различного происхождения), ставшие результатом употребления алкогольных и наркотических средств и т.д.9 Данные заболевания имеют тенденцию к хроническому течению, но вменяемость не исключается, речь идет о вменяемости ограниченной. Прояснить данный вопрос поможет статья 22 УК. В ней говорится, что лицо, в силу психического расстройства не имеет возможности в полной мере (имеется ввиду та мера осознания, присущая только вменяемому лицу) осознавать фактический характер и общественную опасность, совершаемых им действий (бездействий), либо вовсе руководить ими. Такие психические аномалии как раз и проявляются в момент совершения убийства в виде «затуманенного сознания», когда женщина не понимает «что творит». Но если подобные аномалии стали следствием органических заболеваний роженицы, а значит носят как раз продолжительный, локальный характер, то аномалии, предусмотренные в диспозиции статьи 106 не имеют столь затяжного действия – вот основное отличие таких аномалий друг от друга. Есть еще довод в пользу такого способа отграничения, казалось бы сходных понятий, это – вменяемость. Психическое расстройство, указанное в той же статье закона, не может хоть как-то указывать или намекать на недееспособность субъекта. Следовательно, данные расстройства в процессе совершения убийства не могут быть проявлением недееспособности, как расстройства органического происхождения. Само органическое происхождение аномалий свидетельствует о том, что проявлением их не могли стать только лишь одни роды, это также говорит о том, что роды послужили поводом к проявлению болезни, которая была «спрятана» еще задолго до процесса родов. А, исследуемые психические расстройства имели под собой причину непосредственно родов, или какой-либо травмирующей ситуации незадолго до родов, а равно ситуации, сопровождающей процесс физиологических родов. Наличие именно такой и только такой ситуации свидетельствует о смягчающих обстоятельствах, и является основанием для вменения именно данной нормы УК. Специалисты же призваны установить наличие или отсутствие таких расстройств у роженицы в момент совершения убийства родившегося ребенка. Но следует помнить, что психические расстройства у рожениц крайне индивидуальны и зависят от ряда субъективных обстоятельств, личностного состояния самой женщины, поэтому точно указать в днях или часах временные границы таких состояний невозможно, невозможно обобщить и применять их во всех случаях.
    Объективная сторона данного преступления может выражаться как посредством действий, так и путем бездействий. В теории уголовного права принято использовать понятия «активное» и «пассивное» детоубийство. Характер же активных действий при убийстве новорожденного ребенка может быть самым разнообразным. Однако следует указать на наиболее часто встречаемые способы его совершения: удушение ребенка разнообразными способами или даже введение в дыхательные пути инородных тел (всевозможных ядов, нашатырного спирта, земли, листьев (!)), утопление дитя, тугое пеленание, и нанесение колюще-режущих ран. Но удушение является самым распространенным способом совершения убийства10.
    Но иной раз встречаются случаи случайной смерти новорожденного: смерть посредством родовой травмы во время прохождения им родовых путей, зачастую смерть наступает из-за самопомощи матери, рожающей впервые, смерть может также наступить виною казуса (например, мать засыпает во время кормления, в результате чего ребенок выскальзывает из ее рук и, ударяясь об пол, умирает). Но такие случаи довольно редко имеют место быть.
    Значительно чаще детоубийство совершается путем бездействия. Бездействие при детоубийстве проявляется, в основном, в форме отсутствия особых забот и ухода за новорожденным ребенком. При этом указываются и подразумеваются те действия, которые мать не совершила. Утверждение о том, что мать обязана оказать ребенку необходимую помощь, не вызывает сомнения. После родов ребенок сам по себе оказывается в опасном состоянии, что в большей мере вызвано биологической адаптации новорожденного в новой для него окружающей среде. Самостоятельно ребенок не может приспособиться, а, значит, нуждается в помощи со стороны. Следовательно, логически вытекает вывод о том, что первичная помощь ребенку – это прямая обязанность родительницы. Не имеет значение, какой характер носит данная обязанность и, закреплена ли она в законе, данная обязанность носит, скорее, естественный родовой характер.
    Сложнее определиться с такой составляющей любого преступления, как субъективной стороной, применительно к исследуемой норме УК.
    Основным принципом уголовного права России является принцип субъективной стороны – принцип виновной ответственности, т.е. лицо подлежит ответственности и наказанию только в том случае, если лицо действительно виновно в совершении преступления.
    Детоубийство, как правило, совершается с прямым умыслом на лишение жизни новорожденного. А вот по поводу возможности совершения данного преступления с косвенным умыслом ведутся теоретические споры. В принципе, такое преступление возможно совершить как с прямым, так и с косвенным умыслом, и, даже по неосторожности, но разбирать данный вопрос не имеет смысла, т.к. уголовное законодательство не предусмотрело квалификацию содеянного согласно указанным критериям. Может возникнуть вопрос о моменте появления у роженицы умысла на совершение убийства. Чтобы раскрыть данный вопрос необходимо уточнить, является ли наличие умысла следствием выше оговоренных «особых» состояний женщины из-за физиологических родов. Законодательство ничего не разъясняет по данному поводу и не учитывает момент возникновения умысла в качестве квалифицирующего критерия. Но точно можно сказать, что момент возникновения умысла на совершение преступления не имеет значения, потому что любые действия, направленные на причинение смерти ребенку, должны быть следствием психотравмирующей ситуации или психического расстройства матери, иначе вменить данную норму станет невозможно. Если же обратиться к судебной практике, то станет ясно, что умысел на убийство у матери возникает, в основном, внезапно, при появлении ребенка – «носителя ее бед».
    Правильность квалификации зависит скорее от выяснения конкретного содержания умысла, что в полной мере раскрывается в мотивах и целях совершения тех или иных действий. Мотивы непосредственно влияют на появление психофизического состояния роженицы во время родов и убийства. Мотивы детоубийства в какой-то степени определяют сущность и природу этого преступления в целом. Специфика мотивов детоубийства состоит в том, что они лишены низменного характера, это скорее мотивы «морального порядка»11 (боязнь общественного осуждения, стыд за рождение внебрачного ребенка, страх перед родителями – вот неполный перечень возможных побудителей к совершению такого рода преступления). Зачастую убийство новорожденного стало следствием совокупности подобных мотивов, их комплекс, а преступление для женщин явилось, скорее, бедой, нежели виной. Детоубийство – это «защитная реакция» женщины на отрицательное отношение окружающих, «жертва», приносимая злым взглядам осуждения12. Поэтому, никто не имеет права осуждать женщину, осуждать необходимо непосредственно общество, которое выступает в роли наблюдателя. Именно в «болезни» общества кроится исток такого рода преступлений.




    "Предупреждение автора: Эту статью запрещено копировать с сайта ЮрКлуба и размещать на других сайтах."
    Заранее благодарен за публикацию.

    1 Уголовный кодекс РСФСР 1960 года.

    2 Соборное Уложение 1903 года.

    3 Тонкова-Ямпольская Р.В., Черток Т.Я., Алферова И.Н. Основы медицинских знаний. Изд. 2-е., М., 1993, с.11
    4 Шарогородский М.Д. Преступления против жизни и здоровья. М., 1984, с.58
    5 Пионтковский А.А., Бородин С.В., Гаухман Л.Д. Преступления против личности по УК РФ. М.: Московский институт МВД РФ. 1996, С.22
    6 Полыковская И.Д. Патология нервной системы при беременности, родах и в послеродовом периоде. Автореф. Канд. Дис. – М., 1963, с.3
    7 Глухарева Л.И. Уголовная ответственность за детоубийство. М., 1984, с.37
    8 Глухарева Л.И. Указ. Раб., с.40
    9 Петровский Б.В. Популярная медицинская энциклопедия. М., 1988, с.512, 529
    10 Глухарева Л.И. Указ. Работа., с.28-31
    11 Глухарева Л.И. Указ. Работа, с.44
    12 Глухарева Л.И. Указ. Работа, с.45






    перезарядка огнетушителей дешево


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru