Уголовное законодательство
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Уголовное законодательство

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 02.03.2008


     


    Необходимая оборона


    Владислав Митюшев.
    Адвокат, г.Сыктывкар, pravo73@list.ru

    В соответствии с ч.1 ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.
    В ч.2 указанной статьи зафиксировано, что защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения (ч.2.1). Часть 3 ст.37 УК РФ гласит, что ее положения в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.
    Сложившаяся судебная практика, обусловленная рядом причин носящих не только правовой характер, свидетельствует о крайне незначительном проценте, от общего числа вынесенных приговоров, случаев оправданий лиц, за отсутствием в деянии признаков составов преступлений в целом и при наличии причинения ими вреда в состоянии необходимой обороны - в частности. Для российской судебной системы, на мой взгляд, постановление оправдательного приговора в принципе нежелательно и непозволительно, т.к. указанное будет свидетельствовать о незаконности (необоснованности) самого факта привлечения лица к уголовной ответственности, а если рассуждать в общем плане – налицо напрасно проделанная органами предварительного расследования и государственного обвинения работа, против, как выяснилось в суде, невиновного гражданина. При наличии юридической возможности предпочтительно назначить условное осуждение, переквалифицировать деяние, исключить какие-либо составы преступлений и т.п. Процентное соотношение оправдательных приговоров не превышает 1% от общего количества вынесенных приговоров. Согласно обзору деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в первом полугодии 2007г. (сайт судебного департамента при ВС РФ) по сравнению с аналогичным периодом 2006 года число оправданных лиц уменьшилось на 15,7 % – с 2,2 тыс. до 1,8 тыс., при этом их доля от общего числа лиц по оконченным производством уголовным делам составила 0,5 % (в 1 полугодии 2006 г. – 0,6 %).
    Тем более ценны случаи и в обсуждаемом аспекте необходимой обороны, когда лицо, оправдывается судом, несмотря на всю проделанную государственным обвинением работу, наступившие в результате действий подсудимого тяжкие последствие и сравнительно непростые фактические обстоятельства дела.
    Л. оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п. \"а\" УК РФ, ст. 226 ч. 3 п. \"г\" УК РФ, за отсутствием в его деянии составов преступлений. «Оправдывая Л. в совершении инкриминированных ему преступлений, суд признал установленным, что Л. ночью 28 сентября 2005 года прибыл по просьбе своего знакомого Ромашова в кафе \"Ангел\", управляющим которого Ромашов являлся. Ромашов рассказал ему, что находившиеся в кафе А., Б. и В.С. агрессивно вели себя, и пытались применить к нему, Ромашову, физическую силу. Л. и Ромашов вооружились палками и намеревались отомстить этой группе лиц, для чего догнали последних у входа в парк, а затем направились и далее к автобусной остановке. Когда Ромашов ушел, Л., как признал суд, прекратил преследование Б. и других лиц, и отказался от своего намерения \"рассчитаться\" с помощью палки с этой группой людей. Однако находившиеся в состоянии алкогольного опьянения А., Б. и В.С. стали уже преследовать убегавшего от них Л. При этом А. достал пистолет \"ИЖ-71\", незаконно находившийся у него при себе, и подбежал к Л. на расстояние около 2 метров, снял оружие с предохранителя, зарядил его, и стал наступать на Л., прицелившись в последнего. В этой ситуации Л. с целью защиты нанес несколько ударов палкой по руке А., в связи с чем А. выронил пистолет. Л., опередив Б., схватил пистолет и, имея достаточные основания реально опасаться за свою жизнь и здоровье, произвел из пистолета несколько выстрелов в Б. и В.С., которые через непродолжительное время скончались от массивной кровопотери, а Л. с места происшествия ушел…. Оценивая доказательства по делу, суд посчитал, что, вооружаясь палками, разыскивая, а затем и преследуя убегавшего Б., Л. и Ромашов действовали неправомерно, однако в то время, когда Б., А. и В.С. объединились в одну группу, Ромашов ушел, остался один Л., ситуация на месте происшествия существенно изменилась. Преследуя уже убегавшего Л., потерпевшие уже сами фактически нападали на последнего, а, применяя огнестрельное оружие, готовя его к стрельбе в сторону Л., для последнего создалась, как обоснованно признал суд в приговоре, реальная угроза, опасная для жизни и здоровья и у Л. возникло предусмотренное ст. 37 ч. 1 УК РФ право на необходимую оборону и защиту своей жизни». Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ приговор в отношении Л. оставила без изменения, а кассационное представление и кассационную жалобу - без удовлетворения (кассационное определение ВС РФ от 10.10.2006г. дело № 46-о06-76).
    При защите от посягательства не допускается превышение пределов необходимой обороны, характер и способ защиты должен быть соразмерен опасности нападения.
    «В соответствии со ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица. Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. По настоящему делу судом данные положения закона не были учтены в полной мере.
    Из материалов дела усматривается, что инициатором ссоры был потерпевший Э., именно он затеял драку и нанес удары, в том числе кирпичом в голову Х., а когда Х. вышел из дома, то именно Э. организовал погоню за ним, чтобы продолжить избиение. Х. же бросил гранату, увидев, что за ним гонятся Э., ранее его избивший, и Т. При этом ни Э., ни Т. не были вооружены. Таким образом, в материалах дела содержатся сведения о совершенном на Х. посягательстве, характере опасности этого посягательства, сопряженного с насилием, и о совершении Х. действий, явно не соответствующих характеру и степени общественной опасности этого посягательства.
    В этой связи выводы суда о том, что Х. совершил покушение на умышленное причинение смерти двум лицам, являются неправильными. Обстоятельства дела, установленные судом, свидетельствуют о том, что в момент совершения инкриминированного деяния Х. находился в состоянии необходимой обороны, однако выбранный им способ защиты явно не соответствовал степени опасности посягательства» (постановление Президиума ВС РФ от 22.02.2006г. №936п05).
    «Признавая Р. виновной в умышленном убийстве У., суд в приговоре указал, что умысел на убийство последнего у нее возник внезапно, когда она, не желая с У. интимной близости, прониклась к нему чувством неприязни и с силой сдавила ему шею руками, вследствие чего от механической асфиксии наступила смерть У. То есть суд фактически признал в приговоре, что действия Р. были вызваны стремлением защитить себя от неправомерного посягательства со стороны У.
    Из материалов дела, в частности, показаний осужденной и заключения судебно-медицинского эксперта, усматривается, что У. находился в состоянии алкогольного опьянения, вел себя агрессивно. Настойчивое предложение У. и последовавшие за ним развязные действия, навязчивое приставание, несмотря на категорический отказ Р., свидетельствовали о том, что У. желал довести до конца свое намерение на вступление с нею в половую связь. Понимая это и не желая такой связи, Р., когда У. схватил ее за талию и привлек к себе, стала руками сдавливать ему шею, желая вырваться. От полученной в результате указанных действий осужденной механической асфиксии У. умер.
    Приведенное свидетельствует о том, что Р. причинила смерть У., защищаясь от его неправомерного посягательства на ее половую неприкосновенность.
    Вместе с тем, установленные судом обстоятельства совершения преступления, не свидетельствуют о том, что действия У. были сопряжены с насилием, опасным для жизни Р., либо представляли непосредственную угрозу применения такого насилия.
    Не имеется в деле и данных о неожиданности посягательства У. на Р., вследствие которых она не могла объективно оценить степень и характер опасности нападения на нее.
    При таких условиях содеянное Р. следует расценивать как убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 108 УК РФ, в связи с чем состоявшиеся судебные решения подлежат изменению» (ВС РФ, надзорное определение от 05.10.2006г., дело №16-Д06-39). В данном деле признание убийства совершенного именно при превышении пределов необходимой обороны, повлекло изменении судебных актов и, что самое главное, снижение назначенного наказания с 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима до 2 лет.
    Другой пример. «Признавая Тарадеева виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшего по неосторожности его смерть, суд первой инстанции не дал оценки доводам Тарадеева о причинении потерпевшему ударов ножом в состоянии необходимой обороны, хотя в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, признал противоправное поведение потерпевшего.
    В соответствии с ч. 1 ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности от общественно опасного посягательства, если оно было сопряжено с непосредственной угрозой применения насилия, опасного для жизни обороняющегося.
    Судом установлено, что Тарадеев нанес удар Першину ножом, защищаясь от нападения потерпевшего, вооруженного топором и пытавшегося ударить его. Исходя из этого указанные действия Тарадеева не являются преступлением, а в силу ч. 1 ст. 37 УК РФ образуют необходимую оборону.
    Согласно ч. 2 ст. 37 УК РФ защита от посягательства, не сопряженного с непосредственной угрозой применения насилия, опасного для жизни обороняющегося, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.
    Материалами дела установлено, что после нанесения удара потерпевшему ножом в живот Тарадеев и Першин упали, при этом топор из рук Першина выпал, поэтому возможность применения им насилия, опасного для жизни осужденного, была утрачена. Действия Тарадеева, продолжавшего наносить удары ножом лежавшему Першину, явно превысили пределы необходимой обороны» (Обзор надзорной практики судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ за 2005г.).
    При отражении посягательства, сам по себе факт нанесения подсудимым не одного, а нескольких ударов ножом потерпевшему, не может свидетельствовать о превышении пределов необходимой обороны. Ниже приведенное дело примечательно еще и тем, что Верховным судом РФ отменены ранее вынесенные судами приговор и постановление, осужденный освобожден из-под стражи, за ним признано право на реабилитацию.
    «В судебном заседании установлено, что инициатором конфликта явился П., он первый нанес удар бутылкой по голове И. После того, как осужденный прошел в ванную комнату, чтобы умыться и не предпринимал каких-либо действий против П., последний взял нож и, размахивая им, порезал тому губу, продолжил нападение, опасное для жизни и здоровья осужденного.
    И. как на предварительном следствии, так и в суде последовательно пояснял о том, что защищался от неправомерных действий П., который неожиданно нанес ему удар бутылкой по голове. У него потекла кровь и он пошел в ванную комнату, чтобы умыться. Возвращаясь обратно, подошел к зеркалу и в нем увидел потерпевшего, стоявшего на пороге кухни с ножом, направленным лезвием в его сторону, он стал отступать от П., но тот, размахивая ножом, порезал ему губу; он, И., схватил П. за рукав, прижал его телом к стене. В это время П., обхватив его согнутой рукой за шею, стал душить, он, выхватив нож, ударил им куда-то назад, куда попал, не видел, но П. его отпустил. Тогда он, развернувшись к потерпевшему лицом, нанес ему еще один удар ножом в правый бок. Третьего удара не наносил. Доводы И. о том, что потерпевший на него напал, а он защищался, подтверждаются и другими доказательствами, исследованными в суде.
    Судебная коллегия считает несостоятельными утверждения, содержащиеся в надзорном представлении о том, что лишь нанесение И. первого удара ножом было правомерным, т.к. он находился в состоянии обороны, а в последующих его действиях усматриваются признаки превышения пределов необходимой обороны. Из материалов дела видно, что П. значительно превосходил И. по физической силе, был агрессивен, вооружен ножом, опасность для жизни И. со стороны нападавшего П. была реальной.
    Нанесение И. П. трех ударов ножом, не свидетельствует о том, что осужденным были превышены пределы необходимой обороны, поскольку все удары были нанесены в короткий промежуток времени человеку, чьи действия представляли опасность для жизни обороняющегося И. (ВС РФ, надзорное определение от 22.05.2003г., дело №3-Дп03-6).









    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru