Уголовное законодательство
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Уголовное законодательство

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 01.05.2007


    Понятие незаконное вооруженное формирование согласно современного уголовного законодательства

     
    Бейбулатов Байбулат Шамшудинович
    доцент кафедры
    гражданско-правовых дисциплин
    юридического факультета
    Кисловодского
    гуманитарно-технического
    института,
    кандидат юридических наук 
     
    До 1995 года понятие незаконного вооруженного формирования не использовалось в уголовном законодательстве. Не было оно известно и науке уголовного права.  В соответствии  с поручением Президента РФ Государственно-правовое управление Президента РФ разъяснило, что под лицами, сложившими оружие понимаются «члены вооруженных формирований, не предусмотренных федеральным законодательством, отдельные лица или группы, не входящие в указанные формирования, которые прекратили применения оружия», сдав его в упомянутом порядке.[1]
    С момента данного разъяснения в государственно-правовую нормативную практику введён термин «незаконное вооруженное формирование».[2]
    Понятие «незаконное вооружённое формирование» включает в себя три термина:
    1.  «формирование»;
    2.  «вооруженное»;
    3. «незаконное».
    1. Формирование - это вновь организованная войсковая группа, ополченская воинская часть, организация (коллектив)[3].
    Согласно УК 1960 г. формирование – это в равной степени вооруженные объединения, отряды, дружины.
    Подробнее раскрывает понятие «формирование» УК РФ 1996 г. в котором под «формированием»  понимаются вооруженные объединения, отряды, дружины, а также привычный для уголовного законодательства и науки термин «группа лиц».
    К вооруженным формированиям, таким образом, относятся объединения, отряды, дружины или иные группы. Речь в данном случае идет не о формализованных понятиях и названиях, присущих законным вооруженным формированиям, а об объединениях вооруженных лиц различного масштаба.
    Объединение - крупное формирование, в структуру которого могут входить другие организационные звенья среднего уровня (отряд, дружина и т.п.).
    Группа — локальное объединение лиц для решения одной или нескольких конкретных задач. Перечень названий вооруженных формирований, указанных в ст.208 УК, не является исчерпывающим. Ими могут признаваться и другие формирования, названия которых в диспозиции не даны.[4]
    В соответствии со ст.35 УК РФ группа лиц предполагает участие в преступлении двух и более исполнителей. Под вооруженным формированием по смыслу ст.208 следует понимать главным образом и прежде всего воинскую часть или достаточно крупное по численности формирование вооруженных лиц. Численность НВФ по общему правилу должна соответствовать как минимум отделению (экипажу, расчёту), то есть самому малому первичному звену воинской части. Иначе имеющие реальное социальное содержание понятия «вооруженная группа лиц» и «незаконное вооруженное формирование» просто утратят свои особенности в уголовном праве[5].
    В связи с вышеизложенным, А.В. Павлиновым предлагается заменить в диспозиции ст.208 термин «иная группа» на синонимичный для уяснения содержания термина «формирование»[6].
    Однако при этом надо иметь в виду, что количественный критерий не является определяющим для НВФ. Таковым выступает качественный критерий, включающий иерархичность, устойчивость, профессионализм (на которых подробнее мы остановимся ниже), а также вооруженность формирования.
    Например, несколько объединившихся лиц (даже двое), вооруженных гранатометом, артиллерийским орудием, зенитной установкой или обладающих БМП, танком, боевым вертолетом, катером, а тем более химическим или ядерным зарядом, могут быть признаны НВФ, а объединение с большим числом лиц, вооруженных холодным оружием или одним (несколькими) автоматом, таковым не признано. В другом случае значительное количество стихийно организовавшихся вооруженных лиц, не имеющих навыков военного дела и руководителя, могут являться субъектами массовых беспорядков или разбоя, но не организации НВФ   или участия в нем. В то же время устойчивая группа из нескольких (3-4) вооруженных лиц, придерживающихся строгой дисциплины и регулярно проводящих тренировки со специалистом по боевой подготовке, попадает под признаки НВФ.
    В указанных случаях термин «иная группа» вполне правомерен и допустим. Поэтому, с нашей точки зрения, менять его или исключать из закона неправильно и не нужно.
    Определенной гарантией сохранения особенностей понятий «вооруженная группа лиц» и «незаконное вооруженное формирование», имеющих свою юридическую и социальную природу, является то, что в судебно-следственной практике Республики Дагестан незаконными вооруженными формированиями признаются в основном достаточно крупные по численности формирования вооруженных лиц[7]. Случаи признания НВФ объединений из нескольких лиц практически не встречаются в уголовных делах, хотя из вышеприведенных примеров видно, что исключать этого нельзя.
    Вообще главной отличительной особенностью незаконного вооруженного формирования от иной вооруженной группы лиц (например, банды, вооруженных рэкетиров или хулиганов) является, на наш взгляд, ее способность провести боевую операцию по типу войсковой, на которую не способны банда или вооруженная группа рэкетиров (а не просто нападение на гражданина или организацию). В связи с этим, несколько преувеличенными выглядят опасения об утрате особенностей и социального содержания понятий «незаконное вооруженное формирование» и «вооруженная группа лиц» в зависимости от их численности[8].
    Раскрывая признаки качественного критерия НВФ, следует отметить, что под иерархичностью понимается наличие: а)внутренней структуры; б)системы управления; в)субординации; г)распределения ролей; д)специфических правил общения; е)подготовленного плана.
    Признак профессионализма заключается в наличии: а)служебной дисциплины; б)военной подготовки, включая огневую, тактическую, строевую и физическую; в)технической оснащенности и подготовки.
    С теоретических позиций уголовно-правовой науки наибольший интерес вызывает признак устойчивости формирования.
    Если рассматривать НВФ как одну из форм соучастия по уголовному праву и действующему законодательству, то оно подпадает под признаки организованной группы.
    Организованная группа согласно ч.3 ст.35 УК РФ обладает следующими признаками: а)группа (два и более) лиц; б)устойчивость; в)умысел на совершение одного или нескольких преступлений.
    Пленум Верховного Суда РФ в п.4 постановления №1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17.01.1997г. указал: «Об устойчивости банды могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений».
    Не со всеми точками зрения об устойчивости, имеющими место в научной литературе и судебной практике, можно соглашаться, не все из них кажутся нам совершенными. Например, Е.А.Гришко считает, что к числу признаков, характеризующих устойчивость, следует отнести: наличие двух и более человек; единый умысел на совершение преступлений; относительное постоянство форм и методов преступной деятельности; длительность существования группы; наличие определенного уровня организации (планирование и тщательная подготовка к совершению преступлений, распределение ролей между членами группы и др.); постоянство состава группы; наличие организатора группы, включая руководителя[9]. 
    Мы отчасти не согласны с таким определением признаков устойчивости организованной группы. Во-первых, приведенные признаки - «наличие двух и более человек», «единый умысел на совершение преступлений» - относятся не к признакам, характеризующим устойчивость, а наряду с ней являются самостоятельными признаками организованной группы. То есть устойчивость не может раскрываться через эти признаки. Во-вторых, отсутствуют такие важные признаки устойчивости, выделяемые в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 г. и теории уголовного права, как тесная взаимосвязь членов группы, их предварительное объединение для преступной деятельности, согласованность действий, количество совершенных преступлений. В-третьих, признак «единый умысел на совершение преступлений» для НВФ, в отличие от банды, не является обязательным.
    Более приемлемым выглядит понимание устойчивости в соответствии с приведенным выше постановлением Пленума Верховного Суда РФ №1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17.01.1997г., а также определение устойчивости, приводимое В.Ю.Стельмахом и складывающееся «из трёх обязательных компонентов — предварительной договоренности о совершении нападений, более или менее длительного времени существования и организованности группы».
    Следует иметь в виду, что устойчивость незаконного вооруженного формирования не является абсолютной. Крупные формирования на протяжении своего функционирования не сохраняют свой состав постоянным, так как могут происходить доукомплектование или планомерная замена личного состава НВФ, если это необходимо в интересах его боеготовности и боеспособности. Поэтому стабильность состава формирования всегда конкретна на данный текущий момент. В зависимости от целей создания НВФ, его финансирования и технической оснащенности, общественно-политической ситуации в конкретном регионе, а также эффективности работы правоохранительных органов, длительность существования НВФ может быть и непродолжительной.
    2. Вторым термином, образующим понятие незаконного вооруженного формирования является вооруженность,  и выступает важным   и обязательным признаком НВФ.
    Различные авторы неодинаково трактуют, понимают вооруженность. Одни из них понимают вооруженность, как наличие у членов формирования огнестрельного и холодного оружия любых видов[10]. Другие признают вооруженным формирование, имеющее любые виды оружия, предусмотренные Федеральным законом «Об оружии»[11]. Причем не обязательно, чтобы вооружены были все члены данного формирования.
    Н.П. Водько, высказывается более обстоятельно и конкретно - под вооруженностью формирования «наличие у его участников оружия как огнестрельного, так и холодного, а также иных предметов, предназначенных для поражения живой цели, причинения имущественного вреда, устрашения»[12].
    В УК РФ под вооруженностью следует понимать обладание участниками формирования оружием, т.е. „устройствами и предметами, конструктивно предназначенными для поражения живой или иной цели[13]". 
    Определяя признак вооруженности НВФ необходимо руководствоваться нормами ст. ст. 220, 222, 223 и 226 Уголовного кодекса РФ 1996 года (в ред. от 08.12.2003г. и от 21.07.2004г.), положениями Федерального закона «Об оружии» от 13.12.1996г. (в ред. от 08.08.2001г.), п.5 постановления Пленума Верховного суда РФ №1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17.01.1997г., а также п.п.1—12 постановления Пленума Верховного суда РФ №5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» от 12.03.2002г.
    Постановление Пленума Верховного суда РФ от 12.03.02 г. отчасти устраняет определенные противоречия и несоответствия, имевшие ранее место между положениями закона об оружии, постановления Пленума Верховного суда РФ от 17.01.97 г., с одной стороны, и положениями УК РФ 1996 г., с другой стороны.
    Ст.1 Закона «Об оружии» 1996 г. определяет оружие, как «устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов»[14].
    Авторы комментария к УК РФ под редакцией Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева определяют оружие несколько иначе. Таковым они признают «такой предмет материального мира, единственным или основным назначением которого является поражение живой силы и на ношение и хранение которого требуется специальное разрешение»[15].
    В п.2 постановления Пленума Верхового суда РФ от 12.03.2002 г. трактуется понимание оружия практически так же, как и в Законе «Об оружии» 1996г. Здесь лишь дополнительно указывается, что «устройства и предметы» могут быть как отечественного, так и иностранного производства, и не указывание «подача сигналов» в качестве предназначения оружия[16].
    Признак вооруженности банды, обязательный для неё, раскрывается в п.5 постановления Пленума Верховного суда РФ от 17.01.97г. Данный признак предполагает наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе метательного оружия, как заводского, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия[17].
    В соответствии с действующим законодательством под вооруженностью НВФ необходимо понимать наличие у его членов (всех или большинства) гражданского, служебного и боевого ручного стрелкового огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. При этом не имеет значения заводского или самодельного изготовления, отечественного или иностранного производства все эти виды вооружения.
    В свете новой редакции ст.222 УК РФ (ФЗ №162 от 08.12.2003г., ФЗ №74 от 21.07.2004г.) проблематичным становится признание незаконного формирования вооруженным в случае владения его членами только гражданским гладкоствольным огнестрельным оружием, его основными частями и боеприпасами к нему, а также газовым и холодным (включая метательное) оружием. Ещё ранее, с учётом нового постановления Пленума Верховного суда РФ №5 от 12.03.2002г., нельзя было рассматривать в качестве вооружённости НВФ владение его членами, наличие в его арсенале только пневматического оружия и (или) газового оружия со слезоточивыми и раздражающими веществами. Уголовная ответственность за незаконный оборот пневматического оружия изначально не устанавливалась и отсутствовала в УК РФ 1996 г. Установлена лишь административная ответственность за незаконный оборот пневматического оружия, да и та лишь за отдельные его виды (ст.20.10 КоАП РФ 2001г.).
    Таким образом, признаки вооруженности НВФ (ст.208 УК РФ) и банды (ст.209 УК РФ) в настоящее время различаются или совпадают лишь частично.
    В указанный перечень вооружений НВФ, кроме того, входят приравненные к оружию ядерные материалы и радиоактивные вещества. Уголовная ответственность за их незаконный оборот установлена ст. ст. 220, 221 УК РФ.
    Безусловно, следует отнести к признаку вооруженности НВФ наличие у его членов тяжелых видов оружия (крупнокалиберных пулеметов, гранатометов, минометов, артиллерийских орудий, ракетных установок, зенитных комплексов и т.п.) и (или) боевой техники (БТР, БМП, танков, самолетов, вертолетов, боевых катеров и т.п.).
    Тяжелые виды оружия не охватываются действующим ФЗ «Об оружии» 1996г. Между тем, действовавшие ранее Закон РФ «Об оружии» 1993 г. и постановление Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ» от 25.06.1996г. их охватывали.
    В связи с этим и по ряду иных причин отдельными авторами указывается на необходимость изменения формулировки п.З ст.2 ФЗ «Об оружии» 1996г., указав там вместо термина «боевое ручное стрелковое оружие» термин «боевое оружие». Соответственно, требует изменения и наименование ст.5 данного Закона[18]. Тем самым, будут охвачены все виды боевого оружия, включая и тяжелое. Кроме того, предлагается в ст.5 ФЗ «Об оружии» разделить понятие боевого ручного стрелкового оружия на неавтоматическое и автоматическое (с последующим установлением уголовной ответственности, соответственно, в чч.1 и 2 ст. 226 УК РФ), что позволило бы подчеркнуть существенное различие и в их поражающей способности и степени общественной опасности[19].
    Далее авторы вносят еще ряд предложений, направленных на совершенствование законодательства об оружии и в сфере его незаконного оборота, суть которых сводится к нескольким моментам. Во-первых, необходимо установить дифференцированную уголовную ответственность за хищение либо вымогательство (можно также за приобретение, сбыт, передачу или хранение) тяжелых видов вооружения (включая боевую технику), а также оружия массового поражения (ч.2 ст.226), предусмотрев её в отдельных новых ст. ст. 226 , 226 УК РФ. Во-вторых, можно для раскрытия в законодательстве понятий взрывчатых веществ и взрывных устройств ввести их определения в ФЗ «Об оружии» 1996 г. В-третьих, необходимо дополнить ст.ст.222 и 226 УК РФ таким квалифицирующим признаком, как «значительный размер»[20].
    Мы поддерживаем предложения авторов по совершенствованию уголовного законодательства в рассматриваемой части и законодательства об оружии. В упоминавшемся постановлении Пленума Верховного суда РФ 12.03.2002г. отражены и реализованы некоторые из этих предложений, в частности, касающиеся тяжелого оружия (подпункт 1 п.3), взрывчатых веществ и взрывных устройств (подпункты 1,2 п.5)[21].
    Однако не следует забывать о приоритете законодательного определения понятий в сравнении с определениями постановления Пленума Верховного суда РФ. Стоит отметить и то, что в указанном постановлении Пленума Верховного суда РФ обойдены вниманием понятия боевой техники и оружия массового поражения.
    Необходимо иметь в виду, что разрушающая сила тяжелых видов оружия и боевой техники значительно превышает разрушающий потенциал обычных видов оружия, в том числе боевого ручного стрелкового оружия.
    Признак вооруженности незаконного формирования будет иметь место и в случае обладания его членами оружием массового поражения, ответственность за хищение либо вымогательство которого установлена в ч.2 ст.226 УК РФ. Наиболее известными видами оружия массового поражения являются ядерное, химическое и биологическое (бактериологическое). К иным видам оружия массового поражения относятся водородное, нейтронное, лазерное, пучковое, бинарное, квантовое, термоядерное, акустическое, электромагнитное. Поражающие мощь и тяжесть последствий применения такого оружия в сотни и тысячи раз превосходит поражающий потенциал обычного оружия.
    Наличие у членов НВФ макетов оружия или непригодного к целевому применению    оружия    не    образует    признака    вооруженности    такого формирования. Это также следует из п.5 постановления Пленума Верховного суда РФ от 17.01.97 г. и распространяется на банду.
    Не образует признака вооруженности незаконного формирования владение его членами предметами, обладающими свойствами оружия или используемыми в качестве оружия.
    В соответствии с п.3 постановления Пленума Верховного суда РФ от 12.03.2002г. не относятся к оружию в смысле ст.  ст. 222-226 УК РФ пневматическое, сигнальное, стартовое оружие и электрошоковые устройства и, соответственно, не подпадает под признак вооруженности в смысле ст.208 УК РФ обладание организаторами и участниками НВФ указанными видами оружия. Также не относит к оружию данное постановление строительно-монтажные пистолеты и револьверы; предметы, сертифицированные в качестве изделий хозяйственно-бытового и производственного назначения; спортивные снаряды, конструктивно сходные с оружием[22].
    Если члены НВФ имеют в своем распоряжении только специальные средства (резиновые дубинки, наручники, средства разрушения преград, средства принудительной остановки транспорта, водомёты, служебных собак и другие), предусмотренные Законом РФ «О милиции» от 18.04.1991г. (в ред. от 29.12.2000г.), это не позволяет привлечь их к ответственности по ст.208 УК РФ, так как признак вооруженности отсутствует.
    Владение членами НВФ неисправным или учебным оружием будет являться признаком вооруженности для данного формирования лишь в том случае, если такое оружие имело пригодные для использования комплектующие детали либо члены формирования собирались привести его в пригодное состояние и совершили определенные действия для этого.
    Федеральным законом №92 от 25.06.1998 г. было внесено самое первое дополнение в диспозицию ст. 222 УК РФ, согласно которому устанавливалась ответственность за незаконный оборот основных частей оружия. Однозначного   ответа   на   вопрос,   является   ли   владение   членами   НВФ основными частями оружия признаком его вооруженности, нет. Определяющими критериями в подобных ситуациях должны выступать способность формирования с имеющимся вооружением провести операцию по типу боевой, а также является ли данное вооружение (основные части оружия) единственным в формировании или имеется и иное оружие.
    При расследовании конкретных уголовных дел вопрос вооруженности может быть решен только с учетом всех обстоятельств дела и заключений соответствующих (баллистических) экспертиз, которые назначаются при необходимости в уголовно-процессуальном порядке. В противном случае, возможны ошибки в квалификации, чреватые безнаказанностью виновных либо произволом правоохранительных органов.
    3. Незаконность - третий термин, который образует понятие незаконного вооруженного формирования, и неотъемлемый его признак. Диспозиции данной статьи УК РФ   раскрывают    признак    незаконности вооруженного формирования, как не предусмотренность его федеральным законом либо запрещенность им.
    Под незаконностью вооруженных формирований понимается их организация с нарушением федеральных законов, определяющих порядок создания и деятельности вооруженных структур, их подчиненность и подконтрольность (к таковым относятся: Конституция РФ; законы РФ «О милиции», «О безопасности», «О частной детективной и охранной деятельности в РФ»; федеральные законы «Об органах федеральной службы безопасности в РФ», «Об обороне», «О внутренних войсках МВД РФ» и ряд других).
    Конституция РФ 1993 года (п. «м» ст.71) определяет, что вопросы обороны и безопасности в стране находятся в ведении Российской Федерации, то есть исключительно федеральных органов власти. Основной закон в ч.5 ст. 13 запрещает создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв  безопасности  государства,  создание  вооруженных  формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.
    Закон РФ «О безопасности» от 5 марта 1992 года (ст.8 ч.2) устанавливает, что «создание органов обеспечения безопасности, не установленных законом Российской Федерации, не допускается»[23].
    Федеральный закон «Об обороне» от 31 мая 1996 года (ст.1 ч.9) предусматривает, что «создание и существование формирований, имеющих военную организацию или вооружение и военную технику, или в которых предусматривается прохождение военной службы, положение которых не урегулировано федеральными законами, запрещаются и преследуются по закону»[24].
    В Законе РФ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11 марта 1992 года (ст.21) указано, что «создание или деятельность частных детективных и охранных предприятий (объединений, ассоциаций), образовательных учреждений и служб безопасности, не предусмотренных настоящим Законом, влекут за собой ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации»[25].
    В юридический литературе абсолютное большинство авторов незаконными признают вооруженные формирования, образование и деятельность которых не урегулирована федеральными законами[26]. 
    Некоторыми авторами указывается, что наряду с вооруженными формированиями, функционирующими без какой-либо правовой базы, незаконными признаются и действующие на основании решений органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления и федеральных органов исполнительной власти[27].
    В качестве другого примера деятельности вооруженных формирований на основании решений органов власти субъектов можно привести Постановление Государственного Совета Республики Дагестан № 138 «О ситуации в РД в связи с вторжением на ее территорию вооруженных формирований и мерах по обеспечению безопасности РД» от 9 августа 1999 года и изданный во исполнение данного постановления приказ МВД РД №918 «О закреплении оружие за гражданским населением» от 9 августа 1999 года. Позднее был издан Указ Государственного Совета РД «Об утверждении Положения об отрядах самообороны Республики Дагестан» от 18 августа 1999 года.
    Во время осетино-ингушского конфликта 1992 года в республиках Северная Осетия и Ингушетия были созданы незаконные вооруженные формирования, оснащавшиеся оружием по указанию должностных лиц обеих республик. В Северной Осетии это была национальная армия с ядром в лице управления охраны объектов народного хозяйства (УООНХ). В Ингушетии это были отряда самообороны и ополченцев вместе с неподконтрольными руководству республики отрядами на тейповой основе.
    Подобные вооруженные формирования не могут быть признаны законными, если исходить из смысла уголовно-правовой нормы, а также учитывать мнение многих авторитетных учёных в области уголовного права (в частности, Р.Л. Габдрахманова, А.И. Бойко, Б.В. Яцеленко, А.И. Рарога, И.Я. Козаченко).
    Есть точка зрения, согласно которой незаконность вооруженного формирования предполагает его образование и последующую деятельность без соответствующего правового основания[28]. Тем самым допускается в качестве правовой базы для законных вооруженных формирований иной, кроме федерального закона, нормативно-правовой акт органов власти и управления. Как следствие, законными могут быть признаны вооруженные формирования, действующие по решению органов власти субъектов РФ, муниципальных органов власти и федеральных органов исполнительной власти, с чем трудно согласиться.
     
    Бейбулатов Байбулат Шамшудинович
    доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин юридического факультета Кисловодского гуманитарно-технического института, кандидат юридических наук
    Кисловодский гуманитарно-технический институт
    357700. Россия. Ставропольский край. г.Кисловодск, пр.Победы 37А
    рабочий телефон (факс) 8 (87937) 2-83-33
    домашний телефон 8 (87937) 6-09-55
    сотовый 8 (928) 630-13-38
    E-mail личный: KUN43@MAIL.RU


    [1] Собрание законодательства РФ, 1995. №8. ст. 640.
    [2] Дмитриенко А.В, Фаргиев И.А. История развития уголовного законодательства России о незаконном вооруженном формировании или участия в нем. // История государства и права. – 2005. - №5. – с. 26.
    [3] Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М.,1987. - С.155, 367, 412, 743.
    [4] Магомедов Т. М-С. Уголовно-правовые и криминологические проблемы незаконных вооруженных формирований. Дисс.кан.юрид.наук. Махачкала. 2004. С.36-37.
    [5] См.: Мальцев В.В. Ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нём //Российская юстиция. - 1999. - №2. - С.45.
    [6] См.: Павлинов А.В. Уголовно-правовые средства борьбы с организацией незаконного вооруженного формирования или участием в нём. Дис. канд. юрид. наук. - М, 1998. - С.50.
    [7] См.: Данные ИЦ МВД РД за 1997 - 2003 гг.; архив Верховного суда РД за 1998 - 2004 гг.
    [8] Магомедов Т. М-С. Уголовно-правовые и криминологические проблемы незаконных вооруженных формирований. Дисс.кан.юрид.наук. Махачкала. 2004. 39-54.
    [9] См.: Гришко Е.А. Организация преступного сообщества (преступной организации): уголовно-правовой и криминологический аспекты. Дис. канд.юрид. наук. - М.,2000. - С.35.
    [10] См.: Уголовное право. Особенная часть: Учебник /Под ред. А.И.Рарога. - М.: Триада,Лтд, 1996. - С. 227; Уголовное право. Особенная часть: Учебник /Отв.ред. И.Я.Козаченко, З.А.Незнамова, Г.П. Новоселов. - М.: Инфра-М-Норма., 1998. - С. 378.
    [11] См.: Комментарий к УК РФ /Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. - М.: Инфра -М - Норма, 2001. - С. 504; Комментарий к УК РФ /Отв. Ред. В.И. Радченко. - М.: Вердикт, 1996.-С. 360.
    [12] Водько Н.П. Уголовно-правовая борьба с организованной преступностью —М.: Юриспруденция, 2000. - С.40.
    [13] Комментарий к УК РФ // Под общ. ред. Никулина СИ,    М., 2001 г. 952с.
    [14] См.: Собрание законодательства РФ. - 1996. - №51. - Ст.5681.
    [15] См.: Скуратов Ю.И., Лебедев В.М. Указ. соч. - С.504.
    [16] См.: Бюллетень Верховного суда РФ. - 2002. - №5. - С.2.
    [17] См.: Бюллетень Верховного суда РФ. - 1997. - №3.
    [18] Невский С. Законодатель забыл, что минометы и орудия также стреляют // Российская юстиция. - 2000. - №2. - С.37.
    [19] Аксенов О. Как квалифицировать кражу миномёта // Российская юстиция. - 1999. №6. - С.48.
    [20] См.: Аксенов О. Указ.соч. - С.48;  Невский С. Указ. соч. - С.37.
    [21] Магомедов Т. М-С. Уголовно-правовые и криминологические проблемы незаконных вооруженных формирований. Махачкала. 2004. С.53.
    [22] См.: Бюллетень Верховного суда РФ. - 2002. - №5. - С.З .
    [23] См.: Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1992. -№15.
    [24] См.: Собрание законодательства РФ. - 1996. - №22. - Ст.2750.
    [25] См.: Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1992. — №17. - Ст.888.
    [26] См.: Комментарий УК РФ /Отв.ред. А.В. Наумов. - М: Юристъ, 1996. - С.499; УК РФ: Постатейный комментарий /Науч.ред. Н.Ф.Кузнецова, Т.М.Миньковский. — М.: Зерцало, 1997. - С.452; Скуратов Ю.И., Лебедев В.М. Указ.соч. - С.503; Радченко В.И. Указ.соч. -С.360; Бойко А.И. Указ.соч. - С.447-448; Уголовное право РФ. Особенная часть. Учебник / Под ред. Б.В.Зравомыслова. - М.: Юристъ, 1999.- С.256; Уголовное право. Особенная часть:Учебник /Под ред. А.И.Рарога. - М.: Триада, Лтд, 1996.- С.227; Казаченко И.Я., Незнамова З.А., Новоселов Г.П. Указ.соч. - С.378; Мальцев В.В. Ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нём //Российская юстиция. - 1999.- №2. - С.44.
    [27] См.: Комментарий к УК РФ /Автор, кол. Московского юридического института МВД РФ. - М.: Проспект, 1997. - С.468; Бойко А.И. Указ.соч. - С.447-448;   Уголовное право. Особенная часть: Учебник /Под ред. А.И.Рарога. - М.: Триада, Лтд, 1996.- С.227; Козаченко И.Я., Незнамова З.А., Новоселов Г.П. Указ.соч. - С.378;   Павлинов А.В. Уголовно-правовые средства борьбы с организацией незаконного вооруженного формирования или участием в нём. Дис. канд. юрид. наук. - М., 1998.- С.58.
    [28] См.: Уголовное право России. Особенная часть: Учебник/ Под общ. ред. В.П. Ревина. -М.: Брандес, 1998. - С.310 .






    для вас на сайте okcall.ru заказать обзвон | ремонт кухни в пушкине, Королеве.


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru