Уголовное законодательство
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Уголовное законодательство

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено 20.05.2000

    КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА
    в интересах Богачева И.С.


    Приговором Горского городского суда Энской области от 29 марта 2000 года
    Богачев Игорь Сергеевич, 28 июня 1978 года рождения, со средним образованием, неженатый, не судимый, учащийся 3 курса автомобильного колледжа г.Энска,
    осужден по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ к трем годам лишения свободы без штрафа. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание суд постановил считать условным, с испытательным сроком в один год.
            Богачев признан виновным в совершении грабежа, то есть в совершении открытого хищения чужого имущества по предварительному сговору, группой лиц, которое, как указано в приговоре, совершено при следующих обстоятельствах.
            19 сентября 1999 года около, 13 часов, Богачев, Игнатьев, Молчанов и Грачев, находясь в состоянии алкогольного опьянения, по предварительному сговору, из корыстных побуждений, по предложению Грачева, с целью открытого хищения имущества у знакомого Матятова, который якобы торгует наркотиками, под видом деятельности сотрудников милиции, на автомашине ВАЗ-21-6, принадлежащей Богачеву, за рулем которой находился Грачев, подъехали к дому №14 по ул. Вокзальной города Горска, куда на своей автомашине подъехал Матятов. Распределив роли, при этом Грачев должен оставаться в машине, так как мог быть опознан потерпевшим, Богачев поставил на автомашину милицейский сигнал "Маяк". После чего Игнатьев, Молчанов и Богачев подошли к Матятову. Игнатьев приказал потерпевшему выйти из машины. Когда потерпевший Матятов вышел из машины, подсудимые приказали ему встать лицом к машине, выложить содержимое карманов на капот его автомашины. Потерпевший достал из кармана документы, 2050 рублей, 11 долларов США, что по отношению к рублю на тот момент составляло 280 рублей 83 копейки. Проверив содержимое карманов потерпевшего, забрав документы и деньги, все вместе скрылись с места происшествия.
            Приговор в отношении Богачева И.С. является неправосудным по следующим основаниям.
    1.
    Как признал установленным суд, действия подсудимыми, в том числе и Богачевым, осуществлены "под видом деятельности сотрудников милиции".
            Фактические обстоятельства, установленные на предварительном следствии и в суде, соответствовали указанному выводу, а именно:
    • на подъехавшей машине была установлена милицейская мигалка;
    • в отношении потерпевшего были осуществлены действия, свойственные сотрудникам милиции при задержании правонарушителей: досмотр машины, изъятие документов, денег;
    • по окончании этих действий потерпевшему было предложено приехать в РУОП.
    • Сам потерпевший Матятов также показал в суде, что воспринимал действия подъехавших как сотрудников милиции.
    Таким образом, при условии доказанности изложенных судом фактических обстоятельств дела, имел место обман, который выражался в создании подсудимыми у потерпевшего ложного представления о себе, как о сотрудниках милиции, находящихся при исполнении служебных обязанностей, в ходе выполнения которых они были вправе изъять документы и ценности, которые сам потерпевший Матятов выложил на капот автомашины по требованию подсудимых, как якобы представителей власти.
    При указанных обстоятельствах, будь доказаны вмененные всем подсудимым действия, образующие объективную и субъективную сторону хищения, они подлежали квалификации как мошеннические, предусмотренные ст. 159 УК РФ, то есть как хищение чужого имущества путем обмана.
    Это являлось бы применением закона о менее тяжком преступлении, чем грабеж, который вменен им судом.
    Судебной практике уже известны случаи квалификации именно как мошенничества действий лиц, завладевших чужим имуществом под видом работников милиции. Извлечение из постановления Президиума Кемеровского областного суда от 17 июля 1998 года по делу Братищева, опубликованного в компьютерной правовой базе данных, прилагаю.
    2. Однако и для такой переквалификации действий Богачева на закон о менее тяжком преступлении, предусмотренном ст.159 УК РФ, оснований и возможности у кассационной инстанции не имеется.
    Грабеж, равно как и все остальные формы хищения, может быть совершен только с прямым умыслом.
            Мотивируя наличие умысла на совершение этого преступления, а также наличие сговора между осужденными на его совершение, суд указал в приговоре, что "…фактические обстоятельства совершенного преступления бесспорно свидетельствуют о согласованности действий, направленных на достижение единого преступного замысла".
            
    Суд в данном случае допустил ошибку, поскольку при указанном утверждении не учел, что действия осужденных вполне соответствовали и договоренности только "напугать" барыгу, торгующего наркотиками, подъехав к нему под видом сотрудников милиции.
            Как видно из протокола судебного заседания, а также содержания показаний допрошенных лиц, которые изложены в приговоре, никто из них не показал, что был сговор на изъятие у потерпевшего денег в какой бы то ни было форме. Напротив, Игнатьев показал в суде, что решение всех было напугать торговца наркотиками. Об этом же, отрицая сговор на хищение денег, показал как на предварительном следствии, так и в суде Богачев, чьи письменные показания в суде приобщены к протоколу судебного заседания.
            Фактически установленные действия осужденных, как-то:
    • установка милицейской мигалки на автомобиль,
    • осуществление в отношении потерпевшего свойственных сотрудникам милиции при задержании действий (досмотра машины, требования выложить все из карманов, изъятия документов и иных предметов),
    • предложение по окончании этих действий приехать в РУОП,
    вполне соответствовали пониманию Богачевым происходящих действий как направленных на испуг лица, торгующего наркотиками, путем имитации действий сотрудников милиции, и объективно не являлись по своему характеру направленными исключительно на хищение денег.
            Поскольку в приговоре кроме ссылки на характер действий, который полностью соответствовал и показаниям подсудимых о стремлении всего лишь напугать потерпевшего, никакие иные доказательства, подтверждающие наличие предварительного сговора между подсудимыми именно на хищение денег, не приведены, можно говорить об эксцессе исполнителя.
            Согласно ст.36 УК РФ эксцессом исполнителя признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат.
            Как следует из материалов судебного следствия, деньги Матятова с капота автомашины тайно как от Матятова, так и от остальных участников происшедшего, взял Молчанов. Это обстоятельство подтверждено Молчановым как на следствии, так и в суде. Об обнаружении впоследствии денег именно у этого лица показали и другие допрошенные в суде лица. Потерпевший Матятов пояснил в суде, что от него не требовали выложить именно деньги на капот автомашины, а предложили положить туда содержимое карманов, он не видел, кто взял с капота деньги, поскольку стоял лицом вниз. Как видно из показаний других допрошенных по делу лиц, они также не были очевидцами изъятия денег с капота, а увидели их у Молчанова только когда он уже сел в машину, то есть имел возможность распорядиться ими по своему усмотрению.
            При таких обстоятельствах действия последнего могли быть квалифицированы не более, чем по ч. 1 ст. 158 УК РФ, которая предусматривает уголовную ответственность за кражу, то есть за тайное хищение чужого имущества. Причем, 11 долларов следовало при этом исключить из суммы хищения, поскольку никто из подсудимых не подтвердил, что они были похищены, а сам потерпевший Матятов пояснил в суде, что не исключает падение этих денег с капота автомашины на землю, а не хищение их кем-либо.
            Что же касается Богачева, равно как и остальных осужденных по делу лиц, то в соответствии со ст.36 УК РФ они не могли нести ответственность за хищение, поскольку совершенное Молчановым преступление не охватывалось умыслом других прибывших с ним лиц, имевших целью не более, чем напугать "барыгу".
    При таких обстоятельствах можно вести речь об ответственности Богачева и остальных лишь за фактически им содеянное.
    Если бы речь шла о периоде действия старого уголовного законодательства, можно было порассуждать о вменении Богачеву при таких обстоятельствах не более, чем ст. 194 УК РСФСР, которая предусматривала уголовную ответственность за самовольное присвоение звания или власти должностного лица, сопряженное с совершением на этом основании каких-либо общественно опасных действий.
    В настоящее же время совершенные им действия не могут быть квалифицированы по ст.288 УК РФ, которая предусматривает уголовную ответственность за присвоение полномочий должностного лица, поскольку присвоение полномочий должностного лица и совершение в связи с этим действий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан, может быть совершено только государственным служащим или служащим органа местного самоуправления.
    Богачев таковым не являлся.
    С учетом изложенного, в действиях Богачева не может быть усмотрен состав какого-либо преступления и в отношении него обвинительный приговор должен быть отменен, а дело- прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления.
    3.
    При этом просил бы иметь в виду, что и переквалификация кассационной инстанцией действий Молчанова на закон о менее тяжком преступлении, которое предусмотрено ч. 1 ст.158 УК РФ, равно как и вменение ему оконченного хищения денег в любой иной форме, является невозможной, поскольку органами предварительного следствия изъятие денег Матятова с капота автомашины этому лицу не вменялось.

    Признав в приговоре установленным, что подсудимые, "проверив содержимое карманов потерпевшего, забрав документы и деньги все вместе скрылись с места происшествия", суд, в нарушение требований ст.254 УПК РСФР, изменил обвинение Молчанова, Игнатьева и Грачева на более тяжкое, поскольку органами предварительного следствия изъятие денег с капота автомашины вменялось не всем подсудимым, как это сделал суд первой инстанции, а одному только…Богачеву.
            Богачеву же изъятие денег с капота автомашины вменено необоснованно, поскольку не только в суде, но и на предварительном следствии имелись не принятые судом во внимание в приговоре достаточные и достоверные доказательства для вывода о том, что деньги с капота взял не Богачев, а Молчанов.
            При таких обстоятельствах Богачеву, не изымавшему деньги Матятова, ни при каких обстоятельствах не могло быть вменено оконченное хищение чужих денег в любой форме, в том числе и в форме грабежа, как это сделали органы предварительного следствия и суд первой инстанции, поскольку хищение в любой его форме может считаться оконченным только в том случае, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им распоряжаться по своему усмотрению или пользоваться им.
            С учетом изложенного, а также того обстоятельства, что по делу не добыто доказательств и наличия у Богачева умысла на хищение денег в соучастии, кассационной инстанцией обвинительный приговор в отношении этого лица должен быть отменен, а дело прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления.
    4. Приговор в любом случае подлежит отмене как неправосудный и вследствие существенного нарушения уголовно-процессуального закона в отношении осужденного Грачева.
            В соответствии с п.6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 года №1 "О судебном приговоре", в описательной части приговора должно быть отражено отношение подсудимого к предъявленному обвинению…
            Признав виновным Грачева в совершении преступления и приговорив его к наказанию, суд в приговоре не изложил его показания по существу предъявленного обвинения, чем существенно нарушил уголовно-процессуальный закон.
            Приведенные аргументы о неправосудности приговора в отношении Грачева приводятся в качестве усиливающих обращение защиты к кассационной инстанции о необходимости отмены приговора в отношении Богачева, в интересах которого и приносится настоящая кассационная жалоба.
            5. Как указано в приговоре, при назначении наказания Богачеву суд, наряду с прочими, учел обстоятельства, отягчающие наказание.
            Между тем, никаких отягчающих наказание Богачева обстоятельств в деле не имелось и в приговоре не приведено.
            Таким образом, выводы суда изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; судом неправильно применен уголовный закон, а также допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона; наказание назначено с учетом несуществующих отягчающих наказание обстоятельств.
            В соответствии со ст.342 УПК РСФСР все перечисленное является основаниями к отмене приговора при рассмотрении дела в кассационном порядке.
            На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 51, 325 УПК РСФСР,

    П Р О Ш У:

    1.
    Отменить приговор Горского городского суда Энской области от 29 марта 2000 года в части осуждения Богачева Игоря Сергеевича по п. "а" ч. 2 ст.161 УК РФ.
    2.Дело в отношении указанного лица прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР- за отсутствием в его действиях состава преступления.

    Приложения:
    1. Копия кассационной жалобы от 31 марта 2000 года с росписью секретаря о получении оригинала.
    2. Копия приговора от 29 марта 2000 года с ошибочной записью секретаря канцелярии о вступлении его в силу 5 апреля 2000 года.
    3. Извлечение из постановления Президиума Кемеровского областного суда от 17 июля 1998 года по делу Братищева, опубликованного в компьютерной правовой базе.
    4. Ордер.
    Защитник
    О.В.Назаров









    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru