Предприятия, организации, ЧП
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Предприятия, организации, ЧП

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 02.03.2008


     
    Долг платежом красен, или Панацея от конкурсных управляющих

    Антон Петрович ГУСЕВ1,


    Данная статья является литературно - публицистическим произведением, и никакие приведенные в ней данные и события не могут быть восприняты как реальные. Все имена и названия вымышлены. За совпадение их с реально существующими автор никакой ответственности не несет.
    Действующие лица (допущенные в тексте условные обозначения):
    • ТС – транспортные средства,
    • КРС – крупный рогатый скот,
    • МТС – машинно – технологическая станция,
    • КУ – конкурсный управляющий,
    • АУ – арбитражный управляющий,
    • СРО – саморегулируемая организация арбитражных управляющих;
    • ФНС – Федеральная налоговая служба,
    • ФСФО – Федеральная служба по финансовому оздоровлению и предупреждению банкротства,
    • СПИ – судебный пристав – исполнитель,
    • ПТС – паспорт транспортного средства,
    • ТМЦ – товарно – материальные ценности,
    • ПКО – приходный кассовый ордер,
    • ГБР – группа быстрого реагирования,
    • НДС – комментарии излишни.

    Случаи рейдерских захватов имущества являются весьма распространенными в практике осуществления предпринимательской деятельности хозяйствующими субъектами. И хотя является общепризнанным тот факт, что непросто сегодня, как это часто бывало на заре 90-х годов, захватить целое предприятие путем представления в государственные регистрирующие органы подложных документов, работа рейдеров по захвату чужого имущества еще не закончилась. Сегодня их основная сфера деятельности – исключение из гражданского оборота части имущества тех или иных предприятий. И излишним будет говорить о том, что предприятия – банкроты (особенно в сфере агропромышленного комплекса, наиболее сильно страдающего от этого, без сомнения, положительного, института российского предпринимательского права) для сегодняшних рейдеров – настоящий клад.
    Несговорчивый арбитражный управляющий… Наверняка многие из специалистов, занимающихся вопросами банкротства, сталкивались с этим сложным социально- правовым явлением. А часто случается и такое: кто-то когда-то задолжал денег, приходишь ты к должнику, напоминая о том, что «долг-де платежом красен», а он в ответ тебе сует публикацию в Российской Газете. Мол, конкурсное производство. И ничего тут не попишешь. Честные идут в арбитраж и становятся в очередь. Тоже вариант, но заведомо обреченный на провал. И – подумать только – платят за эту ерунду юристам огромные деньги, чтобы только получить свою «третью – первую» очередь. Кто похитрее – пытаются пропихнуть клиента как внеочередника. Но, зная последнюю позицию высших судебных инстанций по этому вопросу, я говорю: такой же абсурд. Третьи пытаются договориться с управляющим. Но это – не наш случай. Это действительно стоящий вариант, который в 90% случаев «прокатывает». Но как быть, если управляющий, который сидит перед тобой, член СРО типа «Ал*янс», «Евро*иб», МС*ПАУ или «Привол*ская»? Да, скорее всего, он пообещает тебе золотые горы и все такое прочее, но когда дойдет до дела… Мягко говоря, умоет руки. Как вариант стать залоговым кредитором, подделав пару – тройку подписей и печатей. Но и этот вариант хитроумные «несговорочки» (вот так ласково, по аналогии с девушками, будем называть мы тех самых ушлых АУ, с которыми нет-нет да столкнешься) сумели предусмотреть и обойти. Ведь по закону они обязаны возвратить Вам стоимость заложенного имущества. Даже если Вы пройдете огонь и воду заявлений о фальсификации и сумеете – таки добиться статуса залогового кредитора в деле о банкротстве, то лот с Вашим заложенным имуществом будет продан по самой низкой цене. То есть продан – то он будет по высокой, но львиную долю составит взнос покупателя за какой-нибудь другой грошовый лот типа дебиторки. Остальная часть (0,01) будет проведена легально – за залоговое имущество – и, естественно, возвращена Вам после пары – тройки жалоб в адрес ФРС. А уж если вся конкурсная масса реализуется одним лотом – и думать забудьте. Плакали тогда Ваши денежки.
    Спрашивается – кто назначает таких управляющих в условиях всесторонне развитых рыночных отношений, когда среди СРО большая конкуренция, и от желающих предложить свои услуги антикризисного управляющего отбоя нет? Ответ простой – ФНС. Не надо забывать, что еще совсем недавно рынок антикризисного управления полностью контролировала ныне канувшая в Лету насквозь прогнившая и коррумпированная ФСФО – Федеральная служба по финансовому оздоровлению. Избавление от нее – одна из главных заслуг нашего Президента. После ее расформирования государство как всегда позаботилось о ее бывших чиновниках. И если одни ушли в свободное плавание и пополнили ряды саморегулируемых организаций, то другие вольготно расположились в рядах ФНС. На руководящих, понятно, должностях. И теперь «подкидывают» бывшим товарищам возможность заработать – не бросают, как говорится, в беде. Выбить ФНС из рядов заявителей и сунуть своего конкурсного – вариант, но требующий мощной поддержки административного (и в первую очередь – судейского) ресурса. Да и времени надо боже мой. Да и не об этом думает кредитор, когда планирует вернуть свои деньги. На моей памяти, правда, был классный юрист, который мог выбить налоговую из любого дела о банкротстве. Но секрет его успеха многим был известен – он был сыном заместителя председателя арбитражного суда.
    Вот за счет личных связей руководства налоговых инспекций с руководствами вышеуказанных СРО, основанных на бывшем товариществе в рядах ФСФО, и всплывают такие мрачные дела, одно из которых я опишу ниже.
    Колхоз «За Брежнева» Илекского района Оренбургской области был объявлен банкротом с открытием в его отношении конкурсного производства летом 2006 г. Член СРО «А**янс» был утвержден конкурсным управляющим. Заявителем выступала налоговая, руководитель которой, естественно, знал всю эту СРО еще по федеральной службе. Когда налоговая подала заявление и выдвинула кандидатуры, внутри СРО «посоветовались» и решили (за взятку, само собой) передать дело именно этому члену. Между тем, вокруг предприятия складывалась интересная политическая обстановка. Концерн «И***» (крупный всероссийский сельскохозяйственный концерн с иностранными вливаниями, будем называть его – Концерн) имел на него существенные виды. Часть имущества была ему продана руководством сельхозпредприятия еще до введения процедуры банкротства, но львиная доля (парк ТС) осталась в качестве конкурсной массы. Ушлый управляющий быстро произвел инвентаризацию, заключил с руководством тамошнего представительства Концерна договор хранения всего имущества до проведения оценки и стал спокойно выжидать время в очереди к оценщику, выбирая того, кто больше предложит. Эта политика «не устраивала» Концерн – они жаждали скорее стать собственниками переданного во временное пользование имущества.
    Мой клиент от имени «номинальных» фирм поставлял на предприятие в течение длительного времени ГСМ. Но ввиду территориальной специфики (Илек, все-таки, не Москва; там бухгалтера НДС подсчитывают по формуле: сумма товара*1,18/1,18. Смешно, но сам видел) легальных доказательств поставки практически не было. Пришлось многое доделывать да и подделывать. Решено было провести разведку боем и попытаться договориться с управляющим.
    При встрече он был крайне любезен, приветлив, шел на контакт. И главное – понимал, что деньги надо возвращать, и, казалось бы, был готов к сотрудничеству на финансовой почве. Благо, клиент попался не жадный, и позиция АУ ему понравилась.
    Дальше было молчание на полгода. Клиент недоволен, управляющий – молчит. Как потом выяснилось, это тактика всех членов названной СРО. Найдут подходящего дурачка – кредитора, «потянут» из него, если получится (если нет, то хотя бы заручатся обещаниями и посулами), а потом грубо и однобоко кидают. Я, конечно, мог предположить такой исход и подсуетился с липовыми документами, относящими срок возникновения обязательства по оплате на момент открытия конкурсного производства. Но в глубине души к этому я не был готов.
    Все решил Концерн – его терпению пришел конец, и он вынудил АУ выставить предприятие на продажу одним лотом, чтобы купить по бросовой цене, которую сам Концерн и продиктовал подотчетному АУ оценщику. Конкурсный, поняв, что денег ни от меня, ни от моего клиента за воздух он не получит, сжег мосты и предложил нам «встать в очередь». Однако, реестр был уже закрыт, и все наши потуги в этом русле заведомо не имели бы смысла. Равно, как и потуги пропихнуть внеочередные требования – в суде АУ расхлопал мои дешевые подделки в пух и прах, и я был жестоко посрамлен по банальной 161 статье. И тут мне на глаза попалось Постановление ФАС ЗСО следующего содержания.
    Конкурсный управляющий обществом с ограниченной ответственностью \"Альрами-транс\" Яркова Виктория Владимировна обратилась в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа с заявлением о признании недействительными постановлений судебного пристава-исполнителя отдела Федеральной службы судебных приставов по городу Нижневартовску и Нижневартовскому району о возбуждении исполнительного производства и о запрете отчуждения, а также акта описи, ареста и изъятия имущества, признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по возбуждению исполнительного производства и аресту недвижимого имущества, совершенных в рамках этой процедуры.
    Заинтересованными лицами к участию в деле привлечены Управление Федеральной службы судебных приставов по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре и Фонд поддержки предпринимательства Югры (далее - Фонд), который является залогодержателем арестованного имущества ООО \"Альрами-транс\".
    Заявленные в порядке, предусмотренном главой 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, требования мотивированы нарушением судебным приставом норм Федерального закона \"О несостоятельности (банкротстве)\", поскольку арестованный им объект недвижимости входит в состав конкурсной массы ООО \"Альрами-транс\", признанного решением суда несостоятельным (банкротом), и за счет него могут быть удовлетворены требования кредиторов этого должника.
    Решением суда первой инстанции признаны недействительными постановление судебного пристава-исполнителя отдела Федеральной службы судебных приставов по городу Нижневартовску и Нижневартовскому району о возбуждении исполнительного производства, постановление о запрете отчуждения, акт описи, ареста и изъятия имущества. Кроме того, суд признал незаконными действия судебного пристава-исполнителя по возбуждению исполнительного производства и аресту недвижимого имущества, совершенные в рамках исполнительного производства. Суд посчитал, что нормы гражданского законодательства об исполнении обязательств не могут быть применены, так как после признания должника несостоятельным исполнение его обязательств осуществляется только в порядке, предусмотренном главой 7 Федерального закона \"О несостоятельности (банкротстве)\". Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставлено в силе. Подтвержден вывод о нарушении судебным приставом норм Федерального закона \"О несостоятельности (банкротстве)\" и ущемлении интересов кредиторов.
    Обращаясь с кассационной жалобой, Служба судебных приставов просит отменить решение суда и постановление суда апелляционной инстанции, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявления конкурсного управляющего. Заявитель полагает, что в Федеральном законе \"Об исполнительном производстве\" не предусмотрены основания для отказа в возбуждении исполнительного производства, если в отношении должника возбуждена процедура конкурсного производства. Из статьи 138 Федерального закона \"О несостоятельности (банкротстве)\" этот заявитель делает вывод об удовлетворении требований кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника за счет средств, полученных от продажи предмета залога согласно статьям 334, 336 Гражданского кодекса Российской Федерации. По его мнению, у Фонда нет денежного требования к ООО \"Альрами-транс\" и на него не распространяются положения Федерального закона \"О несостоятельности (банкротстве)\", поэтому действия судебного пристава-исполнителя являются законными. Заявитель также указывает, что обстоятельства неисполнения ООО \"ВартаАвтоСпецТехника\" (основным заемщиком) договора займа, обеспеченного залогом имущества ООО \"Альрами-транс\", подтверждены определением суда об утверждении мирового соглашения и выданным судом исполнительным листом на его принудительное исполнение. На основании статей 2, 134, 137, 138 Федерального закона \"О несостоятельности (банкротстве)\" заявитель считает, что требование об обращении взыскания на предмет залога, которое не является денежным и не подлежит включению в реестр требований кредиторов, должно быть удовлетворено в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством и законодательством об исполнительном производстве.
    Проверив законность судебных актов, суд кассационной инстанции считает, что решение суда и постановление суда апелляционной инстанции подлежат отмене, заявление конкурсного управляющего об оспаривании актов и действий судебного пристава - отклонению по следующим основаниям.
    Как установлено судом в ходе исследования материалов настоящего дела, на основании исполнительного листа Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа оспариваемым постановлением судебного пристава-исполнителя отдела Федеральной службы судебных приставов по городу Нижневартовску и Нижневартовскому району возбуждено исполнительное производство по взысканию с ООО \"ВартаАвтоСпецТехника\" задолженности с обращением взыскания на заложенное имущество ООО \"Альрами-транс\". По делу, по которому выдан исполнительный лист, судом было рассмотрено требование Фонда о взыскании с ООО \"ВартаАвтоСпецТехника\" (заемщика) задолженности по договору займа, обеспеченного залогом имущества ООО \"Альрами-транс\". В результате неисполнения условий заключенного этими лицами мирового соглашения о порядке и сроках погашения задолженности заемщика, утвержденного определением суда о прекращении производства по этому делу, был выдан исполнительный лист и впоследствии судебным приставом возбуждено исполнительное производство. Требование конкурсного управляющего ООО \"Альрами-транс\" Ярковой В.В. заключается в признании незаконными актов и действий судебного пристава-исполнителя по возбуждению исполнительного производства и аресту недвижимого имущества должника, совершенных в рамках этой процедуры.
    Из содержания пункта 1 статьи 334 Гражданского кодекса Российской Федерации следует: в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом.
    Исходя из смысла пункта 2 статьи 138 Федерального закона \"О несостоятельности (банкротстве)\", требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет средств, полученных от продажи предмета залога, преимущественно перед иными кредиторами после продажи предмета залога, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очереди, права требования по которым возникли до заключения соответствующего договора залога.
    С учетом положений пункта 1 статьи 335 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 1 Федерального закона \"О залоге (ипотеке недвижимости)\" о том, что залогодателем по договору залога может выступать как должник по обязательству, обеспеченному залогом, так и лицо, не участвующее в таком обязательстве, требование залогодержателя подлежит удовлетворению за счет предмета залога даже в случае, если этот залогодержатель не является кредитором должника в основном обязательстве.
    Возбуждение судебным приставом в отношении залогодателя исполнительного производства, запрещение (арест) отчуждения заложенного имущества, обремененного залогом в рамках гражданско-правового обязательства между другими лицами, не нарушает права ООО \"Альрами-транс\" и не противоречит положениям гражданского законодательства об обеспечении исполнения обязательств в соотношении с действующим законодательством о несостоятельности (банкротстве).
    Из содержания пункта 15 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.12.2004 N 29 следует, что возбуждение производства по делу о несостоятельности (банкротстве) не влечет прекращения залоговых правоотношений и трансформации требований залогового кредитора в необеспеченное денежное обязательство.
    Поскольку акты судебного пристава и совершенные им действия по проведению в отношении должника исполнительного производства не нарушают права и интересы этого должника и его кредиторов в рамках конкурсного производства, заявление конкурсного управляющего об их оспаривании подлежит отклонению согласно части 3 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
    Ну вот, а вы говорите «Понты – Ханты – Мансийский округ»!
    Вещь, на первый взгляд, трудная для понимания. Но на ее основании я сделал кое – какие выводы. И главный из них – обмануть управляющего и вернуть свои деньги можно. А уж когда я узнал о том, что описанное Постановление оставлено без изменения Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, мой оптимизм резко возрос.
    Итак, схема зарекомендовала себя – если только делать должника залогодателем «за другого», без соответствующего денежного обязательства, это неплохой вариант. Но ситуация была осложнена двумя «но»: во-первых, проиграв кассацию, КУ по вышеописанному делу обратился в суд первой инстанции с элементарным заявлением о прекращении исполнительного производства в отношении подшефного предприятия. Суд первой инстанции требования удовлетворил. А, во-вторых, участие КУ в деле в качестве соответчика было обязательным. В описанной ситуации определение об утверждении мирового соглашения вступило в силу еще до банкротства «Альрами-транс», в моем случае все было упущено, а участие АУ в деле привело бы к краху всей операции. Еще бы парочка заявлений о фальсификации, и моя правовая позиция приказала долго жить.
    Нужно было искать другой вариант.
    И вот я - в кабинете могущественного Президента Концерна. Он заинтересован скорее приобрести обильный парк ТС, принадлежащий предприятию – должнику, а АУ все еще не мычит и не телится. Тогда же, с Его легкой руки в мое распоряжение попала копия договора хранения с наименованиями и прочими данными желанных ТС. Провидение подсказывало необходимость скорейшего принятия решения. Ответ, оказалось, лежал на поверхности.
    В июле 2007 г. одна из номинальных фирм (назовем ее А) обратилась в арбитражный суд Оренбургской области с иском к другой номинальной фирме (Б) о взыскании задолженности по договору займа. Все выглядело более чем типично. (Кстати, вид правоотношений не имеет принципиального значения. Главное, чтобы с точки зрения закона все выглядело безупречно. В смысле, легальные доказательства, подлинники, соблюдение сроков давности, а если не торопитесь – можно даже отзыв на собственный иск попытаться представить! Поверьте, составление подобных провокаций иногда бывает интересным.)
    Вот текст моего иска:
    «12.04.2005 г. между истцом и ответчиком был заключен договор № 21 займа денежных средств, по условиям которого истец предоставил ответчику денежный заем на сумму 823 936,76 руб. наличными денежными средствами под условием выдачи займа по частям, в размере не более 50 000,00 руб. каждая, до 12.05.2005 г., а ответчик обязался возвратить сумму займа с одновременной уплатой фиксированного процента за пользование заемными средствами на сумму 400 000,00 руб. добровольно – не позднее 12.09.2006 г., а по требованию истца не позднее 12.10.2006 года посредством безналичного расчета. Срок исполнения обязательства был определен моментом востребования.
    12.09.2006 г. истец направил ответчику претензию об исполнении договорных обязательств. В ответе на претензию ответчик отказался от исполнения обязательства по мотиву отсутствия в кассе и на расчетном счете денежных средств. До настоящего времени исполнения не наступило.
    В соответствии с пунктом 1 статьи 810 Гражданского кодекса Российской Федерации Заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.
    В случаях, когда срок возврата договором не установлен или определен моментом востребования, сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение тридцати дней со дня предъявления займодавцем требования об этом, если иное не предусмотрено договором.
    В соответствии с пунктом 1 статьи 809 Гражданского кодекса Российской Федерации Если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства займодавца, а если займодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части.
    Ввиду этого с 12.10.2006 г. у ответчика возникло обязательство по оплате как сумм задолженности (823 936,76 руб.), так и процентов за пользование заемными средствами (400 000,00 руб.).
    В соответствии с пунктом 1 статьи 811 Гражданского кодекса Российской Федерации Если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном пунктом 1 статьи 395 настоящего Кодекса, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 809 настоящего Кодекса.
    Учитывая, что просрочка в исполнении ответчиком своего денежного обязательства имеет место с 12.10.2006 г., на сумму займа (823 936,76 руб.) начислены проценты в порядке статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации. Исходя из ставки 10,5 % годовых, их сумма на день подачи иска составляет: Сумма долга (823 936,76 руб.)*10,5%*266 дней просрочки//360 дней*100%=63 924,00 руб.
    При таких обстоятельствах, взысканию с ответчика подлежит сумма 1 287 860,76 составляющая: 823 936,76 руб. – сумма задолженности по договору займа; 400 000,00 руб. – проценты за пользование заемными средствами в порядке статьи 809 Гражданского кодекса Российской Федерации; 63 924,00 руб. – проценты за пользование чужими денежными средствами в порядке статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.
    Судебные расходы также подлежат отнесению на ответчика.
    В настоящее время финансовое положение истца является неудовлетворительным в силу подтверждающих документов (справки ИФНС и банка об отсутствии средств на счете), ввиду чего по основаниям статей 333.22,333.41 главы 25.3 части 2 Налогового кодекса Российской Федерации, Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 6 от 20.03.1997 г. должна быть предоставлена отсрочка в уплате госпошлины.»
    (Совет: не отягощайте иск залогами и проч. Лишний раз запутывает дело и судью).
    Таким образом, не потеряв ничего в финансовом плане, фирма – однодневка обращается со вполне обоснованным иском к другой однодневке. Кстати, в плане регистрации таких фирм – нынче с этим нет проблем. В нашем, к примеру, городе регистрация такой фирмочки на некое подставное лицо стоит порядка 35 000-40 000,00 руб. Так что, нет ничего невозможного.
    И вот обе эти фирмы в моем лице встречаются в предварительном судебном заседании. И… заключают мировое соглашение. Примерно на следующих условиях:
    «Истец отказывается от исковых требований о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации за период с 12.10.2006 г. по 13.06.2007 г. в сумме 63 924,00 руб., а Ответчик признает сумму основного долга по договору займа денежных средств № 21 от 12.04.2005 г. (823 936,76 руб.) и процентов за пользование заемными средствами в порядке статьи 809 Гражданского кодекса Российской Федерации за период с 12.05.2005 г. по 13.06.2007 г. (400 000,00 руб.), всего – 1 223 936,76 руб. (договорная сумма).
    Учитывая отсутствие у Ответчика денежных средств, достаточных для удовлетворения признанных им требований Истца, Ответчик обязуется в счет исполнения обязательства по возврату договорной суммы, в срок до 05.09.2007 г. передать в собственность Истца принадлежащее ему на праве собственности следующее имущество: (перечень).
    Местонахождение имущества: Оренбургская область, Илекский район, с. ****, хранитель – ООО «***» (должник- банкрот), без права владения и распоряжения.
    Передача имущества влечет прекращение обязательств Ответчика по договору займа № 21 от 12.04.2005 г.
    Государственная пошлина уплачивается в ФБ Истцом (фирме – однодневке нечего терять, в этом – то и состоит ее прелесть).
    Исполнительный лист на взыскание суммы госпошлины выдается судом, утвердившим мировое соглашение, Инспекции ФНС РФ по Ленинскому району г. Оренбурга».
    Вот такая простая, но очень тонкая схема рейдерского захвата. В чем ее суть и при чем здесь наш злополучный должник? Поднимите глаза вверх страницы – и мысленно замените выделенное курсивом слово «перечень» длинным – предлинным перечнем имущества предприятия – должника. Будь то база МТС, о которой я узнал от Концерна или КРС. Главное – не напороться на краеугольный камень недвижимости, подлежащей государственной регистрации.
    В отношении всего остального право собственности доказывается на раз-два. Открываете приказ Минсельхоза № 559 от 19.06.2002 г. (я со своей колокольни; этот приказ регулирует учет активов на предприятиях сельскохозяйственного комплекса; если Вам нравятся другие типы предприятий и имущества – ищите сами соответствующие Методические рекомендации), и при помощи печати предприятия – должника (который выступает хранителем) начинаете т в о р и т ь. Таким образом, Вам потребуется только печать предприятия – должника. В нашем городе ее можно приобрести по цене 500-1 000,00 руб. Тоже без проблем.
    Примерный перечень документов таков: баланс ответчика («собственника» имущества) с отражением соответствующего счета, баланс хранителя с отражением справки о забалансовых счетах, договор хранения, акт приема – передачи поклажи; если ответчик или должник уплачивает НДС, то счет – фактура, накладная, доверенность к накладной от имени должника; доказательства расчетов за хранение («пустой» ПКО – в среднем 10 руб./ пачка), акт проверки наличия (сохранности) имущества в месте хранения на последнюю отчетную дату, отчет о движении ТМЦ в местах хранения, инвентаризационную опись (выписку из нее) хранителя. Все. С точки зрения статьи 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации документов уже предостаточно для подтверждения собственности Вашего же ответчика на желаемое имущество банкрота.
    Собрали документы, приложили их копии к заявлению об утверждении мирового соглашения, заявили в предварительном заседании суда ходатайство о переходе в судебное разбирательство с целью решения вопроса об утверждении мирового соглашения и ударили по рукам. И это – в отсутствие всяких третьих лиц. Как? Да очень просто. Чтобы вступить в дело в качестве третьего лица нужно, чтобы какие-либо права и обязанности этих лиц были декларированы в судебном акте. В данном случае для хранителя никаких прав и обязанностей определение об утверждении мирового соглашения не порождает. Да и в случае возбуждения исполнительного производства (судебная практика не раз уже об этом сказала!) судебный пристав – исполнитель не вправе совершать исполнительные действия в отношении кого-то кроме основного должника (ответчика). Что касается последнего, то СПИ при исполнении листа выносит постановления и совершает действия в отношении имущества. А на нем ведь не написано, чье оно. Мы же условились – никакой недвижимости. Чтобы, не дай бог, не наступить на грабли государственной регистрации прав собственности. Транспорт? Дело хорошее. Ведь, несмотря на ПТС и государственный технический учет, никакой госрегистрации прав собственности здесь нет (спасибо опять – таки судебной практике).
    Изюминка схемы (вернее, одна из многочисленных килограммов изюма, которыми она нашпигована) в ее оперативности. Никто ничего не подозревает, все быстро, судья даже сообразить не успевает, что к чему. Особенно если придут 2 представителя – по одному от каждой из сторон. Милое дело! Ну какой судья не растает при словах «содействовать примирению сторон»?! Оперативность здесь проявляется и в еще одном аспекте. Получаете Вы исполнительный лист, приходите с ним к месту совершения исполнительных действий, хватаете ликвидное имущество и…сдаете в металлолом. Или на мясокомбинат (в зависимости от вида имущества). Или увозите куда-нибудь безвозвратно, чтоб следов не найти. Копайся потом, дорогой КУ, ищи по просторам нашей бескрайней родины «свое» имущество. Фирме – однодневке, повторюсь, терять нечего.
    Но запомните! Такая схема наиболее применима только к сельхозпредприятиям, т.е. там, где нет порядка в бухгалтерии. За остальные виды народного хозяйства и действенность схемы внутри них отвечать не берусь – не пробовал.
    Ответственность? Минимальная. Равно, как и возможность поворота схемы против Вас. Оспорить определение третье лицо сможет навряд ли. Почему – объясню ниже. А пока оно в законной силе, Вы кругом правы. Ну и на самый худой конец – прикрылись в беседе с органами той самой однодневкой, от имени которой действуете, и документально подтвердили отчуждение имущества третьему лицу. Прикидываться дураком и жертвой мошенничества – первое дело.
    Вернемся к нашей схеме. Как Вы, наверное, уже догадались, ответчик добровольно чужое имущество не отдает. Вы получаете исполнительный лист на принудительное исполнение мирового соглашения, и благополучно предъявляете его СПИ. Точно так же поступил и я. И сразу вступил в переговоры с Концерном по поводу продажи указанного имущества. Чтобы, как говорится, одним выстрелом (исполнительным листом) убить сразу двух зайцев – и несговорочку мою уговорить на дружбу, и Концерн с его хищническими намерениями насытить наконец.
    Схема начала трещать по швам по банальному основанию. О такой ерунде я даже и подумать не мог. Век живи, век учись, и дураком помрешь. Надо же было додуматься – не предложить руководству Концерна откат! Они взяли срок на раздумье и, в самый ответственный момент, дали заднюю. Мол, испугались мы КУ, который узнал о схеме, и стращает нас милицией! Я еще поначалу клюнул на их дешевые отмазки. А потом как солнце из-за туч… Но дело не в этом.
    Знал бы где упаду… Ни за что бы не стал вступать в отношения с Концерном, а сдал бы всю эту рухлядь в металл, и всего делов. Но кто же откажется от легких денег? Ах, правильно сказал классик, что на чужих ошибках, увы, никто не учится.
    Забыл упомянуть, что за пару дней до визита к главе Концерна я уговорил СПИ (пообещав ему, естественно, знатный куш) произвести номинальное исполнительное действие в виде изъятия имущества по месту нахождения и передачи его мне. Чистая формальность в присутствии двух полупьяных понятых. Но как меняет дело! Тогда я руководствовался благими намерениями передать имущество в дальнейшем Концерну. В этом случае, логично рассуждал я, смысла портить отношения с ними путем изъятия имущества с ГБР, нет. Да и трудно это будет. Все ведь шло как по маслу. И главное – приставы били себя в грудь, что за посул они мне это имущество из-под земли достанут! Как бы не так! Как только Концерн попятился раком, я – к ФССП, помогите. А они мне – дулю в нос. Не будем с могущественными дядьками тягаться. Да и потом, тебе же все давно «передано». (Умная мысль о том, что с этими … лучше не связываться, до меня, к сожалению, дошла поздно). Но медаль имеет две стороны.
    Русская народная мудрость гласит: «Нет худа без добра». Получив отлуп от главы Концерна, я оказался меж двух огней: с одной стороны оспорить действия пристава, доказать, что ничего мне не передавалось (в принципе, возможно), а потом взыскать с них стоимость подлежащего передаче имущества (производство было окончено в день подписания сего формального акта). А с другой – сидеть дома на печи, гладить кирпичи, отслеживать новых собственников имущества и создавать им головную боль посредством бесчисленных виндикационных исков со словами: верните украденное! Однако, второй вариант не совсем приемлем, поскольку мое правовое положение в описанном случае не совсем стабильно. И потом лучше ведь синица в руках, чем дятел в… Ну, вы меня понимаете. Все-таки бюджет есть бюджет, за ним гоняться не надо, он за своих нерадивых работников платит хоть со скрипом, но исправно.
    Разумеется, пришлось некоторое время потаскаться по милициям, куда доблестный КУ, защищая «свое» имущество, писал на меня кляузы. Его тоже можно понять – Концерн ведь не только меня послал в лес за шишками, но и его. Главной целью приобретения предприятия единым лотом был именно парк ТС. А, видя всю эту заваруху с разными собственниками одного и того же имущества, они продолжали хранить (читай: эксплуатировать) его и никому ничего не платили. У них, как выяснилось, временной фактор тоже неплохо работает. И главное – работает на них. А с правом собственности, уверен, они поступят хитрее. Теперь, когда я им показал возможность путем элементарной подделки решить тот или иной вопрос и, главное, показал свои слабые места, они наверняка воспользуются моей методикой, переводя имущество в свою собственность. Я же, со своей стороны, преспокойно передал эту дебиторку все тем же коллекторам. Вот и пусть теперь изыскивают средства для выбивания долга. Это уже их проблемы. Впрочем, не будем о грустном…
    Бесчисленные заявления в милицию с обвинениями в фальсификации доказательств закончились для КУ ничем. Поворот исполнения решения даже в случае его отмены не пройдет – оно фактически не исполнено, да и норма статьи 325 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации распространятся только на ответчиков, а не на всяких там третьих лиц. Чтобы доказать неправомерность завладения правом на чужое имущество, нужно допустимыми доказательствами доказать не только право свое собственности, но и фальсификацию доказательств, поскольку исполнение законного судебного акта (будь он даже впоследствии отменен на законных основаниях) состава преступления не образует. Чтобы доказать фальсификацию, необходимо, чтобы арбитражный суд первой инстанции признал те или иные доказательства сфальсифицированными. Для этого надо: а) включиться до вынесения решения суда в рассмотрение дела; б) заявить о фальсификации; в) оплатить экспертизу; г) получить заключение. Поскольку первая стадия у нашей несговорочки автоматически отпала, все остальные его потуги не имели смысла. Да и кроме того, возбудить дело по 303 УК РФ не получится – ну нет там состава о фальсификации доказательств в арбитражном деле. А института частных определений в арбитражном процессе, как известно, не существует. Вот и докажи! Получается замкнутый круг. Софистика, но… логично, черт побери!
    Аналогично закончились его попытки включиться в рассмотрение других дел с моим участием. Он решил пойти в обход, как все нормальные герои. Выследил на сайте арбитражного суда все дела с моим участием и везде написал ходатайства о привлечении подшефного ему предприятия в качестве третьего лица, мотивировав их тем, что при вынесении решения якобы будет решаться вопрос о правах и обязанностях подконтрольного ему юридического лица. Суды, естественно, ему отказали.
    Да и не откажи они ему, все выглядело бы идеально: приходим в суд, заявляем о проведении закрытого заседания (ссылаясь на необходимость сохранения коммерческой тайны), и он уходит… То есть не присутствует при решении вопроса о привлечении его в качестве третьего лица. А стороны против привлечения возражают. Хоть это и не урегулировано в законе надлежащим образом, но судебная практика склоняется обычно к такому подходу: если стороны возражают против привлечения третьего лица, а в тексте мирового соглашения нет прямого указания на его права и обязанности (связанные, скажем, с расторжением все того же договора хранения), суд обходится при рассмотрении дела без третьих лиц.
    Однако, раскроем всю историю до конца. Он (КУ) обратился в кассационный суд с жалобой на определение. Я, признаюсь, оплошал. В моем наивном уму господствовало совсем не юридическое заблуждение о том, что суды кассационной инстанции не отменяют решений нижестоящих судов никогда. Ну, что греха таить, в нашей глубинке такое случается раз в 10 лет, и подобные постановления сразу в музей чудес истории отправляют. Что скажешь, шибко грамотные судьи в арбитражном суде Оренбургской области. Нигде таких нету! Отзыва я, разумеется, не представил. Велико же было мое удивление, когда в один прекрасный день я получил постановление… об отмене определения об утверждении мирового соглашения и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Основание? Пункт 4 части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации: кассация сочла ПТС доказательством права собственности на транспортные средства! И привлекла несговорочку в качестве соответчика. Вернее, рекомендовала привлечь суду первой инстанции. Я – поначалу в шоке. А потом…
    Дальнейшие действия состоят из трех вариативных этапов:
    1.Направление в ВАС жалобы со ссылкой на то, что заявитель кассационной жалобы в силу прямого указания закона не наделен правом обращения с кассационной жалобой, т.к. про него нет упоминания в тексте судебного акта, которое связывало бы передачу имущества с его правами и обязанностями. Применительно к подпункту 1 пункта 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации производство по жалобе подлежало прекращению.
    2.В случае провала дела в ВАС и допущения пересмотра дела судом первой инстанции. Значит, приходим мы с ответчиком, заявляем об отказе от заключения мирового соглашения, и наш КУ пробочкой вылетает из дела, даже толком там не утвердившись. Дело даже приобретает принципиально иной оборот. Помните, в мировом соглашении была ссылка на то, что «Передача имущества влечет прекращение соответствующих платежных обязательств ответчика». Тут-то и становится видно принципиальное отличие мирового соглашения от сделки гражданско – правового характера. В чем? А в том, что даже в случае отмены определения о его утверждении, мировое соглашение ничтожной сделкой никто не признает. Имущество фактически передано – значит, в суде первой инстанции говорить больше не о чем. Суд должен в иске отказать.
    3.А КУ еще свое получит. В результате отказа в иске, фирма Б, передавшая имущество, еще потребует поворота исполнения судебного акта, а фирма А в суде признает его требования. И имущество снова из конкурсной массы начнет свое победное шествие по городам и весям. Куда угодно, лишь бы не в карман КУ.
    Подведем некоторые итоги.
    Схема раскрывает принципиально новый вид рейдерского захвата. Но теперь уже объектом его выступает не все юридическое лицо, а лишь основная часть его имущества. Одним выстрелом убиты сразу два зайца: и юридическое лицо исчерпает себя после реализации схемы, и имущество будет захвачено и продано.
    Представляется, что данную схему можно использовать и в отношении действующих юридических лиц. Однако, сам не пробовал. Если решитесь – напишите мне, с удовольствием почитаю. Также буду безумно благодарен за отзывы, пожелания и предложения о статье, которую в будущем планирую превратить в книгу. Связаться со мной можно по приведенному ниже электронному адресу: n_gap@rambler.ru.

    P.S. Больше всего меня во всей этой истории насмешил опер районного БЭП. После того, как областная прокуратура в очередной раз отказала в возбуждении в моем отношении уголовного дела, он почему-то внушил себе, что в состоянии раскрыть эту схему и привлечь меня. Что ж, блажен, кто верует, тепло ему на свете…

    Эту статью запрещено копировать с сайта ЮрКлуба и размещать на других сайтах либо без согласования с автором перепечатывать, копировать, использовать другим способом.

    1юрисконсульт ООО \"Оренбургская нефтехимическая компания\", ЗАО \"Центральная районная аптека № 58\", член Союза юристов Оренбуржья, автор книг \"Все о квартирном вопросе\" (выдержала 2 издания), \"Дорога: аварии, штрафы, страховка\", «Ваш домашний адвокат: строительство частного дома», «Мимо военкомата: военно – врачебная экспертиза», «Новое в налоговом законодательстве» (все – РнД, Феникс, 2005-2007 гг.), множества научных статей по различным отраслям права, опубликованных в различных сборниках, периодике и в Интернет. Вместе с доктором юридических наук, профессором В.В. Ярковым является соавтором книги \"Проблемные вопросы гражданского и арбитражного процесса\" (М., Статут, 2007 г.) под ред. к.ю.н. М.А. Рожковой и к.ю.н. Л.Ф. Лесницкой. Представлял интересы многих крупных организаций в арбитражных судах и судах общей юрисдикции разных уровней: от районного до Верховного Суда. Специалист по налоговому праву. За его плечами - около 40 выигранных дел. Живет и работает в г. Оренбурге.










    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru