Гражданское и коммерческое право
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Гражданское и коммерческое право

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 24.03.2011


     

    Неустойка за односторонний отказ от исполнения договора об оказании юридической помощи

     

    Доцент кафедры гражданского права

    Южного федерального университета

    Заведующий Филиалом

    Ростовской областной коллегии адвокатов «АК Диалог»

    к.ю.н. И.П. Зиновьев

    В подавляющем большинстве случаев деятельность адвоката по оказанию юридической помощи опосредуется соглашением, заключаемым между адвокатом и доверителем. В соответствии со ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» такое соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме, при этом вопросы расторжения этого соглашения регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации с изъятиями, предусмотренными законом.

    Нередкой является ситуация, когда доверитель, в силу тех или иных причин, в одностороннем порядке отказывается от дальнейшего исполнения заключенного с адвокатом соглашения. При этом подчас весьма остро встает вопрос о взаиморасчетах между доверителем и адвокатом.

    Несмотря на очевидную многовариантность предмета соглашения об оказании юридической помощи, сложившаяся к настоящему моменту судебная практика квалифицирует их исключительно как договоры возмездного оказания услуг (гл. 39 ГК РФ)1.

    В соответствии с п. 1 ст. 782 гл. 39 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Данное правило сформулировано как императивное, а значит, не может быть изменено соглашением сторон.

    Между тем, значительная часть профессиональной деятельности адвоката не имеет материального воплощения. И поэтому достичь определенности в вопросе о том, какая часть юридической помощи во исполнение конкретного соглашения к моменту его расторжения уже оказана, а значит, и должна быть оплачена, бывает весьма затруднительно.

    Одним из способов «борьбы» с такой неопределенностью является практика включения в соглашение об оказании юридической помощи условия, устанавливающего обязанность доверителя выплатить неустойку (компенсацию) за его одностороннее расторжение. На первый взгляд, такое решение данной проблемы является весьма удобным, так как избавляет от необходимости в случае возникновения спора доказывать объем уже оказанных услуг и понесенных в связи ними расходов. Кроме того, это условие играет роль фактора, в определенной мере сдерживающего доверителя от расторжения соглашения.

    Вместе с тем вопрос о правомерности включения такого условия в договор возмездного оказания услуг до недавнего времени разрешался судами неоднозначно.

    В одних случаях суды приходили к выводу о том, что установление такой неустойки в договоре является неправомерным (Постановления ФАС ВСО от 23.04.2009 N А58-2940/08-Ф02-1541/09, ФАС СЗО от 03.07.2009 по делу N А26-6447/2008, от 12.03.2009 по делу N А56-47637/2007). В других случаях суды приходили к прямо противоположному выводу. Эта вторая позиция обосновывалась, главным образом, ссылкой на свободу договора (ст. 421 ГК РФ) и отсутствие, по мнению этих судов, в действующем законодательстве прямого запрета на установление штрафных санкций за односторонний отказ от исполнения договора. (Постановления ФАС УО от 26.04.2010 N Ф09-2729/10-С5).

    В связи с вышеизложенным, весьма любопытным является результат рассмотрения спора о взыскании неустойки за односторонний отказ от исполнения договора об оказании юридических услуг, точку в котором поставил Президиум Высшего Арбитражного суда РФ (Постановление №2715/10 от 07.09.2010 г.). При этом интерес вызывает не только сугубо практическая сторона данного спора, ведь подобный спор впервые стал предметом для обсуждения в Президиуме ВАС РФ, и сформированное последним правовая позиция станет ориентиром для нижестоящих судов, но и то, какое обоснование своих решений привели рассматривавшие спор суды.

     

    Фабула дела.В соответствии с соглашением об оказании юридической помощи Адвокатское бюро приняло на себя обязанности по оказанию юридических услуг сельскохозяйственному производственному кооперативу (далее - Кооператив). Указанным соглашением среди прочего было предусмотрено, что Кооператив обязан выплатить 200000 руб. штрафа в случае расторжения договора по инициативе последнего.

    Кооператив письмом уведомил Адвокатское бюро о прекращении договорных отношений и об отмене выданных им доверенностей.

    Адвокатское бюро обратилось в суд с иском о взыскании с Кооператива 200 000 руб. штрафа, предусмотренного соглашением.

    Кооператив, в свою очередь, обратился со встречным иском о признании недействительным (ничтожным) условия соглашения, которым этот штраф был установлен, полагая, что тем самым ограничивается его право на односторонний отказ от исполнения соглашения, что противоречит п. 1 ст. 782 ГК РФ

    Позиция судов. При рассмотрении данного дела перед судами встал все тот же вопрос: правомерно ли условие договора возмездного оказания услуг о неустойке, взимаемой с заказчика, если тот откажется от исполнения данного договора?

    Суд первой инстанции удовлетворил требования Адвокатского бюро и отказал в удовлетворении встречного иска о признании недействительным (ничтожным) спорного условия о неустойке (Решение Арбитражного суда Тамбовской области от 08.06.2009 №А64-7196/2008). Это решение было поддержано судами апелляционной и кассационной инстанций (Постановления Девятнадцатого апелляционного арбитражного суда от 21.09.2009г. по делу №А64-7196/08-23 и Федерального арбитражного суда центрального округа от 11.01.2010 г. № Ф10-5857/09). Суды исходили из того, что неустойка в силу статьи 329 Гражданского Кодекса является нетолько мерой ответственности, но и способом обеспечения исполнения обязательства. В спорном пункте соглашения стороны предусмотрели возможность применения штрафных санкций именно в качестве способа обеспечения исполнения обязательства в случае реализации кооперативом своего права на досрочный отказ от договора, что не противоречит правовой природе неустойки. Рассмотрев надзорную жалобу Кооператива, ВАС РФ констатировал, что вопрос правомерности условия договора возмездного оказания услуг о неустойке за отказ заказчика от исполнения договора, разрешается судами по-разному при наличии одних и тех же фактических обстоятельств. Это свидетельствует об отсутствии единообразия толкования и применения норм ст. 330 и 782 ГК РФ и является основанием для передачи дела в Президиум ВАС РФ (Определение ВАС РФ от 12.05.2010 г.).

    Рассмотрев надзорную жалобу Кооператива по существу, Президиум ВАС РФ отменил состоявшиеся по делу судебные акты, отказал в удовлетворении требований Адвокатского бюро и удовлетворил встречный иск Кооператива, исходя из нижеследующего.Поскольку право сторон на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг императивно установлено статьей 782 ГК РФ, оно не может быть ограничено соглашением сторон.Согласно пункту 1 статьи 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующими в момент его заключения.Следовательно, предусмотренная соглашением сторон неустойка, ограничивающая право заказчика на расторжение договора, в соответствии со статьей 168 Гражданского Кодекса является ничтожной.

    Представляется, что разрешив данный спор совершенно противоположным образом, суды первой, апелляционной и кассационной инстанции, с одной стороны, и суд надзорной инстанции, с другой стороны, предложили одинаково неубедительные варианты обоснования своих позиций.

    Как мы видим, в первом случае суды сосредоточили свое внимание исключительно на обеспечительном характере института неустойки и пришли к выводу о том, что установленная соглашением неустойка, правовой природе этого института не противоречит. Утверждение небесспорное, имея ввиду, прежде всего то, что правомерный отказ от исполнения договора влечет прекращение соответствующих обязательств сторон (п. 3 ст. 450, п.2 ст. 453 ГК РФ), а значит, и прекращение обеспечивающих их обязательств - обеспечивать становится нечего.

    Судом надзорной инстанциив ходе соответствующей аргументации во главу угла был поставлен довод о том, что такая неустойка ничтожна, посколькуограничивает само право заказчика на расторжение договора. Между тем, очевидно, что такая неустойка не ограничивает, а лишь устанавливает дополнительные неблагоприятные последствия на случай, если заказчик воспользуется своим правом на досрочное расторжение договора.

    Представляется, что решающее значение для правильной квалификации данной ситуации имеет то обстоятельство, что неустойка, являясь способом обеспечения исполнения обязательства, одновременно является и мерой гражданско-правовой ответственности. Такая двойственная природа этого гражданско-правового института давно отмечена в доктрине и нашла и свое формальное закрепление в действующем законодательстве. В ГК РФ нормы о неустойке помещены не только в гл. 23 «Обеспечение исполнения обязательств», но и в гл. 25 «Ответственность за нарушение обязательств».

    Определение неустойки в качестве одной из форм гражданско-правовой ответственности проявляется в следующем:

    1. Неустойка подлежит уплате только в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства (т.е. при наличии правонарушения);

    2. Неустойка возлагает на должника, нарушившего обязательство, дополнительные имущественные потери;

    3. Неустойка, также как и убытки, подлежит применению только при наличии условий, необходимых для наступления гражданско-правовой ответственности. Этот вывод прямо следует из содержания п. 2 ст. 330 ГК РФ, согласно которому кредитор не вправе требовать уплаты неустойки, если должник не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

    С учетом изложенного, представляется, что более точной явилась бы аргументация неправомерности установления подобной неустойки, исходящая из того, что такое условие договора не согласуется с правовой сущностью неустойки, именно как меры гражданско-правовой ответственности.

    Право заказчика на отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг прямо и императивно предусмотрено ГК РФ. Такие действия, как направленные на реализацию предоставленного законом права, не могут квалифицироваться как неправомерные, а значит, создающие условия для применения меры гражданско-правовой ответственности (в т.ч. в виде возложения обязанности уплатить неустойку). Именно поэтому условие об установлении такой неустойки и должно квалифицироваться как ничтожное (ст. 168 ГК РФ).

    Рекомендации. При заключении соглашения об оказании юридической помощи следует внимательно отнестись к подробному описанию его предмета (тех конкретных услуг, об оказании которых достигнута договоренность). При этом совершенно не лишним будет обозначить отдельные этапы оказания этих услуг. Так, например, в соглашении об оказании юридической помощи, связанной с представлением интересов доверителя в суде, такими этапами могут быть: ознакомление с материалами дела; их анализ и выработка позиции по делу с составлением соответствующих процессуальных документов (ходатайств, возражений, заявлений об уточнении иска и т.д.); участие в судебном заседании; подготовка кассационной жалобы и т.д. Желательно при этом, чтобы выполнение каждого из этих этапов могло быть подтверждено документально (отметками в материалах дела об ознакомлении с ними, составленными по делу документами, протоколами судебных заседаний и т.д.). И наконец, самое главное – в соглашении следует определить вознаграждение за каждый из этих этапов оказания услуг отдельно.

    Такой подход позволит упростить разрешение вопроса о стоимости частично оказанных доверителю услуг на случай досрочного расторжения соглашения.

    Впрочем, искренне желаю, чтобы этот вопрос становился актуальным для коллег как можно реже.

    1 В связи с этим, нельзя не вспомнить Постановление Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г. N 1-П, которым суд не только запретил практику заключения таких соглашений с условием о «гонораре успеха», но и высказался по вопросу о правовой природе таких соглашений, как соглашений об оказании правовых услуг, которые должны регулироваться именно гл. 39 ГК РФ (см. п. 3.2. Постановления).

     







    Нутрилон Пепти Гастро отзывы педиатров. | от лидирующей организации чугунные ванны roca у нас на сайте santehnika5.ru


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru