Гражданское и коммерческое право
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Гражданское и коммерческое право

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 23.02.2009


     

    О ПРАВЕ АВТОРА НА НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЯ


    Слободян Станислав Александрович
    (Слободян Станіслав Олександрович)
    Т. 5-08-04. Моб. 80689586826

    Действующее законодательство Украины об авторском праве и смежных правах предусматривает ряд прав авторов. Это как имущественные, так и личные неимущественные права. Статья 15 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах» от 23 декабря 1993 года в редакции Закона Украины от 11 июля 2001 года в качестве одного из имущественных прав автора предусматривает исключительное право на разрешение или запрет использования произведения другими лицами.
    При реализации своего права на разрешение использования произведения другими лицами автор может столкнуться с опасностью, которая заключается в том, что лица, которым он разрешил использовать свое произведение, могут внести в это произведение какие-либо изменения, не имея на то согласия автора. Для защиты от такого рода посягательств среди личных неимущественных прав законодательство предоставляет автору право на неприкосновенность произведения. Данное право закреплено в статье 14 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах».
    Там предусматривается, в частности, право автора требовать сохранности целостности произведения и противодействовать какой-либо переработке, искажению или иному изменению произведения или какому-либо другому посягательству на произведение, которое может причинить вред чести и репутации автора.
    Таким образом, из данной нормы можно сделать вывод, что в соответствии с законодательством Украины об авторском праве и смежных правах для установления факта нарушения права автора на неприкосновенность произведения не имеет значения, какое именно изменение было внесено в произведение. Важен тот факт, что такое изменение было, во-первых, внесено без ведома автора и, во-вторых, такое изменение способно причинить вред чести и репутации автора. На мой взгляд, внесение изменений в произведение без согласия на то автора в любом случае способно причинить вред чести последнего, поскольку такие действия посягают на свободу творчества автора.
    Право автора на неприкосновенность произведения может быть нарушено при использовании любого произведения. Довольно часто нарушение данного права имеет место при опубликовании литературных произведений. Также такое нарушение может иметь место при использовании других произведений.
    Профессор О. А. Подопригора, разъясняя содержание права автора на неприкосновенность произведения, отмечает, что при издании, публичном исполнении или каком-либо ином использовании произведения запрещается без разрешения автора и его правопреемников вносить какие-либо изменения, переработки, искажения как в само произведение, так и в его название, обозначение имени автора. [1 , С 41]
    Следует отметить, что охрана названия произведения при рассмотрении споров о нарушении неприкосновенности произведения имела место еще в судебной практике дореволюционной России. В юридической литературе относительно этого приводится такой пример.
    Уже в 10-е годы 20 века состоялось показательное по своему резонансу и ясности решение третейского суда решение третейского суда при Российском союзе писателей по поводу действий издателя Г. В. Белицкого, самовольно изменившего название исторической серии «Москва в ее прошлом и настоящем» на название «Бытовая Россия». Единоличное решение издателя было признано противоправным в отношении авторов статей. [5 , С 54]
    Профессор О. А.Подопригора также отмечает, что не допускается также без разрешения автора сопровождать произведение при его издании иллюстрациями, предисловиями, послесловиями, комментариями и какими-либо другими пояснениями, дополнять или сокращать произведение. По типовым издательским договорам рисунок и даже цвет обложки можно делать только с согласия автора. [1 , С 41]
    Таким образом, можно сделать вывод, что нарушениями права автора на неприкосновенность произведения являются как внесение дополнений в произведение, так и сокращение произведения.
    Для сравнения следует отметить, что дореволюционные ученые-цивилисты уделяли достаточно внимания теоретическим исследованиям права автора на неприкосновенность произведения.
    Например, С. А. Беляцкин отметил, что автору и только автору принадлежит право изменения, приспособления. Всякого рода чужие акты в этом смысле являются нарушением авторского права, безразлично, улучшают ли они или ухудшают произведение, как предмет имущественного оборота или в другом отношении. [6]
    То есть, в теории авторского права дореволюционной России была закреплена точка зрения, что внесение изменения в произведение без согласия автора, даже если оно улучшает произведение, все равно считается нарушением авторского права. На мой взгляд, данная точка зрения актуальна и для современного авторского права. Ведь в любом случае, если издатель вносит какие-либо изменения в произведение без согласия на то автора, этим он посягает на свободу творчества автора, то есть даже если внесение такого изменения в произведение делает последнее лучше, чем оно было в авторском варианте, все равно такими действиями причиняется вред чести автора. Кроме того, лучше или хуже станет произведение – представление чисто индивидуальное, и поэтому издатель не должен принимать такое категорическое заключение только на основании своих взглядов. Как отмечено выше, С. А. Беляцкин разъясняет, что в таком случае не имеет значения, ухудшают или улучшают внесенные изменения произведение как предмет имущественного оборота или в другом отношении. Например, издатель может издать литературное произведение под другим названием, а не под названием, придуманным автором, мотивируя это тем, что под таким названием данное произведение больше привлечет к себе внимания со стороны читателей и, следовательно, будет способствовать тому, что экземпляры этой книги будут интенсивнее раскупаться. То есть в таком случае издатель, внеся изменение в произведение, считает, что таким образом он улучшает ценность последнего в качестве предмета имущественного оборота. Или издатель может внести изменение в стиль произведения, мотивируя это тем, что таким образом, по его мнению, повышается художественная ценность данного произведения. Какими бы мотивами ни руководствовался издатель, внося самовольные изменения в произведения, все равно он своими действиями нарушает право автора на неприкосновенность его произведения.
    Следует также отметить, что при опубликовании произведений в периодической печати нередко возникает необходимость редактирования текста произведения. Но, с другой стороны, в таком случае может иметь место нарушение права автора на неприкосновенность произведения.
    В. Л. Чертков на этот счет отмечает, что наиболее сложным вопросом, относящимся к соблюдению права на неприкосновенность, является редакторская обработка предоставленного автором материала. Не приходится сомневаться в полезности и необходимости редакторской правки. Редактор как бы со стороны профессиональным взглядом видит и помогает устранить недостатки, которые сам автор, увлеченный темой, оценкой событий, манерой изложения, не замечает. Редактор обычно лучше автора знает требования и направленность органа печати, которому автор передает свое произведение для публикации. Редактирование и комментирование могут сделать произведение более общественно полезным, чем оно было задумано автором. [7, С 57]
    Таким образом, с одной стороны, редактирование и комментирование произведения могут улучшить ценность произведения. Но, как отмечалось выше, даже если редактор мотивирует этим фактом свои действия по редактированию или комментированию произведения, в случае, когда такие действия совершаются без согласия на то автора, все равно имеет место нарушение права автора на неприкосновенность произведения.
    В. Л. Чертков в качестве одного из способов разрешения данной проблемы отмечает правку корректуры.
    Он разъясняет на этот счет, что одним из средств правовой охраны неприкосновенности произведений является правка корректуры. Представление автору корректуры для проверки и на подпись означает, что именно автор решает, в каком виде выйдет в свет его произведение. Но не все органы печати дают автору возможность править корректуру, не для всех органов печати обязательна подпись автора на верстке. [7, С 58]
    Таким образом, если редактор считает, что в произведение для улучшения последнего следует внести определенные редакторские изменения или дополнения, он должен получить согласие автора на такие действия. Если автор не соглашается на такие изменения и редактор по этой причине отказывает автору в приеме рукописи к публикации, значит, издательский договор считается незаключенным, и редактор не имеет права использовать предоставленный автором материал. Также при опубликовании произведений в периодической печати нередко имеют место случаи, когда редакция печатного издания не соглашается с позицией автора, изложенной в произведении, и по этому мотиву отказывает автору в публикации. В случае отказа в публикации по такому мотиву редакция также не имеет права использовать предоставленные автором материалы, поскольку между ними не был заключен издательский договор.
    В. Л. Чертков на этот счет отмечает, что если, мотивируя таким расхождением, редакция отклоняет работу, то есть отказывается ее публиковать, то в этом случае соглашение не состоялось и правоотношение не возникло, то есть такое отклонение не порождает юридических последствий. Встречаются иногда этически и юридически недопустимые случаи, как, например, описанный в статье «Наотмаш». Редакция местной газеты собрала полученные от разных авторов для публикации стихи и в своем критическом обзоре в качестве примеров привела наиболее неудачные отрывки, допустив тем самым не только бестактность, но и нарушение авторского права. Если стихи были неудачными, их можно было отклонить, сообщив об этом авторам с соответствующими разъяснениями. Но публиковать только отрывки в качестве иллюстраций к своим рассуждениям о графоманстве редакция не имела права. Такой публикацией было нарушено право на неприкосновенность произведения. [7, С 58]
    На мой взгляд, можно согласиться с точкой зрения вышеуказанного автора. В данном случае были опубликованы только отрывки стихов, по которым читатели газеты не могли получить представление о вышеуказанных поэтических произведениях в целом. То есть в данном случае без согласия авторов было допущено сокращение их произведений, что также является нарушением права на неприкосновенность произведения, о чем более подробно будет отмечено ниже. Кроме того, то, что были опубликованы только неудачные отрывки из стихов, да еще сопровожденные критикой в форме едких насмешек, вызовет у читателей представление, что эти авторы не в состоянии написать ничего стоящего, и такие действия редакции, несомненно, могут причинить вред чести и репутации авторов этих стихов.
    В соответствии с статьей 17 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах» авторами аудивизуального произведения являются режиссер-постановщик, автор сценария и(или) текстов, диалогов, автор специально созданного для аудивизуального произведения музыкального произведения с текстом или без него, художник- постановщик и оператор-постановщик.
    В судебной практике встречаются случаи, когда при создании аудивизуального произведения в последнее вносятся дополнительные элементы, нарушающие права автора сценария и автора музыкального произведения.
    Например, в мае 1977 года Одесская киностудия взяла на себя создание телефильма по заказу Гостелерадио СССР и заключила договор с М. на написание литературного сценария и с Ю. на написание текстов песен для этого сценария. После постановки кинофильма в него с санкции телеобъединения «Экран» был включен музыкальный номер, в котором были использованы стихи третьего лица. Считая включение этой сцены нарушением неприкосновенности произведения, авторы предъявили в суде иск к Гостелерадио СССР и к Одесской киностудии об исключении этой сцены в порядке защиты права на неприкосновенность произведения. Представитель Одесской киностудии против иска возражал, ссылаясь на то, что при ознакомлении с режиссерским сценарием истцы согласились со всеми изменениями, которые были внесены в процессе работы над фильмом. Истцы же пояснили, что в момент их ознакомления с режиссерским сценарием спорного музыкального номера в нем не было. Они категорически отрицали, что предоставили режиссеру право включать в фильм музыкальные номера с использованием текста песен третьих лиц. Данных о том, что истцы не возражали против включения в фильм спорного номера, в деле нет. При этих условиях Москворецкий районный народный суд г. Москвы решением от 4 октября 1979 года удовлетворил исковые требования и обязал ответчиков исключить из телефильма спорный музыкальный номер. [3 , С 68-69]
    Таким образом, в данном случае имело место внесение дополнения в аудивизуальное произведения, в результате чего было нарушено право на неприкосновенность произведения автора сценария и автора музыкального произведения, как авторов вышеуказанного аудивизуального произведения.
    В издательской практике нередко имеют место случаи нарушения права автора на неприкосновенность произведения, когда такое нарушение выражается в сокращении текста произведения. Например, в советский период это довольно часто делалось по цензурным соображениям, и автора нередко не уведомляли об этом. Например, в конце 70-х годов 20 века известный исторический романист Валентин Пикуль написал роман о знаменитом политическом интригане Григории Распутине «Нечистая сила». В ожидании выхода романа отдельной книгой автор уступил его для публикации журналу «Наш современник». Редакция журнала известила, что роман, слишком объемный, будет печататься в сильном сокращении. Но роман вышел под названием «У последней черты», и под этим названием вышел не сокращенный вариант романа, а лишь отрывки из него, по которым никак нельзя было судить обо всей книге. В. Пикуль писал насчет этого, что «даже этих отрывков оказалось вполне достаточно, чтобы взволновать ближайшее окружение Л. И. Брежнева, которое в сценах коррупции при дворе Николая 2, в картинах расхищения и продажности увидело самих себя и все грехи своей камарильи».
    Таким образом, в данном случае право автора на неприкосновенность произведения было нарушено уже тем, что произведение было опубликовано под другим названием, а не под тем, которое придумал автор. Кроме того, автора уведомили о сокращении в связи с большим объемом романа, но на деле сократили текст романа до такой степени, что читатель оказался лишен возможности получить полное представление о теме, идее и образах романа. На мой взгляд, такое действие со стороны редакции, несомненно, может причинить вред чести и репутации автора, и поэтому оно должно признаваться нарушением права автора на неприкосновенность произведения, как и самовольное изменение названия последнего.
    Как отмечалось выше, право автора на неприкосновенность произведения включает в себя право запрещать вносить в произведение любые изменения, переработки или искажения. Искажение произведения может иметь место, например, когда при издании литературного произведения издатель самовольно меняет стиль произведения. Такие случаи нарушения права авторов на неприкосновенность произведения также нередко имеют место в издательской практике. Например, известная российская писательница Полина Дашкова в 1996 году написала детективную повесть «Чеченская марионетка». Относительно первого издания данной повести П.Дашкова писала, что «текст серьезно пострадал от вмешательства редактора. От первой до последней страницы был аккуратно истреблен глагол «быть» и все его производные. Не только отдельные фразы, но и целые главы изменились до неузнаваемости. В результате получилось нечто вроде дрянного перевода с русского на какой-то чужой язык, с авторского на редакторский».
    Таким образом, в данном случае явно имело место искажение произведения. На мой взгляд, искажение произведения может иметь место также в случае, когда созданное автором произведение искусства состоит из нескольких составных элементов, составляющих единое целое, но лицо, которому автор предоставляет право на использование этого произведения, демонстрирует эти составные элементы раздельно. Для сравнения следует отметить, что во Франции судебная практика придерживается такой же точки зрения. Приведем пример.
    Художник Бернар Бюффе украсил рефрижератор и подарил его благотворительному учреждению с тем, чтобы он был продан с публичных торгов в пользу этого учреждения. Декоративным элементом были шесть панно под одним названием «Натюрморт с фруктами». Поставив свою подпись лишь под одним панно, художник хотел таким образом подтвердить единство этого декоративного произведения. Однако лицо, которое приобрело рефрижератор, демонтировало шесть панно и стало продавать их раздельно. Художник добился наложения ареста на первое проданное панно и потребовал от суда большой инстанции вынести решение о возврате остальных, но его заявление не было принято судьями. Суд лишь запретил их собственнику выставлять в общественном месте панно искаженного произведения, но разрешил продавать их после того, как будет достигнуто мировое соглашение. Кассационный суд отклонил кассационную жалобу, заявив, что «моральное право, принадлежащее автору художественного произведения, дает ему полномочие следить после выпуска в свет за тем, чтобы оно не было искажено или извращено, как в данном случае, поскольку апелляционный суд категорически заявил, что данное произведение искусства, приобретенное как таковое, представляло собой единство избранных сюжетов и манеры исполнения», и что, снимая панно с рефрижератора, покупатель его «извратил». [4 , С 186-187]
    Разрыв различных составных элементов, составляющих одно произведение, и раздельную их демонстрацию, несомненно, следует признавать искажением произведения, поскольку в таком случае теряется смысл сюжета и образов, которые автор данного произведения намеревался передать таким образом. Например, в городе Новгороде-Северском установлена скульптурная композиция, состоящая из множества скульптурных изображений, и рассказывающая о побоище войска Новгород-Северского князя Игоря с половцами. Если скульптурные изображения, из которых состоит эта композиция, демонтировать и после этого публично демонстрировать по отдельности, они уже не смогут передать тот сюжет и те образы, которые передает композиция в целом.
    Или, например, в городе Бердянске возле центрального пляжа еще в 70-е годы 20 века была установлена декоративная скульптура «Стихия и человек», изображающая рыбаков, борющихся с разбушевавшейся стихией. Данная скульптурная композиция представляет собой изображение трех рыбаков, морской волны и нескольких осетров. Объединив в данной композиции вышеуказанные скульптуры, автор намеревался передать мужество рыбаков, застигнутых разбушевавшейся стихией. А изображения осетров выражают, что разбушевавшаяся стихия застала их во время лова рыбы, то есть во время работы. Таким образом, если бы после одобрения проекта данного памятника убрали бы, например, осетров, то творческий замысел автора не был бы полностью выражен, что, несомненно, причинило бы вред чести автора. То есть в обоих приведенных примерах разрыв элементов скульптурных композиций был бы искажением произведения, а значит, при таких действиях имело бы место нарушение права автора на неприкосновенность произведения.
    Из приведенных выше примеров видно, что нарушения права на неприкосновенность произведения возможны не только в отношении произведений литературы, но также и в отношении других объектов авторского права. Как было отмечено выше, такие нарушения возможны также в отношении произведений кинематографии, декоративно-прикладного искусства, архитектуры. Также такие нарушения возможны в отношении музыкальных произведений.
    Н. Л. Зильберштейн относительно этого отмечает, что из права на неприкосновенность произведения вытекает охрана интересов композитора при всякого рода обработках и переложениях его музыки. Если композитор при заключении письменно заявил о своем намерении лично осуществить необходимую обработку или переложение, издательство обязано предоставить ему такую возможность и не имеет права заказывать эти работы другому лицу. [2 , С 42]
    То есть, если при вышеуказанных обстоятельствах редактор поручит работу по обработке или переложению музыкального произведения другому лицу, это будет нарушением права автора запрещать вносить изменения в произведения, поскольку другой автор может выполнить эти работы не так, как намеревался автор произведения, в результате чего не будет реализован творческий замысел автора, и это может быть причиной причинения вреда чести или репутации автора.
    Нарушение права композитора на неприкосновенность музыкального произведения следует отличать от случаев, когда на основе музыкального произведения одного автора в результате переработки мелодии создается другое музыкальное произведение.
    Еще до революции С. А. Беляцкин на этот счет отметил, что раз мелодия настолько переработана, что связь музыкальной мысли, выраженной в известной форме, с индивидуальностью композитора порвана, интерес композитора по отношению к этому произведению стушевывается, не затрагиваются его права, ни имущественные, ни личные. При сохранении мелодии в существенной части всякого рода сокращения, извлечения и прочее составляют предмет исключительного правомочия композитора и, стало быть, дают ему основание на судебный иск в случае самовольного совершения этих действий кем-либо. [6]
    Статья 15 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах» предусматривает исключительное право автора на разрешение или запрещение использования произведения другими лицами, которое дает ему право разрешать или не разрешать воспроизведение произведений, публичную демонстрацию и публичный показ, какое-либо повторное обнародование произведений, если оно осуществляется иной организацией, чем та, которая осуществила первое обнародование, переводы произведений, переработки, адаптации, аранжировки и другие подобные изменения произведений.
    То есть, для того, чтобы путем переработки мелодии музыкального произведения создать новое произведение или осуществить перевод литературного произведения на другой язык, также следует получить согласие на то автора первоначального произведения. Следовательно, такие действия без согласия автора также считаются нарушением авторского права, но в таком случае нарушается право автора на разрешение или запрещение использования произведения другими лицами, которое относится к имущественным правам автора, а не право автора на неприкосновенность произведения, которое является личным неимущественным правом автора.
    Как отмечалось выше, право автора на неприкосновенность произведения включает в себя также право запрещать снабжать произведение иллюстрациями. Следует также отметить, что в литературе нередко имеют место случаи, когда автор снабжает рукопись своего произведения рисунками, которые имеют цель дополнить представление читателя об образах, идеях и событиях, описанных в произведении. Например, французский писатель А. Сент-Экзюпери в своей повести «Маленький принц» поместил весьма оригинальные рисунки, которые при издании данной повести печатаются вместе с текстом произведения, поскольку дополняют изложенное в тексте, то есть являются неразрывной частью содержания данного литературного произведения. Поэтому опубликование повести «Маленький принц» без вышеуказанных рисунков было бы искажением произведения, то есть имело бы место нарушение права автора на неприкосновенность произведения. Или, например, Агата Кристи в своем романе «Убийство Роджера Экройда» поместила план дома, в котором произошло убийство, чтобы дать возможность читателю более реально представить себе описание места убийства, и в тексте романа имеют место отсылки к данному плану. На мой взгляд, опубликование данного романа без вышеуказанного изображения плана дома также было бы искажением произведения. Кроме того, в литературном произведении иногда автор умышленно помещает особенный шрифт, целью которого служит выражение какого-нибудь события, описанного в произведении. Например, популярный писатель Борис Акунин в одной из повестей, входящих в сборник «Особые поручения», в эпизоде, в котором помощник чиновника особых поручений Эраста Фандорина пишет ему донесение о результатах наружного наблюдения за объектом и извиняется за трудную разборчивость написанного в связи с тем, что он писал донесение, используя в качестве опоры спину полицейского агента, поместил текст донесения, написанный оригинальным шрифтом, который дает возможность представить, каким трудно разборчивым может быть текст письма, когда приходится его писать на спине другого человека, и к тому же наблюдая за объектом. Таким образом, опубликование данного произведения с обычным шрифтом текста донесения, а не таким, как написал автор в рукописи, при отсутствии на то согласия последнего было бы нарушением права автора на неприкосновенность произведения. Такого рода нюансы должны обсуждаться издателем с автором при заключении издательского договора.
    Таким образом, из всего вышеизложенного можно сделать вывод, что нарушение права автора на неприкосновенность произведения может иметь место при использовании разного рода произведений и может выражаться во множестве разных действий со стороны лица, использующего произведение. Поэтому при рассмотрении споров данной категории судам следует устанавливать, в каких конкретно действиях было выражено нарушение права автора на неприкосновенность произведения.
    ЛИТЕРАТУРА

    1. О. А. Підопригора. О. О. Підопригора. Право інтелектуальної власності України. К, 1998.
    2. Н. Л. Зильберштейн. Авторское право на музыкальные произведения. М, 1960.
    3. В. А. Дозорцев. Авторские дела в суде: научно-практический комментарий. М, 1985.
    4. Р. Дюма. Литературная и художественная собственность. Авторское право Франции. М, 1989.
    5. Н. В. Макогонова. О некоторых нерешенных проблемах по авторскому праву(заметки практика)// Государство и право, 1996. № 1.
    6. Беляцкин С.А. Новое авторское право в его основных принципах. По изданию 1912 г. //www. allpravo.ru
    7. В.Л.Чертков. Авторское право в переодической печати. М, 1989.







    Главная выполняем ремонт окон www.okna03.ru.


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru