Гражданское и коммерческое право
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Гражданское и коммерческое право

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 17.04.2008


     

    ЗАМЕЧАНИЯ О ЮРИДИЧЕСКОЙ ПРИРОДЕ ДОЛГОВОЙ РАСПИСКИ


    Киминчижи Евгений Николаевич,
    bel-advice@mail.ru
    аспирант кафедры гражданского права и процесса
    Белгородского государственного университета, адвокат

    В правоприменительной практике судов споры о взыскании долга являются одной из самых значительных категорий дел. По ряду спорных моментов, касающихся самой природы долговой расписки, выдаваемой должником кредитору в подтверждении займа, хотелось бы и нам высказать свое мнение.
    После смерти наследодателя, его наследниками среди вещей умершего была найдена расписка некоего лица, подтверждающая, что это лицо при жизни умершего занимало в долг у последнего определенную денежную сумму. Согласно ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. В состав не входят наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается законом, а также личные неимущественные права и другие нематериальные блага. Анализ ст. 128 ГК РФ позволяет утверждать, что невозвращенный к моменту смерти кредитора долг в качестве имущественного права подлежит включению в наследственную массу. Руководствуясь этими законоположениями наследники, обратившись в нотариальную контору по вопросу принятия наследства, указали среди имущества наследодателя на невозвращенную ему при жизни денежную сумму в качестве долга.
    Наличие имущественного права обусловлено действием ст. 807 – 808 ГК РФ о том, что в подтверждение договора займа, т.е. договора по которому займодавец передает в собственность заемщику деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества, – и его условий, может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей. При этом нахождение долгового документа у должника удостоверяет, пока не доказано иное, прекращение обязательства (ст. 408 ГК РФ). Материальные правовые отношения в случае с займом допускают правопреемство, притом как на стороне должника, так и на стороне кредитора. Поэтому найденная расписка и ее нахождение у наследников является основанием требования возврата долга. Между тем такое требование ограничено в своем действии моментом принятия наследником наследства. До этого времени оснований заявлять требование о возврате долга у наследника не имеется.
    Однако нотариус в выдаче свидетельства о праве на наследство в части денежной суммы, подтверждаемой распиской, наследникам отказал, сославшись на то, что расписка не была составлена нотариально, а потому у нотариуса отсутствует уверенность в том, что долг в действительности имел место. Расписка, в рассматриваемом случае, исходя из смысла ст. 153 ГК РФ является сделкой, направленной на возникновение денежного обязательства. При этом мы пока опустим из нашего внимания вопрос об одностороннем либо многостороннем характере данной сделки.
    Тем не менее, поскольку расписка выдается должником в подтверждение договора займа и его условия, а для договора займа в определенных случаях предусмотрена простая письменная (ст. 808 ГК РФ), а не нотариальная форма, то расписка является действительной в виду самого факта ее существования. Последствия же нарушения формы договора определены в ст. 162 ГК РФ. При этом системное толкование ст. 808 и ст. 162 ГК РФ позволяет отметить, что нарушение формы договора займа лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (об этом говорится также в п. 2 ст. 812 ГК РФ), хотя наша позиция по данному вопросу будет изложена ниже.
     
    Нотариус же, не признавая денежную сумму, подтвержденную распиской, частью наследственной массы, по существу определил недействительность займа, что является грубым нарушением закона. Единственное на что указал нотариус, так это на право наследника обратиться за защитой своего права в суд.
    Однако наследникам не удалось восстановить свое право в суде. По неизвестным нам мотивам суд отказал в удовлетворении иска наследников о взыскании долга. Но решение суда позволяет указать на то, что в обоснование отказа было положено установленный судом факт отсутствия права у истцов на предъявление иска, поскольку отсутствуют доказательство того, что именно истцы являются наследниками умершего. При этом суд не учел наличие у истцов свидетельств о праве на наследство на иное имущество наследодателя, в том числе превышающее по стоимости общую сумму долга.
    Полагаем, что подобного рода споры возникают повсеместно. Могут отличаться конкретные обстоятельства дела, но отсутствие нотариального оформления расписки часто делает невозможной защиту прав кредитора. Должники используют любые формы опровержения, вплоть до проведения почерковедческой экспертизы. Иногда и сами кредиторы, не веря в реальность исполнения решения суда, не обращаются вовремя с иском о взыскании долга, чем пользуются заемщики. Известно, что законом для заявления в суд требований о защите нарушенного права, в том числе в виду несвоевременного возврата долга, установлен трехлетний срок исковой давности (ст. 196 ГК РФ). За пределами этого срока право кредитора остается без защиты. Все это позволяет сформулировать ряд предложений, которые направлены на желаемое совершенствование действующего законодательства.
     
    Во-первых, имеет смысл установить обязательность нотариальной формы расписки как условие действительности самого займа, в случае если она выдается в подтверждение именно займа имущества, а не для иных целей. При этом, учитывая возможные для оборота неудобства нотариального удостоверения, полагаем возможным распространить это правило исключительно в отношении займа на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, – независимо от суммы, т.е. на случаи, когда законом установлена обязательность заключения в письменной форме самого договора займа.
     
    Во-вторых, в целях защиты имущественных прав кредитора необходимо, по нашему мнению, законодательно установить правило о том, что срок исковой давности к требованиям о возврате основного долга, указанного в расписке, не применяется. При этом в случае несвоевременного возврата долга требование о взыскании процентов по ст. 395 ГК РФ должно ограничиваться трехлетним сроком.
    Сделанные предложения способны внести стабильность в отношения займа, что можно подтвердить примером из практики. Х. занял в пользу С. денежную сумму в размере 200 000 рублей, о чем получил с должника расписку. Спустя время между сторонами состоялся еще один договор займа, на этот раз, однако, сумма его составляла ровно половину от суммы первоначального займа – 100 000 рублей, о чем была выдана расписка должника. Через обусловленное время С. возвратил кредитору Х. денежную сумму, полученную по второй расписке. Притом возврат долга осуществлялся банковским переводом. Х. возвратил полученную им ранее расписку. Однако с возвратом первоначального долга в 200 000 рублей С. медлил, в связи с чем Х. был вынужден обратиться с иском в суд. При рассмотрении дела, ответчик С. заявил, что согласен с частью требований, однако в размере, составляющем половину заявленных истцом. В обоснование своих доводов им была предоставлена суду копия банковского платежного поручения, подтверждающая, что 100 000 рублей денег действительно была ранее возвращена. Доводы Х. о том, что между сторонами имелось несколько займовых обязательств, и что платежное поручение подтверждает возврат долга по второй расписке, судом не был принят. Иск был удовлетворен частично, в результате чего кредитор потерял третью часть денежных средств ранее одолженных им в пользу С.
    Если бы в законе существовало обязательное требование нотариального удостоверения долговых расписок под условием их действительности, полагаем, что имущественные интересы кредитора не пострадали бы. У нотариуса можно было бы истребовать информацию, доказывающую наличие между сторонами двух соглашений о займе. Внесенные предложения направлены на защиту прав кредитора от недобросовестного поведения должника в заемном обязательстве.
    Теперь на примере иного дела попробуем выявить юридическую природу долговой расписки. Ранее мы установили, что по существу расписка, а точнее выдача расписки, исходя из смысла ст. 153 ГК РФ является сделкой, направленной на возникновение денежного обязательства. Существенным является определение одностороннего либо многостороннего характера данной сделки.
     
    Трудности правильного ответа на поставленный вопрос заложены в самом законе. С одной стороны согласно п. 2 ст. 154 ГК РФ односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны. Поскольку расписка выдается в подтверждение договора займа, то с необходимостью из этого следует двухсторонний характер самой расписки, а точнее оформляемой ею сделки по передаче денежных средств. С другой стороны ст. 155 ГК РФ указывает на то, что односторонняя сделка создает обязанности для лица, совершившего сделку, а при выдаче расписки должником у него возникает обязанность возвратить взятое в долг имущество, т.е. действия должника определяют выдачу расписку как одностороннюю сделку. Чем же на самом деле является выдача расписки, и какое значение это имеет для практики?
    Сама расписка в случае признания лежащих в основании ее выдачи действий должника сделкой, является распорядительным документом, которым оформляется обязательство. Следовательно, и сама выдача расписки есть распорядительная сделка должника. Через ее посредство должник распоряжается своим правом участвовать в обязательстве, что является проявлением его волеизъявления, так как сделки направлены не только на возникновение права, но также и на возникновение обязанности, поскольку само обязательственное отношение существует исключительно между двумя и более лицами. При этом наличие двух сторон лишний раз подтверждает мысль о многостороннем (чаще двустороннем) характере не только самого займа, но и действия по выдаче расписки в подтверждении займа. Должник не просто имеет право согласно закону выдать расписку (ст. 808 ГК РФ), но также и сам кредитор вправе потребовать это у должника.
    Кроме того, в п. 1 ст. 160 ГК РФ говорится, что сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами. При этом двусторонние (многосторонние) сделки могут совершаться способами, установленными п. 2 и 3 ст. 434 ГК РФ, в частности закрепляющих норму о том, то письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято в порядке, предусмотренном законом. Таким порядком является совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (уплата соответствующей суммы) считается акцептом (п. 3 ст. 438 ГК РФ). Сказанное буквально означает следующее. Предоставление кредитором денежных средств в обмен на долговую расписку, и только при ее наличии, доказывает соблюдение сторонами письменной формы договора займа. Расписка представляет собой документ, выражающий согласованную волю сторон по отношениям займа, и подписанный одним из лиц, совершающим сделку. Наличие подписи второго лица – кредитора – в законе нигде особо не оговаривается. Необходимость подписи должника на расписке обусловлена теми функциями, которые выполняет этот документ, а именно: подтверждение содержания и условий договора займа. Мы приходим к выводу, что расписка представляет собой предусмотренную законом упрощенную форму договора займа, удобную для использования в обороте. Более того, выдача расписки сопровождается неизменно встречным предоставлением, что доказывает двусторонний характер отношений, возникающих из самого факта выдачи расписки. Такими отношениями являются отношения займа. Составление расписки в письменном виде есть ничто иное как соблюдение требования о форме сделки.
    Р. обратился с иском в суд к Г. с требованием о возврате долга. Требования обосновал наличием двух расписок должника. Согласно одной из них, Г. взял в долг у Р. 30 000 рублей. Вторая расписка говорит о том, что Г. занял у Р. – 60 000 рублей. Ответчик по делу Г. на суде указал, что истец предоставил ему вначале 30 000 рублей, о чем сторонами составлена расписка. По прошествии трех месяцев Г. занял у Р. еще 30 000 рублей. Вторую расписку должник писал на общую сумму займа – 60000 рублей, договорившись, что ранее выданную расписку на 30 000 рублей Р. позднее уничтожит, поскольку на момент соглашения она отсутствовала под рукой. В подтверждении сказанного, по ходатайству Г. суд добросил свидетелей, показавших, что на момент востребования Р. требовал в устной форме у Г. возврата 60 000 рублей. Как несложно догадаться, суд удовлетворил требование истца полностью, взыскав с ответчика 90 000 рублей, сумму, полученную путем сложения денежных сумм по двум распискам. Встречный иск Г. о признании договора займа в части незаключенным по безденежности, поскольку часть денежных средств он у кредитора не получал, судом был отклонен. Руководствуясь п. 1 ст. 162 ГК РФ суд также отклонил показания свидетелей, считая, что нарушение требования о письменной форме договора займа лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. Письменных доказательств в части суммы займа по делу не имелось. При этом п. 2 ст. 812 ГК РФ также ориентировал суд на принятую позицию, поскольку, если договор займа должен быть совершен в письменной форме, его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств. Однако имевший место, по словам должника, обман со стороны кредитора в части невыполнения обещания уничтожить расписку, судом не исследовался, не смотря на заявление соответствующего требования.
    Также суд на тех же основаниях не принял показаний свидетелей о том, что Г. возвращал Р. часть денег. Несмотря на то, что в законе не указана обязанность должника при возврате долга брать об этом расписки кредитора, в практике существует предубеждение о том, что всякая передача денег должна сопровождаться составлением письменного документа. Однако составление письменного документа и есть соблюдение требования о форме сделки, в нашем случае – договора займа. При таком понимании отказ суда от оценки свидетельских показаний неправомерен.
    В случае если бы суд с учетом положений ГК РФ о форме сделки, признал бы расписку в качестве документа, свидетельствующего о соблюдении письменной формы договор займа, права должника не были бы нарушены. В противном случае должник обязан вернуть денежную сумму фактически им не взятую в долг у кредитора. В доказательство нашей позиции, полагаем, говорит и норма п. 1 ст. 812 ГК РФ, в части предоставления заемщику право оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от займодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре. Наличие расписки в письменной форме подтверждает размер займа, который является существенным условием самого обязательства. Указание в письменной форме на условия займа свидетельствует о соблюдении формы договора.
     
    Суд, на наш взгляд, должен был принять решение с учетом свидетельских показаний. В конечном итоге, внести ясность в рассмотренное дело могло бы законодательное закрепление высказанных нами выше предложений. Думается, нотариус никогда не допустил бы таких ситуаций, в которые граждане попадают из-за отсутствия юридического понимания последствий совершаемых ими действий.
    Таким образом, юридическая природа долговой расписки проявляется в том, что ее наличие подтверждает соблюдение сторонами письменной формы договора займа и его условий, поскольку ею удостоверяется передача заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей заемщику, т.е. существенные условия самого договора займа.









    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru