Гражданское и коммерческое право
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Гражданское и коммерческое право

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 17.04.2008


     

    К ВОПРОСУ О ВОЗНИКНОВЕНИИ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ


    Киминчижи Евгений Николаевич,
    bel-advice@mail.ru
    аспирант кафедры гражданского права и процесса
    Белгородского государственного университета, адвокат

    Правоотношения всегда находятся в непрерывном движении и взаимодействии между собой. Не являются исключением в этом смысле и правоотношения гражданские. Движение гражданских правоотношений, их динамика определяется порядком и способом возникновения, изменения и прекращения субъективных прав и обязанностей лица, являющихся содержанием соответствующего правоотношения. В литературе отмечалось, что любое правоотношение есть результат взаимодействия нормы права, правосубъектности и юридических фактов.1
    Гражданское законодательство содержит обширный перечень способов приобретения лицом права на вещи. Способы эти по своей природе представляют собой различные юридические факты, наличие которых, наряду с указанием на такую возможность в законе, связывается с возникновением у лица субъективного права собственности на конкретную вещь. При этом ГК совершенно не содержит какой-либо четкой систематизации оснований возникновения права собственности.
    Традиционной в современной цивилистической науке является классификация способов возникновения права собственности на первоначальные и производные. При этом едва ли можно согласиться с суждением М.М. Попович, когда она пишет, что смысл такого деления заключается в установлении объема прав и обязанностей нового собственника.2 Учитывая, что, не смотря на тот либо иной способ возникновения у конкретного лица, право собственности представляет собой наиболее полную власть, которую лицо имеет в отношении вещи3, общепринятая классификация направлена не на установление объема прав и обязанностей нового собственника, а на определение непосредственного основания самого возникновения права собственности, в зависимости от права предшествующего собственника либо в зависимости от его воли. Установление таких оснований, безусловно, имеет не только теоретическое значение, но и практическую значимость.
    В основании общепринятой современной доктриной классификации способов возникновения права собственности лежит критерий согласованности воли предшествующего собственника и приобретателя, т.е. возникновения права собственности у приобретателя ставится в зависимость от воли предшествующего собственника. «Первоначальные способы характеризуются тем общим для них моментом, что они не связаны с волей предшествующего собственника, поскольку имущество не имеет собственника, либо его воля не принимается во внимание. Поэтому порядок приобретения права собственности первоначальным способом определяется самим законом, а не соглашением между новым и предшествующим собственником».4 Этой же позиции придерживается большинство исследователей.5
    Однако субъективное право по господствующему мнению не может возникнуть непосредственно из закона.6 Правовые последствия помимо юридических фактов не возникают. Именно юридические факты, а не закон определяют саму возможность возникновения права собственности. Здесь уместно сказать, что придание законом определенному факту юридического значения, является частью фактического состава, в результате которого только создаются предпосылки для возникновения права собственности. Более того, в сфере частного права ни одно лицо не может помимо своей воли ни приобрести для себя каких-либо прав, ни лишиться их. Случаи принудительного прекращения права собственности на вещь помимо воли собственника и как следствие возникновение права собственности на принудительно изъятую вещь у приобретателя, таким образом, лежат за пределами частного права. Включение соответствующих норм в гражданское законодательство оправдано только и исключительно удобством, которое предоставляет применение такой юридической техники.7
    Иную позицию относительно к традиционной классификации одним из первых выразил Д.М. Генкин, который отмечал в частности, что производными считаются «такие способы, при которых приобретение права собственности данным лицом основывается на праве предшествующего собственника»,8 и что «при наследовании по закону, являющемся производным способом приобретения права собственности, согласованная воля предшествующего собственника и приобретателя отсутствует… В этом случае воля предшествующего собственника вообще отсутствует…».9 Надо отметить, что впоследствии этой позиции стали придерживаться и авторы учебника под редакцией О.А. Красавчикова, которые первоначальными способами признавали такие, при которых «право собственности на определенное имущество возникает впервые либо независимо от воли предшествующего собственника», а производными «являются такие способы приобретения права собственности, при которых право нового собственника основывается на праве предшествующего собственника (т.е. имеет место правопреемство – переход прав от одного лица к другому)».10
    На наш взгляд, существующие воззрения грешат смешением двух принципиально различных позиций. Первоначальные способы приобретения права собственности определяются как «независимые от права предшествующего собственника», а производные в свою очередь – как «возникающие по воле предыдущего собственника».11 Смешение позиций заключается в том, что если в обоснование первоначального способа приобретения права собственности лежит право, то производные способы раскрываются через наличие/отсутствие воли. Однако еще Б.Б. Черепахин убедительно показал, что при производном способе приобретения новый правообладатель приобретает определенное право лишь постольку, поскольку такое право принадлежало первоначальному правообладателю. Сущность производного правоприобретения – в зависимости права приобретателя от права предшественника12, хотя бы и возникновение его происходит помимо воли предшествующего собственника.13 Здесь думается уместно уточнить позицию автора в той части, что даже в тех случаях, когда право предшествующего собственника прекращается помимо его воли, у приобретателя право собственности всегда возникает по воле приобретателя, хотя бы и помимо воли предшественника.
    Смешение позиций проявляется в том, что при построении классификации оснований возникновения права собственности в ее основу положены различные критерии, хотя таковой должен быть единым для всех выделяемых элементов.14
    Приводимые в литературе классификации относятся к попытке построения стройной системы юридических фактов, лежащих в основании возникновения права собственности. Основания возникновения права собственности – явление юридическое, представляющее собой совокупность обстоятельств, с которыми закон связывает в частности возникновение права собственности, т.е. являются юридическими фактами. В этом смысле основания возникновения права собственности необходимо отличать от способов его возникновения.15 На наш взгляд, «способ» применительно к возникновению права собственности есть экономическая категория. Понятие права собственности в экономическом смысле «равнозначно понятию способа производства»,16 т.е. понятию собственности как отношению товарного обмена, способу распределения имущества в обществе.17 Здесь уместно привести следующее мнение О.Г. Ломидзе: «возникновение субъективных гражданских прав происходит различными способами, среди которых могут быть выделены две основные группы. В первом случае право возникает на объект, ранее не принадлежавший другому лицу. Например, возникновение субъективного гражданского права на конкретное социальное благо сопряжено с возникновением самого социального блага (объекта) и/или совершением юридического факта, вводящего его в качестве объекта в гражданский оборот. Во втором случае право возникает на объект, принадлежащий либо принадлежавший иному лицу, т.е. на такое социальное благо, которое уже участвует в качестве объекта в гражданском обороте».18 Действительно, если вещь впервые вовлекается в экономический оборот, то можно говорить о первоначальном способе приобретения права на нее. И наоборот, если вещь уже является объектом экономических отношений распределения – перед нами производственный способ приобретения прав на вещь. Мы считаем, что по указанным соображениям выделять первоначальные и производные способы возникновения права собственности неправильно.19 Рассматриваемая классификация должна осуществляться по юридическим основаниям возникновения права собственности, а не по экономическим способам его приобретения. Юридические факты в любом случае не могут быть классифицированы по экономическому содержанию.
    Таким образом, на сегодняшний день существует два основных подхода в определении критериев классификации оснований возникновения права собственности. Одни исследователи разграничивают первоначальные и производные основания возникновения права собственности в зависимости от воли предшественника, другие – в зависимости от наличия самого права предшественника. Попытки примерить данные два подхода до настоящего времени не предпринимались. Между тем, совершенно очевидно, что возможность и необходимость такого примирения существует.
    Думается, что в основе классификации юридических фактов, лежащих в самом основании права собственности необходимо различать все же в зависимости от ранее существовавшего права на вещь иного лица. Впоследствии, учитывая возможность перехода права собственности от одного лица в пользу другого как по воле предшествующего собственника, так и помимо ее, для построения следующего уровня классификации к случаям, когда право собственности приобретателя возникает на основании ранее существовавшего права в качестве критерия надлежит использовать волевой момент, т.е. наличие/отсутствие воли предшественника на передачу права собственности приобретателю. Предложенное разграничение по уровням обусловлено тем, что реализация воли, осуществляемая в рамках правоотношений возможна только и исключительно при наличии у лица соответствующего субъективного права. Что касается случаев, когда право собственности возникает независимо от права иного лица, полагаем, что вторым уровнем классификации с необходимостью должен стать либо факт не существования самой вещи, либо факт неизвестности или отсутствием предшествующего правообладателя. Поскольку перед нами по сути две разные классификации, вполне допустимо, что каждая из них будет иметь свой критерий классификации последующих уровней.
    При этом новизна представляемой нами концепции состоит в том, что если традиционные воззрения исходят из возникновения права собственности по первоначальным способам в результате непосредственного присвоения лицом вещи (occupatio), а применительно к производным способам – в результате правопреемства, т.е. как следствие передачи вещи (traditio), то наша классификация позволяет для каждого класса оснований возникновения права собственности предусмотреть и приобретение права в результате присвоения, и в результате передачи.
    В такой ситуации классификация оснований (юридических фактов) возникновения права собственности может быть представлена следующей схемой, к которой прежде необходимо дать соответствующие пояснения.
    Когда возникновение права собственности у приобретателя обусловлено правом иного лица, то такое приобретение возможно как по воле предшествующего собственника, так и помимо его воли (как правило, в случаях указанных в законе, но обязательно по воле приобретателя). При этом возникновение права собственности на основании существовавшего либо существующего права иного лица означает, что приобретатель с достоверностью знает или должен знать, что данная вещь имеет собственника. Право собственности на вещь, которая уже имеет известного собственника, приобретается в результате правопреемства.
    Приобретение права собственности на вещь независимо от ранее существовавших прав иного лица, всегда осуществляется исключительно волей приобретателя: как по причине создания ранее не существовавшей вещи, так и в виду того, что приобретатель с достоверностью не знает о том, что данная вещь имеет собственника, хотя бы он и мог это предполагать.
    Таким образом, в основании возникновения права собственности, как и любого другого гражданского права, лежит частная воля приобретателя. Приобретение права собственности помимо воли приобретателя противоречит основным началам гражданского права и не соответствует природе субъективного права собственности. При этом важно, чтобы такая воля действительно существовала, поскольку в отсутствие воли, говорить о возникновении права собственности не приходится. На это обстоятельство при исследовании воли как основании приобретения и потери прав на имущества также указывал К.А. Неволин: «для приобретения или потери прав действием свободной воли лиц, надобно, чтоб такая воля действительно существовала. Она существует действительно, когда при ее обнаружении существуют те принадлежности, которыми определяется само о ней понятие. Она совсем не существует или существует не вполне, когда ее обнаружение соединено с недостатками и пороками, совершенно или от части ее уничтожающими».20

    КЛАССИФИКАЦИЯ ОСНОВАНИЙ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ


    Право возникает на основании ранее существовавшего права иного лица

    Право возникает независимо от ранее существовавшего права иного лица, но по воле приобретателя


     





    По воле предшествовавшего правообладателя

    (договоры об отчуждении вещи; принятие наследства по завещанию; административный акт о предоставлении вещи в собственность)

     
    Помимо воли предшествовавшего правообладателя, но по воле приобретателя

    (доходы и продукция, полученные в результате пользования; принятие наследства по закону; судебный акт об изъятии вещи у собственника; добросовестное приобретение)

     
    В связи с неизвестностью либо отсутствием предшествовавшего правообладателя

    (обращение в собственность общедоступных для сбора вещей; бесхозяйные вещи; движимые вещи, от которых собственник отказался; находка; клад; безнадзорные животные; давностное владение)
    В связи с не существованием самой вещи

    (изготовление либо создание новой вещи, в том числе самовольная постройка; переработка)

     













    Такова на наш взгляд система юридических фактов, лежащих в основании возникновения права собственности. Однако наличия одних только юридических фактов само по себе еще не создает субъективных прав, в том числе права собственности. Так, для возникновения права собственности по договору купли-продажи, самого договора еще не достаточно. Договор порождает лишь обязательственно-правовую связь межу его сторонами: должником и кредитором. Возникновение у приобретателя права собственности опосредуется сложным юридическим составом, в результате которого возникает вещно-правовая связь лица с вещью.
    Смеем утверждать, что в рассмотренном случае непосредственно право собственности возникает в связи с traditio, в результате которой ранее существовавшее право одно лица, прекращаясь, возникает у другого лица,21 то есть непосредственно в результате волеизъявления приобретателя, волеизъявления, направленного на создание для себя таких юридических связей в отношении вещи, которые и именуются правом собственности. А коль скоро право собственности в рассмотренном случае возникает, как мы установили в результате сделки, коей является traditio, вполне корректным кажется вопрос: каково значение классификации оснований возникновения права собственности, если непосредственно из классифицированных юридических фактов право собственности не возникает?
    Для начала следует определить для себя, чем же является сама traditio. Выше мы высказали предположение, что передача вещи есть сделка, или правильным будет сказать, имеет сделочную природу, поскольку основана на волеизъявлении сторон соглашения о передаче вещи.22
    «Передача как двустороннее волеизъявление есть договор», – отмечает Б.Л. Хаскельберг.23 Такой взгляд, имеющий своими истоками еще римское право24, рассматривает передачу вещи в качестве так называемого вещного договора, из которого непосредственно возникает вещное, анне обязательственное право. По мнению Е.А. Флейшиц, traditio является вспомогательной сделкой, совершаемой для реализации другого, ранее существовавшего между сторонами правоотношения.25 Отметим, что передача действительно является действием по исполнению существующего относительного правоотношения. Сделочная же природа действий по исполнению обязательств отмечается в литературе. Так, Е.А.. Суханов считает, что «исполнение обязательства как правомерное и волевое действие (поведение) должника, направленное на прекращение имеющейся у него обязанности (долга), представляет собой сделку, причем нередко одностороннюю».26
    Вместе с тем, как нами указывалось ранее, в сфере частного права ни одно лицо не может помимо своей воли ни приобрести для себя каких-либо прав, ни лишиться их. Для реального возникновения у лица права собственности в том числе в силу вещного договора, необходима воля лица, направленная на присвоение себе известной вещи. Без такого присвоения вряд ли исполнимым станет и сама передача вещи. Волеизъявление является основным показателем сделки. При этом возникновение права собственности осуществляется через посредство круга юридических фактов, установленных в законе. Ю.П. Егоров отмечает, что «одиночный волевой акт субъекта права в рамках существующего правоотношения27 может рассматриваться в качестве сделки лишь в случае, когда он совершен по усмотрению данного субъекта в рамках правомочия, основанного не на правоотношении, а на норме права».28 Оценивая позицию автора, смеем утверждать, что присвоение имущества, осуществляемое в рамках обязательственного правоотношения, осуществляемое по усмотрению приобретателя, является односторонней сделкой, направленной на возникновение права собственности приобретателя, в том числе в виду того обстоятельства, что законом договор признается надлежащим юридическим фактом, предпосылкой возникновения права собственности.
    Следовательно, само возникновение права собственности, сводится к моменту присвоения приобретателем имущества. Присвоение как целенаправленное действие, акт волеизъявления, является односторонней сделкой. Отсюда с необходимостью следует, что основанием возникновения права собственности единственно является односторонняя сделка приобретателя по присвоению себе имущества, осуществляемая по свободному усмотрению приобретателя при наличии предпосылок, указанных в законе. В этом состоит гражданско-правовой механизм возникновения права собственности, независимо от конкретных предпосылок, лежащих в основе присвоения.
    В виду изложенного полагаем, стоит отказать от общепринятой терминологии в части именования способов возникновения права собственности на первоначальные и производные. Во-первых, как мы выявили, в основании возникновения права собственности лежит односторонняя сделка по присвоению имущества (occupatio), которая не может быть ни первоначальной, ни производной, в силу единства своего содержания. Во-вторых, данная классификация ошибочна и применительно к юридическим фактам, которые всего лишь являются предпосылками для совершения приобретателем односторонней сделки по присвоению. В противном случае пришлось признать бы, что первоначальными и производными могут быть сами юридические факты, что в корне не верно. В виду того, что под юридическими фактами понимаются определенные жизненные обстоятельства, с которыми связывается возникновение, прекращение или изменение правоотношений,29 то предпосылки возникновения права собственности также должны классифицироваться прежде всего в соответствии с данной позицией. Представляется, что предложенная нами классификация отвечает данным критериям. Так, в основании возникновения права собственности на вещь, ранее не существовавшую, лежит юридический факт, направленный собственно на возникновение нового правоотношения, поскольку до момента существования вещи, не может существовать и право на нее. В основании возникновения права собственности на вещь, когда право приобретателя возникает на основании существующего права иного лица и по его воле, лежит юридический факт, направленный на изменение существующего правового отношения. В обоих рассмотренных случаях, непосредственно право собственности возникает как следствие присвоения лицом имущества.
    Вещно-правовая связь лица с вещью не возникает на основании одних только юридических фактов. Они являются только лишь предпосылкой возникновения права собственности, которое непосредственно возникает из иных оснований. Возникновение права собственности всегда носит для приобретателя волевой характер. Так, обнаружение находки либо клада еще не влечет за собой автоматического возникновения права собственности у нашедшего их лица. Очевидно, что для возникновения права собственности это лицо должно присвоить себе найденные вещи.
    Возможно ли возникновение права собственности иным способом, помимо присвоения имущества приобретателем?
    Если юридические факты, классифицированные нами ранее, являются только предпосылкой возникновения права собственности, а само право собственности возникает непосредственно из иных действий лица, нам необходимо выявить природу этих действий. Очевидно, что ни события, ни неправомерные действия30 не способны предоставить лицу возможность стать собственником. Таким образом, единственно возможным основанием непосредственного возникновения права собственности являются правомерные действия, которые традиционно подразделяются на юридические поступки и акты, в том числе сделки, административные акты и судебные акты.31
    Что касается административных и судебных актов, то в отношении их можно отметить, что они являются в большей степени предпосылкой, одних их еще недостаточной для возникновения права собственности. Распоряжение органов местной власти о предоставлении лицу земельного участка в собственность, еще не влечет за собой автоматически возникновения этого права. Распоряжение является основанием для заключения договора купли-продажи, право собственности по которому у приобретателя возникает только с момента присвоения после передачи вещи. Те же замечания касаются судебных актов. Как правило, право собственности возникает из положительных исков о признании права, в частности в отношении самовольной постройки либо имущества давностного владельца. Но опять же, судебный акт является лишь предпосылкой возникновения права собственности, поскольку само право возникает непосредственно в результате присвоения лицом имущества в собственность. Судебный акт служит лишь средством легитимации права собственности.
    Говорить о том, что право собственности своим возникновением обязано юридическим поступкам необоснованно. Известно, что под юридическим поступком понимается действие, с самим фактом совершения которого закон связывает правовые последствия.32
    В виду сказанного смеем утверждать, что возникновение права собственности имеет сделочную, притом односторонне-сделочную природу. И добавляя наше утверждение к существующей традиционной классификации, отметим, что не зависимо от конкретного юридического факта, являющегося в соответствии с законом предпосылкой для возникновения права собственности, само право возникает в результате присвоения имущества приобретателем. До момента присвоения имущества лицо не может рассматриваться как собственник.
    К числу первоначальных в экономическом смысле оснований возникновения права собственности относятся юридические факты, возникновение права собственности на основании которых, опосредуется односторонней распорядительной сделкой по присвоению имущества без посредства иных действий субъектов. К числу производных в традиционной классификации оснований возникновения права собственности относятся юридические факты, на основании которых право собственности возникает в виду присвоения, опосредованного вещным договором о передаче вещи от одного лица в пользу другого.
    Учитывая сказанное, позволим себе уточнить ранее предпринятую классификацию оснований возникновения права собственности. И так, право собственности на вещь у приобретателя возникает:
    – на основании ранее существовавшего права иного лица, при этом:
    а) в данном случае право собственности может возникнуть на основании совокупности юридических фактов по воле предшествовавшего правообладателя непосредственно в результате присвоения, опосредованного вещным договором traditio (передачи) – сюда относится приобретение права собственности в результате заключения предшествующим собственником и приобретателем договоров;
    б) либо же в данном случае право собственности может возникнуть у приобретателя помимо воли предшествовавшего правообладателя, но в любом случае по воле самого приобретателя в результате односторонней сделки по присвоению имущества – сюда относятся присвоение приобретателем плодов от пользования вещью, находящейся в собственности иного лица, либо случаи присвоения права собственности на основании судебного акта в результате конфискации, принудительного выкупа либо реквизии имущества, а также случаи добросовестного приобретения имущества.
    – независимо от ранее существовавшего права иного лица, при этом:
    а) в данном случае право собственности может возникнуть в виду не существования самой вещи до момента ее создания либо до момента спецификации существующей вещи, в результате чего возникает новый объект права собственности – в результате односторонней сделки по присвоению созданной/измененной вещи;
    б) либо же в данном случае право собственности возникает в связи с неизвестностью либо отсутствием предшествовавшего правообладателя, в случаях, например, обращения в собственность общедоступных для сбора вещей, бесхозяйные вещи, движимые вещи от которых собственник отказался, находка, клад, безнадзорные животные, случаи давностного владения, что достигается также в результате односторонней сделки по присвоению найденных/обнаруженных вещей.
    Конечно же, признавать, что приобретение права собственности в результате occupation (завладения) в случае с бесхозяйными вещами, кладом либо находкой, более соответствует юридической логике, поскольку сама потеря вещи еще не прекращает права собственности предыдущего собственника33, а только является препятствием к его осуществлению. Однако в полной мере говорить в данном случае о том, что право собственности при наступлении соответствующих юридических фактов переходит от одного лица к другому,34 также нелогично, поскольку неизвестность лица, от которого переходит право, делает саму передачу юридически невозможной. Потому более верно здесь говорить о завладении вещью.
    Сделанные нами выводы соответствуют, в том числе и традиционным экономическим воззрениям на природу собственности, а также классическим юридическим воззрениям о том, что право собственности представляет собой юридическую связь лица с вещью. Однако, мы не придерживаемся позиции Д.А. Малиновского, что в частности присвоение вещи является не самостоятельной односторонней сделкой, направленной на возникновение права собственности, а неким юридическим фактом-состоянием, что дает основание автору применительно к договору дарения утверждать, что право собственности одаряемого возникает не в результате передачи ему вещи дарителем, а в результате присвоения этой вещи одаряемым. При этом мы солидарны с позицией автора, что нельзя говорить о договоре как непосредственной предпосылке возникновения права собственности, в той лишь части, что применительно к договору, права собственности приобретателя возникает в результате передачи вещи – односторонней распорядительной сделки, направленной на изменение существующего правоотношения собственности. 35
    Односторонняя сделка по присвоению имущества как единственно возможное основание возникновения права собственности обусловлена самой природой вещного правопритязания лица. Известно, что в цивилистике спорным является вопрос о том, могут ли правовые отношения возникать между одним лицом и непосредственно вещью. Полагаем, что регулируемая правом связь лица с вещью, является лишь одной из форм общественного отношения, с участием одного активного субъекта. Предъявление таким субъектом правоотношения своих прав на удовлетворение в будущем правовых интересов по владению, пользованию и распоряжению имуществом, его инициатива получить определенные материальные блага (вещи), составляет содержание вещного правопритязания. Само же правопритязание является возможностью (потенциальной причиной), которая побуждает заинтересованного субъекта к действию в целях удовлетворения своих интересов. Такие действия субъекта представляются юридическим фактом, который непосредственно служит основанием для возникновения соответствующего правоотношения, в нашем случае – правоотношений собственности.36
    1 См. подробнее об этом: Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве // Категории науки гражданского права. Избранные труды: В 2 т. Т. 2. – М., 2005. – С. 101. (Классика российской цивилистики); Толстой Ю.К. К теории правоотношения. – Л., 1959. – С. 3.
    2 Попович М.М. Приобретение права собственности в гражданском праве России. – Вологда, 2003. – С. 40. Сама автор пишет, что «при первоначальных способах объем правомочий приобретателя определяется законом, а при производных – объемом правомочий предшествующего собственника» (Там же. – С. 40). Абсурдность указанной позиции очевидна в свете того, что право собственности по господствующему мнению представляет собой «триаду» правомочий по владению, пользованию и распоряжению вещью. И при любом способе возникновения права собственности у приобретателя возникает именно «триада» таких полномочий, составляющих в совокупности объем правомочий собственника – как нового, так и предшествующего.
    Полагаем, что различие в объеме полномочий лиц по отношению к вещи, является основанием для различения вещных и обязательственных отношений. Так, и арендатору и собственнику принадлежит право пользования и владения имуществом. Однако объем этих полномочий, а точнее пределы осуществления правомочий пользования и владения в отношении одной и той же вещи, у этих лиц отличаются.
    3 Е.В. Васьковский в этом смысле писал, что право собственности «предоставляет своему обладателю наибольшую меру власти, какая только может существовать в общежитии над телесными вещами». См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. − М., 2003 («Классика российской цивилистики»). − С. 275.
    4 Иоффе О.С. Советское гражданское право // Избранные труды: В 4 т. – СПб., 2004. – Т. 2. – С. 392 и сл.
    5 Советское гражданское право: В 2 т. / Под ред. О.А. Красавчикова. – М., 1968. – Т. 1. – С. 307; Гражданское право. Часть первая / Под общ. ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. – С. 273.
    6 Однако в теории права существует позиция, согласно которой субъективное право может возникнуть непосредственно из закона, а именно из содержания конкретной нормы права, которую предлагают отнести к числу юридических фактов. См.: Черняков А.А. Право, объект права и объект правового отношения: проблемы теории // Юридическое образование и наука. – 2005. – № 3.
    7 Интересно отметить, что в случаях принудительного прекращения права собственности, т.е. помимо воли самого собственника, право собственности на эту же самую вещь возникает только у публичного субъекта гражданских правоотношений – государства, что еще раз подчеркивает чуждость подобных конструкций гражданскому праву.
    8 Генкин Д.М. Право собственности в СССР. – М., 1961. – С. 128, 134 и сл.
    9 Там же. – С. 126.
    10 Советское гражданское право / Под ред. О.А. Красавчикова. – М., 1985. – С. 304 и сл.
    11 См.: Суханов Е.А. Приобретение и прекращение права собственности // Хозяйство и право. – 1998. – № 6.
    12 Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву // Труды по гражданскому праву. – М., 2001. – С. 312 – 313. (Классика российской цивилистики).
    13 Хотя во многих случаях право собственности возникает у правопреемника по воле предшествующего собственника, наличие воли не может служить основным критерием перехода права. См.: Ломидзе О.Г. Правонаделение в гражданском законодательстве России. – СПб., 2003. – С. 55; Гражданское право. Ч. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М. 1998. – С. 349, 351, 362 – 381.
    14 См.: Войшвилло Е.К., Дегтярев М.Г. Логика. – М., 1994. – С. 48.
    15 М.М. Попович пишет: «под способами приобретения следует понимать фактические действия, с которыми закон связывает возникновение права собственности, а основаниями приобретения являются юридические действия и события» (Попович М.М. Указ. соч. – С. 57 – 58).
    16 Иоффе О.С. Об основных проблемах советского гражданского права // Ученые записки ЛГУ. – Сер. юрид. наук. – Вып. 4. – Л., 1953. – С. 51.
    17 Маслов В.Ф. Основные проблемы права личной собственности в период развернутого строительства коммунизма в СССР. – Харьков, 1968. – С. 16.
    18 Ломидзе О.Г. Правонаделение в гражданском законодательстве России. – С. 34.
    19 «… разделение способов приобретения права собственности на первообразные и производные не имеет никакого практического интереса; с понятием о первоначальном или производном приобретении права собственности наше право не связывает никаких юридических определений… исходная точка разделения неверна, ибо в нашем юридическом быту нет вещей, никому не принадлежавших, а е6сли они и существуют в мире, то совершенно чужды юридическим определениям, как например, планеты». См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2 ч.) – М., 2003. – С. 382. (Классика российской цивилистики).

    20 Неволин К.А. История русских гражданских законов. Часть вторая: Книга вторая об имуществах. Раздел первый об имуществах вообще и раздел второй о правах на вещи. – М., 2006. – С. 44. (Классика российской цивилистики).
    21 См.: Попович М.М. Указ. соч. – С. 58.
    22 Проблемы перехода права собственности широко освещаются в современной литературе, вместе с тем единой позиции по данному вопросу до настоящего времени не выработано. См., напр.: Белов А.П. Переход права собственности на товар и риска при международной купле-продаже товаров // Право и экономика. – 2001. – № 12; Граве К.А. Момент перехода права собственности по договору // Советская юстиция. – 1940. – № 23 – 24; Дашковская В.В. Некоторые проблемы перехода права собственности на движимое имущество по гражданско-правовым сделкам // Актуальные проблемы гражданского права: Сборник статей. Вып. 9 / Под ред. О.Ю. Шилохвоста. – М., 2005. – С. 201 – 242; Флейшиц Е.А. Момент перехода права собственности по договору купли-продажи в гражданском праве крупнейших иностранных государств и СССР // Ученые труды ВИЮН. Вып. 9. – М. 1947; Хаскельберг Б.Л. Об основании и моменте перехода права собственности на движимые вещи по договору // Правоведение. – 2000. – № 3.
    23 Хаскельберг Б.Л. Указ. соч. – С. 126.
    24 См.: Хвостов В.М. Система римского права. – М., 1996. – С. 239 и сл.; Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. – М., 2000. – С. 93.
    25 Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и неосновательного обогащения. – М., 1951. – С. 217.
    26 Гражданское право / Отв. ред. Е.А. Суханов. – 2-е изд. – Т. 2. Полутом 1. – М., 2002. – С. 41. Интересно в этом смысле также мнение других авторов. Так, В.С. Толстой пишет: «совершая определенные действия, должник имеет целью прекратить обязанность с противостоящим ей субъективным правом. Действия, совершенные с известной целью, принято считать направленными на эту цель. Действия же, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, являются сделками» (См.: Толстой В.С. Исполнение обязательств. – М., 1975. – С. 22 и сл.). К числу односторонних сделок относят и действия, направленные на отказ от договора (См.: Карапетов А.Г. Расторжение нарушенного договора в российском и зарубежном праве. – М., 2007. – С. 254 – 258.), а также акцепт и оферту (См.: Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования общественных отношений // Антология уральской цивилистики. 1925 – 1989: Сборник статей. – М., 2001. – С. 65). Нельзя не отметить, что высказываемые авторами соображения актуальны и для обоснования сделочной природы traditio.
    27 В этом смысле передача вещи может рассматриваться как юридический поступок, т.е. действие субъекта, которое должно быть совершено в соответствии с содержанием обязательства. Эти доводы приводятся оппонентами учения о вещном договоре. См., напр.: Советское гражданское право / Отв. ред. О.А. Красавчиков. Т. 1. – М., 1968. – С. 441.
    28 Егоров Ю.П. Правовой режим сделок как средства индивидуального регулирования. – Новосибирск, 2004. – С. 154.
    29 См., напр.: Тархов В.А. Гражданское право. – Уфа, 1998. – С. 206.
    30 Мы придерживаемся той позиции, что добросовестное приобретение имущества, является приобретением неправомерным. Однако в виду того, что воля приобретателя направлена непосредственно на возникновение права собственности, и что само это лицо осознавало свое поведение правомерным, закон рассматривает добросовестное приобретение имущества как предпосылку возникновения права собственности.
    31 См., напр.: Тарановский Ф.В. Энциклопедия права. – СПб., 2001. – С. 166 и сл.
    32 Бевзенко Р.С. Теория юридических фактов // Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. – М., 2007. – С. 372.
    33 Учитывая цитированную позицию Д.И.Мейера о том, что «нет вещей, никому не принадлежащих», с которой мы абсолютно согласны.
    34 Этой позиции придерживается в частности Д.И. Мейер. См.: Мейер Д.И. Указ. соч. – С. 383.
    35 См.: Малиновский Д.А. Актуальные проблемы категории субъективного вещного права. Дисс. … к.ю.н. – М., 2002. – С. 125 – 126. Сам же автор, применительно к рассматриваемому случаю, указывает на то, что право собственности приобретателя возникает в результате особого факта-состояния, коим является факт присвоения вещи.
    36 Категория правопритязания практически не известна отечественному правоведению. По крайней мере, нам не удалось найти соответствующих материалов. Предложенная нами концепция вещного правопритязания в своих общих чертах основана на воззрениях А.А. Чернякова, которые автор излагает в обоснование категории «конституционное правопритязание». См.: Черняков А.А. Право, закон, правозаконность: вопросы обновления действующего права и проблемы нормативной терминологии. – Алматы, 2001. – С. 84.






    Ресницы для наращивания i beauty интернет магазин все для ресниц от beauty.


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru