Гражданское и коммерческое право
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Гражданское и коммерческое право

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 25.09.2007


                    ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ЭНЕРГОСБЫТОВЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ В ЗАКОНАХ О РЕФОРМИРОВАНИИ РОССИЙСКОЙ ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКИ

    © 2004 В. Г. Нестолий
    nestoliy1@yandex.ru
    Начальник отдела договорной и судебной работы
    (Советник по правовым вопросам и науке
     Председателя правления – Генерального директора)
     ОАО «Роскоммунэнерго»)
     
                Сегодня, когда энергосбытовые компании выделены из акционерных обществ электроэнергетики и электрификации, функционируют самостоятельно, работают и оптовом, и на розничном рынках электроэнергии,  каждый может убедиться в обоснованности или ложности высказанных в статье суждений. Взгляды, изложенные в материале, не отражают официальной позиции ОАО «Роскоммунэнерго», ООО «Центр частного права электроэнергетики» или их органов.
    Первая публикация: Нестолий В. Г. Основные положения об энергосбытовых организациях в законах о реформировании российской электроэнергетики// ЭнергоРынок. – 2004. - № 05 (06). – С. 60-63; - № 06 (07). – С.52-56.  Направляется для размещения на сайте НП «ЮрКлуб» в авторской редакции.
     
    1. Контуры будущего правового режима деятельности энергосбытовых организаций читатель может видеть в  двух законодательных актах. Это Федеральный закон от 26 марта 2003 г. № 35-ФЗ «Об электроэнергетике»,[1] а также Федеральный закон от 26 марта 2003 г. № 36-ФЗ «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “Об электроэнергетике”».[2]
    Федеральный закон от 26. 03. 2003 г. № 35-ФЗ содержит следующие положения об энергосбытовых организациях:
    ·                    определяет энергосбытовую организацию как организацию, осуществляющую в качестве основного вида своей деятельности продажу другим лицам произведенной или приобретенной электрической энергии (статья 3);
    ·                    относит к компетенции Правительства России (уполномоченного им федерального органа исполнительной власти) определение минимального размера собственного капитала энергосбытовых организаций (пункт 2 статьи 21);
    ·                    устанавливает, что энергосбытовая организация, получившая в установленном порядке статус субъекта оптового рынка электроэнергии, относится к категории покупателей электрической энергии, наряду с гарантирующими поставщиками и крупными потребителями (статья 31); 
    ·                    указывает, что право на приобретение статуса субъекта оптового рынка электроэнергии имеет энергосбытовая организация, приобретающая электрическую энергию в целях последующей ее реализации на розничных рынках и количественные характеристики заявленного приобретения электрической энергии которой превышают минимально допустимые значения, устанавливаемые основными положениями функционирования оптового рынка  (статья 32);
    ·                    предписывает, что энергосбытовая организация вправе действовать от имени и в интересах потребителей  при покупке электроэнергии на оптовом рынке, права и обязанности покупателей возникают при этом непосредственно у потребителей (статья 32);
    ·                    устанавливает, что энергосбытовая организация является субъектом розничных рынков электроэнергии, наряду с потребителями, гарантирующими поставщиками, территориальными сетевыми организациями, оказывающими услуги по передаче электроэнергии, субъектами оперативно-диспетчерского управления, производителями электроэнергии, не являющимися субъектами оптового рынка (статья 37);
    ·                    определяет энергосбытовую организацию в качестве субъекта электроэнергетики обеспечивающего поставки электрической энергии потребителям электрической энергии наряду с гарантирующими поставщиками, территориальными сетевыми организациями (пункт 1 статьи 38);
    ·                    указывает, что энергосбытовая организация отвечает перед потребителями электрической энергии за надежность обеспечения их электрической энергией и ее качество в соответствии с техническими регламентами и иными обязательными требованиями (пункт 1 статьи 38);
    ·                    определяет гарантирующего поставщика в качестве особой разновидности энергосбытовой организации, которому не могут быть предоставлены преимущества при осуществлении хозяйственной деятельности по отношению к иным энергосбытовым  организациям, за исключением случаев, установленных федеральными законами (пункт 4 статьи 38);
    ·                    декларирует, что цены (тарифы) на электрическую энергию, поставляемую потребителям электрической энергии энергосбытовыми организациями, не обладающим статусом гарантирующих поставщиков, являются свободными, складываются под воздействием спроса и предложения и не подлежат государственному регулированию (пункт 2 статьи 40).
    В абзаце 1 статье 7 Федерального закона от 26. 03. 2003 г. № 36-ФЗ провозглашено, что с даты окончания переходного периода любые организации, осуществляющие деятельность в качестве энергосбытовых организаций, продают электрическую энергию потребителям по свободным ценам после получения в установленных законодательством Российской Федерации случаях и в порядке лицензии на осуществление указанного вида деятельности. В абзаце 2 той же статьи  содержится интереснейшее указание: «Погашение ранее образовавшейся задолженности за потребленную электрическую энергию осуществляется по соглашению сторон в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, в соответствии с законодательством Российской Федерации».
    2.Предписания законодателя об энергосбытовых организациях, бесспорно, нуждаются в комментарии и научном анализе, особенно в ракурсе возможных последствий их будущего применения к регулируемым отношениям. Прежде всего, скажем, что правовое положение участников гражданского оборота определяется гражданским законодательством (статья 2 Гражданского кодекса РФ). Обращение электроэнергии на оптовых и розничных рынках опосредуется сделками, составляющими гражданский оборот. Поэтому законы о реформировании электроэнергетики, устанавливающие особенности правового положения субъектов электроэнергетики, следует считать актами гражданского законодательства, устанавливающими специальные правила в отношении норм Гражданского кодекса.  Отсюда следует, что положения специальных законов об электроэнергетике, противоречащие конкретным нормам ГК РФ, исключают действие последних. С другой стороны, нормы законов об электроэнергетики, не могут противоречить Гражданскому кодексу РФ как единому целому, они должны соответствовать ГК РФ как своеобразной «экономической конституции», фиксирующей основные принципы гражданско-правового регулирования общественных отношений. В свою очередь, принципы (основные начала) гражданского законодательства конкретизируют  положения Конституции РФ для применения в области экономических отношений.
    Логично, что статья 2 Федерального закона «Об электроэнергетике» устанавливает, что законодательство об электроэнергетике основывается на Конституции РФ и состоит из Гражданского кодекса РФ, Федерального закона «Об электроэнергетике» и иных регулирующих отношения в сфере электроэнергетике федеральных законов, а также указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ, принимаемых в соответствии с указанными федеральными законами.
    Между тем, в пункте 2 статьи 3 ГК РФ содержится правило, согласно которому  гражданское законодательство состоит из Гражданского кодекса и принимаемых в соответствии с ним иных федеральных законов, регулирующих имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников.  
    Нормы гражданского права, содержащиеся в указах Президента РФ, постановлениях Правительства РФ, нормативных правовых актах федеральных органов исполнительной власти не являются нормами гражданского законодательства.   В пункте 5 статьи 3 Гражданского кодекса РФ зафиксирован важный ориентир, которым следует руководствоваться в  работе над проектами правовых актов и в правоприменении: «В случае противоречия указа Президента Российской Федерации настоящему Кодексу или иному закону применяется настоящий Кодекс или соответствующий закон». Аналогичное правило в  Федеральном законе «Об электроэнергетике» отсутствует.
    Таким образом,  по своей юридической силе, по своему статусу указы Президента РФ и постановления Правительства РФ об электроэнергетике являются актами законодательства об электроэнергетике и, следовательно, положения указов и постановлений хотя и должны соответствовать законам, но не более чем положения специальных   актов гражданского законодательства соответствуют Гражданскому кодексу.[3] Другими словами акты Президента РФ и Правительства РФ об электроэнергетике являются законами, или, по крайней мере, приравниваются к ним. Фактически законодатель «уступил», делегировал Президенту РФ и Правительству РФ право изменять, дополнять и, по существу, отменять  правовые нормы об электроэнергетике, принятые Федеральным собранием. В странах  развитой рыночной экономики, во Франции, например, считается, что по своей юридической силе акты делегированного законодательства - ордонансы равны законам.[4]
    Положения федеральных законов об электроэнергетике, в том числе и касающиеся статуса энергосбытовых компаний, являются т. н. «рамочными» нормами, правилами -«скелетами». Они не смогут работать, применяться вне  развитой системы подзаконных нормативных правовых актов, принимаемых, прежде всего, Правительством РФ. Не случайно, правила § 6 главы 30 ГК РФ, регламентирующие отношения по энергоснабжению, были дополнены новеллой следующего содержания:  «К отношениям по договору снабжения электрической энергией правила настоящего параграфа применяются, если законом или иными правовыми актами не установлено иное» (пункт 4 статьи 539 ГК РФ).[5]  Следовательно, по крайней мере, в области регламентации обязательственных отношений по энергоснабжению Гражданский кодекс прямо признает преимущество правовых актов Правительства РФ, федеральных органов исполнительной власти перед общими нормами гражданского права.
    Но по существу, в силу  статьи 2 Федерального закона «Об электроэнергетике», предписания «делегированного законодательства», «указного права» в области электроэнергетики могут изменять содержание норм гражданского законодательства о собственности и правовом положении организаций - субъектов электроэнергетики.  Ведь договор на снабжение электроэнергией и обязательства из него вытекающие есть оборотная сторона собственности на объекты энергетического хозяйства. Право собственности на объекты электроэнергетики нельзя представить вне обязательства по энергоснабжению и наоборот, энергоснабжение не мыслимо вне собственности на  предприятия, обеспечивающие генерацию, транзит, распределение и потребление энергии. В свою   очередь, правовые режимы исполнения обязательств  по энергоснабжению и правовые режимы объектов электроэнергетики будут определять особенности статусов субъектов электроэнергетики, в том числе и энергосбытовых компаний. Поэтому нельзя рассматривать особенности статуса энергосбытовых компаний вне обязательств по купле-продаже электроэнергии и вещно-правых режимов объектов энергетического хозяйства.
    3. По Гражданскому кодексу РФ обеспечение абонентов-потребителей электрической энергией осуществляется энергоснабжающими организациями. Согласно п. 1 статьи 539 ГК по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии. Федеральный закон от 14 апреля 1995 г. № 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» дает следующую дефиницию: «Энергоснабжающая организация - коммерческая организация независимо от организационно-правовой формы, осуществляющая продажу потребителям произведенной или купленной электрической и (или) тепловой энергии» (статья 1).[6]  Таким образом, на первый взгляд, определение энергосбытовой компании, содержащееся в статье  3 Федерального закона «Об электроэнергетике» незначительно отличается от дефиниции энергоснабжающей организации в Федеральном законе от 14. 04. 1995. № 41-ФЗ, который, кстати, утрачивает силу  после завершения переходного периода реформирования российской электроэнергетики. Ведь самым основным в определениях является указание на вид предпринимательской деятельности данных юридических лиц - продажа произведенной или купленной электрической энергии.
    С другой стороны, без сомнения понятия «энергоснабжающая организация» и «энергосбытовая организация» не являются тождественными.  Так, например, Правила оптового рынка переходного периода электрической энергии (мощности) 2003 г.,[7]  наряду с термином «энергосбытовая организация» используют и термин «энергоснабжающая организация», подразумевая, тем самым, что речь идет об институтах, выполняющих различные функции. Текстуальный анализ определений сравниваемых институтов показывает следующее:
    ·                    законодатель признает, что энергоснабжающей организацией может быть признано только юридическое лицо созданное в любой организационно-правовой форме, предусмотренной законом для коммерческих организаций. Другими словами, в качестве энергоснабжающих организаций, по закону, могут выступать только хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы, государственные и муниципальные унитарные предприятия;
    ·                    в легальном определении энергосбытовой организации отсутствует указание на то, что в качестве таковой может выступать только «коммерческая организация любой организационно-правовой формы». Это обстоятельство, позволяет предположить, что юридические лица, не являющиеся коммерческими организациями, вправе приобретать статус энергосбытовых компаний. Чуть ниже, читатель, будут приведены существенные возражения против истинности последнего умозаключения;
    ·                     в дефиниции энергоснабжающей организации указывается, что данная организация осуществляет продажу произведенной или купленной электроэнергии потребителям. Одновременно закон о государственном регулировании тарифов определяет потребителя как физическое или юридическое лицо, осуществляющее пользование электрической (тепловой) энергией (мощностью). Энергосбытовая организация, согласно закону об электроэнергетике, продает произведенную или купленную электроэнергию иным лицам. При этом в качестве потребителей электроэнергии закон об электроэнергетике рассматривает лиц, приобретающих электрическую (тепловую) энергию для собственных бытовых и (или) производственных нужд (статья 3). Отсюда следует, и более подробно этот тезис будет обоснован позднее, что энергосбытовая организация вправе продавать электроэнергию не только потребителям, но и иным лицам, например, другим энергосбытовым организациям;    
    ·                    законодатель исходит из того, что продажа купленной или произведенной электроэнергии является основным видом деятельности энергосбытовой организации. В определении энергоснабжающей организации на основной вид деятельности  отсутствует.
    Помимо текстуального сравнительного анализа зафиксированных в законе определений терминов «энергоснабжающая организация»  и «энергосбытовая организация» для уяснения понятия энергосбытовой организации  бросим лишь один взгляд назад.
    Институт энергоснабжающей организации есть «винтик», инструмент традиционного механизма правового регулирования отношений, складывающихся при обеспечении потребителей электроэнергией. В прошлом, при плановой организации народного хозяйства в СССР, де-юре или де-факто собственником всех предприятий на территории страны являлось советское государство, каждый хозяйствующий субъект одновременно рассматривался как орган управления народным хозяйством (хозорган). Поэтому всякая энергоснабжающая организация обладала не только гражданской правосубъектностью,  т. е. способностью выступать в товарно-денежном обороте, но и определенной административной компетенцией, совокупностью односторонних властных полномочий, реализуемых по отношению к иным субъектам оборота, в первую очередь, по отношению к потребителям электроэнергии. Термин «энергоснабжающая организация» встречается в нормативных правовых актах того времени,[8]  но впервые легальное определение энергоснабжающей организации дано в Приказе Министерства электроэнергетики и электрификации СССР от 23 ноября 1989 г. № 364 «О внесении дополнений и изменений к Правилам пользования электрической энергией». Согласно приказу энергоснабжающая организация - предприятие (объединение), которое обеспечивает отпуск электрической энергии абоненту на основе хоздоговорных отношений, включающих оформленную актом границу балансовой принадлежности и эксплутационной ответственности между ними.  Следует обратить внимание на то, что указание на хоздоговорной характер отношений, складывающихся между энергоснабжающими организациями и абонентами при отпуске электрической энергии, дано в 1989 г., т. е. в период,  предшествовавший экономической реформе, непосредственно перед изменением социально-экономического уклада в стране. Конечно же, и ранее за пользование электроэнергией взималась плата, энергоснабжение было возмездным, отпуск электроэнергии осуществлялся на основании договора,[9] но все же административному, по сути, отношению придавалась внешняя гражданско-правовая  обязательственная форма.  
    Особенность деятельности энергоснабжающей организации заключается в том, что отпуск электроэнергии потребителю может осуществляться не только за плату, но и безвозмездно, на основании одностороннего властного распоряжения административного органа.[10] Основное содержание обязательства по снабжению электрической энергией заключается не в том, что энергия подается за плату, а в том, что она подается и потребляется (используется) бесперебойно, надлежащим образом. Для конструкции энергоснабжения возмездность является факультативным условием, и в нормативных правовых актах возможна фиксация как модели возмездного энергоснабжения, так безвозмездной модели, в зависимости от того, рыночный, товарно-денежный или административно-командный способ распределения материальных благ господствует в экономике. И далеко не случайно законодатель до самого последнего времени не использовал к отношениям по энергоснабжению термин «купля-продажа электрической (тепловой) энергии». Правила о договоре энергоснабжения в действующей редакции Гражданского кодекса размещены в § 6 главы 30, и с внешней стороны, таким образом, энергоснабжение выступает в качестве разновидности купли-продажи, наряду с розничной куплей-продажей, поставкой контрактацией, продажей недвижимости, продажей предприятия. Но в то же время куплей-продажей в полном смысле этого слова снабжение электро (тепло) энергией не является, и являться не может по следующим соображениям:
    ·                    гипотетически электроэнергия может подаваться не только за плату, но и безвозмездно;
    ·                    электроэнергия, будучи товаром, не является, тем не менее, вещью, на неё нельзя приобрести права собственности,  невозможно истребовать из чужого незаконного владения. Электроэнергия такой же товар, как скажем, рабочая   сила, информация, страховые услуги, транспортная деятельность, права требования (дебиторская задолженность) и не более того. Энергия такое же свойство вещей как цвет или запах, каждая вещь обладает энергией и способна передавать ее другим вещам,  можно говорить о правах собственности на вещь - носитель запаха, но не на сам запах, можно говорить о праве собственности на энергоноситель, но не на энергию;
    ·                    до настоящего времени цена на электрическую энергию таксируется государством, за исключением энергии, являющейся предметом оборота в рамках свободного сектора оптового рынка. При купле-продаже  цена устанавливается  свободным соглашением сторон, тарифы на электроэнергию и услуги по ее передаче предмет дискуссий, торга между различными органами исполнительной власти, крупными хозяйствующими субъектами.[11] Роль же государственных органов тарификации сводится к грамотному, математически и юридически правильному оформлению принятых решений.
    ·                    в рамках оптового рынка  основной оборот  электрической энергии (мощности) имеет место быть в пределах регулируемого сектора, где электроэнергия распределяется между участниками рынка пусть возмездно, но на основании административных актов.  Договоры, опосредующие обращение электроэнергии, договоры, заключаемые во исполнение административных актов, являются вспомогательными, техническими инструментами, такими же, как акты сверки задолженности за сальдо - перетоки. При отсутствии соответствующего договора право на получение электроэнергии и обязанность ее оплаты  возникают непосредственно из административного акта - постановления федерального органа исполнительной власти об утверждении планового баланса производства и поставок  электроэнергии (мощности).
    Таким образом, энергоснабжающей организация есть понятие плановой, административно-командной экономики, до настоящего времени  господствующей в сфере обращения электроэнергии. Законы о реформировании электроэнергетики, как отмечалось выше, декларируют, что любые энергосбытовые организации продают электрическую энергию потребителям по свободным ценам, складывающимся под воздействием спроса и предложения и не подлежащими государственному регулированию (абзац 1 статьи  7 Федерального закона от 26. 03. 2003 г. № 36-ФЗ, пункт 2 статьи .40 Федерального закона от 26. 03. 2003 г. № 35-ФЗ). Энергосбытовая организация, в отличие от энергоснабжающей, есть инструмент новых, подлинно рыночных, свободных отношений  в электроэнергетике.
    Только то и объединяет энергосбытовые и энергоснабжающие организации,  что ни та и не другая не могут обладать правом собственности на отчуждаемую электроэнергию в силу особых свойств последней. Но в отличие от энергоснабжающей, по общему правилу, будущая энергосбытовая компания  лишена способности обладать в отношении энергоносителей какими-либо правами. Этот тезис прямо вытекает, из того, что территориальным сетевым организациям, т. е. субъектам, обладающим на основании какого-либо титула линиями электропередач, трансформаторными и иными подстанциями, распределительными пунктами и иным оборудованием, предназначенным для обеспечения электрических связей и передачи электроэнергии,[12]  запрещено заниматься деятельностью по купле-продаже электрической энергии (за исключением покупки территориальными сетевыми организациями электроэнергии для цели компенсации потерь в электрических сетях) (статья 41 Федерального закона от 26. 03. 2003  № 35-ФЗ).
    Не обладая правами на сетевые предприятия, и, следовательно, не пользуясь электроэнергией в физическом смысле этого слова, тем не менее, энергосбытовые компании покупают и продают, но не саму электроэнергию, а права на  получение ее из сетей Федеральной сетевой компании и территориальных сетевых организаций. Таким образом,  право на электроэнергию отрывается от ее материального носителя, и в действительности, энергосбытовая организация ведёт торговлю не электроэнергией, а обязательствами, имущественными правами.     
                Правила о договоре купли-продажи следует применять к договору возмездного отчуждения имущественных прав (прав требований) лишь постольку, поскольку это не противоречит содержанию и характеру этих прав (п. 4 ст. 454 ГК РФ). Отсюда следует, что общие правила о купле-продаже должны применяться к договорам  покупки и продажи электроэнергии, т. е. прав на получение электроэнергии из электрических сетей, лишь постольку, поскольку это не противоречит существу отношений, складывающихся с участием энергосбытовой компании - покупателя и продавца. По своей правовой природе, стало быть, купля продажа электроэнергии является не куплей-продажей товара - вещи, а возмездной цессией  имущественного права, принимающего экономическую форму товара. Возмездная цессия является алеаторной сделкой, сделкой на риск,  в отличие от купли-продажи, имеющей меновой характер.[13] Другими словами, купля-продажа электроэнергии есть цессия, и в первую очередь цессия, и только затем купля-продажа. Отсюда следует, что энергосбытовая компания не просто институт свободного рынка электроэнергии, это финансовый институт, т. к. имущественные права на получение электроэнергии могут принимать форму документарных или бездокументарных ценных бумаг, записей на счетах.   Электроэнергия может быть предметом купли-продажи, но лишь в безналичной, «виртуальной» форме. Действия по передаче электроэнергии объект фактических отношений, предмет деятельности сетевой компании.
    4. Для более полной, более весомой аргументации следует прибегнуть к функциональному анализу конструкций  энергоснабжающей и энергосбытовой организации с использованием приемов систематического и формально-логического (догматического) толкования.
    Энергоснабжающая организация есть наследие плановой, административной экономики, более или менее успешно функционирующий и в условиях, по  словам чл. корр. РАН, проф. С. С. Алексеева, «базарного», «номенклатурного», «государственного» капитализма.[14] С другой стороны, энергосбытовая организация, является участником  «либерализованного», по выражению Председателя Правления РАО «ЕЭС России», видного хозяйственного, политического и государственного деятеля А. Б. Чубайса,  субъектом «российской  электроэнергетической биржи».[15]  Биржевые же институты, а стало быть, и энергосбытовые организации, есть в первую очередь институты финансовые.
    Согласно закону  определение минимального размера собственного капитала энергосбытовой организации относится к компетенции Правительства РФ.[16] Термин «собственный капитал», до сей поры, не был известен законодательству об электроэнергетике, неизвестен он и Гражданскому кодексу. Но, согласно статьи 63 Федерального закона от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» размер собственных средств (капитала) для действующей кредитной организации при  создании на территории иностранного государства дочерних организаций, филиалов, приобретения небанковской кредитной организацией статуса банка и т. п. целей  определяется в порядке, установленными нормативными актами Банка России.[17] В соответствии со статьей 36. 14 Федерального закона  от 7 мая 1998 г. № 14-ФЗ управляющая компания, осуществляющая инвестирование средств пенсионных накоплений, обязана  поддерживать достаточность собственных средств (капитала), рассчитанных в соответствии с требованиями Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг, относительно объема обслуживаемых активов в порядке, устанавливаемом Правительством РФ.[18] Из статьи 39 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» следует, что одним из условий оказания брокером и/или дилером услуг по подготовке проспекта ценных бумаг его соответствие требованиям к размеру собственного капитала, установленным нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг.[19]  В Федеральном законе от 29 ноября 2001 г. № 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах» содержится указание на то, что правила и стандарты, установленные саморегулируемой организацией управляющих компаний, должны содержать порядок расчета  величины собственного капитала членов саморегулируемой организации с учетом рисков осуществления деятельности (пункт 2 статьи 59).[20] Кроме того, категория собственного капитала используется в актах налогового законодательства и актах, устанавливающих технику денежных операций, т. е. в правовых актах о бухгалтерском учете и отчетности.
    Таким образом, понятие собственного капитала (собственных средств) - понятие законодательства о банках, об инвестициях, о деятельности на рынке ценных бумаг, т. е. финансового, в широком смысле, законодательства, имеющего комплексный характер,  являющегося источником административного, гражданского и финансового права.  Финансовая деятельность юристами-финансоведами определяется как деятельность государства по планомерному образованию, распределению и использованию  денежных фондов (финансовых ресурсов) в целях реализации задач по социально-экономическому развитию страны и обеспечению обороноспособности.[21] Стало быть, деятельность субъектов товарно-денежных отношений по образованию распределению и использованию денежных фондов в целях реализации собственных задач также является финансовой деятельностью, регулируемой, однако, нормами гражданского права. Отсюда следует, что энергосбытовая организация есть один из инструментов, «винтиков» механизма образования, распределения и использования финансовых ресурсов, денежных средств, получаемых на оптовых и розничных рынках  электроэнергии.
    Очевидно, что энергосбытовая организация имеет мало общего с энергосбытовыми подразделениями энергоснабжающих организаций. Энергосбыты, функционирующих до настоящего времени акционерных обществ электроэнергетики и электрификации (АО-энерго), генетически происходят от предприятий государственного энергетического надзора и сбыта энергии, входивших на правах структурных единиц в производственные объединения (ПО) электроэнергетики и электрификации.[22]  Наряду с предприятиями государственного энергетического надзора и сбыта  в состав ПО-энерго входили электростанции, сетевые, ремонтные и другие предприятия, «образуя органичное единство», по производству, передаче и распределению электроэнергии».[23] В свою очередь, ПО-энерго и объединенные диспетчерские управления, проектные, транспортные и иные предприятия образовывали территориальные энергетические объединения, подчиненные Министерству электроэнергетики и электрификации СССР.[24]
    При этом предприятия государственного энергетического надзора и сбыта энергии, будучи хозяйствующими субъектами, одновременно входили в систему органов, осуществляющих государственный энергетический надзор в СССР.[25] Старшие инженеры - инспектора, инженеры - инспектора предприятий государственного энергетического надзора и сбыта энергии по должности являлись государственными инспекторами государственного энергетического надзора (пункт 3 Положения о Госэнергонадзоре СССР). Будучи должностными лицами органов государственного управления,  старшие инженеры, и инженеры предприятий госэнергонадзора и сбыта имели право беспрепятственного, невзирая на время суток, доступа к электроустановкам потребителей; право давать предписания потребителям  о прекращении непроизводительного расходования энергии; право требовать соблюдения лимитов потребления электроэнергии; право составлять протоколы о расточительном расходовании электроэнергии с «возбуждением» перед административными органами вопросов о привлечении к ответственности должностных лиц, виновных в расточительном  расходовании электроэнергии; право осуществлять контроль над проверкой знаний персонала, эксплуатирующего электроустановки, правил технической эксплуатации, техники безопасности; права давать указания потребителям по вопросам  допуска к работе на электроустановках граждан, не прошедших проверки знаний правил техники безопасности и правил технической эксплуатации (пункт 6 Положения о Госэнергонадзоре СССР).
                Таким образом, предприятия государственного энергетического надзора и сбыта ПО-энерго, исполняли, прежде всего, административные, по своей сущности, функции контроля над энергопотреблением,  при заключении договоров электроснабжения, цель экономии энергоресурсов.  В идеале эффективность работы энергосбытового предприятия ПО-энерго определялась не объемом средств, вырученных от продажи электроэнергии, а объемом «сбереженных» энергоресурсов.
                Постановлением Совета Министров СССР от 30 июля 1988 г. № 924 «О переводе предприятий, объединений и организаций Министерства энергетики и электрификации СССР на полный хозяйственный расчет и самофинансирование» Минэнерго предписывалось перевести  все подведомственные предприятия, объединения и организации на полный хозяйственный расчет и самофинансирование, обеспечить условия их деятельности в строгом соответствии с положениями Закона СССР о государственном предприятии (объединении).[26]
    В связи переводом ПО-энерго на полный хозяйственный расчет и самофинансирование в специальной литературе отмечалось, что  интересы конкретного коллектива, т. е. энергопредприятия не всегда совпадают с интересами общества в целом. В интересах общества удовлетворять потребности экономики меньшим количеством энергии. «Решение этой задачи, - отмечали специалисты, - может означать для коллектива реальную потерю части прибыли».[27]  Другими словами, административная компетенция предприятия энергетического надзора и сбыта  вступила в противоречие с хозрасчетными целями того же предприятия. Поэтому впоследствии, в ходе преобразования территориальных энергетических объединений в акционерные общества, энергосбытовые подразделения были лишены функций госэнергонадзора, но одновременно утратили  гражданскую правосубъектность, перестали быть самостоятельными юридическими лицами.
    Для целей  нашего исследования  важно отметить, что до приватизации территориальных энергетических объединений функции сбыта энергии выполняли самостоятельные юридические лица, являвшиеся структурными подразделениями ПО-энерго, заключенные энергосбытовыми предприятиями договоры энергоснабжения исполнялись другими подразделениями ПО-энерго, в частности электростанциями и сетевыми предприятиями. Отношения между ПО-энерго и его структурными подразделениями, в том числе сбытовым предприятием, по своей природе являлись административными. Отношения между сбытовым предприятием и другими подразделениями ПО-энерго - юридическими лицами - внутрихозяйственными. Последние представляли собой «одну из форм распорядительной деятельности в сфере административного управления».[28]  То обстоятельство, что во взаимоотношениях с третьими лицами структурные подразделения выступали в качестве самостоятельных юридических лиц, от своего имени, не меняло административно-правового характера их отношений в рамках производственного объединения. По словам А. И. Хаснутдинова: «Это, по-прежнему, отношения между частями целого, опосредующие управленческую деятельность объединения».[29] Добавим,  что для третьих лиц, отношения между энергосбытовым предприятием, оперативно-диспетчерским управлением,  сетевыми подразделениями территориальной энергосистемы выступали в качестве организационно-технических, не имеющих правового характера отношений, опосредующих внешнюю  хозяйственную деятельность производственного объединения по снабжению потребителей электроэнергией. Правами юридических лиц, гражданской правосубъектностью структурные подразделения ПО-энерго наделялись для обеспечения собственных нужд, для найма рабочей силы и т. п., но никак не для заключения договоров между собой, с производственным объединением или  с потребителями электроэнергии.[30]
    Нам же интересен сам факт разделения функций по генерации, передаче, распределению, сбыту электроэнергии между самостоятельными организациями, пусть с внешней стороны и выступающими как единое целое. Впоследствии, когда в экономической теории и в практике управления приобрела чрезвычайную популярность идея о разделении товарных и финансовых потоков в рамках крупных хозяйствующих субъектов, то применительно к электроснабжению эта идея сразу легла на благодатную почву.
                Сегодня законы Российской Федерации о реформировании электроэнергетики рассматривают энергосбытовые организации в первую очередь как финансовые институты будущего оптового рынка электроэнергии, не занимающиеся производственной деятельностью. Исключение представляют лишь энергосбытовые организации, которые продают электроэнергию, генерированную на собственных электростанциях. Особенности правового режима деятельности энергосбытовых организаций нельзя определить без анализа подзаконных правовых актов Правительства РФ, положения которых де-факто могут противоречить конкретным нормам законов об электроэнергетике и гражданскому законодательству, что санкционировано самим законодателем.
    В то же время укажем на главное: в прошлом энергоснабжающие организации одновременно осуществляли административные функции контроля за надлежащим использованием электроэнергии потребителями и исполняли гражданско-правовые обязанности по снабжению потребителей электроэнергией22. Энергосбытовая организация может снабжать потребителя электроэнергией только в случае непосредственного присоединения энергопринимающих устройств последнего к сетям генерирующей станции, принадлежащей той же энергосбытовой компании. Энергосбытовая организация не обладает какими-либо административными полномочиями в отношении потребителя, не осуществляет контроль за энергопотреблением. Задачи энергосбытовой организации совершенно иные: они заключаются в сборе денежных средств потребителей, их аккумулировании, оплате прав на получение электроэнергии из сетей Федеральной сетевой компании, передаче данных прав потребителям, их продаже другим энергосбытовым организациям либо иным лицам.
     


    [1] Собр. законодательства РФ. 2003. № 13. Ст. 1177
    [2] Собр. законодательства РФ. 2003. № 13. Ст. 1178
    [3] Распространена правовая  позиция, согласно которой  предписания специальных, например, транспортных, законов не могут противоречить конкретным нормам Гражданского кодекса. См., в частности: Гражданское право: Учебник/Под общ. ред. А. Г. Калпина. М.: Юристъ, 2000. Часть вторая. С. 260-261. (Автор главы -  А. Г. Калпин). Позиция объясняется стремлением воспрепятствовать появлению новелл, разрушающих целостность, единство системы гражданско-правового регулирования. Но нельзя игнорировать действие постулатов: «Специальный закон имеет преимущество перед общим», «закон, принятый позднее, отменяет действие предыдущего».  
    [4] См.: Кулагин М. И. Предпринимательство и право: опыт Запада//Кулагин М. И. Избранные труды. М.: Статут, 1997. С. 201. (Классика российской цивилистики).
    [5] О внесении изменений и дополнений в часть вторую Гражданского кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 26 марта 2003 г. № 37-ФЗ//Собр. законодательства РФ. 2003. № 13. Ст. 1179.
    [6] Собр. законодательства РФ. 1995. №  16. Ст. 1316; 1999. №  7. Ст. 880; 2003. № 2. Ст. 158.
    [7] О правилах оптового рынка электрической энергии (мощности) переходного периода: Постановление Правительства Российской Федерации от 24 октября 2003 г. № 643//Российская Бизнес-газета, 2003, 4 ноябр.
    [8] Об административной ответственности должностных лиц за расточительное расходование электрической и тепловой энергии: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1965 г.//Ведомости Верховного Совета СССР. 1965. № 13. Ст. 165; О порядке приема платы за электроэнергию, расходуемую населением, проживающим в сельской местности: Постановление Совета Министров РСФСР от 24 января 1969 г. № 66//СП РСФСР. 1969. № 4. Ст. 17; и др.    
    [9] В учебной литературе договор энергоснабжения рассматривался как плановый, двусторонний, возмездный, хозяйственный. См.: Советское гражданское право: Учебник. В 2-х т./Верб С. А., Добрынин Ю. Е., Илларионова Т. И. и др.; Под ред. Ю. А. Красавчикова. 3 изд., испр. и доп. М.: Высш. Шк., 1985. Т. 2. С. 71. (Автор главы -  Е. Д. Шешенин).
    [10] Гипотетическую возможность безвозмездного снабжения электрической энергией не исключает, в частности, Федеральный Арбитражный Суд Восточно-Сибирского округа, указавший при проверке в порядке кассационного производства дела по иску о взыскании неосновательного обогащения за потребленную фактически, без договора, теплоэнергию, что законом, иными правовыми актами или сделкой не установлены основания для безвозмездного потребления ответчиком тепловой энергии. См.:  Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 5 апреля 2000 г. по делу № А78-3684-5/108-Ф02-517/00-С2 Арбитражного суда Читинской области.
     
    [11] См.: Энергооракулы//Ведомости, 2004, 4 март.
    [12] Об электроэнергетике: Федерального закона от 26 марта 2003 г. № 35 -ФЗ статья 3//Собр.законодательства РФ. 2003. № 13. Ст. 1177.
    [13] К моменту получения удовлетворения цена имущественного права в сравнении с другими аналогичными правами требования может неоднократно изменяться, как, например, изменяется курс акций или иных ценных бумаг. Не случайно, Ю. В. Романец анализируя направленность конструкций купли-продажи и договора о возмездном отчуждении имущественного права, приходит к выводу:  большинство правил о купле-продаже не могут применяться к возмездной цессии и, по-видимому, имущественные права - предмет самостоятельного договора, лишь отчасти попадающего в орбиту действия главы 30 ГК РФ. См.: Романец Ю. В. Система договоров в гражданском праве России. М., 2001. С. 259 
    [14]См.: Алексеев С. С. Гражданский кодекс. Заметки из истории подготовки проекта. Замечания о содержании Кодекса, его  значении и судьбе//Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова/Отв. ред. А. А. Маковский; Исследовательский центр частного права. М., 1998. С. 32.
    [15]См.: Чубайс А. Б. Основные итоги и новые задачи//Энергетик. 2002. № 8. С. 3.
    [16]Об электроэнергетике: Федерального закона от 26. 03. 2003 г. № 35-ФЗ статьи 21 пункт 2// Собр. законодательства  РФ
    [17]Собр. законодательства РФ. 2002.  № 28. Ст.2790; 2003. № 2. Ст. 57.
    [18]О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О негосударственных пенсионных фондах»: Федеральный закон от 10 января 2003 г. №  14-ФЗ//Собр. законодательства РФ. 2003. № 2. Ст. 166.
    [19]О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» и внесении дополнения в Федеральный закон «О некоммерческих организациях»//Собр. законодательства РФ. 2002. № 52 (Часть 2). Ст. 5141.
    [20] Собр. законодательства РФ. 2001. № 49. Ст. 4562.
    [21] См.: Карасёва М. В. Финансовое правоотношение. Воронеж: Изд. Воронежск. гос.ун-та,  1997. С. 6.  В работе цит.: Советское финансовое право. М., 1987. С. 14. (Автор главы - Н. И. Химичева).    
    [22] См.: Шафир А. М. Энергоснабжение предприятий (правовые вопросы). М.: Юрид. лит., 1990. С. 15.
    [23] Там же. С. 13.
    [24] Там же. С. 12-13.
    [25] Положения о государственном энергетическом надзоре в СССР пункт 2: утвержден Постановлением Совета Министров СССР от 4 ноября 1983 г. № 1058 «О повышении роли государственного энергетического надзора в обеспечении экономного использования электрической и тепловой энергии»//СП СССР. 1983. № 32. Ст. 179.
    [26]О государственном предприятии (объединении): Закон СССР от 30 июня 1987 г.//Ведомости Верховного Совета СССР
    [27] См.: Шафир А. М. Указ. соч. С. 21.
    [28] См.: Хаснутдинов А. И. Вспомогательные договоры на транспорте. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1994. С. 107. В работе цит.: Собчак А. А. Правовое регулирование хозяйственной деятельности. Л., 1981. С. 52.
    [29] См.: Хаснутдинов А. И. Вспомогательные договоры на транспорте. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1994. С. 107.
    [30] Отметим, что советский правопорядок не предусматривал регистрации юридических лиц,  поэтому при анализе статуса энергосбытов, сетевых и др. подразделений ПО-энерго во внимание следует принимать материальные признаки юридического лица, а не формальный признак, каковым является государственная регистрация.






    Cedima CF 2500D - http://www.tec-tool.ru/products/cedima_cf_2500_d.html


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru