Арбитражное право
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Арбитражное право

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 03.02.2010



    На правах рукописи

    Масаладжиу Роман Марчелович

    (E-mail: mrm83@mail.ru)

    ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ДОСТУПНОСТИ ПРАВОСУДИЯ НА СТАДИИ НАДЗОРНОГО ПРОИЗВОДСТВА В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССАХ

     

    12.00.15 – гражданский процесс; арбитражный процесс

     

    АВТОРЕФЕРАТ

    диссертации на соискание учёной степени

    кандидата юридических наук

     

    Москва - 2009

    Работа выполнена на кафедре гражданского процесса Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина

     

    Научные руководители:

    Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор

    Гукасян Рафаэль Егишевич


    Заслуженный юрист России,
    доктор юридических наук, профессор

    Жуйков Виктор Мартенианович

    Официальные оппоненты:

    доктор юридических наук, профессор

    Приходько Игорь Арсениевич



    кандидат юридических наук

    Гинодман Елена Николаевна



    Ведущая организация:



    Российская правовая академия

    Министерства юстиции Российской Федерации

     

     


    I. Общая характеристика работы


    Актуальность темы исследования.Обеспечение доступности правосудия было одной из целей принятия в 2002 г. ГПК РФ и АПК РФ. В новейшей процессуальной литературе доступность правосудия называют принципом гражданского и арбитражного процесса (В.М. Сидоренко, В.М. Шерстюк, Н.Н. Ефремова, И.А. Приходько и др.). На принцип доступности правосудия ссылаются в своих актах высшие судебные органы страны. Между тем, принятие ГПК РФ и АПК РФ не решило всех проблем, поэтому научные исследования в области обеспечения доступности правосудия в гражданском и арбитражном процессах по-прежнему востребованы как теорией, так и практикой.

    Проблемы надзорного производства никогда не теряли своей актуальности. Не в последнюю очередь это связано с тем, что надзорная инстанция является последней судебной инстанцией, в которой заинтересованные лица могут защитить своё нарушенное право как в гражданском, так и в арбитражном процессах. Согласно правовым позициям Конституционного Суда РФ право на судебную защиту должно рассматриваться в неразрывном единстве с правом на обжалование судебных актов, а само по себе наличие грубой судебной ошибки свидетельствует о том, что правосудие не состоялось.

    В ГПК РФ и АПК РФ институт проверки вступивших в законную силу судебных актов в порядке надзора подвергся наиболее существенным изменениям по сравнению как с другими способами пересмотра судебных актов, так и с иными институтами гражданского процессуального права. В связи с этим, большинство научных исследований, посвящённых надзорному производству, устарели, а новых пока не так уж много. Среди имеющихся исследований надзорного производства нет ни одного, в котором были бы исследованы именно проблемы обеспечения доступности правосудия в суде надзорной инстанции. Не уделяется должного внимания данной проблеме и в исследованиях, специально посвящённых проблемам доступности правосудия.

    Актуальность исследования надзорного производства в гражданском процессе дополнительно обусловлена принятием Федерального закона от 4 декабря 2007 года № 330-ФЗ, внесшим существенные изменения в главу 41 ГПК РФ о надзорном производстве, которые также требуют своего теоретического осмысления, в том числе в контексте обеспечения доступности правосудия.

    Европейским Судом по правам человека надзорное производство в РФ неоднократно признавалось неэффективным средством судебной защиты в связи с его противоречием принципу правовой определенности, нормативно в Конвенции не закрепленному. Важно проанализировать практику ЕСПЧ, выявить основные положения данного правового принципа, имеющие отношение к надзорному производству, и соотнести их с конституционным требованием обеспечения каждому заинтересованному лицу права на получение судебной защиты. Это необходимо для определения возможности и целесообразности последующего учета положений принципа правовой определенности при изменении законодательной регламентации надзорного производства в ГПК РФ и АПК РФ.

    Сравнительный анализ норм ГПК РФ и АПК РФ, регламентирующих порядок производства в суде надзорной инстанции, свидетельствует о наличии ничем не обусловленных различий в производстве на данной стадии процесса, что противоречит конституционному принципу равенства всех перед законом и судом. Следовательно, имеется потребность в выработке единой концепции развития законодательства о пересмотре судебных актов по гражданским делам в порядке надзора.

    Таким образом, проведение научного исследования проблем обеспечения доступности правосудия на стадии надзорного производства в современных гражданском и арбитражном процессах имеет как важное теоретическое значение (разработка новых идей, концепций надзорного производства), так и научно-практическое значение (выработка рекомендаций по совершенствованию действующего процессуального регламента надзорного производства и соответствующей правоприменительной практики). Изложенное свидетельствует об актуальности исследования проблем обеспечения доступности правосудия на стадии надзорного производства в гражданском и арбитражном процессах, что и предопределило выбор темы настоящего диссертационного исследования.

    Степень научной разработанности темы. Проблемы надзорного производства в гражданском процессе до принятия ГПК РФ и АПК РФ были исследованы в кандидатских диссертациях В.С. Тадевосяна (1948 г.), В.М. Альбова (1950 г.), Н. Абдуллаева (1954 г.), К.С. Банченко-Любимовой (1954 г.), С.С. Москвина (1963 г.), Н.П. Елизарова (1970 г.), М.М. Биркина (1972 г.), И.И. Андрианова (1983 г.). Е.Н. Сысковой (2001 г.). Существенный вклад в развитие процессуальной науки внесли докторские диссертации П.Я. Трубникова «Пересмотр в порядке судебного надзора решений и определений в советском гражданском процессе» (1969 г.), С.Ю. Каца «Проблемы пересмотра судебных постановлений по гражданским делам в порядке надзора» (1970 г.), К.И. Комиссарова «Теоретические основы судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства» (1971 г.), И.М. Зайцева «Теоретические вопросы устранения судебных ошибок в гражданском процессе» (1987 г.). Однако данные исследования проводились на базе иного процессуального законодательства и, в большинстве своем, при иных социально-экономических и политических условиях в стране. Отдельные вопросы надзорного производства до принятия АПК РФ и ГПК РФ исследовались в работах С.Н. Абрамова, А.Т. Боннера, В.М. Жуйкова, А.Ф. Клейнмана, Л.Ф. Лесницкой, М.Д. Олегова, В.К. Пучинского, М.С. Шакарян, В.В. Яркова и др.

    После принятия в 2002 ГПК РФ и АПК РФ году проблемы надзорного производства в гражданском процессе исследовались в кандидатских диссертациях И.Н. Балашовой «Проблемы пересмотра судебных постановлений в порядке надзора в гражданском судопроизводстве» (2004 г.), С.Ю. Никонорова «Производство в порядке надзора в гражданском процессе» (2004 г.), С.В. Соколовой «Обжалование вступивших в законную силу судебных актов в российском гражданском процессе» (2005 г.), И.В. Рехтиной «Пересмотр судебных постановлений в порядке надзора в гражданском процессе» (2006 г.), А.П. Томиной «Принцип состязательности на стадиях проверки судебных постановлений в гражданском процессе» (2008 г.), Е.И. Алексеевской «Теоретические и практические проблемы производства в суде надзорной инстанции» (2008 г.); надзорное производство одновременно в гражданском и арбитражном процессах исследовалось в диссертации М.Ю. Новик-Качана «Надзорное производство в гражданском процессе» (2005 г.); надзорное производство в арбитражном процессе было исследовано в кандидатской диссертации А.Е. Ефимова «Надзорное производство в арбитражном процессе» (2007 г.). Значительный вклад в науку гражданского процессуального права внесли докторские диссертации Е.А. Борисовой «Теоретические проблемы проверки судебных актов в гражданском, арбитражном процессах» (2005 г.) и Л.А. Тереховой «Право на исправление судебной ошибки как компонент судебной защиты» (2008 г.), в которых были исследованы, в том числе, и проблемы надзорного производства в гражданском и арбитражном процессах.

    Однако, проблемы обеспечения доступности правосудия на стадии надзорного производства в гражданском и арбитражном процессах до настоящего времени не становились предметом самостоятельного научного исследования в науке гражданского процессуального права.

    Отдельные проблемы надзорного производства в ГПК РФ и АПК РФ исследовались в работах В.В. Азарова, Т.К. Андреевой, А.Т. Боннера, Л.А. Грось, В.М. Жуйкова, М.Ш. Пацации, А.Р. Султанова, М.К. Треушникова, М.С. Шакарян, В.М. Шерстюка, М.К. Юкова, В.Ф. Яковлева, В.В. Яркова и др. Однако, исследование проблем обеспечения доступности правосудия в надзорном производстве если и происходило, то лишь крайне фрагментарно.

    С начала ХХI века были проведены исследования проблем доступности правосудия в кандидатских диссертациях В.М. Сидоренко «Принцип доступности правосудия и проблемы его реализации в гражданском и арбитражном процессе» (2002 г.), Н.Н. Ефремовой «Процессуальные средства обеспечения доступности правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» (2005 г.). Особо следует отметить докторскую диссертацию И.А. Приходько «Доступность правосудия в арбитражном и гражданском процессе: основные проблемы» (2005 г.), в которой были комплексно исследованы многочисленные проблемы доступности правосудия в гражданском судопроизводстве. Однако, ни в одной из этих диссертаций также не получили освещения проблемы обеспечения доступности правосудия на стадии надзорного производства в гражданском и арбитражном процессах.

    Объектом диссертационного исследования является производство в судах надзорной инстанции, а также, частично, производство в судах апелляционной и кассационной инстанций в гражданском и арбитражном процессах.

    Предметом диссертационного исследования являются нормы гражданского процессуального права, регулирующие порядок обжалования и пересмотра судебных актов в гражданском и арбитражном процессах; решения Конституционного Суда РФ; практика Европейского Суда по правам человека; постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ; практика судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

    Цели и задачи диссертационного исследования. Целями диссертационного исследования являлисьвыявление проблем обеспечения доступности правосудия на стадии надзорного производства в гражданском и арбитражном процессах; разработка теоретических положений, позволяющих устранить выявленные проблемы, ипредложение на их основе процессуальной модели функционирования судов надзорных инстанций в гражданском судопроизводстве. Достижение поставленных целей диссертационного исследования осуществлялось путем решения следующихзадач:

    1) определение места и значения доступности правосудия в механизме судебной защиты;

    2) определение характера стадии надзорного производства и выбор процессуальной модели функционирования суда надзорной инстанции;

    3) анализ правовых позиций ЕСПЧ о принципе правовой определенности и их влияния на обеспечение доступности правосудия в суде надзорной инстанции;

    4) исследование проблем обеспечения доступности правосудия при реализации права на обращение в суд надзорной инстанции;

    5) определение порядка возбуждения надзорного производства в контексте доступности правосудия;

    6) исследование проблем реализации доступности правосудия при закреплении оснований для отмены судебного акта в суде надзорной инстанции;

    7) определение пределов рассмотрения дела по надзорной жалобе и полномочий суда надзорной инстанции для реализации доступности правосудия.

    Методологическую основу исследования составили общенаучный метод диалектического познания, а также частно-научные методы: исторический, грамматический, логический, системно-правовой, метод сравнительного исследования, статистический, метод изучения и обобщения судебной практики.

    Теоретическую основу исследования составили труды дореволюционных процессуалистов: Н.А. Буцковского, Е.В. Васьковского, А. Загоровского, Е.А. Нефедьева, В.А. Рязановского, И.М. Тютрюмова, Д.С. Флексора, И.Е. Энгельмана, Т.М. Яблочкова, а также ученых науки гражданского процессуального права советского и современного периода: С.Н. Абрамова, В.В. Азарова, Е.И. Алексеевской, М.А. Алиэскерова, Т.К. Андреевой, А. Арифулина, И.Г. Арсёнова, И.Н. Балашовой, Е.В. Барановой, А.Т. Боннера, Е.А. Борисовой, А.В. Власова, Н.А. Громошиной, Л.А. Грось, Р.Е. Гукасяна, М.А. Гурвича, А.Е. Ефимова, В.М. Жуйкова, И.М. Зайцева, С.Ю. Каца, М.И. Клеандрова, А.Ф. Клейнмана, А.С. Кожемяко, К.И. Комисарова, О.Ю. Котова, В.Ю. Кулаковой, Л.Ф. Лесницкой, С.С. Москвина, Т.Г. Морщаковой, С.Ю. Никонорова, М.Ю. Новик-Качана, М.Д. Олегова, Г.Л. Осокиной, М.Ш. Пацации, И.А. Приходько, В.К. Пучинского, Н.М. Разинковой, И.В. Рехтиной, М. де Сальвиа, С.В. Соколовой, Е.Н. Сысковой, Л.А. Тереховой, Ю.А. Тимофеева, А.П. Томиной, М.К. Треушникова, П.Я. Трубникова, Д.А. Туманова, Д.А. Фурсова, Д.М. Чечота, М.С. Шакарян, В.М. Шерстюка, В.Ф. Яковлева, В.В. Яркова и др.

    Нормативной основой исследования послужили Конституция РФ, Конвенция о защите прав человека и основных свобод, Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1923 г., Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1964 г., Гражданский процессуальный кодекс РФ 2002 г., Арбитражный процессуальный кодекс РФ 1992 г., Арбитражный процессуальный кодекс РФ 1995 г., Арбитражный процессуальный кодекс РФ 2002 г.

    Эмпирической базой исследования послужили решения Конституционного Суда РФ и ЕСПЧ, разъяснения по вопросам правоприменения Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, практика по рассмотрению дел в порядке надзора судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

    Информационной базой исследования также послужили материалы, содержащиеся в справочных правовых системах «Гарант» и «Консультант плюс».

    Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что настоящая работа является первым комплексным исследованием проблем обеспечения доступности правосудия на стадии надзорного производства в гражданском и арбитражном процессах. На основе выработанных теоретических положений диссертантом предложена модель процессуального функционирования судов надзорных инстанций, позволяющая реализовать доступность правосудия на стадии надзорного производства в гражданском и арбитражном процессах. Научная новизна работы находит непосредственное выражение в положениях, выносимых на защиту:

    1. Доступность правосудия представляет собой гарантированную законом возможность для заинтересованных лиц инициировать судебный процесс в любой его стадии и получить судебную защиту посредством вынесения законного и обоснованного судебного акта.

    В целях обеспечения доступности правосудия совершенствование надзорного производства должно осуществляться путем устранения препятствий, затрудняющих или исключающих для заинтересованных лиц возможность инициирования судебного процесса и (или) получения судебной защиты на данной стадии процесса.

    2. Дальнейшее реформирование надзорного производства должно осуществляться также в направлении обеспечения соответствия процессуального регламента надзорного производства принципу правовой определенности как элементу верховенства права с учетом правовых позиций Европейского Суда по правам человека.

    Принцип правовой определенности заключается в ясности и четкости действующих правовых норм, устойчивости законных и обоснованных судебных актов, а также стабильности складывающихся на их основе правоотношений, чтобы заинтересованные лица в разумных пределах могли предвидеть последствия применения к ним действующих правовых предписаний и в соответствии с этим предвидеть последствия выбора того или иного варианта своего поведения.

    При этом толкование правовых позиций ЕСПЧ о принципе правовой определенности и последующий их учет при совершенствовании правового регулирования надзорного производства необходимо осуществлять с учетомприоритета требования обеспечения доступности правосудия для заинтересованных лиц.

    3. Реализация доступности правосудия при пересмотре судебных актов предполагает соответствие нормативной регламентации порядка обжалования судебных актов требованию ясности и четкости изложения положений процессуального закона для обеспечения их понятности суду и участникам судебного процесса, и, как следствие, для обеспечения их единообразного и предсказуемого применения.

    4. Диссертантом критически оцениваются мнения об исключительном (чрезвычайном) характере стадии надзорного производства в связи с тем, что они оправдывают ограничение для заинтересованных лиц доступности правосудия на данной стадии процесса. Исключительность (чрезвычайность) надзорного производства может быть определена как егомалодоступность для заинтересованных лиц, связанная с существованием определенных факторов, затрудняющих либо исключающих возможность доступа в суд надзорной инстанции и (или) получения судебной защиты на данной стадии процесса. Вне зависимости от количества проверочных стадий в гражданском и арбитражном процессах существование исключительных (чрезвычайных) стадий процесса противоречит требованию обеспечения доступности правосудия.

    5. Обеспечение доступности правосудия на стадии надзорного производства невозможно без устранения этапа предварительного рассмотрения («фильтра») надзорных жалоб, поскольку указанный этап лишает заинтересованных лиц права на получение судебной защиты на данной стадии процесса. В целях реализации доступности правосудия предлагается наделить заинтересованных лиц правом на обращение в суд надзорной инстанции, которому должна корреспондироватьобязанность суда надзорной инстанции при наличии у заявителя предпосылок права на обращение в суд надзорной инстанции и при соблюдении им условий реализации этого права рассмотреть в судебном заседании поданную надзорную жалобу по существу.

    6. Для обеспечения доступности правосудия бόльшее значение имеет не продолжительность срока на надзорное обжалование, а порядок его исчисления. В целях реализации доступности правосудия предлагается установить, что для всех субъектов надзорного обжалования срок на подачу жалобы начинает течь с момента, когда данное лицо либо лицо, в интересах которого подается надзорная жалоба, узнало или должно было узнать о нарушении его прав принятым судебным актом.

    7. В целях обеспечения доступности правосудия предлагается установить порядок подачи надзорной жалобы через суд первой инстанции, при котором вопрос о принятии надзорной жалобы будет решаться на уровне суда первой инстанции. Соответственно, судом первой инстанции будет разрешаться в судебном заседании с участием заинтересованных лиц вопрос о восстановлении пропущенного срока на подачу надзорной жалобы. Вопрос о назначении даты и времени судебного заседания для рассмотрения надзорной жалобы по существу должен быть отнесен к компетенции суда надзорной инстанции.

    Подача надзорной жалобы через суд первой инстанции создаст возможность для использования на этапе принятия надзорной жалобы института оставления надзорной жалобы без движения, а также позволит суду надзорной инстанции сосредоточиться исключительно на проверке судебных актов. Кроме того, после принятия надзорной жалобы ее можно будет направлять в суд надзорной инстанции вместе с материалами дела, что позволит существенно сократить сроки рассмотрения надзорных жалоб.

    8. В целях реализации доступности правосудия следует отказаться от использования в норме процессуального закона об основаниях для отмены или изменения судебных актов в суде надзорной инстанции неясных и нечетких формулировок, порождающих ничем не регулируемую возможность усмотрения судей в процессе их применения (ст. 387 ГПК РФ, ст. 304 АПК РФ), а также от использования в качестве оснований для отмены или изменения судебных актов в суде надзорной инстанции вместо необоснованности и незаконности их последствий (ст. 304 АПК РФ). Основания для отмены или изменения судебных актов должны быть согласованы с требованиями, предъявляемыми к ним законом, быть едиными для всех проверочных судебных инстанций, проверяющих судебные акты в инстанционном порядке, и включать в себя необоснованность и незаконность обжалуемых судебных актов.

    9. В целях обеспечения доступности правосудия заинтересованных лиц следует наделить правом представления дополнительных доказательств в суд надзорной инстанции для установления фактов процессуально-правового характера, влекущих оставление обжалованного судебного акта без изменения, отмену обжалованного судебного акта и последующее окончание производства по делу без вынесения решения либо направление дела на новое рассмотрение.

    Научная и практическая значимость исследования заключается в том, что сформулированные диссертантом выводы могут быть использованы при дальнейшем исследовании проблем обеспечения доступности правосудия в гражданском и арбитражном процессах, проблем пересмотра судебных актов в гражданском судопроизводстве. Выводы диссертационного исследования могут быть использованы при подготовке изменений и дополнений в действующее гражданское и арбитражное процессуальное законодательство; при подготовке постановлений Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, содержащих разъяснения по вопросам правоприменения.

    Содержащиеся в работе выводы могут быть также использованы в учебном процессе, в рамках преподавания курсов «Гражданский процесс», «Арбитражный процесс», при подготовке и проведении спецкурсов по проблемам пересмотра судебных актов, при написании учебников, учебных пособий, монографий.

    Апробация результатов исследования.Диссертация была выполнена и обсуждена на кафедре гражданского процесса Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина. Основные теоретические положения и выводы диссертации изложены в 11 опубликованных работах, общим объемом 4,7 п.л. По материалам проведенного исследования автор выступал на проходивших в МГЮА имени О.Е. Кутафина Круглом столе с участием кафедр гражданского и уголовного процесса, посвященном проблемам пересмотра судебных решений в рамках УПК РФ и ГПК РФ (13 марта 2008 года); VII Международной научно-практической конференции студентов и аспирантов «Традиции и новации в системе современного российского права» (4-5 апреля 2008 года); Научно-практической конференции «Проблемы гражданского процесса в трудах и деятельности М.С. Шакарян» (12 февраля 2009 года).

    Структура работы подчинена логике исследования, его целям и задачам. Диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих семь параграфов, заключения и списка использованных источников и литературы.

     

    II. Основное содержание диссертации


    Во введенииобосновываются выбор темы диссертации, её актуальность и научная новизна; определяются цели, задачи, объект, предмет, методологическая основа диссертационного исследования; формулируются основные положения, выносимые на защиту; указывается практическое значение результатов диссертационного исследования; содержатся сведения об апробации результатов диссертационного исследования.

    Первая глава «Общие вопросы обеспечения доступности правосудия на стадии надзорного производства в гражданском и арбитражном процессах», как следует из названия,посвящена исследованию общих вопросов обеспечения доступности правосудия на стадии надзорного производства в гражданском и арбитражном процессах, имеющих отношение ко всему надзорному пересмотру в целом. Первая глава состоит из трех параграфов.

    В первом параграфе«Доступность правосудия в механизме судебной защиты»диссертант на основе анализа существующих в доктрине точек зрения относительно содержания механизма судебной защиты (Н.А. Чечина, В.М. Жуйков, Л.А. Терехова) приходит к выводу о том, что механизм судебной защиты включает в себя совокупность определенных компонентов, обеспечивающих реализацию права заинтересованных лиц на получение в судебном порядке защиты своих прав, свобод и законных интересов.

    Диссертант соглашается с точкой зрения о том, что право на судебную защиту имеет комплексный характер, поскольку в него включаются, с одной стороны, право на обращение в суд для разрешения вопроса об определении гражданских прав и обязанностей, с другой – гарантии реализации этого права (О.Ю. Котов). Исходя из этого, компоненты механизма судебной защиты предлагается поделить на два вида:во-первых, направленные на достижение конечной цели процесса (защита нарушенных (оспоренных) прав (свобод, законных интересов) путем вынесения законного и обоснованного судебного акта и, в случае необходимости, его исполнения), а во-вторых, гарантии достижения конечной цели процесса (возможность доступа к суду, справедливое судебное разбирательство, возможность обжалования судебных актов).

    Таким образом, право обжалования судебного акта, с одной стороны, является самостоятельным субъективным правом, а с другой стороны, входит в содержание конституционного права на судебную защиту в качестве его неотъемлемой гарантии. Целью рассмотрения и разрешения дела в суде первой инстанции является защита нарушенных либо оспоренных прав, свобод и законных интересов путем вынесения законного и обоснованного судебного акта, и именно выполнение данной целевой установки должна обеспечивать такая процессуальная гарантия права на судебную защиту как возможность обжалования судебного акта. Поэтому, при отсутствии возможности исправления ошибочного судебного акта можно говорить не только об ограничении права на обжалование, но и об ограничении права на судебную защиту.

    Правосудие – деятельность суда (судов), направленная на защиту прав, свобод и законных интересов субъектов права. В свою очередь защита прав, свобод и интересов заинтересованных лиц может осуществляться судом только путем вынесения законных и обоснованных судебных актов. Исходя из этого, доступность правосудия является процессуальной гарантией конституционного права на судебную защиту, обеспечивающей его реализацию в гражданском судопроизводстве посредством вынесения законных и обоснованных судебных актов. Доступность правосудия должна охватывать весь процесс судопроизводства, тем самым предоставляя заинтересованным лицам возможность получить судебную защиту посредством использования всех стадий судопроизводства.

    Таким образом, доступность правосудия представляет собой гарантированную законом возможность для заинтересованных лиц инициировать судебный процесс в любой его стадии и получить судебную защиту посредством вынесения законного и обоснованного судебного акта.

    Диссертант соглашается с точкой зрения И.А. Приходько о том, что факторы, затрудняющие реализацию права доступа к суду и связанную с этим возможность получения судебной защиты, в целом весьма разнообразны, поскольку принадлежат различным сферам общественных отношений. В то же время, диссертант отмечает, что основные факторы, препятствующие обеспечению доступности правосудия, в том числе на стадии надзорного производства, коренятся в несовершенстве процессуального закона.

    Диссертантом выявляются отдельные требования общего характера, несоблюдение которых оказывает отрицательное влияние на доступность правосудия при пересмотре судебных актов:

    1) ясность и четкость изложения положений процессуального закона для обеспечения их понятности суду и участникам судебного процесса, и, как следствие, для обеспечения их единообразного и предсказуемого применения. В соответствии с данным требованием, норма права для исключения возможности ее произвольного истолкования должна быть четкой и ясной. Между тем, разделы ГПК РФ и АПК РФ о пересмотре судебных актов содержат немало неясных, нечетких формулировок и оценочных категорий, применение которых основывается исключительно на судейском усмотрении, что нарушает равенство всех перед законом и судом («интересы законности», «публичные интересы», «единство судебной практики» и др.). Данное требование не исключает возможности судейского усмотрения. Однако закон не должен допускать широкого применения судейского усмотрения там, где без этого можно обойтись путем законодательного установления ясных и четких формулировок, понятных суду и участникам судебного процесса и, тем самым, обеспечивающих единообразное и предсказуемое применение закона;

    2) исключение дублирования компетенции между проверочными инстанциями. В соответствии с данным требованием, каждая проверочная инстанция должна иметь собственную компетенцию по пересмотру судебных актов, не пересекающуюся с компетенцией по пересмотру судебных актов иных инстанций. Если данное правило законодателем игнорируется, то это приводит либо к ситуации, когда одна и та же ошибка в определенный момент может быть исправлена в разных проверочных инстанциях (кассационная и надзорная инстанции в арбитражном процессе, поскольку для обращения в надзор не требуется обязательное прохождение кассации, и, в то же время, на обращение в данные судебные инстанции установлены одни и те же предельные сроки), либо к сосуществованию проверочных инстанций с одинаковой компетенцией (существование трех надзорных инстанций в гражданском процессе для дел, рассматриваемых по первой инстанции районными судами).

    Диссертантом критически оценивается совпадение компетенции между надзорным производством и производством по вновь открывшимся обстоятельствам в гражданском и арбитражном процессах. Исходя из существующего правового регулирования наличие двух самостоятельных видов пересмотра вступивших в законную силу судебных актов должно исключать дублирование компетенции между ними. Изменить тенденцию по подмене надзорного пересмотра судебных актов пересмотром по вновь открывшимся обстоятельствам можно лишь путем обеспечения доступности правосудия на стадии надзорного производства в гражданском и арбитражном процессах.

    Во втором параграфе «О характере стадии надзорного производства в контексте доступности правосудия» при анализе существующих в доктрине точек зрения относительно характера стадии надзорного производства в гражданском судопроизводстве обращает на себя внимание отсутствие единства, во-первых, в вопросе о характере стадии надзорного производства; во-вторых, в определении соотношения понятий «исключительность» и «чрезвычайность» стадии надзорного производства; в-третьих, в понимании самих категорий «исключительность» и «чрезвычайность» стадии процесса.

    Диссертант присоединяется к мнению о том, что критерием исключительности (чрезвычайности) стадии надзорного производства служит степень её доступности для заинтересованных лиц, в связи с чем исключительный (чрезвычайный) характер данной стадии процесса определяется тем, что возможность пересмотра судебного акта в порядке надзора не зависит, как и прежде, от воли заинтересованного в таком пересмотре лица (М.Ю. Новик-Качан). Диссертант уточняет, что исключительность (чрезвычайность) стадии надзорного производства определяется не только степенью доступности данной стадии для заинтересованных лиц, но и возможностью реального получения судебной защиты на данной стадии процесса, посколькусам по себе доступ к суду еще не свидетельствует о том, что судебная защита будет оказана.

    Все признаки исключительности либо чрезвычайности стадии надзорного производства так или иначе выводятся из тезиса о том, что после вступления судебного акта в законную силу возможность его пересмотра должна быть ограничена. Способами для ограничения возможности пересмотра судебных актов на стадии надзорного производства выступают пресекательные сроки для обращения в суд надзорной инстанции; предварительный этап рассмотрения надзорных жалоб; особые основания для отмены судебных актов, якобы отличные от оснований для отмены судебных актов в судах второй инстанции; обязательное для обращения в надзорную инстанцию прохождение апелляции и (или) кассации. В связи с этим, исключительность (чрезвычайность) надзорного производства может быть определена как его малодоступность для заинтересованных лиц, связанная с существованием определенных факторов, затрудняющих либо исключающих для заинтересованных лиц возможность доступа в суд надзорной инстанции и (или) получения судебной защиты на данной стадии процесса. Понятия «чрезвычайность стадии» и «исключительность стадии» можно рассматривать как однопорядковые категории, понимаемые применительно к стадии процесса как ограничение возможностей по инициированию судебного процесса и наличие препятствий в получении заинтересованными лицами судебной защиты на данной стадии процесса.

    По мнению диссертанта, вне зависимости от количества проверочных инстанций в системах судов общей юрисдикции и арбитражных судов существование исключительных (чрезвычайных) стадий процесса противоречит требованию обеспечения доступности правосудия.Если доступ к правосудию или возможность получения судебной защиты на данной стадии процесса в силу различных факторов затруднены либо исключены для заинтересованных в этом лиц, то это может говорить лишь о неэффективности функционирования данной судебной инстанции в связи с самоустранением судебных органов от судебной защиты прав заинтересованных лиц. За ограничениями доступа в надзорную инстанцию для обеспечения стабильности гражданского оборота и уважения к судебному решению стоят ограничения конституционного права заинтересованных лиц на получение судебной защиты в целях обеспечения подлинного верховенства права.

    В целях реализации доступности правосудия совершенствование надзорного производства должно осуществляться путем устранения препятствий, затрудняющих или исключающих для заинтересованных лиц возможность инициирования судебного процесса и (или) получения судебной защиты на данной стадии процесса. В связи с этим, следует отказаться от таких тенденций развития пересмотра судебных актов в порядке надзора, как смещение цели надзорного производства с защиты прав, свобод и законных интересов заинтересованных лиц в пользу обеспечения единообразия судебной практики, а также уменьшение количества судебных актов, которые могут быть обжалованы в суд надзорной инстанции. При реформировании надзорного производства в качестве приоритетной необходимо взять цель обеспечения заинтересованным лицам реального доступа в суд надзорной инстанции и получения по итогам судебного разбирательства в суде надзорной инстанции судебной защиты посредством вынесения законного и обоснованного судебного акта, гарантируя достижение определенности в правовом положении сторон, основанной на нормах права.

    В третьем параграфе «Принцип правовой определенности в науке и практике ЕСПЧ и российских судов, его влияние на обеспечение доступности правосудия» анализируется практика ЕСПЧ о принципе правовой определенности и выделяются основные положения данного правового принципа, имеющие отношение к надзорному пересмотру судебных актов. Для определения возможности и необходимости последующего учета положений принципа правовой определенности при изменении законодательной регламентации надзорного производства в ГПК РФ и АПК РФ диссертант в отдельных случаях соотносит рассматриваемые аспекты принципа правовой определенности с конституционным требованием обеспечения каждому заинтересованному лицу права на получение судебной защиты.

    Анализ судебной практики ЕСПЧ дает основания для выделения следующих аспектов принципа правовой определенности, имеющих отношение к пересмотру вступивших в законную силу судебных актов:

    1. Право на обращение в суд с просьбой о пересмотре вступивших в законную силу судебных актов должно принадлежать лицам, участвующим в деле (сторонам по спору). Инициирование пересмотра вступивших в законную силу судебных актов должностным лицом, не являющимся стороной по спору, рассматривается как безусловное нарушение принципа правовой определенности.

    По мнению диссертанта, не соответствуют указанному аспекту принципа правовой определенности: существование этапа предварительного рассмотрения надзорных жалоб, поскольку данный этап лишает заинтересованных лиц права на рассмотрение поданной надзорной жалобы по существу; полномочие Председателя Верховного Суда РФ (его заместителя), предусмотренное ч. 3 ст. 381 ГПК РФ, в связи с тем, что данным должностным лицам принадлежит право инициирования надзорного пересмотра; предоставленная прокурору безусловная возможность обратиться с представлением по отдельным категориям дел вне зависимости от его участия на более ранних стадиях процесса (ч. 5 ст. 52 АПК).

    2. Возможность обжалования вступивших в законную силу судебных актов должна быть ограничена определенным сроком, а рассмотрение дела по пересмотру окончательного судебного акта не должно длиться неопределенный период времени. Данная позиция ЕСПЧ заслуживает поддержки, так как судебная защита должна быть не только справедливой, но и своевременной. В то же время, ЕСПЧ прямо не определяет начальный момент исчисления срока на обжалование, а также необходимость установления именно пресекательных сроков на обжалование окончательных судебных актов. В данных вопросах законодатели различных стран вправе установить наиболее благоприятные и демократичные условия о сроках пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в целях обеспечения доступности правосудия для заинтересованных лиц.

    3. Принцип правовой определенности предполагает недопустимость повторного рассмотрения по существу однажды решенного судом дела. Пересмотр окончательного судебного акта возможен только в целях исправления существенных судебных ошибок. Принцип правовой определенности требует, чтобы при окончательном разрешении дела судами их постановления не вызывали сомнения. При этом ЕСПЧ под окончательным решением имеет в виду не любое, но лишь законное и обоснованное решение, отмена которого в принципе недопустима. Принцип правовой определенности может предполагать недопустимость пересмотра только лишь такого судебного акта, который с точки зрения действующего на момент его принятия законодательства соответствовал нормам материального и процессуального права. В то же время, обжалуемый неправосудный судебный акт в любом случае должен подлежать отмене в целях защиты и восстановления нарушенных прав, а также обеспечения подлинного верховенства права и достижения определенности в правовом положении сторон, основанной на нормах права. По мнению диссертанта, только такое толкование данного аспекта принципа правовой определенности отвечает целям обеспечения доступности правосудия для заинтересованных лиц.

    4. Пересмотр окончательных судебных актов должен осуществляться в целях исправления только существенных нарушений норм процессуального права. Пересмотр окончательных решений, исходя из ряда решений ЕСПЧ, может быть использован для исправления только грубых нарушений процедуры рассмотрения дела, поскольку после вступления судебного акта в законную силу следует исходить из того, что в материально-правовом смысле он постановлен правильно. Это обусловлено сложившейся практикой невмешательства Европейского Суда в результаты судебных разбирательств, поскольку такое вмешательство преобразует ЕСПЧ в суд «четвертой инстанции».

    По мнению диссертанта, данный аспект принципа правовой определенности не соответствует конституционному праву заинтересованных лиц на получение судебной защиты, в связи с чем не может быть реализован в отечественном процессуальном праве. Задача судов состоит не только в том, чтобы рассмотреть доводы сторон в рамках справедливого и состязательного процесса и дать им свою оценку, но также и в том, чтобы разрешить дело в соответствии с действующими нормами материального права. Национальные суды не могут не вмешиваться в итоги судебных разбирательств в тех случаях, когда нижестоящие инстанции неправильно разрешили спор, иначе будет нарушен принцип верховенства права, составным компонентом которого является принцип правовой определенности.

    5. Пересмотр окончательного судебного акта допускается только после использования иных способов его обжалования до вступления судебного акта в законную силу. Отказ от использования возможностей по пересмотру судебного акта до его вступления в законную силу влечет, по общему правилу, запрет проверки судебного акта после его вступления в законную силу.

    По мнению диссертанта, данный аспект принципа не согласуется с требованием обеспечения доступности правосудия. Заинтересованные лица должны быть свободны в выборе способов обжалования судебного акта, нарушающего их права. Необжалование судебного акта до его вступления в законную силу означает лишь отказ лица от использования именно данного способа защиты своих прав, но не должно означать запрет для заинтересованных лиц на защиту своих нарушенных прав путем инициирования пересмотра судебного акта после его вступления в законную силу. При обжаловании окончательного судебного акта в «третью» инстанцию, судебный акт теряет законную силу лишь при выявлении грубых судебных ошибок, влекущих его изменение или отмену, что вполне соответствует принципу res judicata, требующему уважения к вступившим в законную силу судебным актам.

    Таким образом, не все положения принципа правовой определенности в их истолковании Европейским Судом полностью соответствуют требованию доступности правосудия, что требует весьма осторожного подхода к их закреплению в отечественном процессуальном праве. Кроме того, отдельные аспекты принципа правовой определенности закреплены в актах ЕСПЧ не совсем четко и ясно, что, в сочетании с отсутствием аутентичных текстов постановлений ЕСПЧ на русском языке, допускает возможность их истолкования в прямо противоположных смыслах. По мнению диссертанта, толкование правовых позиций ЕСПЧ о принципе правовой определенности и последующий их учет при совершенствовании правового регулирования надзорного производства в гражданском и арбитражном процессах необходимо осуществлять с учетомприоритета требования обеспечения доступности правосудия для заинтересованных лиц.

    Вторая глава «Порядок надзорного производства в гражданском и арбитражном процессах в контексте доступности правосудия» посвящена исследованию порядка пересмотра судебных актов в судах надзорных инстанций, выявлению препятствий на пути обеспечения доступности правосудия на стадии надзорного производства и предложению процессуальной модели функционирования судов надзорных инстанций, позволяющей реализовать доступность правосудия на данной стадии гражданского и арбитражного процесса. Вторая глава состоит из четырех параграфов.

    В первом параграфе «Проблемы обеспечения доступности правосудия при реализации права на обращение в суд надзорной инстанции» отмечается, что для обращения в суд надзорной инстанции и получения судебной защиты на данной стадии процесса заинтересованные лица должны обладатьправом на обращение в суд надзорной инстанции. Право на обращение в суд надзорной инстанции является одной из форм обращения к суду, и потому предполагает существование определенных предпосылок и соблюдение ряда условий, при выполнении которых данное право может быть реализовано.

    К предпосылкам права на обращение в суд надзорной инстанции относятся факт принадлежности обжалуемого судебного акта к объектам надзорного обжалования, а также факт принадлежности заявителя надзорной жалобы к субъектам права надзорного обжалования.

    Рассуждая о проблеме объектов надзорного обжалования, диссертант обращает внимание на нечеткие, отличающиеся друг от друга, формулировки ГПК РФ и АПК РФ, определяющие возможность самостоятельного обжалования определений суда в случаях, когда на это прямо не указано в законе. По мнению диссертанта, в процессуальном законе следует закрепить следующее положение: «определение суда может быть обжаловано отдельно от обжалования судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, в случаях, если это предусмотрено настоящим Кодексом, а также если это определение препятствует возбуждению или продолжению производства по делу, вступлению в уже начатый процесс либо завершает уже возбужденное производство».

    Исследуя вопрос о субъектах права на обращение в суд надзорной инстанции, диссертант приходит к выводу, что право обжалования судебных актов в суды надзорной инстанции должно принадлежать материально (лично) заинтересованным участвующим в деле лицам, а также другим лицам, включая прокурора и Уполномоченного по правам человека в РФ, обращающимся в случаях, предусмотренных законом, в суд от своего имени в защиту чужих интересов. При этом критерии допустимости участия процессуальных истцов в судах проверочных инстанций, в том числе наличие в необходимых случаях соответствующей просьбы материально заинтересованного лица, должны быть аналогичными основаниям обращения данных субъектов в суд первой инстанции.

    Диссертантом анализируется вопрос о возможности обжалования судебных актов лицами, не участвовавшими в деле, полагающими свои права нарушенными вынесенными без их участия судебными актами. В результате исследования данного вопроса сформулированы следующие выводы:

    1) Лишены какого-либо практического смысла рассуждения о том, могут или не могут судебным решением по делу быть нарушены права не участвовавших в этом деле лиц. В случае если о правах или обязанностях лица, не участвовавшего в деле, указано в судебном акте, вынесенному по этому делу, либо если права и обязанности не участвовавшего в деле лица будут фактически определяться в результате вступления в законную силу и возможного исполнения судебного акта по данному делу, то нарушение судебным актом прав не участвовавшего в деле лица объективно имеет место.

    2) Лица, не участвовавшие в деле, права которых нарушены судебным актом, должны быть свободны в выборе способа защиты нарушенного права, поскольку любой из способов защиты нарушенных прав не участвовавших в деле лиц (подача жалобы на судебный акт в инстанционном порядке, предъявление самостоятельного иска, оспаривание в другом процессе установленных в судебном акте по чужому делу фактов и правоотношений) обладает как определенными преимуществами, так и недостатками.

    3) Наименование категории лиц, не участвовавших в деле, но обращающихся с жалобой с целью получения судебной защиты, должно быть идентичным для производства в любой проверочной инстанции в гражданском и арбитражном процессах. По мнению диссертанта, единым термином для данной категории субъектов может быть «лица, не участвовавшие в деле, которые полагают, что их права нарушены обжалуемыми судебными актами».

    Среди условий осуществления права на обращение в суд надзорной инстанции наиболее важным и значимым представляется соблюдениесрока на обращение в суд надзорной инстанции. По мнению диссертанта, для обеспечения доступности правосудия бόльшее значение имеет не продолжительность срока на надзорное обжалование, а порядок его исчисления. Диссертант предлагает установить, что для всех субъектов надзорного обжалования срок на подачу жалобы начинает течь с момента, когда данное лицо либо лицо, в интересах которого подается надзорная жалоба, узнало или должно было узнать о нарушении его прав принятым судебным актом. В то же время, должна существовать возможность восстановления пропущенного по уважительным причинам срока на надзорное обжалование. Установление пресекательных сроков на обращение в суд надзорной инстанции нарушает право заинтересованных лиц на судебную защиту.

    Диссертантом критически оценивается механизм восстановления срока на надзорное обжалование в АПК РФ и ГПК РФ, поскольку, в одном случае, он не позволяет рассматривать заявление о восстановлении пропущенного срока в судебном заседании, а также обжаловать определение об отказе в восстановлении срока на надзорное обжалование (АПК), в другом случае приводит к фактической подмене восстановления пропущенного процессуального срока его продлением (ГПК). Представляется, что более удобным для заинтересованных лиц, а также не противоречащим существу соответствующих процессуальных институтов является механизм подачи надзорной жалобы через суд первой инстанции, причем вопрос о принятии надзорной жалобы должен решать именно суд первой инстанции. Соответственно, судом первой инстанции будет разрешаться в судебном заседании с участием заинтересованных лиц вопрос о восстановлении пропущенного срока на подачу надзорной жалобы. Вопрос о назначении даты и времени судебного заседания для рассмотрения надзорной жалобы по существу должен быть отнесен к компетенции суда надзорной инстанции.

    Подача надзорной жалобы через суд первой инстанции создаст возможность для использования на этапе принятия надзорной жалобы института оставления надзорной жалобы без движения, а также позволит суду надзорной инстанции сосредоточиться исключительно на проверке судебных актов. Кроме того, после принятия надзорной жалобы ее можно будет направлять в суд надзорной инстанции вместе с материалами дела, что позволит существенно сократить сроки рассмотрения надзорных жалоб.

    Во втором параграфе «Порядок возбуждения надзорного производства в контексте доступности правосудия»диссертант отмечает, что существование этапа предварительного рассмотрения («фильтра») надзорных жалоб позволяет утверждать об отсутствии у заинтересованных лицправа на обращение в суд надзорной инстанции, поскольку данному праву должна корреспондировать обязанность суда надзорной инстанции при наличии у лица предпосылок права на обращение в суд надзорной инстанции и соблюдении им условий реализации этого права рассмотреть в судебном заседании поданную надзорную жалобу по существу. В настоящее время, при наличии предпосылок права на обращение в суд надзорной инстанции и соблюдении условий реализации этого права, заинтересованные лица получают лишь право на рассмотрение их надзорной жалобы должностными лицами суда без судебного заседания на предмет наличия оснований для передачи жалобы для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции. Вопрос о том, будет ли жалоба рассмотрена судом надзорной инстанции по существу или нет, полностью зависит от усмотрения должностных лиц суда. Поэтому по большинству поданных и принятых к рассмотрению надзорных жалоб заявители получают лишь определения об отказе в передаче жалобы для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, в лучшем случае с указанием мотивов такого отказа.

    Заинтересованные лица, обращающиеся с жалобой в суд надзорной инстанции, преследуют цель именно в рассмотрении поданной жалобы судом надзорной инстанции по существу в судебном заседании. Доступ к реальной проверке обжалованного судебного акта судом надзорной инстанции и составляет реальную доступность осуществления правосудия на стадии надзорного производства. И в этом отношении значение индикатора возможности доступа к правосудию на уровне судов надзорной инстанции после принятия ГПК РФ и АПК РФ существенным образом не изменилось и по-прежнему означает скорее фактическое отсутствие доступа к правосудию, осуществляемому судами надзорной инстанции. Наличие этапа предварительного рассмотрения надзорных жалоб является главным препятствием на пути обеспечения доступности правосудия в судах надзорных инстанций. В связи с этим, по мнению диссертанта, необходимо наделить заинтересованных лиц правом на обращение в суд надзорной инстанции, которому должна корреспондироватьобязанность суда надзорной инстанции при наличии у заявителя предпосылок права на обращение в суд надзорной инстанции и при соблюдении им условий реализации этого права рассмотреть в судебном заседании поданную надзорную жалобу по существу.

    Реализация концепции ординарности стадии надзорного пересмотра, предполагающая устранение предварительного этапа рассмотрения надзорных жалоб, требует выбора модели ее практического осуществления. Диссертантом рассматриваются некоторые возможные варианты обеспечения ординарности стадии надзорного пересмотра в гражданском и арбитражном процессах (увеличение количества судей судов надзорных инстанций, создание специализированных надзорных палат, единоличное рассмотрение дел по пересмотру судебных актов), анализируются проблемы практической реализации той или иной модели.

    В третьем параграфе «Проблемы обеспечения доступности правосудия при закреплении оснований для отмены или изменения судебного акта в суде надзорной инстанции» диссертант выделяет следующие требования к нормативной регламентации оснований для отмены или изменения судебных актов в суде надзорной инстанции в целях обеспечения доступности правосудия:

    1) Ясность и четкость изложения правовых норм об основаниях для отмены или изменения судебных актов. Только в случае ясности, четкости и недвусмысленности изложения в процессуальном законе оснований для отмены или изменения судебных актов можно говорить об обеспечении доступности правосудия заинтересованным лицам. Смысл ст. ст. 387 ГПК РФ и 304 АПК РФ весьма неопределенный, что требует их коррекции в направлении обеспечения четкости и ясности их содержания в целях реализации доступности правосудия на стадии надзорного производства.

    2) Основания для отмены или изменения любого судебного акта должны быть согласованы с требованиями, предъявляемыми к нему законом, поскольку судебный акт можно отменить или изменить лишь в случае, если он не отвечает таким требованиям. Так, согласно ст. 195 ГПК РФ и ст. 15 АПК РФ судебные акты должны быть не только законными, но и обоснованными. В то же время, статьи 387 ГПК РФ и 304 АПК РФ не предусматривают такого основания для отмены или изменения судебных постановлений, как их необоснованность. С другой стороны, представляется неверным закрепление в законе дополнительных требований, предъявляемых к судебным актам, без закрепления корреспондирующих им оснований для отмены или изменения судебных актов в случаях несоблюдения данных требований (ч. 3 ст. 15 АПК РФ).

    Основания для отмены судебных актов в Президиуме ВАС РФ абсолютно не корреспондируют требованиям, предъявляемым законом к судебным актам арбитражных судов, что усиливает усмотренческое начало при их применении судами и не соответствует требованию обеспечения доступности правосудия. Кроме того, в качестве оснований для отмены или изменения судебных актов в суде надзорной инстанции в арбитражном процессе используются вместо незаконности и необоснованности (причины) последствия незаконности и необоснованности судебных актов (следствие).

    3) Основания для отмены или изменения судебных актов должны быть едиными для всех судебных инстанций, проверяющих обжалуемые судебные акты в инстанционном порядке (т.е. для апелляционного, кассационного и надзорного производства в гражданском и арбитражном процессах). Нормы об основаниях для отмены или изменения судебных актов в различных проверочных инстанциях должны соответствовать друг другу, и в то же время в различных проверочных инстанциях не должны складываться свои представления о судебных ошибках. Единству законности в стране должно соответствовать и единство оснований для отмены или изменения судебных актов в проверочных судебных инстанциях. Основания для отмены судебных актов должны включать в себя необоснованность и незаконность обжалуемых судебных актов.

    Рассматривая необоснованность в качестве самостоятельного основания для отмены судебных актов в суде надзорной инстанции, диссертант отмечает, что проверка законности судебного акта зачастую невозможна без проверки его обоснованности, а также полагает возможным закрепление необоснованности в процессуальном законе аналогично ч. 1 ст. 362 ГПК РФ и ч. 1 ст. 270 АПК РФ.

    Рассматривая незаконность в качестве основания для отмены судебных актов в суде надзорной инстанции, диссертант отмечает, что нарушения норм права, являющиеся основаниями к отмене судебных актов, должны быть существенными. Однако значение данного критерия следует раскрыть в законе для обеспечения его понятности суду и участникам процесса: «Основаниями для отмены или изменения судебного акта являются нарушения норм материального или процессуального права, которые привели к неправильному разрешению по существу дела либо (при обжаловании определения суда) отдельного процессуального вопроса. Основаниями для отмены судебного акта являются также нарушения норм процессуального права, влекущие отмену судебного акта вне зависимости от правильности итоговых выводов суда, а также доводов и возражений участвующих в деле лиц».

     

    В четвертом параграфе «Обеспечение доступности правосудия при определении пределов рассмотрения дела по надзорной жалобе и полномочий суда надзорной инстанции» при исследовании вопроса о пределах рассмотрения дела по надзорной жалобе диссертант обращает внимание на следующие аспекты данной проблемы: проверяет ли суд надзорной инстанции судебный акт в пределах доводов заинтересованных лиц либо вправе выйти за их пределы; вправе ли суд надзорной инстанции устанавливать новые факты по делу; проверяет ли суд надзорной инстанции судебный акт лишь по имеющимся в деле материалам либо возможно представление новых доказательств.

    Вопрос о том, должен ли суд надзорной инстанции проверять судебный акт в пределах доводов надзорной жалобы и возражений на нее, относится к числу дискуссионных в науке гражданского процессуального права. В диссертации отмечается неудачное урегулирование данного вопроса в ГПК РФ, а также отсутствие регламентации данного вопроса в АПК РФ.

    По мнению диссертанта, при проверке фактической и правовой сторон дела объем судебного вмешательства в судьбу правового спора должен быть различен. Обжалование судебного акта с фактической стороны должно влечь проверку установленных обстоятельств дела в пределах доводов жалобы и возражений на нее. В то же время, проверка судебного акта с правовой стороны на предмет наличия существенных нарушений норм материального и процессуального права должна осуществляться вышестоящим судом вне зависимости от доводов и возражений заинтересованных лиц, поскольку обязанность правильного применения закона целиком и полностью лежит на суде, рассматривающем дело, и вышестоящий суд обязан осуществлять контроль за правильным применением норм материального и процессуального права.

    Вопрос о том, имеет ли суд надзорной инстанции право устанавливать новые факты по делу, следует решать дифференцировано, в зависимости от характера устанавливаемых фактов. Суд надзорной инстанции не должен иметь возможности устанавливать новые факты материально-правового характера, а также давать иную правовую оценку фактам, установленным нижестоящими судами, и на основании этого разрешать спор по существу, что обусловлено характером проверочной деятельности на данной стадии процесса. В то же время, возможность устанавливать процессуальные факты должна быть у каждой проверочной судебной инстанции. Более того, такая возможность у судов надзорной инстанции в гражданском и арбитражном процессах имеется и сейчас, несмотря на то, что прямо это законодательно не закреплено. Например, суд надзорной инстанции может установить процессуальный факт, являющийся основанием для прекращения производства по делу. Поэтому возможность установления новых фактов процессуально-правового характера является неотъемлемым правом любой проверочной инстанции, включая и надзорную.

    Не является однозначным и ответ на вопрос о том, проверяет ли суд надзорной инстанции судебный акт лишь по имеющимся в деле материалам либо в суд надзорной инстанции возможно представление новых доказательств. По мнению диссертанта, в целях обеспечения доступности правосудия заинтересованных лиц следует наделить правом представления дополнительных доказательств в суд надзорной инстанции для установления фактов процессуально-правового характера, влекущих оставление обжалованного судебного акта без изменения, отмену обжалованного судебного акта и последующее окончание производства по делу без вынесения решения либо направление дела на новое рассмотрение.

    В данном параграфе рассматривается вопрос о полномочиях суда надзорной инстанции, связанных с принятием процессуальных решений, которыми завершается надзорное производство. Суд надзорной инстанции, по мнению диссертанта, должен обладать следующими полномочиями по итогам рассмотрения дела по надзорной жалобе: 1) оставить обжалуемый судебный акт без изменения, а надзорную жалобу без удовлетворения; 2) отменить обжалуемые судебные акты полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции; 3) отменить обжалуемый судебный акт суда апелляционной (кассационной) инстанции полностью или в части и оставить в силе судебный акт суда первой инстанции полностью или в части; 4) изменить обжалуемый судебный акт; 5) отменить обжалуемый судебный акт и принять новое судебное постановление, разрешающее дело по существу, если допущена ошибка в применении либо толковании норм материального права; 6) отменить обжалуемый судебный акт полностью или в части и прекратить производство по делу либо оставить (исковое) заявление без рассмотрения; 7) прекратить производство по надзорной жалобе либо оставить надзорную жалобу без рассмотрения по существу. Реализация судом надзорной инстанции того или иного полномочия зависит от выявленных процессуальных юридических фактов, влекущих их применение. Диссертант рассматривает условия применения судом надзорной инстанции перечисленных полномочий.

    В заключении подводятся краткие итоги проведенного диссертационного исследования.


    По теме диссертации опубликованы следующие работы:

    I. Статьи, опубликованные в изданиях, рецензируемых ВАК РФ:

    1) Масаладжиу Р.М. Доступность правосудия на стадии надзорного производства в свете Федерального Закона № 330-ФЗ (начало) // Актуальные проблемы российского права. № 2 (7).2008. – 0,5 п.л.

    2) Масаладжиу Р.М. Доступность правосудия на стадии надзорного производства в свете Федерального Закона № 330-ФЗ (окончание) // Актуальные проблемы российского права. № 3 (8). 2008. – 0,45 п.л.

    3) Масаладжиу Р.М. Единоличное рассмотрение дел по пересмотру судебных актов как средство обеспечения доступности правосудия в гражданском и арбитражном процессах // Актуальные проблемы российского права. № 4 (9). 2008. – 0,55 п.л.

    4) Масаладжиу Р.М. Единоличное рассмотрение дел по пересмотру судебных актов как средство обеспечения доступности правосудия в гражданском и арбитражном процессах // LEX RUSSICA. 2008. № 5. – 0,2 п.л.

    5) Масаладжиу Р. К вопросу об основаниях для отмены или изменения судебных актов в судах надзорных инстанций в контексте доступности правосудия (начало) // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. № 3. – 0,5 п.л.

    6) Масаладжиу Р. К вопросу об основаниях для отмены или изменения судебных актов в судах надзорных инстанций в контексте доступности правосудия (окончание) // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. № 4. – 0,3 п.л.

    7) Масаладжиу Р. Принцип правовой определенности в науке, практике ЕСПЧ и его влияние на доступность правосудия на стадии надзорного производства в гражданском и арбитражном процессе (начало) // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. № 7. – 0,5 п.л.

    8) Масаладжиу Р. Принцип правовой определенности в науке, практике ЕСПЧ и его влияние на доступность правосудия на стадии надзорного производства в гражданском и арбитражном процессе (окончание) // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. № 8. – 0,5 п.л.

    9) Масаладжиу Р.М. О совпадении компетенции судебных инстанций по пересмотру судебных актов в аспекте доступности правосудия // Актуальные проблемы российского права. № 3 (12). 2009. – 0,5 п.л.

    II. Статьи, опубликованные в прочих изданиях:

    10) Масаладжиу Р.М. Право на обращение в суд надзорной инстанции в гражданском процессе в свете Федерального закона № 330-ФЗ // Развитие процессуального законодательства: к пятилетию действия АПК РФ, ГПК РФ и Федерального закона РФ «О третейских судах в Российской Федерации». Воронеж, 2008. – 0,6 п.л.

    III. Тезисы докладов на конференциях:

    11) Масаладжиу Р.М. Единоличное рассмотрение дел по пересмотру судебных актов как средство обеспечения доступности правосудия в гражданском и арбитражном процессе // Традиции и новации в системе современного российского права (сборник тезисов). М., 2008. – 0,1 п.л.




    Обратите внимание:
    Собрались строиться? Какая же стройка без бани. Сейчас достаточно просто проанализировать цены и без проблем сруб бани купить. А там уже можно и все остальное строить.









    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru