Арбитражное право
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Арбитражное право

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 08.02.2007


     

    Конституционность как понятие и ее значение в деятельности Конституционного Суда РФ

     
    Малюшин Алексей Александрович
    кандидат юридических наук
     
             Конституционность - явление системное.
             Эта системность проявляется в двух основных правовых структурах - в системно-структурной организации Конституции и в системе самого права (правовой системе).
             Конституционность - проявляет себя, прежде всего, в конституционно-правовом смысле принципов, норм, положений Основного закона, однако объективная системность Конституции, воплощенная в форму ее структурной организации, обуславливает необходимость выявлять конституционно-правовой смысл отдельных принципов и норм в содержательно-смысловом контексте всей Конституции в целом, а также в той же содержательно-смысловой взаимосвязи этих принципов и норм с другими принципами и нормами Конституции, с группами таких принципов и норм, отдельными конституционно-правовыми институтами.
             Решая исключительно вопросы права, Конституционный Суд РФ при осуществлении конституционного судопроизводства «воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов» (статья 3 Федерального Конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).
             Системный признак конституционности обуславливается также тем, что в конституционном судопроизводстве принято также выявлять конкретный смысл конституционных норм в их системном единстве и взаимосвязи.
             Объективная системность Конституции, следовательно, с необходимостью образуется принцип системности и метод системности в процессе выявления, утверждения и реализации Конституционным Судом конституционности.
             Характеризуя конституционные нормы как главный системообразующий фактор, В. О. Лучин подчеркивает, что системность права обуславливается существованием в них связей субординации. «Конституция предопределяет иерархическую организацию системы права в наиболее главных ее моментах, - пишет он. Эту упорядоченность и задает Конституция, в соответствии с которой происходит включение нормативных актов разного уровня в единую, целостную систему. Субординационные свойства системообразующей функции находят свое проявление в установлении видов нормативных актов…, различии их юридической силы…, а в ряде случаев - в необходимости издания законодательных актов…».[1]
             Системность в исследуемом аспекте конституционности правовых актов означает также и то, что, имея своей целью установить и констатировать конституционность либо отсутствие конституционности в том или ином правовом акте (части правового акта). Конституционный Суд РФ, основываясь на исследованных им материалах, принимает решение, как это следует из статьи 74 Федерального Конституционного закона о Конституционном Суде Российской Федерации, оценивает, основываясь как на буквальном смысле рассматриваемого акта, так и на смысле, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой. Оценке подлежит также и то место, которое занимает исследуемый на предмет конституционности акт в системе правовых актов.
             Необходимость при установлении конституционности выявлять конституционно-правовой смысл принципов и норм самой Конституции РФ, норм законодательных и подзаконных актов как служащих непосредственным предметом конституционно-судебного разбирательства, так и находящихся в содержательной и логической связи с этим предметом, объективно обуславливает во многих случаях после подобного выявления и формулирования Конституционным Судом соответствующих суждений, обобщений, выводов и др., образование того нормативно-правового пласта, из которого вычленяются новые правовые нормы и принципы.
             Рассмотрение проблемы конституционности как фактора образования правотворческих проявлений в деятельности Конституционного Суда РФ следует, по нашему мнению, видеть и должным образом оценить саму природу и особенности правовой нормы. Момент разнообразия правовых норм, как объектов аналитического рассматривания их Конституционным судом РФ на предмет выявления конституционности, уже отмечался. Но приходится иметь дело и с другим моментом разнообразия, а именно с разнообразием заключенных в них возможностей правового регулирования широкого круга отношений, равно как и с разнообразием самих этих отношений. Норма права по необходимости представляет общую «правовую рамку», «принципиальный правовой скелет», в то время как процесс правоприменения, в том числе и судебного правоприменения, имеет дело с приведением «правовых рамок» в соответствие с огромным многообразием жизненных ситуаций, обстоятельств и т.п.
             Указанные моменты правового многообразия, учитываемые и оцениваемые Конституционным судом в процессе выявления и оценки конституционности правовых актов - одни из составляющих нормативно-правового пласта, из которого с объективной необходимостью происходит образование новых правовых норм.
             Ранее, в законе о Конституционном Суде от 12 июля 1991 года содержалась глава 3 «Рассмотрение дел о конституционности правоприменительной практики». Обыкновение правоприменительной практики, о которой говорилось в статье 66.2. этого закона, не было включено в содержание Федерального конституционного закона о Конституционном суде РФ 1994 года.
             Комментируя факт исключения из сферы проверок на конституционность обыкновения правоприменительной практики, Ж. И. Овсепян пишет, что это утраченное ныне полномочие Конституционного Суда, «если не в ближайшее время, то позднее могло бы иметь определенную перспективу».[2]
             Статья 74 Федерального конституционного закона о Конституционном Суде РФ предоставляет ему право при принятии решения по делу оценивать не только буквальный смысл рассматриваемого акта, но и смысл, придаваемый ему официальным или иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой.
             Итак, Конституционный Суд РФ в процессе выявления конституционности правовых актов и при вынесении решений должен оценивать правоприменительную практику, в том числе и практику судебную. При этом осуществлять проверку этой практики он Федеральным конституционным законом не уполномочен, при осуществлении конституционного судопроизводства он воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.
             Оценка правоприменительной деятельности судов применима, следовательно, к Конституционному Суду РФ лишь как к специфическому, но судебному органу, как к составной части судебной системы.
             Между тем о судебной практике как источнике права говорит заместитель Председателя Верховного Суда РФ В. М. Жуйков. Правовой основой для признания судебной практики источником права стала, по его мнению, новая конституционная функция правосудия, возникшая после принятия Конституции РФ 1993 года Суть этой новой функции - судебная оценка федеральных законов и других нормативных актов.
             Если ранее отношение суда к закону выражалось лишь в его толковании, т.е. в уяснении судом смысла и цели закона для того, чтобы обеспечить волю законодателя, то с принятием Конституции РФ 1993 года для этого выполнения конституционных полномочий суда становится недостаточно: суд должен не только истолковать закон, но и оценить его на предмет соответствия Конституции Российской Федерации, общепризнанным принципам и нормам международного права, чтобы в тех случаях, когда законодатель принял закон с нарушением этих актов, суд мог бы воспрепятствовать воле законодателя, отказав в применении такого закона. Эта функция суда уже сама по себе некоторым образом связана с созданием им права.[3]
             Полагаем, что правотворческая функция  суда, о которой пишет Жуйков В. М, - это важнейшая составляющая его правоприменительной практики, которая должна учитываться Конституционным Судом РФ при принятии им решений.
             Качество обязательности, заложенное объективно в явлении конституционности, проявляет себя, как уже отмечалось, в норме статьи 6 Конституции РФ, в соответствии с которой признанные неконституционными акты или их отдельные положения утрачивают силу, а не соответствующие Конституции Российской Федерации международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению. Федеральный конституционный закон «О конституционном Суде Российской Федерации» к этому присовокупил: Решения Судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях.
             Закрепляя и конкретизируя принцип обязательности, проявляющийся в юридической силе решений Конституционного Суда РФ, Федеральный Конституционный закон о нем устанавливает:
             - решение Конституционного Суда РФ окончательно, не подлежит  обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения;
             - решение Конституционного Суда РФ подлежит исполнению немедленно после опубликования либо вручения его официального текста, если иные сроки специально в нем не оговорены;
             - неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование  исполнению решения Конституционного Суда РФ влечет ответственность, установленную Федеральным законом;
             - решение Конституционного Суда РФ действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами;
             - юридическая сила постановления Конституционного Суда РФ о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта;
             - признание нормативного акта или договора либо отдельных их положений не соответствующими Конституции РФ является основанием отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, основанных на нормативном акте или договоре, признанном неконституционным, либо воспроизводящих его или содержащих такие же положения, какие были предметом обращения. Положения этих нормативных актов и договоров не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами;
             - толкование Конституции РФ, данное Конституционным Судом РФ, является официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.
             Очевиден вывод, имеющий принципиальное значение в системе обоснования концепции конституционности как фактора формирования и проявления правотворческих потенций Конституционного Суда РФ, - для такого правотворчества необходим не сам по себе принцип обязательности, а обязательности именно решений (постановлений, определений), поскольку выводы Конституционного Суда РФ о конституционности (соответственно - о неконституционности) находят свое юридическое выражение в том акте Конституционного Суда РФ, который и составляет это решение.
             В решениях Конституционного Суда РФ конституционность во всех основных ее правовых проявлениях, о чем говорилось выше, находит свое итоговое завершение и оформление. Конституционность - это фактор формирования и проявления правотворческих потенций Конституционного Суда РФ. Вот почему решение Конституционного Суда РФ, в основном его постановления, - это нормативный правовой акт высшей юридической силы, которым непосредственно конкретизируются нормы и принципы Конституции РФ с выявлением их конституционно-правового смысла и значения, в том числе и путем толкования, а также выявляется и юридически устанавливается с общеобязательным их пониманием конституционно-правовой смысл норм федеральных законом и других правовых актов.
             Постановление Конституционного Суда РФ есть все основания рассматривать в качестве основного правового акта, явившегося результатом правотворческой деятельности Конституционного Суда в процессе выявления и установления конституционности.
            
     


    [1] Лучин В.А. Конституционные нормы и правоотношения. Учебное пособие. М. 1997, с 40.
    [2] Овсепян Ж.И. Конституционный Суд России: реформа правового статуса “США-ЭПИ”. 1995. № 9. С 81.
    [3] Жуйков В.М. К вопросу о судебной практике как источнике права. ВКН. «Судебная практика как источник права» М. 1997. С 19.
     






    http://normalifepro.ru/ где в харькове купить normalife. | Нурали Алиев - Биография, новости.


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru