Арбитражное право
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Арбитражное право

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 07.09.2006


    Конец «тайным искам» или краткий комментарий к Постановлению Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2006 «По делу о проверке конституционности положения ст. 336 ГПК РФ в связи с жалобами граждан К.А. Инешина, Н.С. Никонова и ОАО "Нижнекамскнефтехим"

     
    Айдар Султанов,
    SultanovAR@nknh.ru
     член Ассоциации по улучшению жизни и образованию, судья Третейского энергетического суда.
     
    На мой взгляд, это постановление одно из лучших, вынесенных Конституционным судом РФ в последнее время. И, безусловно, является важным событием в юридической жизни России.
    Данное Постановление не только разрешило проблему кассационного обжалования решения лицами, не участвовавшими в деле,  при том, что решение было вынесено  о правах и обязанностях данных лиц, но и подняло стандарт справедливого правосудия в России на новый уровень.
    Предметом жалоб, поданных в Конституционный Суд РФ, было положение  статьи  336  ГПК  Российской  Федерации,   как не предполагающее  -  по  смыслу,   придаваемому   ему   правоприменительной практикой, - право подачи кассационной жалобы лицами, не привлеченными  к участию в деле, вопрос о правах и обязанностях которых был разрешен судом первой инстанции.
    Толкование, данное ст.336 ГПК РФ правоприменительной практикой Замоскворецкого районного суда г. Москвы,  Мосгорсуда, Ленинского районного суда города Ульяновска  и Ульяновского областного суда и разделяемое Верховным судом РФ[1], исключало право лиц, не участвовавших в деле, но о чьих правах и обязанностях было вынесено решение, на подачу кассационной жалобы.
    Подавая жалобу, заявители полагали, что данное толкование ст.336 ГПК РФ противоречит Конституции РФ, и что статья 336 ГПК РФ не запрещает кассационного обжалования, указанными лицами, поскольку право на кассационное обжалование неправосудного акта вытекает из конституционного права на судебную защиту.
    Заявители полагали, что признание Конституционным Судом РФ права подачи кассационной жалобы за лицами, не участвовавшими в деле, но о чьих правах и обязанностях вынесено решение, единственный возможный вариант  разрешения возникшего спора о конституционности ст.336 ГПК РФ. Причем данное признание могло быть осуществлено, как путем признания ст. 336 ГПК РФ неконституционной, в части «запрещающей» кассационное обжалование, указанными лицами, так и признания ее соответствующей Конституции РФ с одновременным истолкованием ее, как не исключающей возможности подачи кассационной жалобы, такими лицами.
    К моменту рассмотрению жалобы в Конституционном Суде РФ ОАО «Нижнекамскнефтехим» свои интересы успешно защитило, доказав неподсудность спора Замоскворецкому районному суду г.Москвы, выиграв процесс в Тушинском районном суде г. Москвы. И ОАО «Нижнекамскнефтехим» оставалось лишь добиться в январе 2006 года оставления в силе решения Тушинского районного суда г.Москвы в кассационной инстанции[2]. Тем не менее, ОАО «Нижнекамскнефтехим» поддержало свою конституционную жалобу в открытом судебном заседании Конституционного Суда РФ 19 декабря 2005. А также оказало правовую поддержку заявителям  К.А. Инешину, Н.С. Никонову, представив их интересы в открытом судебном заседании Конституционного Суда РФ.
     
    Конституционный Суд РФ при оглашении постановления 20 февраля 2006 сообщил о прекращении производства по жалобе ОАО «Нижнекамскнефтехим», указав, что  у  ОАО  "Нижнекамскнефтехим"  сохраняется возможность отстаивать свои права в судах общей юрисдикции в соответствии с  гражданским  процессуальным  законодательством[3].
     
    Исходя из жалоб граждан К.А. Инешина, Н.С. Никонова, Конституционный Суд РФ несколько сузил предмет рассмотрения, ограничив его  смыслом,  придаваемого ст.336 ГПК РФ    правоприменительной практикой, как не предполагающей право подачи кассационной жалобы лицами, не привлеченными к участию в деле, вопрос о правах и обязанностях которых был разрешен судом первой инстанции, если лица, участвовавшие в деле, не  обжаловали  данное решение в суде второй инстанции.
     Несмотря на такое сужение предмета рассмотрения, Конституционный Суд РФ при анализе права на судебную защиту в мотивировочной части постановления сформулировал правовые позиции которые защищают практически интересы всех лиц не участвовавших в деле, о чьих правах и обязанностях вынесено решение и дал конституционное толкование ст.336 ГПК РФ.
    Толкование ст.336 ГПК РФ, как содержащей конечный перечень лиц имеющих право на кассационное обжалование было дано правоприменительной практикой скорей всего из названия данной статьи: «Право подачи кассационных жалобы, представления». А также, по моему мнению, причина такого толкования также вызвана преобладанием позитивизма  при преподавании юридических наук и/или нежеланием либо неумением применять нормы Конституции РФ, общепризнанные нормы международного права и нормы Европейской конвенции «О защите основных прав и свобод человека» в толкованиях Европейского суда по правам человека.
                Этот вывод основан на том, что в самой ст.336 ГПК РФ нет запретительных норм:
    «На решения всех судов в Российской Федерации, принятые по первой инстанции, за исключением решений мировых судей, сторонами и другими лицами, участвующими в деле, может быть подана кассационная жалоба, а прокурором, участвующим в деле, может быть принесено кассационное представление».
     
    Статья 336 ГПК РФ не содержит в себе никаких новаций и фактически воспроизводит слово в слово положения ст.282 ГПК РСФСР. Тот факт, что Конституционный Суд РФ принял к рассмотрению жалобу  о соответствии ст.336 ГПК РФ и вынес постановление, в котором выявил право лиц, не участвовавших в деле, но о чьих правах и обязанностях было вынесено решение,  на кассационное обжалование, свидетельствует о нижеследующем:
    1.      Об эволюции во взглядах судей Конституционного Суда РФ;
    2.      Результаты рассмотрения обращения о конституционности находятся в большой зависимости от того, насколько квалифицированно заявители смогли сформировать и обосновать свое обращение, что налагает большую ответственность на лиц обращающихся в Конституционный Суд РФ.
    Эти выводы основаны, прежде всего, на том факте, что Конституционный суд РФ в декабре 2004 рассматривал вопрос о принятии к рассмотрению жалобы на нарушение конституционных прав применением ст.282 ГПК РСФСР и вынес «отказное» определение. Жалоба была подана гражданкой Кузнецовой Л.Е. в связи с тем, что решением Краснооктябрьского районного суда города Волгограда от 8 декабря 2000 года было признано право собственности Н.И. Суздальцевой и ее несовершеннолетних детей на квартиру, приобретенную Л.Е. Кузнецовой. Кассационная жалоба Л.Е. Кузнецовой была оставлена без удовлетворения, поскольку она не являлась лицом, участвующим в деле.
                В  своем определении Конституционный суд РФ[4] указал следующее:
    «3. Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому право на судебную защиту его прав и свобод и на судебное обжалование решений органов государственной власти, в том числе судебной (статья 46, части 1 и 2), непосредственно не устанавливает какой-либо определенный порядок судебной проверки решений арбитражных судов по жалобам заинтересованных лиц. Конституционное право на судебную защиту не предполагает возможность для гражданина по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного оспаривания, - они определяются законами на основе Конституции Российской Федерации, ее статей 46, 123 и 128.
    Нарушение своего конституционного права на судебную защиту статьей 282 ГПК РСФСР заявительница усматривает в том, что данная статья воспрепятствовала ее ознакомлению с материалами гражданского дела, а также послужила основанием для отказа в принятии ее кассационной жалобы, поскольку она не являлась лицом, участвующим в деле. Между тем статья 282 ГПК РСФСР не регулировала вопросы, связанные с ознакомлением заинтересованных лиц с материалами гражданского дела; не касается этих вопросов и воспроизводящая ее основные положения статья 336 ГПК Российской Федерации. Лица, не участвовавшие в деле, о правах и об обязанностях которых было принято судебное постановление, наделялись Гражданским процессуальным кодексом РСФСР (статья 319) правом обжаловать такое постановление в суд надзорной инстанции; это право закреплено и в статье 376 ГПК Российской Федерации.
    Таким образом, конституционное право заявительницы на судебную защиту не может считаться нарушенным статьей 282 ГПК РСФСР, поскольку она не была лишена возможности его осуществления в порядке, установленном законом».
     
    Таким образом, Кузнецовой Л.Н. было отказано в связи тем, что она усматривала нарушение ее конституционного права на судебную защиту тем, что ст.282  ГПК РСФСР препятствовала ее ознакомлению с материалами гражданского дела и в связи с возможностью обжалования решения в надзорном порядке.
    Отсюда можно сделать вывод о том, что в жалобе Кузнецовой Л.Н. имело место неправильное акцентирование при постановке проблемы кассационного обжалования решений лицами не участвовавшими в деле, но о чьих правах и обязанностях вынесено решение[5]. А также прийти к выводу, что на декабрь 2004 Конституционный суд РФ полагал, что возможность подачи надзорной жалобы являлось надлежащим способом защиты нарушенных прав, лиц не участвующих в деле.
    Из текста Постановления Конституционного  Суда РФ видно, что проблема обжалования решений, лицами не участвующими в деле, была рассмотрена с точки зрения необходимости предоставить эффективную защиту прав и свобод человека.
    Эта точка зрения была следствием восприятия позиции заявителей, которые полагали, что вынесение решения о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к рассмотрению дела, является правонарушением. Поскольку сам факт вынесения решения о правах и обязанностях лица, не привлеченного к рассмотрению законодатель отнес к грубому нарушению процессуального законодательства являющимся безусловным основанием для отмены судебного акта согласно п.4 ч.2 ст.364 ГПК РФ.
    Сколь скоро вынесение решения о правах и обязанностях лица без привлечения его к рассмотрению дела является нарушением права на справедливый суд (является нарушением п.1 ст.6 Европейской конвенции « О защите о защите прав человека и основных свобод»), данное лицо имеет право на эффективное средство правовой защиты, гарантированное ст. 13 Европейской Конвенции. 

    Статья 13 гласит:

    Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.
     
    Соответственно, право на кассационное обжалование вытекает из самого факта вынесения судом решения о правах и обязанностях лица, не привлекая его к участию в судебном разбирательстве. Поскольку вынесение такого решения, является правонарушением, лицо о чьих правах и обязанностях было вынесено решение должно обладать правом на судебную защиту от нарушений его прав в том числе судом. И эта точка зрения была воспринята Конституционным Судом РФ, который и ранее указывал:
    «…личность в ее взаимоотношениях с государством рассматривается как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов, в том числе судебных, лишение же гражданина возможности прибегнуть к судебной защите для отстаивания своих прав и свобод противоречит принципу охраны достоинства личности (ст.21 Конституции РФ)»  [6].
                Причем, на мой взгляд, решение суда, вынесенное о правах и обязанностях лица не привлеченного к рассмотрению дела, может явиться основанием для предъявления  иска о возмещении убытков в соответствии со ст.1070 ГК РФ.[7]
     
    Другим аргументом, также воспринятым Конституционным Судом РФ было указание заявителей, что предоставленная ГПК РФ возможность подачи надзорной жалобы в качестве единственно возможного способа защиты прав лиц, о чьих правах и обязанностях суд вынес решение без привлечения их к участию в деле не является средством эффективной защиты и является скорей нарушением принципа правовой определенности, являющего составной частью принципа «верховенства права».
    Заявители полагали, что указание в ГПК РФ на возможность обжаловать решение в порядке надзорного производства никоим образом не является предоставлением права на справедливый суд, гарантированного Европейской Конвенцией, поскольку в соответствии с прецедентной практикой Европейского суда по правам человека, в частности в решении по делу Сардин против РФ от 12.02.2004, Европейский Суд по правам человека указал: «возможность пересмотра дела в порядке надзора  признается всего лишь иллюзорным правом на доступ к суду и нарушает принцип правовой определенности».
    В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" разъяснено:
    «1. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации (часть 1 статьи 17 Конституции Российской Федерации).
    Согласно части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.
    Исходя из этого, а также из положений части 4 статьи 15, части 1 статьи 17, статьи 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, а также международным договорам Российской Федерации являются непосредственно действующими в пределах юрисдикции Российской Федерации. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.
    Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо.11. Конвенция о защите прав человека и основных свобод обладает собственным механизмом, который включает обязательную юрисдикцию Европейского Суда по правам человека и систематический контроль за выполнением постановлений Суда со стороны Комитета министров Совета Европы. В силу пункта 1 статьи 46 Конвенции эти постановления в отношении Российской Федерации, принятые окончательно, являются обязательными для всех органов государственной власти Российской Федерации, в том числе и для судов.
    Выполнение постановлений, касающихся Российской Федерации, предполагает в случае необходимости обязательство со стороны государства принять меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотренных Конвенцией, и последствий этих нарушений для заявителя, а также меры общего характера, с тем чтобы предупредить повторение подобных нарушений. Суды в пределах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение обязательств государства, вытекающих из участия Российской Федерации в Конвенции о защите прав человека и основных свобод».
    В настоящее время Европейским Судом по правам человека вынесено 8 Постановлений, в которых было установлено нарушение п.1 ст.6 Европейской Конвенции по фактам отмены вступивших в законную силу решений в порядке надзора. Это Постановление от 01.12.2005 Смарыгин против РФ (жалоба №73203/01), постановление от 25.10.2005 Юрий Романов против РФ (жалоба №69341/01), постановление от 25.10.2005 Кутепов и Аникеенко против РФ (жалоба №68029/01), постановление от 13.10.2005 Васильев против РФ (жалоба № 66543/01), постановление от 06.10.2005 Андросов против РФ (жалоба №63973/00), постановление от 21.07.2005 Росэлтранс против РФ (жалоба №60974/00), постановление от 05.04.2005 Волкова против РФ (жалоба №48758/99), постановление от 24.07.2005 Рябых против РФ (жалоба №52854/99) .
     Европейский Суд по правам человека в названных постановлениях указывал, что отмена окончательных судебных решений противоречит принципам «верховенства права», «правовой определенности», «res judicata».
    Не оценивая, какие действия общего характера, Россия должна осуществить в целом для недопущения повторения подобных нарушений касательно надзорной системы, поскольку данный вопрос выходит за рамки настоящей статьи, выразим свою точку зрения в связи с рассмотрением Конституционным Суда РФ дела о конституционности ст.336 ГПК РФ: из данных постановлений  следует обязанность России создать максимальные условия для того, чтобы каждый, чьи права и законные интересы нарушены судебным актом, имел возможность защитить свои права в кассационной  инстанции, тем самым, исключив возможность приданию незаконного судебного акта законной силы, и необходимость подвергать сомнению окончательное решение, которое должно обладать качествами исполнимости.
    С точки зрения эффективности правосудия наиболее эффективным было бы допустить в процесс лицо, о правах и обязанностях, которого было вынесено решение, чем заставлять его начинать новый процесс. Тем самым, порождая появление судебных актов об одном предмете, но с противоположными решениями, и, создавая конкуренцию судебных актов, что не только снижает авторитет правосудия, но может создавать тупиковые ситуации. Что, конечно же, не способствует задачам правосудия, которое, прежде всего должно вносить ясность в правоотношения.
    Другой аргумент[8], хотя он и не был отражен в Постановлении Конституционного Суда РФ, но на наш взгляд, принятый во внимание Конституционным судом РФ, заключался в том, что конституционное право на обращение в межгосударственные органы (п.3 ст.46 Конституции РФ) может быть реализовано только после исчерпания всех внутригосударственных средств правовой защиты, а согласно прецедентной практике Европейского Суда по правам человека для исчерпания внутригосударственных правовых средств достаточно постановления суда второй инстанции. Надзорный же порядок обжалования не признается Европейским судом по правам человека необходимым для исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты. В  решении Европейского Суда по правам человека по делу Денисов против России от 6 мая 2004 (жалоба № 33408/03), была проанализирована процедура надзора по новому ГПК РФ и сделан следующий вывод:
     «… Суд, следовательно, считает, что процедура судебного надзора, как только она запущена, может стать неопределенной. Следовательно, если ее считать средством правовой защиты, которое нужно исчерпать, то созданная надзорной процедурой неопределенность сделает бессмысленным правило шестимесячного срока.
       В этих обстоятельствах, Суд считает, что надзорная жалоба сродни жалобе о повторном слушании дела и аналогична средствам правовой защиты, которые не должны обычно быть приняты во внимание как средство правовой защиты по Статье 35 § 1 Конвенции. Суд не находит никаких особых обстоятельств, которые могли бы оправдать другой вывод».
    Таким образом, лишение возможности кассационного обжалования, не участвовавшего в рассмотрении дела, практически противоречит принципу субсидиарности защиты в межгосударственных органах, в частности, в Европейском Суде по правам человека. Поскольку для того, чтобы соблюсти условия приемлемости, установленные в п.1 ст.35 Европейской Конвенции «О защите основных прав и свобод человека» (далее Конвенции), лицо, чьи права и законные интересы нарушены судебным решением, должно обратиться в Европейский суд по правам человека в течение 6 месяцев со дня вынесения окончательного решения (определения кассационной инстанции), не дожидаясь вынесения судебного акта в порядке надзора.
    То есть, лишение возможности подать кассационную жалобу нарушало бы принцип субсидиарности  международной защиты, установленный в п.3 ст.46 Конституции РФ и п.1 ст.35 Конвенции.
    Другим аргументом, не указанным Конституционным Судом РФ ни в описательной, ни в мотивировочной части постановления, является необходимость предоставления равных процессуальных  возможностей в двух ветвях гражданского судопроизводства. Заявители полагали, что причиной столь распространенного «использования» в «корпоративных войнах» судов общей юрисдикции является меньший объем процессуальных прав, лиц не участвующих в деле по сравнению с объемом прав, предоставляемых АПК РФ. Естественно, это обстоятельство взяли на вооружение рейдеры. Которые комбинируют иски таким образом, чтобы получить нужные решения, намеренно не привлекая заинтересованных лиц и вводя в заблуждение суды. Не секрет, что для рейдеров иногда достаточно бывает совсем немного времени для того, чтобы увести акции, имущество на основании решения суда, распылить его среди «добросовестных приобретателей» в результате многоступенчатых сделок.  И последующая отмена решения уже не имеет никакого значения не только для рейдеров, но и для заинтересованных лиц, поскольку отмена решения не поможет восстановить существовавшее ранее положение. В данном случае имеет место не только злоупотребление права, подачей заявления в суд «тайного иска», но и злоупотребление дефектом в правовом регулировании гражданского процесса, допускающего возможность вступить в законную силу решению, вынесенному по «тайному иску».
    Причем данная лазейка имеет место лишь ГПК РФ, в АПК РФ лицо, не участвующее в деле, о правах и обязанностях которого вынесено решение, имеет право подать и апелляционную, и кассационную жалобы.
     В статье 42 АПК РФ закреплено:
    «Лица, не участвовавшие в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, вправе обжаловать этот судебный акт, а также оспорить его в порядке надзора по правилам, установленным настоящим Кодексом. Такие лица пользуются правами и несут обязанности лиц, участвующих в деле».
    Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ и ранее в своем постановлении при толковании норм, регулирующих порядок апелляционного обжалования, указывал, что помимо лиц, принимавших участие в рассмотрении арбитражного дела, подать жалобу на решение суда первой инстанции также вправе лицо, не привлеченное к участию в деле, о правах и обязанностях которого суд принял решение (п. 4 ч. 3 ст. 158 АПК 1995 г.). В этом случае указанные лица пользуются правами лиц, участвующих в деле, в том числе они вправе принимать участие в рассмотрении дела в апелляционной инстанции, заявлять ходатайства, знакомиться с материалами дела, представлять доказательства [9]. К такому же выводу Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ пришел и при толковании норм института кассационного обжалования судебных актов, указав, что помимо лиц, участвующих в деле, правом кассационного обжалования вступивших в законную силу судебных актов первой и апелляционной инстанции обладают также лица, в том числе граждане, не являющиеся индивидуальными предпринимателями, не привлеченные к участию в деле, если арбитражный суд принял судебные акты непосредственно об их правах и обязанностях (ч. 3 ст. 176 АПК 1995 г.)[10] .
    Лица, не участвовавшие в деле, о правах и обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, имеют процессуальное право - обжаловать судебный акт, который арбитражный суд принял о правах и обязанностях этих лиц, или подать заявление о пересмотре дела в порядке надзора на этот судебный акт и требовать его отмены на основании п. 4 ч. 4 ст. 270, п. 4 ч. 4 ст. 288, ст. 304 АПК. В случае установления факта принятия судебного акта о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле, принятый судебный акт подлежит отмене, а дело - передаче на новое рассмотрение в суд той инстанции, который принял отмененный судебный акт (ч. 2 ст. 269 и п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК).
    Разность подходов в ГПК РФ и АПК РФ по данному вопросу не имеет разумного объяснения, поскольку и суды общей юрисдикции и арбитражные суды, разрешая гражданские споры, отправляют правосудие в рамках гражданского судопроизводства.[11]

    Вывод о том, что и Арбитражные суды и суды общей юрисдикции осуществляют свои полномочия в рамках гражданского судопроизводства был основан на ст.118 Конституции РФ, гласящей :

    Данная позиция была поддержана в заседании Конституционного Суда РФ экспертом профессором доктором юридических наук Ярковым В.В., который высказал следующую правовую позицию:
    «…надо исходить из того, что основные средства правовой защиты должны быть едиными как в рамках гражданского, так и в арбитражном процессе, т.к. например, концепция ГПК  - на чем она построена? В гражданском процессе есть гражданское судопроизводство, а концепция АПК построена на том, что арбитражный процесс есть форма осуществления гражданского и административного судопроизводства. … я сторонник того, чтобы мы толковали понятие судопроизводства в том же конституционном смысле, что используется в ст. 118 Конституции РФ».
    Надо отметить, что Конституционный Суд  РФ ранее во многих своих постановлениях также приходил к  выводу о том, что суды общей юрисдикции и арбитражные суды осуществляют правосудие в рамках гражданского судопроизводства. В частности такие выводы содержатся в Постановлении Конституционного Суда РФ от 17 ноября 2005 г. N 11-П "По делу о проверке конституционности части 3 статьи 292 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами государственного учреждения культуры "Дом культуры им. Октябрьской революции", открытого акционерного общества "Центронефтехимремстрой", гражданина А.А. Лысогора и Администрации Тульской области", Постановлении Конституционного Суда РФ от 16 июля 2004 г. N 15-П "По делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан, Губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан", Постановлении Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б.Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова"
    Из этого вполне логично сделать вывод о том, что права лиц, участвующих в различных ветвях гражданского судопроизводства, должны быть определены с учетом принципа равенства, установленного в ст.19 Конституции РФ:
    «1. Все равны перед законом и судом.
      2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности».
    Существует также точка зрения, что недопустимость различного регулирования одних и тех же процессуальных вопросов, без объективной основы, связанной с материально-правовой природой рассматриваемых дел, вытекает из единства судебной системы[12].
     Сам по себе факт, что спор рассматривается в суде общей юрисдикции, а не арбитражном суде, не должен являться основанием для предоставления меньших процессуальных прав и лишения возможности подать жалобу на решение суда.[13]
    Право на обжалование судебного акта о правах и обязанностях субъекта, не привлеченного к рассмотрению дела, по мнению заявителей, вытекает из ст. 46 Конституции РФ и не может зависеть от того, в каком суде рассматривается спор, и не может зависеть от формального признания субъекта лицом, участвующим в деле.
    Кстати, Конституционный Суд РФ в ходе подготовки рассмотрения к данному делу направлял запрос в ВАС РФ. И ВАС РФ в своем ответе[14] на данный запрос указал: «…положение ст. 336 ГПК РФ, не может быть истолковано таким образом, чтобы при этом исключалось возможность подачи кассационной жалобы лицами, не привлеченными к участию в деле, о правах и обязанностях которых суд принял решение».
    Конституционный Суд РФ в комментируемом постановлении по всей видимости не счел необходимым рассматривать вопрос о равенстве в арбитражном и гражданском процессе. Возможно это было вызвано тем, что ГПК РФ и АПК РФ под термином кассация понимают разные вещи. И как правильно заметила постоянный представитель Государственной Думы РФ в Конституционном Суде РФ г-жа Е.Б. Мизулина «кассационное производство в ГПК РФ лучше сравнивать с апелляционным производством АПК РФ». А представитель Совета Федерации в Конституционном Суде Российской  Федерации г-жа  Е.В. Виноградова сравнила кассацию в АПК РФ с надзором в ГПК РФ[15]. И вопрос о причинах вложения разного смысла в один и тот же термин гражданского судопроизводства лучше адресовать законодателю, которому безусловно придется после данного постановления предпринять усилия по совершенствованию гражданского судопроизводства.
    Для правильного понимания нормы права порой необходимо выяснить и волю законодателя, и историю создания нормы права. С целью выявления воли законодателя заявители ознакомились с историей создания ГПК РФ и с удивлением обнаружили, что в проекте ГПК РФ 1997 года лица, о чьих правах и обязанностях было вынесено решение без их привлечения к рассмотрению дела, наделялись правом на кассационное обжалование и были указаны в перечне лиц, имеющих право на кассационное обжалование(ст.311 проекта ГПК РФ 1997)[16]. Никаких доводов по следующему исключению из текста ГПК РФ данного права обнаружено не было. 
    Более того, в период подготовки к принятию ГПК РФ было дано экспертное заключение зарубежных юристов на проект ГПК РФ[17], в котором было указано: «право обжаловать решение, вынесенное в первой инстанции, пролонгирует право на обращение в суд». А п.1. ст.6 Конвенции защищает не только право на справедливое судебное разбирательство, но и доступ к суду.[18]
    Конституционный Суд РФ не только защитил право на обжалование неправосудного решения, указав, что «положение  статьи 336 ГПК Российской Федерации, согласно которому на решения всех  судов  в Российской  Федерации,  принятые  по  первой  инстанции,  за  исключением решений мировых судей, сторонами и другими лицами, участвующими  в  деле, может быть подана кассационная  жалоба,  не  должно   рассматриваться как предполагающее исключение для лиц, не  привлеченных  к  участию  в  деле, вопрос  о  правах  и  обязанностях  которых  был  разрешен   судом первой инстанции,   возможности   воспользоваться    механизмом    кассационного обжалования судебного решения, принятого без их участия», но и  указал вектор для развития гражданского процессуального законодательства.
                   Среди одного из важных направлений совершенствования гражданского процессуального законодательства следует назвать работу по переносу  основного бремени пересмотра решений  судов  на  ординарные  судебные   инстанции -апелляционную и кассационную с соблюдением  в  качестве  основополагающих принципов окончательности и стабильности решений, вступивших  в  законную силу, с учетом того, что отступления   от   указанных   принципов       возможны только по обстоятельствам  существенного  и  неопровержимого  характера     в целях исправления судебной ошибки. Причем данное направление следует не только из данного постановления Конституционного Суда РФ, но и из промежуточной резолюции Комитета Министров Совета Европы ResDH (2006) 1  «О нарушении принципа правовой определенности процедурой пересмотра дел в порядке надзора в гражданском судопроизводстве в Российской Федерации – принятые общие меры и остающиеся вопросы в свете Постановлений Европейского суда по правам человека по делу Рябых (24 июля 2003 г.) и делу Волкова (5 апреля 2005 г.)[19].
     
    Из того факта, что Конституционный Суд РФ в постановлении  от 20 февраля 2006 указал, что суд второй инстанции не вправе отказать в кассационной проверке  обжалованного решения, можно также сделать вывод о том, что законодателю необходимо обратить внимание на то, что только суд второй инстанции должен решать подлежит ли жалоба рассмотрению или нет. Дело в том,  что  в арбитражном суде и в уголовном процессе кассационную  жалобу принимал вышестоящий суд, а вопрос о принятии кассационной жалобы на решение суда общей юрисдикции решал судья первой инстанции, тот судья на судебный акт которого и подавалась жалоба. Что вызывало резонные вопросы о его беспристрастности. В арбитражном процессе определение о принятии апелляционной жалобы или кассационной жалобы принимает судья апелляционной инстанции  или кассационной инстанции соответственно (ст.261 и ст.278 АПК РФ). И моментом начала производства по жалобе является   вынесение данного определения. Гражданским процессуальным кодексом РФ не только предоставлено право судье, чье решение обжалуется, принимать решение о принятии или непринятии кассационной жалобы, но и не установлен период начала производства по жалобе. В настоящее время в ГПК РФ не предусмотрено определения о принятии кассационной жалобы, да и дату рассмотрения в кассации устанавливает нижестоящий суд.  
    Конституционный Суд РФ в данном постановлении также дал толкования которые должны изменить правоприменительную практику в частности, разъяснение обязанности суда
     «суд  первой  инстанции,  рассматривающий    дело по существу  на  основе  непосредственного   исследования   всех   известных доказательств, обязан верно определить состав лиц,  участвующих  в  деле, т.е. имеющих интерес в его  исходе,  с  учетом  конкретных  обстоятельств данного дела, с  тем  чтобы  -  исходя  из  конституционных   положений о равенстве граждан перед законом и судом, гарантиях судебной защиты прав и свобод и об осуществлении судопроизводства на основе  состязательности  и равноправия сторон -  этим  лицам  были  предоставлены  в  равном  объеме процессуальные права, такие как  право  быть  своевременно   извещенным о времени  и  месте  рассмотрения  дела,  право  участвовать   в   судебном разбирательстве,  заявлять  отводы  суду,  выступать  с     заявлениями и  ходатайствами, связанными  с  разбирательством  дела,  давать  объяснения(статьи 113, 148, 150 и 153 ГПК Российской Федерации).
         Данную обязанность суд реализует как на основании  прямого  указания процессуального закона, его смысла, так и на основании возникшей  в  ходе рассмотрения  дела  необходимости,  обусловленной  задачами  гражданского судопроизводства, сформулированными в статье 2 ГПК Российской  Федерации, причем независимо от того, инициировано ли соответствующее процессуальное действие лицами, участвующими в деле, поскольку из части второй статьи 12 ГПК Российской Федерации следует, что именно суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность,  осуществляет  руководство  процессом, создает условия для всестороннего и полного  исследования  доказательств, установления   фактических   обстоятельств   и   правильного   применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских  дел».    

    должно свести на нет возможность такого распространенного злоупотребления, как «тайный иск».



    [1] Этот вывод сделан на основании ознакомления с проектом Постановления Пленума Верховного суда РФ « Кассационной инстанции», в котором также говорилось, что правом кассационного обжалования обладают, лишь лица, участвующие в деле. Данный проект был разослан письмом Верховного суда РФ №ОСП-2005 от 26.07.2005
    [2] Решение Тушинского районного суда г. Москвы было оставлено в силе определением кассационной инстанции Мосгорсуда.
    [3] Этот вывод является достаточно спорным, поскольку, на мой взгляд, находится в противоречии со ст. 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". В связи с ограничением объема данной статьи, обсуждению данного вывода посвятим другую статью. 
    [4] Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. N 440-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Кузнецовой Любови Евгеньевны на нарушение ее конституционных прав применением статей 166, 167, 168 и 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 282 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, статьями 347 и 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации"
     
    [5] Хотя наличие такой проблемы нельзя отрицать. Такая проблема существует и при получении копий судебных актов в Арбитражных судах. В частности Арбитражный суд г. Москвы трижды отказал в ознакомлении с материалами дела, указав, что для ознакомления с материалами дела, одного намерения недостаточно, нужно вначале подать жалобу. А как написать жалобу, если не имеешь доступа к решению? А для подачи надзорной жалобы в ГПК РФ, предусмотрено наличие судебного акта заверенного судом.
    [6] Определение от 09.06.2004 №223 опубликовано в Российской газете 05.10.2004
    [7] См. Определение Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2001 г. N 42-О "По жалобе ЖСК "Юго-Запад", ЗАО "Югбизнесцентр", граждан Брагинец Ирины Анатольевны и Городько Сергея Алексеевича на нарушение конституционных
    прав и свобод положением пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации"
     
     
    [8] Полные тексты жалоб и дополнений по данному делу доступны по адресу: http://rrpoi.narod.ru/cons_court/cons_court.htm
    [9] см.: постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 июня 1997 г. N 11 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в апелляционной инстанции"//Вестник ВАС. 1997. N 12
    [10] (см.: постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 сентября 1999 г. N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде кассационной инстанции"//Вестник ВАС. 1999. N 11).
     
    [11] Если быть точным, необходимо добавить, что и те и другие суды, также разрешают и административные споры, споры из публичных правоотношений в рамках административного судопроизводства.
    [12] Кузнецова Е.В. «К вопросу об унификации законодательства в сфере гражданской процессуальной юрисдикции».
    http:/ /library.shu.ru/pdf/1/kuzn004.pdf
    [13] В книге «Путь к закону», посвященной процессу написанию и принятию ГПК РФ, опубликованы замечания и предложения членов рабочей группы Комитета профессоров Шакарян М.С и Сергун Л.К. к проекту ГПК РФ подготовленному к третьему чтению. Названные замечания и предложения обсуждены и единогласно утверждены на заседании кафедры гражданского процесса Московской Государственной Академии в которых содержится аналогичный вывод. В п.6 данных предложений и замечаний указано: «В ГПК и АПК по разному решен вопрос о возможности обжалования решения лицами, которые не привлекались к участию в деле, в отношении прав и обязанностей которых суд, в нарушение процессуального закона, принял решение. АПК предоставляет им право обжалования и в апелляционном, и в кассационном порядке и право подать жалобу в порядке надзора (ст.42 АПК). В проекте ГПК предусмотрено только право подать жалобу в порядке надзора. Столь различное решение вопроса, связанного с правом на судебную защиту, недопустимо. Решение, принятое в АПК, лучше обеспечивает это право, и должно быть реализовано также в ГПК. Для этого в ст.320 и ст.336 проекта ГПК следует вставить слова: «А также лицами, не привлеченными к участию в деле, о правах и обязанностях которых суд принял решение»(  «Путь к закону», г. Москва, «Издательский дом Городец», 2004г., стр.811).
     
    [14] Письмо ВАС РФ от 14.12.05 №с8-1
     
    [15] На мой взгляд, не очень удачное сравнение, поскольку в надзорной инстанции, предусмотренной ГПК РФ, вопрос о том, будет или не будет рассмотрена жалоба, зависит от дискреции судьи.
    [16] «Путь к закону» с. 559
    [17] (цитируется по «Путь к закону» Москва «Издательский дом Городец» 2004г.  стр. 602)
    [18] Постановление Европейского суда по правам человека от 21 февраля 1975 года по делу "Голдер (Golder) против Соединенного Королевства"
    [19] принята Комитетом Министров Совета Европы 8 февраля 2006 на 955-ой встрече Заместителей Министров, неофициальный перевод на русский язык: http://rrpoi.narod.ru/echr/res_dh_2006_1.htm
     
     









    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru