Арбитражное право
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Арбитражное право

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено 19.11.2004

    Стороны – элемент спора о праве.



    Ненашев М.М.[1]
    netnashev@mail.ru


    Теория иска не стоит на месте, наряду с обсуждением старых проблем возникают и дискутируются новые. Так, относительно недавно в литературе стали выделять такой элемент иска как стороны[2]. Авторы изданных после принятия ГПК РФ учебников либо указывают на данный элемент иска[3], либо вообще ничего о нем не говорят[4], что является скорее недоработкой чем достоинством последних. Действительно, не называя сторон в качестве элемента иска, все авторы без исключения говорят о "внешнем тождестве исков" под которым понимается совпадение основания, предмета и сторон двух и более исков. Однако если мы не выделяем сторон в качестве элементов иска, то, соответственно и при определении тождества исков мы не можем учитывать их, поскольку их в иске (согласно указанной точки зрения) нет. Определяя "внешнее тождество исков" и не выделяя одновременно с этим сторон в качестве элемента иска, авторы совершают очередную логическую ошибку – одну из тех, о которых говорилось ранее[5]. Так, И.М. Зайцев, ранее прямо отрицавший наличие в иске такого элемента как стороны[6], в одной из своих последних статей прямо пишет: "Тождества исковых требований при этом не будет, поскольку одна из сторон будет новой"[7].
    Именно "внешним тождеством исков" авторами объясняется выделение сторон в качестве элемента иска[8].
    Следует отметить, что в отечественной литературе практически отсутствуют работы раскрывающие сущность элементов иска как таковых. В основном необходимость их выделения связывается авторами с определением внутреннего и "внешнего тождества" исков. Определенные шаги в этой области были предприняты О.В. Исаенковой, которая пришла к выводу, что если опираясь на определение понятия "элемент", попытаться выяснить соотношение предмета, основания, содержания и сторон как элементов (составных частей) иска с иском в целом, станет очевидным нарушение законов логики. На основе чего было предложено отказаться от термина "элементы иска" в пользу другого "характерные черты"[9]. Однако такая замена мало чего дает для теории, а тем более практики гражданского процесса. Действительно термин "элемент иска" неизвестен закону[10], но и термин "характерные черты иска" также не употребляется законодателем. Кроме того, весьма спорна замена одного устоявшегося термина "элемент иска" на другой "характерная черта иска".
    Представляется также спорным и следующее утверждение: ""Как бы ни определялся иск (как средство судебной защиты или как обращенное через суд материально-правовое требование одного лица к другому), он есть абстрактная категория, и реально существующие стороны искового производства не могут быть его частью"[11].
    И.П. Грешников по этому поводу пишет: "Особый интерес представляет фундаментальное разделение римскими юристами физического лица (homo) с его непосредственными желаниями, характером, волей, чувствованиями и гражданско-правовой личности – лица (persona singularis), под которым понималось отдельное лицо, существующее только в организованном особым образом правовом пространстве (в судах, в рамках законотворчества).
    Persona singularis – юридическая фикция, существующая за рамками социума, традиции, религии и в какой-то мере пребывающая вне времени. Она обозначает некое особое место, где все люди (если они субъекты права) рассматриваются как равноправные"[12].
    Следует также обратить внимание, что у сторон отсутствует та тесная взаимосвязь с элементами иска, которая существует между предметом и основанием. Как правильно указывалось в литературе, существо виндикационного иска не изменяется в зависимости от того предъявлен ли он Ивановым к Петрову или Павловым к Сидорову[13]. И в том и в другом случае это будет все тот же виндикационный иск.
    Вместе с тем от сторон меняется существо дела. Суд откажет в принятии виндикационного иска Петрова к Иванову если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон (п.2 ч.1 ст.134 ГПК РФ); суд возвратит виндикационный иск Петрова к Иванову если в производстве этого или другого суда либо третейского суда имеется дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (п.5 ч.1 ст.135 ГПК РФ). Но суд примет и рассмотрит тот же самый виндикационный иск, если отсутствуют обстоятельства, указанные в ст. 134 и 135 ГПК РФ. Таким образом нельзя недооценивать значение сторон.
    Вместе с тем, если внимательно взглянуть на действующее законодательство, то становится очевидно, что практически каждый раз когда говорят о "внешнем тождестве исков", закон говорит о тождестве споров, а не о тождестве исков.
    Так, например, Г.Л. Осокина пишет, что вывод о необходимости выделения сторон в качестве элемента иска находит подтверждение в нормах ГПК. Например, согласно п.2 ч.1 ст. 134 ГПК судья отказывает в принятии искового заявления, если имеется вступившее в законную силу решение суда, вынесенное по спору (подчеркнуто мною – М.Н.) между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям[14].
    Вообще-то апелляция к буквальному толкованию статей закона не является совершенным средством доказывания той или иной позиции (так, следует учитывать, например, несовершенство законодателя, иные методы толкования кроме буквального, например, системный, да и саму технику изложения норм в статьях закона), однако посмотрим внимательнее: где же в приведенном отрывке говорится о том, что по сторонам определяется "внешнее тождество исков"? Или хотя бы где говорится о самом иске?
    В законе ничего подобного нет. Нет ничего подобного и в других статьях АПК и ГПК, которые в изобилии цитируются сторонниками выделения сторон в качестве элемента иска. Во всех этих случаях закон говорит о тождестве, но о тождестве не исков, а споров (очевидно, что применительно к исковому производству имеются в виду споры о праве).
    О том, что авторами необоснованно допускается отождествление двух данных явлений в литературе уже обращалось внимание[15] и ведет она свою историю еще с дореволюционного периода[16].
    Основанием для такого отождествления является, прежде всего, недостаточная теоретическая разработанность категории "спора о праве", хотя уже был издан ряд трудов[17] и разработка данной темы продолжается[18], но многие ее наиболее важные вопросы остаются по сей день за горизонтом поиска исследователей. Одним из таких вопросов является отграничение спора о праве от иска[19].
    В контексте данной статьи нет возможности подробно остановиться на данном аспекте темы, следует указать лишь на то, что наиболее существенным отличием спора о праве от иска является то, что в иске выражается волеизъявление одного лица – истца, в то время, когда для возникновения спора о праве необходимы, по крайней мере, волеизъявления двух лиц.
    Когда закон говорит о третьем лице, заявляющем самостоятельные требования на предмет спора, то имеется именно предмет спора, а не предмет иска первоначального истца (как бы этот предмет не определялся). Это очевидно, предмет спора – по своей сути то, что принято называть материальным объектом иска. Предмет спора – это то по поводу чего идет спор.
    Нецелесообразность рассмотрения сторон в качестве элемента иска становится очевидной если иметь в виду, что при таком подходе невозможно определение иска как требования, имеющего исключительно процессуальную сторону. Позиции авторов, выделяющих стороны иска в качестве его элемента и при этом придерживающихся процессуальной теории иска по своей сути даже гораздо более противоречивы чем позиции авторов не выделяющих такого элемента и при этом говорящих о "внешнем тождестве" исков[20]. В процессуальной теории иска сторонам просто не находится места.
    Следует также отметить, что иск – это по своей сути диспозитивное действие (требование) истца (ограничение диспозитивности допускается лишь в прямо оговоренных в законе случаях). Диспозитивность иска проявляется в том, что истец сам формулирует и указывает все его элементы: предмет, основание и, если угодно, стороны. Возможность изменения иска тоже целиком зависит от усмотрения истца – он может по своему усмотрению изменить любой из его элементов: предмет, основание и, если угодно, стороны (в нашем случае ответчика). Однако возникает вопрос: почему такие действия как изменение предмета, основания иска, увеличение или уменьшение исковых требований закреплены в п.1 ст.39 ГПК РФ "Изменение иска, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение", а замена ответчика закреплена в ст. 41 ГПК РФ "Замена ненадлежащего ответчика". Ведь если стороны/субъекты – это такой же элемент иска как предмет и основание, то было бы логичным закрепить право замены ответчика наравне с ними в ст. 39 ГПК "Изменение иска". Быть может существующее положение продиктовано тем, что законодатель все-таки не относит сторон/субъектов к элементам иска?
    Один из сторонников выделения данного элемента – М.А. Рожкова считает, что данный элемент правильнее называть "субъекты иска", а не "стороны иска" и относит к этому элементу истцов, ответчиков и третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, а также прокурора, в случаях, когда он обращается в защиту государственных или общественных интересов[21]. Следует признать, что это достаточно важное уточнение в рамках данной концепции.
    Но если формулирование иска целиком зависит от истца и в этот процесс не может вмешиваться даже суд, то как быть с третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования на предмет спора, которые вступают в процесс помимо воли истца и вопреки содержанию[22] иска? Это – еще одно упущение сторонников идеи выделения сторон/субъектов в самостоятельный элемент иска.
    Ведь, если третье лицо, заявляющее самостоятельные требования является стороной/субъектом иска, то оно может вступать в процесс только при его указании в иске или при согласии истца на его вступление в процесс. Тогда такое согласие должно расцениваться как изменение иска. Однако такое положение вещей в корне противоречит тому, что говорит сегодняшнее законодательство и практика.
    И это логично, так как законодательство не рассматривало и не рассматривает сторон/субъектов в качестве элемента иска, а как элемент, составляющую другой категории процесса, эта категория – спор (спор о праве). Это напрямую закреплено в законе, однако авторы почему-то упускают это положение из виду не придают ему должного внимания, не замечают или попросту не хотят его замечать, что ведет к ложным выводам.



    [1] Инспектор штаба УВД Дзержинского района г. Волгограда, лейтенант милиции.
    [2] М.А. Рожкова называет данный элемент субъектами иска. См.: Рожкова М.А. К вопросу об иске, изменении его предмета и основания. // Хозяйство и право 2002.№11 – с.81.
    [3] См.: Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. – М.,2003 – с.450; Гражданский процесс России: Учебник. / Под ред. М.А. Викут. – М.,2004 – с.224, 225.
    [4] См.: Гражданское процессуальное право: Учебник. / Под ред. М.С. Шакарян. – М.,2004. – с.198-201; Гражданский процесс: Учебник. / Отв. ред. В.В. Ярков. – М.,2004 – с.257-261; Гражданский процесс: Учебник. / Под ред. М.К. Треушникова. – М.,2003 – с.221; Коршунов Н.М., Мареев Ю.Л. Гражданский процесс: Учебник для вузов. – М.,2004 – с.280-286.
    [5] См.: Ненашев М.М. Некоторые логические ошибки при изучении теории иска. // Арбитражный и гражданский процесс 2004.№7.
    [6] См.: Зайцев И.М. Сущность хозяйственных споров. – Саратов,1974 – с.42.
    [7] См.: Он же. Надо ли суду заменять ненадлежащую сторону? // Российская юстиция 1999/№8.
    [8] См.: Осокина Г.Л. Указ. соч. – с.455; Гражданский процесс России: Учебник. – с. 224, 226.
    [9] Цит. по: Гражданский процесс России: Учебник. – с.226.
    [10] Там же. – с.225.
    [11] Там же.
    [12] См.: Грешников И.П. Субъекты гражданского права: юридическое лицо в праве и законодательстве. – СПб., 2002 – с.7 – 8.
    [13] См.: Гражданский процесс. Учебник / Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота – М.,1998 – с.157
    [14] Цит. по: Осокина Г.Л. Указ. соч. – с.455.
    [15] См.: Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессе. – Саратов,1970 – с.182; Зайцев И.М. Сущность хозяйственных споров. – с.53.
    [16] Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. / Под ред. и с предисловием В.А. Томсинова. – М.,2003 – с.133
    [17] См., напр.: Елисейкин П.Ф. Спор о праве как общественное отношение. // Вопросы эффективности судебной защиты субъективных прав: Сб. статей. – Свердловск,1978; Зайцев И.М. Сущность хозяйственных споров; Он же. Арбитражное рассмотрение преддоговорных споров. – Саратов,1973; Матиевский М.Д. Спор о праве – процессуальное средство защиты субъективных прав и охраняемых законом интересов. // Осуществление и защита гражданских и трудовых право: сб. науч. трудов. – Краснодар,1989; Он же. Спор о праве в советском гражданском процессе: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. – М.,1978.
    [18] См.: Захарьящева Н.Ю. Юридический конфликт как социальная предпосылка процессуальной деятельности. // Юрист 2004.№4.; Павлушина А.А. Спор как базовая категория теории юрисдикционного процесса. // Арбитражный и гражданский процесс 2002.№7.
    [19] Определенные наработки по данному вопросу были сделаны И.М. Зайцевым. См.: Зайцев И.М. Сущность хозяйственных споров. Некоторые авторы прямо отождествляют спор о праве с иском. См.: Омельченко Ю.П. К вопросу о праве суда выйти за пределы заявленных исковых требований. // Практика применения гражданского процессуального права (к двадцатилетию ГПК РСФСР) – Свердловск,1984.
    [20] Подробнее см.: Ненашев М.М. Указ соч. – с.22
    [21] См.: Рожкова М. К вопросу об иске, изменении его предмета и основания. // Хозяйство и право 2002/№11 – с. 81.
    [22] Здесь под содержанием понимается не один из элементов иска, а совокупность элементов иска.








    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru