Арбитражное право
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Арбитражное право

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено 13.10.2004

    Белорусский Государственный Университет,
    юридический факультет










    Международный коммерческий арбитраж в странах Содружества Независимых Государств (СНГ) и Европейского Союза (ЕС).
    Актуальные вопросы






    Dr. iur. Илья Александров, LL.M.


    научный руководитель: проф. д-р ю. н. Н.Г. Юркевич











    Минск - Бохум - Мюнстер - Санкт-Петербург - Москва, 2000-2004 г.г.

    Настоящая работа была подготовлена на протяжении 2000-2004 гг. В этот период времени автор находился в Беларуси (г. Минск), Германии (Северный Рейн-Вестфалия, Рурская Область, г. Бохум и г. Мюнстер), а также в Российской Федерации (г. Санкт-Петербург и г. Москва). В июне 2003 г. в Рурском Университете г. Бохума, Германия, была защищена диссертация на немецком языке, посвященная отдельным вопросам законодательства некоторых стран СНГ и Германии о международном коммерческом арбитраже. В июле 2003 г. в Вильгельм-Университете г. Мюнстера, Германия, была успешно завершена магистерская учеба по программе LL.M., в раках которой была написана объемная работа об альтернативных способах разрешения споров в хозяйственных отношениях между странами СНГ и Германией на немецком языке. Обе работы опубликованы в Интернете на сайте немецкого издательства www.dissertation.de, а текст диссертации дополнительно отпечатан в формате монографии в 2003 г.

    Ввиду такой степени разработанности тематики международного коммерческого арбитража было принято решение расширить в диссертации на русском языке круг западноевропейских государств, чье законодательство о международном коммерческом арбитраже могло бы стать предметом анализа по самым интересным с практической точки зрения проблемным местам в деятельности системы международных арбитражных судов по рассмотрению споров с участием предпринимателей из стран Европейского Союза и Содружества Независимых Государств. Однако наиболее широко будет анализироваться белорусское и немецкое третейское законодательство.

    В диссертации были использованы оригинальные и переводные тексты законов о третейских и международных арбитражных судах стран Европейского Союза и Содружества Независимых Государств. Была также использована имеющаяся по рассматриваемой тематике научная литература на русском, немецком и английском языках.

    Научное руководство над данной диссертацией осуществлялось Председателем Международного Арбитражного Суда при Белорусской Торгово-Промышленной Палате проф. д-ром ю. н. Н.Г. Юркевичем, который еще в 1999 г. в качестве руководителя моей дипломной работы сделал много нужных и рациональных замечаний и предложений по поводу тематики международного коммерческого арбитража. За это, а также за проявленное человеческое понимание и поддержку при работе над диссертацией выражаю проф. д-ру ю. н. Н. Г. Юркевичу свою глубокую признательность и искреннюю благодарность.

    Выражаю также благодарность всем своим родственникам, которые прямо или косвенно способствовали продвижению вперед работы над данной диссертацией.




    Dr. iur. Илья Александров, LL.M.

    г. Москва, сентябрь 2004 г.









    A. Общая характеристика законодательства о международном коммерческом арбитраже


    I. Введение


    1. Обоснование выбора темы
    2. Общий обзор
    3. Особо важные факторы для выбора темы исследования
    4. Юридическая терминология применительно к международному коммерческому арбитражу
    5. Обзор источников права и научной литературы
    1) Модельный закон ЮНСИТРАЛ и национальные законы о международном коммерческом арбитраже
    а) История развития национального законодательства
    b) Подходы к инкорпорированию Модельного Закона в немецкую правовую систему
    аа) Первый подход
    bb) Второй подход
    сс) Резюме
    c) Перспективное значение немецкого коммерческого арбитража в общеевропейской и общемировой системе
    2) Арбитражные регламенты судов
    3) Обобщение позиций немецких ученых относительно реформы третейского разбирательства

    II. Участники третейского разбирательства


    1. Общие сведения
    2. Международный арбитражный суд и его деятельность
    3. Участники третейского разбирательства, их права и обязанности
    4. Стороны
    5. Представители
    aa) Представительство адвокатами
    bb) Представительство другими доверенными лицами

    1. Государственный суд
    2. Отдельные виды третейских судов, их классификация
    3. Постоянно действующие и ad hoc третейские суды
    4. Структура и органы постоянного действующего суда
    5. Компетенция органов международного арбитражного суда
    6. Международные арбитражные суды и границы их компетенции
    7. Общие положения
    8. Отдельные третейские суды в государствах ЕС и СНГ
    9. Третейские суды для разрешения отдельных категорий споров
    10. Посредничество при разрешении споров как возможная предстадия третейского разбирательства
    11. Правовое регулирование посредничества по внесудебному разрешению споров
    12. Организационная связь посредничества по внесудебному разрешению споров и третейского разбирательства
    13. Резюме


    III. Вопросы рассмотрения дел международными арбитражными судами


    1. Необходимая предпосылка - арбитражное соглашение
    a) Понятие и правовая природа
    b) Форма и содержание

    1. Третейское разбирательство
    2. Предпосылки и виды правовой защиты с помощью международных арбитражных судов
    3. Виды арбитражных исков
    4. Охраняемый законом интерес
    5. Проведение третейского разбирательства
    6. Место
    7. Язык
    8. Слушание и разбирательство дела по документам
    9. Исковое заявление. Возражения на иск
    10. Процессуальные действия сторон
    11. Доказательства, процесс доказывания
    aa) Свидетельские показания
    bb) Осмотр
    cc) Письменные доказательства
    dd) Дача заключений государственными органами

    1. Сроки, применимые в арбитражном разбирательстве
    2. Арбитражное разбирательство в различных сферах
    3. Вопросы корпоративного права
    4. Биржевое право
    5. Конкурентное право
    6. Патентное право
    7. Трудовые споры
    8. Вопросы авторского исполнения
    9. Перспективы развития специализации международных арбитражных судов на отдельных категориях дел
    10. Вынесение третейского решения
    11. Применимое судом материальное право
    12. Виды третейских решений
    13. Промежуточное третейское решение
    14. Частичное третейское решение
    15. Третейское решение с оговоркой
    16. Заочное третейское решение
    17. Форма и содержание третейского решения
    18. Коллегиальность при вынесении
    19. Исправление, толкование и дополнение третейского решения
    20. Мировое соглашение
    21. Окончание разбирательства по делу
    22. Обжалование вынесенного решения в исключительных случаях
    23. Резюме по разделу III

    IV. Признание и исполнение решений международных арбитражных судов


    1. Признание и исполнение третейских решений на территории государств СНГ
    2. Признание и исполнение третейских решений на территории государств ЕС

    V. Резюме


    B. Проблемы международного коммерческого арбитража в настоящее время

    I. Эффективность мер по обеспечению иска в третейском разбирательстве

    1. Правовые основания принятия мер по обеспечению иска
    2. Проблема применения мер по обеспечению иска за границей

    II. Эффективность обжалования вынесенных третейских решений

    1. Общие положения
    2. Правовые основания обжалования вынесенных третейских решений
    a) Недействительность арбитражного соглашения
    b) Отсутствие уведомления одной из сторон разбирательства о его начале
    c) Несоответствие третейского решения рамкам арбитражного соглашения
    d) Несоответствие состава третейского суда или арбитражной процедуры арбитражному соглашению
    e) Неподведомственность спора третейскому суду
    f) Противоречие вынесенного арбитражного решения публичному порядку

    3. Практика обжалования вынесенных третейских решений

    III. Статистика третейских разбирательств в ФРГ

    C. Заключение

    Список использованной литературы
    Список использованных нормативных актов
    Интернет-ресурсы о теме работы


    A. Общее сравнение законодательства о международном коммерческом арбитраже

    I. Введение

    1. Обоснование выбора темы


    1. Общий обзор

    Разрешение внешнеэкономических споров в условиях усиливающейся глобализации мировой экономики становится весьма актуальной проблемой не только для практикующих юристов, но и для юридической науки. Далеко не всегда имеющиеся в наличии традиционные способы разрешения споров оказываются эффективными. В ряде случаев предпочтение отдается разбирательству в международных арбитражных судах, которые к настоящему времени осуществляют свою деятельность в абсолютном большинстве стран Европейского Союза и Содружества Независимых Государств.

    В настоящей работе будут проанализированы и сравнены положения национальных законов о международном коммерческом арбитраже и регламентов отдельных, наиболее значимых арбитражных (третейских) судов. В сегодняшнее время, а также в среднесрочной перспективе – до середины века, объем внешнеэкономических отношений между государствами-членами ЕС и СНГ будет существенно возрастать.

    Данный процесс обусловлен несколькими группами факторов. Увеличение зависимости индустриальных стран Западной Европы от энергоносителей извне приведет к серьезному наращиванию поставок нефти, газа, продуктов их переработки, а также электроэнергии из Российской Федерации, других стран СНГ. В свою очередь, для более динамичного развития экономик стран СНГ потребуются объемные поставки высоких технологий, производственного оборудования и приток дешевого инвестиционного капитала из Европейского Союза. Развитие международных грузоперевозок и логистики в транзитных государствах – таких как Республика Беларусь, прокладка новых линий коммуникаций между Востоком и Западом, радикальное увеличение доли электронной торговли и международная строительная индустрия – вот те направления, которые уже сейчас нуждаются в надежной правовой защите.

    Для комплексного обзора были избраны лишь некоторые страны ЕС и СНГ, которые являются основными экономическими доминантами в своих наднациональных образованиях, и в которых успели сложиться собственные традиции разбирательства дел в рамках международного коммерческого арбитража:


    Европейский Союз -


    • Германия,
    • Великобритания,
    • Швеция,
    • Франция.

    Только одна Германия в настоящее время аккумулирует в себе более 20 % всего экономического потенциала Европейского Союза, географически она находится в центре ЕС после его расширения за счет государств Восточной Европы, произошедшего 1 мая 2004 г. Кроме этого, предпринимательские структуры именно этого государства занимали последнее время первое место в Республике Беларусь по инвестированию в национальную экономику. Несмотря на относительно неразвитую по сравнению с другими европейскими государствами традицию рассмотрения международных хозяйственных споров в третейских судах на территории ФРГ, среди них можно выделить Арбитражный Суд при Торговой Палате г. Гамбурга (Schiedsgericht der Handelskammer Hamburg).

    Великобритания и расположенный на ее территории международный арбитражный суд при ТПП Лондона (London Court of International Arbitration, LCIA) представляют интерес из-за объема наработанной им практики по отдельным категориям дел. Следует также отметить ощутимую роль компаний данного государства в процессе инвестирования в экономики стран СНГ – от нефтегазового сектора до сферы высоких технологий.

    Швеция интересна, в первую очередь, как место для проведения арбитражных разбирательств. На сегодняшний день в Арбитражном Суде при ТП Стокгольма (Arbitration Institute of Stockholm Chamber of Commerce) сложилась, к примеру, богатая практика рассмотрения дел с участием европейских и российских сторон. Помимо этого крупные скандинавские строительные и торговые компании в последние годы выступали инвесторами крупнейших отраслевых проектов в Российской Федерации.

    Франция является вторым по экономической значимости государством-членом Европейского Союза. Кроме этого, на его территории находится Международная Торговая Палата (International Chamber of Commerce, ICC) и международный коммерческий арбитражный суд при ней (ICC International Court of Arbitration), уже давно снискавший себе мировую известность.


    Содружество Независимых Государств -


    • Российская Федерация,
    • Республика Беларусь,
    • Украина,
    • Казахстан.

    Российская Федерация среди государств СНГ является основной экономической доминантой[1] с динамично и устойчиво развивающимися секторами добывающей и перерабатывающей промышленности. Успешно идет диверсификация российской экономики, которая все меньше становится зависимой от экспорта сырья и в свою очередь начинает осваивать зарубежные рынки товаров с высокой степенью обработки. В то же время продвижение продаж неиссякаемого ресурса - российской электроэнергии на Запад делает особенно привлекательным этот сектор экономики для внутренних и иностранных инвестиций и увеличивает экономический и стратегический потенциал государства. Россия является государством СНГ с наиболее хорошо развитой системой рыночных законов. Существующая более 70 лет традиция разрешения споров в Международном Коммерческом Арбитражном Суде при Торгово-Промышленной Палате РФ в г. Москве в первую очередь должна быть проанализирована в данном исследовании.

    Республика Беларусь среди рассматриваемых государств СНГ имеет самый новый закон, регулирующий процедуру разрешения споров в рамках международного коммерческого арбитража (вступил в силу в 1999 г.), а также относительно молодой по сравнению с другими странами-членами СНГ Международный Арбитражный Суд при Торгово-Промышленной Палате РБ в г. Минске, созданный в 1994 г. Лишь после принятия специального Закона в 1999 г. его деятельность (разбирательства по поступающим исковым заявлениям) и ее результаты (вынесение решений, примирение сторон и заключение мировых соглашений, завершение дел производством) может рассматриваться параллельно и адекватно с деятельностью и ее результатами в международных арбитражных судах в других странах – в России и остальном СНГ, в странах Европейского Союза, в Соединенных Штатах Америки, во всем остальном мире.

    Географическое положение Республики Беларусь, ее роль в качестве главного транзитного коридора из Европейского Союза в страны СНГ, а также диверсификация отраслей ее экономики выделяют наше государство из общего числа рассматриваемых в настоящей работе стран.

    Украина, являющаяся важным экономическим полюсом СНГ, с 1994 г. имеет собственный закон о международном коммерческом арбитраже, на ее территории с этого же года действует Международный Коммерческий Арбитражный Суд при ТПП в г. Киеве.

    Казахстан, в настоящее время не имеющий собственной богатой традиции рассмотрения международных хозяйственных споров на своей территории, тем не менее, привлекает своей растущей экономической мощью и перспективой развития международного коммерческого арбитража в будущем. Следует особо отметить, что развитие сырьевого сектора экономики и сектора банковских услуг в скором будущем превратят Казахстан в крупного регионального инвестора - в том числе и в проекты в странах СНГ. Несмотря на отсутствие в Казахстане собственного законодательства о деятельности третейских судов, следует отметить возможность передачи споров на рассмотрение в третейский суд[2].

    Выбор четырех государств СНГ связан также с наметившейся интеграцией в рамках ЕврАзЭС, соглашение о создании которого в 2004г. было ратифицировано парламентами всех вышеупомянутых государств.

    Пристальное внимание в настоящей работе будет обращено на меры по обеспечению иска в третейском разбирательстве, существующие в государствах ЕС и СНГ, а также основания для обжалования вынесенных третейских решений, закрепленные в региональном законодательстве данных государств.

    b) Особо важные факторы для выбора темы исследования

    Сравнением положений белорусского закона «О международном арбитражном суде», Модельного Закона ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже» 1985 г.[3], законодательства иных государств СНГ и нормативных актов стран-членов Европейского Союза, также посвященных арбитражному разбирательству, было решено заняться из следующих соображений:


    • экономический фактор

    экономический интерес в конечном итоге определяет почти все. Европейский Союз является важнейшим торгово-экономическим партнером Республики Беларусь после Российской Федерации - в особенности после своего последнего расширения 1 мая 2004 г., когда численность членов ЕС увеличилась до 25 государств. В свою очередь, одна только Федеративная Республика Германия занимает третье место среди торговых партнеров нашего государства, и этот потенциал далеко не исчерпан[4]. Уже упоминался объем немецких инвестиций в белорусскую экономику. Интенсивный внешнеэкономический товарооборот требует гарантий, в том числе и правовых, в том числе и гарантий быстрого, эффективного и справедливого разрешения споров, возникающих из экономических отношений.


    • менталитет деловых кругов, преимущества международного коммерческого арбитража

    Следует во многом учитывать специфику мышления и поведения деловых европейских кругов и белорусских бизнесменов, которые, как это справедливо закреплено в Гражданском Кодексе и Республики Беларусь, и в законодательстве государств СНГ и ЕС, пользуются полной свободой при вступлении в договорные отношения друг с другом. Направление движения и инвестирования свободного крупного капитала во многом зависит от удобства и доступности правовой защиты его интересов по самосохранению и преувеличению. Высокий авторитет государственной судебной власти не ставится под сомнение ни в одной стране мира, и в то же время практически в каждой из них имеются альтернативные способы разрешения споров. В большинстве случаев это осуществляется третейскими (арбитражными) судами, имеющими особенно среди предпринимательских кругов Западной Европы глубокие исторические корни в разрешении споров между купцами с помощью избираемых ими авторитетных лиц[5] - арбитров, которым доверяли порой больше, чем кому-либо другому.

    Всеобщее признание третейских судов основывается, прежде всего, на мнении крупных предпринимателей, в том числе и немецких, которые традиционно обращаются к ним за помощью в разрешении экономических споров[6].


    • историческая связь в правовом развитии

    Во-вторых, в историческо-правовом аспекте развитие права в государствах Европы на протяжении веков косвенным образом обуславливало развитие и права русского, белорусского, в широком смысле слова – права Российской Империи. Из далеких времен существования Священной Римской Империи Немецкой Нации шел процесс онемечивания римского частного права, придания ему черт и особенностей того времени, во многом и современных черт. «Гражданский процесс не изменился за последние 2500 лет» – существующее мнение во многом истинно, когда говорят о неразрывной восходящей связи римского, немецкого, российского гражданского процессуального права. Существенное влияние на российскую правовую культуру оказало и французское право, в том числе знаменитый Кодекс Наполеона, который дополнялся соответствующим французским гражданским процессуальным законодательством.

    Перенимание у Европы прогрессивных элементов культуры в свое время прямо или косвенно сводилось, в том числе, и к перениманию правовых норм, по которым регулировалась жизнь общества. Философские трактаты и правовые учения европейских мыслителей пользовались популярностью среди русской знати, в первую очередь у монархов. Все новое когда-нибудь обязательно переставало быть новым и становилось нормой. Судебная реформа в России в конце 19 века является одним из свидетельств данному тезису. Законодательство царской России перед Первой Мировой войной также все еще продолжало испытывать на себе влияние права крепнущей Германской Империи – уже имеющей к тому времени в своем распоряжении Гражданский Процессуальный Кодекс 1879 г., действующий по сей день нормативный акт, к которому мы будем постоянно обращаться в нашем исследовании. В свою очередь, после окончания Великой Отечественной Войны советская правовая система оказала сильнейшее влияние на формирование нового правопорядка в странах Восточной Европы, в том числе в Германской Демократической Республике. В конце XX века стало возможным говорить о том, что существовавший разрыв в развитии правовых систем стран Западной и Восточной Европы был преодолен, а в XXI век государства СНГ вошли уже с новыми правовыми системами, которые по своей структуре являются значительно более современными, чем правовые системы рассматриваемых в настоящей работе государств Европейского Союза.

    Говоря о Беларуси как об отдельном независимом государстве, отметим, что собственная богатая традиция законотворчества, увековеченная в памятниках отечественного права – Статутах Великого Княжества Литовского и других законодательных актах, содержащих, в том числе и нормы гражданского процессуального права, была прервана объективными историческими обстоятельствами – заключением Уний Великого Княжества Литовского с Польшей и последующими разделами Речи Посполитой в 18 веке. И все же, возвращаясь во времени назад, можно сказать, что и эта традиция косвенным образом основывалась на правовых учениях, идущих с немецких земель[7], идущих с земель Рима[8], во многом благодаря просвещенному складу государства: обучению за границей в университетах на латинском языке в германских, итальянских, прусских, голландских землях людей, которые затем привносили полученные прогрессивные знания на Родину и реализовывали их там.

    В-третьих, на современном этапе типовой Закон ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже» создал единые рамки для рассмотрения внешнеэкономических споров в самых разных государствах. Однако смежные национальные нормативные акты, содержащие, к примеру, коллизионные нормы, в соответствии с которыми определяется, в том числе, и применимое судом для разрешения спора право, остаются оригинальными и своеобразными, несмотря на все попытки унификации и осоответствления по сей день. Впрочем, и базовая основа, содержащаяся в типовом Законе ЮНСИТРАЛ, не всегда полностью перенимается при принятии соответствующего нормативного акта.

    Возвращаясь к новеллам в белорусском праве, отметим, что немецкое право знакомо с новой редакцией 10. Книги ГПК ФРГ с января 1998 г., которая так же, как и белорусский Закон «О международном арбитражном суде», имеет в основе типовой Закон ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже», т.е. около 6 лет. Это практически ставит рядом во времени белорусскую и немецкую новеллы и дает замечательный повод для проведения особенно детального сравнительного исследования правового регулирования в данной сфере в этих двух государствах континентальной Европы.

    2. Юридическая терминология применительно к международному коммерческому арбитражу

    Богатство юридической лексики в каждом из языков обусловлено правовыми традициями и особенностями построения правовой системы в каждом конкретном государстве. Традиционно считается, что в государствах, принадлежащих к одной из правовых систем (т. н. континентальной или англо-американской), регулирование отдельных институтов в праве является сходным, близким по структуре и содержанию.

    Однако при более детальном ознакомлении с аналогичными друг другу актами законодательства разных стран становятся очевидными различия, которые имеют значение в работе практикующих юристов.

    К примеру, лаконичность формулировок, ясность и полнота смысла всегда отличали немецкую юридическую терминологию. Русская правовая терминология, также во многом основывающаяся на терминологии римского права, переняла у латинского языка не только звучание отдельных слов, но и конструкцию речевых оборотов, которые употребляются в статьях нормативных актов. При изучении и сравнении русско- и немецкоязычных законов, регулирующих один и тот же круг общественных отношений, сразу выявляется схожесть таких оборотов. Во многом изучение облегчается тем, что как немецкое, так и в данном случае белорусское (а также российское и украинское) право относятся к континентальной правовой системе, т.е. законодатель склонен прибегать к конкретным дефинициям отдельных понятий и смысловой регламентации отдельных терминов в своих актах. Как гражданское материальное, так и гражданское процессуальное право обеих стран имеют по своей сути одну основу: это уже упомянутое римское право и значительные заимствования в области законотворчества из немецкой правовой системы.

    Законодательство о третейском судопроизводстве обеих стран также имеет ряд схожих черт в плане использования определенного круга терминов и оборотов, применение которых считается стандартом в юридической практике в Германии и Беларуси. В то же время по ряду некоторых ключевых понятий имеются несоответствия между русской и немецкой терминологией.

    Опираясь на рассматриваемую в настоящей работе 10. Книгу ГПК ФРГ, а также «Закон о международном арбитражном суде» РБ, можно привести несколько примеров. Понятия «арбитражное решение», «решение», «определение» и «постановление» имеют эквивалентами в немецком языке слова "der Schiedsspruch", „die Entscheidung", „der Entscheid", „die Bestimmung", „der Beschluss", значение которых не полностью соответствуют русским. Однако, «судебное решение» и (gerichtliche) Entscheidung" эквивалентны, „Bestimmung" означает как «постановление», так и «определение»; „Beschluss" соответствуют русские «решение», «определение» и «постановление», хотя значение последних слов применительно к гражданскому процессу абсолютно разное. Тогда как под «решением» понимается акт правосудия, постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу[9], под «определением» обычно подразумевают постановление, которым дело по существу не разрешается[10]. Подобные частичные несоответствия имеются и между понятиями «арбитражное соглашение», «арбитражная оговорка» и „Schiedsvereinbarung", „Schiedsklausel" и „Schiedsvertrag", однако они проявляются при изучении нормативных актов нечасто. Имеющиеся специализированные словари, изданные в СНГ и в Германии, зачастую еще больше способны запутать читателя смешиванием отдельных понятий и формулировками, выполненными непрофессионалами[11]. Ввиду этого весьма важно вместо механического перевода терминов с одного языка на другой задумываться об истинном терминологическом эквиваленте определенного слова.

    Особенное внимание следует уделить проблеме созвучия в российской правовой терминологии, которая является определяющей на пространстве Содружества Независимых Государств и, в особенности, для Республики Беларусь, где русский язык является государственным, терминов «арбитражное разбирательство», «арбитражное решение» применительно к государственному правосудию по хозяйственным делам и, одновременно, использование терминов «арбитражное решение», «международный коммерческий арбитраж» и «арбитражная оговорка» применительно к деятельности третейских судов в рамках международного коммерческого арбитража. Представляется, что российский законодатель сделал в процессе подготовки нового Арбитражного Процессуального Кодекса 2002 г. неудачный терминологический выбор, позволив смешать два в корне различных института и способа разрешения хозяйственных споров – государственное правосудие и структуры коммерческого арбитража с, по сути, частноправовой природой.

    3. Обзор источников права и научной литературы


    1. Модельный закон ЮНСИТРАЛ
    и национальные законы о международном коммерческом арбитраже

    а) История развития национального законодательства

    Для системного восприятия законодательства о международном коммерческом арбитраже необходимо отследить историю его становления в каждом отдельно взятом государстве ЕС и СНГ.


    • В немецкой литературе отмечается, что до недавнего времени в Германии арбитражное разбирательство по внешнеэкономическим спорам не было распространено. Это объяснялось устаревшим законодательством в данной области[12], а также общим скептическим по отношению к арбитражу настроением в немецких юридических и деловых кругах.[13]

    Импульсом для изменения такого подхода стал Модельный Закон ЮНСИТРАЛ "О международном торговом арбитраже", который был рекомендован к принятию Общим Собранием Организации Объединенных наций 11.12.1985 г. Как известно, идея его разработки была сформулирована еще в 60-е гг. в Международном Торговой Палате (г. Париж), теперь эта организация является учредителем одного из самых известных и широко используемого международного арбитражного суда. Благодаря подготовке данного акта Комиссией ООН, состоявшей из специалистов разных государств, было обеспечено международное признание Модельного Закона, которое своим результатом имело постепенное принятие национальных законов на основе модельного. Первой страной, инкорпорировавшей в свою правовую систему Закон ЮНСИТРАЛ, была Канада (1986 г.)

    Обратимся теперь к Германии. В Федеративной Республике Германия процесс инкорпорирования несколько затянулся, лишь 1.01.1992 было вновь создано Немецкое Арбитражное Общество (DIS - Deutsche Institution für Schiedsgerichtsbarkeit). Им, в частности, был разработан Модельный Арбитражный Регламент, который был принят и действует с 1.07.1998. Рабочие группы по подготовке законопроекта о реформировании арбитражного права представили несколько вариантов, один из которых и был принят в виде Закона, вводящего в действие новую редакцию 10. Книги ГПК ФРГ с 1.01.1998[14].

    Следует отметить, что в Германской Демократической Республике законопроект на основе Модельного Закона ЮНСИТРАЛ был практически готов к принятию в 1990 г., чтобы заменить уже действовавшее «Положение об арбитражном процессе» 1975 г.[15]. Однако во многом непродуманное и поспешное объединение ФРГ и ГДР, а точнее, фактическое присоединение ГДР к ФРГ[16], имело результатом распространение действия западногерманского права на вновь созданные федеральные земли на Востоке - за исключением некоторых моментов, право ГДР перестало действовать. Соответственно, идеи Модельного Закона были претворены в жизнь на этой территории лишь почти через десятилетие, начиная с 1999 г.


    • В Великобритании в 1996 г. был принят Арбитражный Закон[17] (Arbitration Act), которым в правовую систему данного государства были привнесены многие положения, содержащиеся в Модельном Законе ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже». Следует отметить, что законодательство Великобритании принадлежит к иной, нежели законодательства всех остальных рассматриваемых в настоящей работе государств, правовой семье, а именно – к прецедентной, т.е. важнейшим источником права на английской территории является практика государственных и третейских судов. Поэтому и формулировки в Арбитражном Законе дают суду широкие полномочия, однако, одновременно принятие решений по широкому кругу вопросов может осуществляться и сторонами в процессе.


    • Во Франции деятельность третейских судов, в том числе международного коммерческого арбитража, урегулирована в Гражданском Процессуальном Кодексе, Книге IV[18] (вступила в силу с 12 мая 1981 г.). После разработки Модельного Закона ЮНСИТРАЛ в нее были внесены некоторые изменения и дополнения, которые позволили говорить об унификации французского национального законодательства о международном коммерческом арбитраже с международными нормами. Книга IV ГПК Франции так же, как и Модельный Закон ЮНСИТРАЛ, предоставляет широкий круг диспозитивных прав сторонам процесса.


    • В Швеции с 1 апреля 1999 г. вступил в силу и действует «Закон об арбитражном разбирательстве»[19]. Одновременно с его введением в действие утратили силу Законы 1929 г. «Об арбитрах» и «Об иностранных арбитражных оговорках и решениях». Следует отметить, что данное государство имеет богатый опыт рассмотрения на своей территории споров с «нешведским участием» в рамках международного коммерческого арбитража. Практика рассмотрения дел была существенно расширена в советское время за счет споров между внешнеторговыми советскими организациями, предприятиями и, преимущественно, западноевропейскими и американскими компаниями – их контрагентами.


    • В Российской Федерации Закон «О международном коммерческом арбитраже» вступил в силу и действует с июля 1993 г. Его текст максимально приближен к положениям Модельного Закона ЮНСИТРАЛ. Ранее на территории Советского Союза и Российской Федерации до 1993 г. действовало «Положение о международном арбитражном суде». Одной из отличительных особенностей действующего российского закона является включение в его текст Приложения №1 о конкретном третейском суде – Международном Коммерческом Арбитражном Суде (МКАС) при ТПП РФ, г. Москва (старейшем третейском суде, действующим до сих пор, начиная с 1932 г.), а также положения о Морской Арбитражной Комиссии (МАК) при ТПП РФ.


    • На Украине действует Закон «О международном коммерческом арбитраже» 1994 г., который максимально приближен к тексту Модельного Закона ЮНСИТРАЛ и в особенностях своего регулирования во многом совпадает с одноименным российским законом.


    • Несмотря на отсутствие в Казахстане собственного закона о международном коммерческом арбитраже (с недавнего времени в Казахстане в порядке эксперимента только начала создаваться государственная система хозяйственного правосудия), данное государство с объективной точки зрения занимает второе место среди стран СНГ по степени реформирования экономики, а также проводит весьма либеральную политику по отношению к инвесторам, в т.ч. иностранным. Ратифицировав Нью-Йоркскую Конвенцию 1958 г. «О признании и исполнении иностранных арбитражных решений», Казахстан стал государством, принадлежащим к глобальному пространству действия норм и принципов международного коммерческого арбитража, успешно и эффективно действующих во многих государствах мира.

    b) Подходы к инкорпорированию Модельного Закона в немецкую правовую систему

    Наиболее наглядным примером долгого процесса подготовки в странах Западной Европы реформирования законодательства о третейских судах и, в том числе, о международном коммерческом арбитраже, служит Федеративная Республика Германия.

    Во время работы над текстом новой редакции 10. Книги ГПК, в первую очередь учитывались достоинства и недостатки прежней редакции. Она значительно устарела к тому времени, в особенности по сравнению с появившимся Модельным Законом ЮНСИТРАЛ. Так, процедура признания и исполнения иностранных арбитражных решений в Германии была крайне усложнена. Кроме этого, вынесенное арбитражное решение могло многократно быть обжаловано сторонами - данные особенности, несомненно, сильно влияли на привлекательность и распространенность арбитражного разбирательства[20].

    Вопрос не стоял в самой реформе законодательства о третейских судах, проблема заключалась в подходе к способу и форме ее проведения. Немецкое правительство[21] подготавливало собственный проект, но параллельно исследовательская деятельность в этом же направлении проводилась и другой группой разработчиков. Она была сформирована вновь организованным в 1992 г. Немецким Арбитражным Обществом[22] (DIS) и получала одобрение и поддержку Министерства Юстиции ФРГ. В принципе, работа этих комиссий была синхронизирована фактом присутствия членов DIS в Комиссии, созданной Министерством юстиции[23].

    аа) Первый подход

    Первый толчок к перениманию в национальное законодательство Модельного Закона ЮНСИТРАЛ предпринял еще в 1989 г. тогдашний Немецкий Арбитражный Институт. Им был представлен проект нового закона "О международном коммерческом арбитраже в ФРГ", который практически не отличался от Модельного Закона ЮНСИТРАЛ. Такое заимствование объяснялось тем, что новый закон должен был регулировать арбитражное разбирательство лишь во внешнеэкономической сфере, национальное третейское разбирательство никоим образом не затрагивалось. Во-первых, цели национального и международного арбитражного разбирательства нельзя признать едиными, во-вторых, инкорпорирование нового третейского законодательства в ГПК и соответствующее распространение действия на третейское разбирательство гражданских процессуальных норм уменьшили бы привлекательность рассмотрения споров в немецких третейских судах[24].

    Добавим, что, на наш взгляд, подход Немецкого Арбитражного Института был бы наиболее оптимальным и прогрессивным для немецкого законодателя, "омолодив" систему нормативных актов в области гражданского процесса и урегулировав именно внешнеэкономическую сторону арбитража. С другой стороны, подход по отграничению международного коммерческого арбитража от национального создал бы в Германии проблемную ситуацию в плане возникновения потребности в детальном отграничении внешнеэкономических и внутренних споров, а также уточнения компетенции каждого конкретного арбитражного суда.

    Принятие проекта Немецкого Арбитражного Института по своей идее в целом соответствовало бы тому пути, по которому пошел российский законодатель, приняв в 1993 г. Закон «О международном коммерческом арбитраже», а в 2002 г. – Федеральный Закон «О третейских судах в Российской Федерации».

    bb) Второй подход

    Созданная Министерством Юстиции ФРГ Комиссия подготовила к февралю 1994 г. собственный проект нового закона об арбитраже, который также был во многом ориентирован на Модельный Закон ЮНСИТРАЛ. Однако по сравнению с проектом 1989 г., он нес в себе несколько существенных отличий: разработчики на сей раз посчитали необходимым произвести регулирование всего арбитражного разбирательства, в том числе и национального, в рамках одного нормативного акта[25]. Соответственно, при наличии уже в ГПК 10 Книги "Третейское разбирательство" необходимо было либо исключить ее из состава ГПК и принять самостоятельный новый закон, либо внести изменения и дополнения в рамках старого Кодекса.

    Комиссия приложила также усилия к тому, чтобы проект закона, переведенный на английский язык, наиболее полным образом соответствовал Модельному Закону ЮНСИТРАЛ и тем самым был "знаком" и легко понятен иностранным пользователям.

    сс) Резюме

    Как видно, существующие подходы к инкорпорированию арбитражного права, в принципе, преследовали одну цель: обеспечить, по возможности, универсальное в международном аспекте правовое регулирование в данной сфере. Унификация немецкого национального законодательства о третейском разбирательстве является примером затянутого процесса, в результате которого законопроект не избавился от недостатков. На сегодняшний день процедура третейского разбирательства все еще не получила сравнительно широкого распространения на территории ФРГ.

    c) Перспективное значение немецкого коммерческого арбитража в общеевропейской и общемировой системе

    Крупный инвестиционно-торговый капитал не знает политических предпочтений, взаимных личных симпатий или антипатий. Основных критериев здесь два: сохранность инвестиций или товаров (денег) и высокая доходность от трансакции. Деньги инвестируются в проекты, которые приносят наибольшую материальную отдачу за определенный период времени. За деньги приобретается товар, который затем принесет наибольшую прибыль перепродавцу. Все эти международные коммерческие проекты нуждаются в защите, как в традиционных экономических центрах, так и в самых экзотических точках земного шара.

    Однако арбитражное разбирательство по одному и тому же делу может дать различные результаты, если предположить, что оно может пройти в разных странах одновременно. Политическая ангажированность, защита собственных экономических интересов, антипатия по национальному признаку - все эти факторы непосредственно влияют на беспристрастность и объективность арбитров, рассматривающих конкретное дело. В мировой практике разрешения споров масса таких примеров.

    Действенной альтернативой, на наш взгляд, представляется рассмотрение коммерческих споров в международном арбитражном суде третьего государства. Общеизвестным примером может служить практика Международного Арбитражного Суда при Торговой Палате г. Стокгольма, хотя некоторые западноевропейские авторы указывают на эффективное использование еще в советское время особенностей его арбитражного регламента советской стороной в свою пользу.

    На международный коммерческий арбитраж можно смотреть с точки зрения распределения геополитических интересов в мире. В настоящее время конфронтация между основными сверхдержавами Российской Федерацией (правопреемницей СССР) и США не столь сильна, как во времена холодной войны, а идея многополярного мироустройства пока еще полностью не проникла в сознание большинства людей. Поэтому эффективным представляется разрешение споров в третьей стране, которая, кроме поддержания нейтралитета по принципиальным вопросам ведения войны или воздержания от нее, исторически вынуждена поддерживать баланс объективности и беспристрастности в мире. Такой страной может со временем стать Федеративная Республика Германия. Соответственно, изучение особенностей немецкого законодательства о международном коммерческом арбитраже представляется особенно важным.

    Помимо этого, Германия является ведущей экономической державой Европейского Союза, одним из важнейших экономических партнеров всех стран СНГ, и данное обстоятельство также следует принимать во внимание специалистам из новых независимых государств при составлении арбитражных соглашений и оговорок в коммерческих договорах.

    2) Арбитражные регламенты судов

    Немаловажным источником регулирования деятельности арбитражных судов являются их регламенты. На рамочные положения национального закона "накладываются" конкретные процессуальные правила регламентов, на основании которых арбитражный суд осуществляет свою деятельность.

    Обратившись к немецкому праву, к развитой системе третейских судов ФРГ в целом, можно сделать вывод о существовании системы арбитражных регламентов немецких третейских судов. На основании проекта новой редакции Книги 10. ГПК ФРГ, а также с учетом положений Модельного Арбитражного Регламента ЮНСИТРАЛ, создавался проект Модельного Регламента DIS, который впоследствии стал основой для внесения изменений и дополнений, а также принятия новых регламентов немецкими третейскими судами.

    Регламенты содержат положения, как обязательные, так и факультативные для обратившихся в арбитражный суд сторон. В ряде случаев принцип автономии сторон не ограничен настолько, что они получают право самостоятельно определять порядок урегулирования возникшего между ними спора - от процедуры избрания арбитров и определения места и времени арбитражного разбирательства до порядка проведения самого разбирательства и содержания выносимого арбитражного решения.

    3) Обобщение позиций немецких ученых относительно реформы третейского разбирательства

    Судя о продолжительности работ по подготовке законопроекта о внесении изменений в 10 Книгу ГПК ФРГ, можно говорить о большей степени скепсиса и консерватизме немецкого законодателя в процессе унификации.

    Общая позитивная тенденция наметилась, безусловно, в результате принятия Модельного Арбитражного Регламента DIS, а также ряда арбитражных регламентов третейских судов при торгово-промышленных палатах в ряде крупных городов Германии.[26] Отдельные процессуалисты, как теоретики, так и практики, в настоящее время все еще относятся без должного внимания к нововведениям в ГПК. Однако такой подход со временем должен быть нивелирован, и постепенно такая тенденция уступает место новой информации о преимуществе разбирательства по хозяйственным спорам в арбитражных судах, в особенности, международных.

    Прогрессивных позиций в данной области придерживаются практически все авторы вышедших в последние годы монографий. Некоторые авторы, такие как проф. Бергер из университета г. Мюнстера (земля Северный Рейн-Вестфалия), обуславливают свой интерес и ангажированность в разработке арбитражной тематики наличием многочисленных международных контактов, в т.ч. с юристами из США, где практика разрешения споров в третейских судах имеет более широкое распространение, чем в настоящее время на европейском континенте, в т.ч. Германии.[27] Кёльнские адвокаты Лёрхер, авторы также цитируемой в настоящей работе книги, придерживаются аналогичного оптимистического взгляда относительно перспектив развития арбитражного процесса в ближайшем будущем. Они проводят прямую связь между традиционным третейским разбирательством в Германии прошлых десятилетий и веков, с новыми положениями реформированной 10 Книги ГПК ФРГ.[28]

    Щютце, штуттгартский автор, выпустивший в 1999 г. третье издание книги, посвященной третейским судам и разбирательству в них, отмечает, что вступивший в силу с 1.01.1998 "Закон о внесении изменений и дополнений в законодательство о третейских судах", не произвел революции в немецкой судебной практике. Однако за первые два года после своего принятия он повлек за собой огромную волну публикаций, которые, безусловно, сыграли и сыграют еще положительную роль в популяризации арбитражного разбирательства в юридических и коммерческих кругах.[29]

    Еще один цитируемый в настоящей работе немецкий специалист Шиффер в своем новом труде отмечает тенденцию повышения значимости арбитражного разбирательства в экономике и об ориентированности многих адвокатов-хозяйственников именно на данный способ урегулирования споров.[30]

    В ФРГ уже защищен ряд диссертаций, посвященных новому законопроекту. Некоторые из них опубликованы коммерческими издательствами в виде монографий солидного объема, к примеру, книга Цeрбе "Реформа немецкого законодательства об арбитражном процессе"[31], вышедшая еще в 1995 г. По тону и характеру изложения и анализа материалы можно констатировать особенности подхода к законопроекту, еще не переданному для принятия в немецкий Бундестаг.

    Можно сделать вывод о том, что существует общая сильная положительная тенденция увеличения количества публикаций и повышения интереса к арбитражному разбирательству в ФРГ, которое постепенно охватывает не только узких специалистов в данной области, но и всех юристов-профессионалов, которые заботятся о качественном и добросовестном оказании услуг своим клиентам. Некоторые авторы прямо говорят о том, что Германия может стать со временем страной, в которой разбирательство дел в третейских судах получит большое распространение, в том числе и в области международного коммерческого арбитража - из соображений привлекательности немецкого законодательства и географического расположения в Европе.[32]





    II. Участники третейского разбирательства

    1. Общие сведения

    1) Международный арбитражный суд и его деятельность

    Начиная свое исследование об арбитражных судах в ФРГ, обратимся к самому его понятию и сущности. В русскоязычной литературе отмечается, что, в отличие от государственных судов, арбитражные (или третейские) суды имеют не государственную, а общественную природу[33]. Немецкая литература не поддерживает тезиса об общественном характере третейских судов, определяя их как частные, приватные[34]. В связи с этим говорят о своеобразной "приватизации" правосудия[35] (в основном, критикуя процедуру разбирательства в третейских судах).

    Стороны могут отказаться от гарантированного им немецкой Конституцией (Основным Законом) судьи и заключить соглашение о передаче спора на рассмотрение арбитражного суда.

    Можно перечислить ряд отличительных особенностей арбитражного суда от государственного:


    • передача спора на разрешение третейского суда осуществима не иначе как по соглашению сторон;
    • состав третейского суда полностью или в значительной мере формируется сторонами;
    • в известных пределах стороны могут устанавливать правила, регламентирующие порядок разрешения возникшего между ними спора[36].

    Осуществляющий свою деятельность арбитражный суд руководствуется законом (как уже отмечалось, в Германии это - положения 10 Книги ГПК ФРГ, реформированные в 1997 г. и вступившие в силу с 1998 г. - во многом повторяют положения Модельного Закона ЮНСИТРАЛ "О международном торговом арбитраже", а также иные нормативные акты, в т.ч. международно-правовые конвенции, к примеру, Конвенция ООН 1958 г. "О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений"), арбитражным регламентом (большинство арбитражных регламентов международных арбитражных судов ориентированы на Модельный Арбитражный Регламент ЮНСИТРАЛ).


    2) Участники третейского разбирательства, их права и обязанности

    a) Стороны

    Стороны, которые хотят разрешить возникший между ними спор в международном арбитражном суде, должны обладать определенным правовым статусом. В настоящей работе рассматривается ход третейского разбирательства с участием юридических лиц или т. н. частных предпринимателей[37]. Один российский автор указывает кроме этого на дополнительные ограничения в кругу лиц, которые потенциально могут использовать услуги международных коммерческих арбитражных судов: из него исключены лица, в отношении которых открыта процедура банкротства[38]. Впрочем, законодательством всех рассматриваемых в настоящей работе государств процедура банкротства не названа в качестве ограничения для участия в качестве стороны в третейском разбирательстве.

    Так же, как и в гражданском или хозяйственном судебном разбирательстве, в третейском разбирательстве участвуют две стороны, истец и ответчик. Согласно положениям белорусского Закона международный арбитражный суд принимает решение о спорах между субъектами права, которые носят внешнеэкономический характер (перед этим в ст. 2 абз. 2 таковыми именуются юридические лица и частные предприниматели)[39]. Российский Закон в качестве условия для принятия заявления о возбуждении разбирательства по имеющему место спору называет его внешнеторговый или международный экономический характер. При этом коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон должно находиться за границей[40]. Немецкий третейский суд имеет право выносить решение как по делам с участием юридических, так и физических лиц, однако при этом всегда с учетом экономической специфики таких дел[41]. Поскольку основание третейских судов имеет место преимущественно при торгово-промышленных палатах, можно утверждать о том, что в качестве стороны в международном арбитражном суде на территории Германии могут выступать только юридические лица или предприниматели[42].

    Основными предпосылками участия в третейском разбирательстве в качестве стороны являются гражданская и гражданская процессуальная правоспособность. В качестве субъективной гражданской правоспособности можно было бы обозначить полномочия отдельных групп лиц по отношению к особенностям их деятельности, например, заключение арбитражного соглашения между биржевыми маклерами[43]. Что касается гражданскую и гражданскую правоспособность иностранных юридических лиц, то она определяется по белорусскому законодательству по праву того государства, в котором они были основаны[44]. Таким же образом данный вопрос решен в Российской Федерации[45]. Согласно положениям немецкого права при определении гражданской и гражданской процессуальной правоспособности решающее значение также имеет право того государства, в котором они были основаны[46].

    Множественность лиц, как на стороне истца, так и ответчика, в третейском разбирательстве допустима[47]. Условием для этого является то, что все участники разбирательства по возможно возникающему в будущем спору подчинились действию совместного арбитражного соглашения.

    b) Представители

    Закон Республики Беларусь «О международном арбитражном суде» не содержит положений, которые каким-либо образом определяли требования к личности представителя стороны на разбирательстве. Руководствуясь по аналогии Хозяйственным Процессуальным Кодексом РБ, отметим, что дела юридических лиц, а также организаций, не являющихся юридическими лицами, в хозяйственном суде ведут их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им законодательством Республики Беларусь и учредительными документами и их представители.[48] Соответственно представителем в хозяйственном суде может быть любой гражданин, имеющий надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела в хозяйственном суде.[49]

    Немецкое третейское разбирательство не знакомо с адвокатской монополией при представительстве. Однако стороны могут договориться о том, что при представительстве обязательно необходимо обратиться к услугам адвокатов.

    Согласно § 1042 абз. 2 ГПК ФРГ адвокаты не могут исключаться из состава лиц, имеющих право представлять стороны в третейском разбирательстве. Соответственно, всякие договоренности о таком исключении недействительны. Под адвокатом в данном случае понимается не только адвокат, допущенный к представительству в каком-либо немецком суде, но и любой иностранный адвокат, который получил свои полномочия в соответствии с нормами права страны, где он был допущен к представительству.

    Предусмотренное в арбитражном соглашении регулирование, согласно которому победившей стороне не возмещаются, или возмещаются не в полном объеме расходы на адвоката, может заставить сторону воздержаться от использования его услуг. Однако такое регулирование не является недопустимым согласно § 1042 абз. 2 исключением адвокатов из представительства в арбитражном разбирательстве. Другой вопрос, совместимо ли такое регулирование с требованиями приличия при ведении процесса.[50]

    По немецкому праву допускается представительство другими доверенными лицами, которые не являются адвокатами. Однако третейский суд может отклонить лиц, которые исключены согласно § 157 ГПК ФРГ из устного разбирательства в суде[51]. В старой редакции 10. Книги ГПК ФРГ представительство в третейском разбирательстве неадвокатами не допускалось. В настоящее время вопрос о допуске в процесс лиц, исключенных положениями § 157, решается по усмотрению третейского суда. Однако в литературе содержатся рекомендации суду использовать предоставленное ему право отвода с осторожностью и вниманием, т.к. у сторон должна оставаться возможность для представительства их интересов в суде людьми, пользующихся их доверием и одновременно обладающих особыми знаниями с технической или другой стороны. В то же время отмечается, что законным представителям одной из сторон (члены правления, исполнительный директор и т.д.) не может быть заявлен отвод. [52]

    Российский Закон «О международном коммерческом арбитраже» не содержит особых требований к кандидатурам представителей сторон. Вступивший в силу Федеральный Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»[53] распространяет элементы адвокатской монополии лишь на сферу арбитражного (хозяйственного) судопроизводства – тем самым стороны разбирательства в рамках международного коммерческого арбитража обладают широкими полномочиями по выбору кандидатур для осуществления представительства своих прав и законных интересов в международном арбитражном суде.

    Шведский Закон «О третейском разбирательстве» не содержит определенных требований к представителям сторон. Соответственно, представительство может осуществляться широким кругом лиц.

    Представительство в третейском разбирательстве неадвокатами не запрещено законодательством Украины и Казахстана.

    с) Государственный суд

    Государственный суд призван выполнять в третейском разбирательстве контрольную и вспомогательную функцию[54]. Будучи органами правосудия, суды все же не имеют права оказывать какое-либо влияние на привычный ход третейского разбирательства (за исключением случаев, предусмотренных законодательством о третейских судах)[55].

    Круг полномочий по контролю и оказанию помощи в рамках третейского разбирательства, имеющихся у государственных судов, различается от государства к государству. В литературе указывается на то обстоятельство, что имеющейся у сторон возможность обращаться в ходе третейского разбирательства в государственный суд можно злоупотреблять путем обращения в государственный суд за решением некоторых вопросов, с целью злонамеренного затягивания разбирательства в целом[56]. Поэтому авторы настаивают на перенесении судебного контроля над третейским разбирательством на его «завершающую» стадию[57].

    Согласно белорусскому Закону компетенция государственного суда в рамках третейского разбирательства ограничивается совершением следующих действий:


    • отказ в иске на основании недостатков формы[58],
    • меры по обеспечению исковых требований и по обеспечению доказательств[59],
    • оказание помощи третейским судом при сборе и оценке доказательств[60].

    Российский закон содержит прямые указания относительно недопустимости вмешательства государственных судов в сферу третейского разбирательства за исключением отдельных случаев[61]. В соответствии с данными положениями можно оспорить вынесенное арбитражное решение и добиться его отмены[62]. Это может произойти лишь на основании имевшихся процессуально- или материально-правовых недостатках разбирательства (в качестве примера можно привести факт недействительности арбитражного соглашения, ограничение в дееспособности одной из сторон, а также выход третейского суда при вынесении решения за пределы арбитражного соглашения). Само дело по существу не должно подвергаться вмешательству со стороны государственных судов[63].

    Компетенция международного арбитражного суда в соответствии с российским Законом схожа компетенции согласно белорусскому закону и в большей части соответствует тексту модельного Закона ЮНСИТРАЛ.

    В отношении влияния государственных судов на деятельность международного коммерческого арбитража необходимо дополнительно упомянуть одно обстоятельство. Уже оригинальный термин российского Арбитражного Процессуального Кодекса указывает на возможную попытку со стороны системы государственного правосудия размыть понятие международного коммерческого арбитража (т.е. по сути третейского разбирательства) в сознании бизнесменов и заменить его государственным арбитражем (известно, что в работе по подготовке проекта АПК РФ перед его направлением в парламент принимали участие судьи государственных арбитражных судов). В настоящее время третейские суды рассматриваются многими судьями системы государственного арбитража как нежелательные конкуренты, несмотря на огромную нагрузку, которую вынуждены нести судьи. Данное обстоятельство имело последствием соответствующую позицию руководства МКАС при ТПП РФ и последовавшее позднее соответствующее регулирование в законе, в соответствии с которым исполнение арбитражных решений российских третейских судов и иностранных арбитражных решений осуществляется службами судебных приставов не при арбитражных судах, а при судах общей юрисдикции[64].

    Компетенция государственного суда в соответствии с положениями 10. Книги ГПК ФРГ представляется нам значительно более широкой. При этом называется конкретный суд в государственной судебной системе, который стороны укажут в тексте арбитражного соглашения или суд, располагающийся на территории судебного округа, в котором находится место третейского разбирательства в случае отсутствия прямого указания в арбитражном соглашении[65]. К его компетенции относится решение следующих вопросов:


    • назначение, отвод или прекращение полномочий арбитра;
    • установление факта допустимости или недопустимости проведения третейского разбирательства, а также решения третейского суда о своей компетенции в промежуточном арбитражном решении;
    • исполнение, отмена или изменение постановления о принятии мер по обеспечению иска, вынесенного третейским судом;
    • отмена или объявление к исполнению арбитражного решения или отмена такого объявления к исполнению[66].

    В немецкой литературе указывается на то, что решения третейских судов не могут непосредственно быть исполнены, а нуждаются в дополнительном акте утверждающего характера со стороны государственного суда (объявлении к исполнению)[67]. Такая ситуация характерна для законодательства всех рассматриваемых в настоящей работе государств.

    Например, немецкий законодатель, таким образом, передал государственному суду ряд руководящих полномочий. В связи с этим необходимо задаться вопросом о том, какое принципиальное различие состоит в назначении и отводе арбитров третейским судом или государственным судом (в случае если стороны сами не предусмотрели в арбитражном соглашении такого механизма). В данной связи представляется, что в демократическом правовом государстве правосудие в принципе осуществляется или должно осуществляться независимым от какого-либо внешнего воздействия органом, который должен быть в состоянии в соответствии с положениями материального и процессуального законодательства вынести обоснованное решение по рассматриваемому вопросу.

    Теоретически можно представить себе противоположность урегулированным законодательством отношениям между государственным и третейским судом на территории Германии в сфере взаимного влияния на некоторые аспекты деятельности. Это представляется возможным сделать на основании тезиса о тождественности законной силы судебного решения и решения третейского суда, на основании которого в т.ч. был разработан Модельный Закон ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже». Можно было бы придти к абсурдному заключению, если предположить, что право назначать государственного судью для разрешения определенного спора, а также принятие принципиального решения о предметной компетенции государственного суда вдруг получил бы председатель международного арбитражного суда или председатель отделения торгово-промышленной палаты, находящегося на территории соответствующего судебного округа. Кроме этого, уже было упомянуто о возможности злоупотребления компетенцией государственного суда (ненужное затягивание разбирательства путем злонамеренных действий сторон). Именно по этим причинам контроль со стороны государственных судов (контрольная и наблюдательная функция) над деятельностью третейских судов – в особенности постоянно действующих (институциональных) – представляется нежелательным. Третейское разбирательство в международных арбитражных судах должно по возможности быть свободным от внешнего воздействия.

    Немецкие государственные суды как орган судебной власти[68] разрешают гражданско-правовые споры в широком смысле[69]. Они также принимают решения по процессуальным вопросам в ходе судебного разбирательства по гражданским делам: так, например, путем вынесения определения исковое заявление может быть признано недопустимым[70]. Однако, если соответствующим арбитражным соглашением предусматривается компетенция третейского суда по решению спорного правоотношения, это также должно означать, что все процессуальные вопросы, в особенности в случае назначения или отвода арбитров или принятия решения о допустимости третейского разбирательства, должны разрешаться либо самими третейскими судами (органами постоянно действующего третейского суда) или представителями организаций, при которых данные третейские суды функционируют (ТПП, биржа и т.д.).

    Старая редакция 10. Книги немецкого ГПК характеризуется в литературе как весьма отдаленная от ожиданий международных клиентов[71]. Она также зарекомендовала себя как не очень приспособленный для проведения третейских разбирательств регулирующий нормативный акт[72], так как действовавшие в то время нормы уже не могли соответствовать требованиям международной торговли. Первые шаги по направлению к восприятию положений Модельного Закона ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже» были предприняты в 1989 г. Немецким Институтом Третейских Процедур, причем разработчики стремились достичь максимального соответствия регулирования в национальном законе положениям Модельного Закона ЮНСИТРАЛ. 10. Книга ГПК при этом оставалась бы нетронутой реформированием, и с ее помощью можно было бы и дальше регулировать проведения внутренних (национальных) третейских разбирательств. В итоге такой путь привел бы к дуализму в системе всего третейского разбирательства и стал бы похож на актуальное положение дел в российском праве[73]. В октябре 1991 г. Федеральное Министерство Юстиции получило от Правительства ФРГ поручение на подготовку нового проекта закона о третейском разбирательстве. При этом члены рабочей группы пошли другим путем, занявшись изменением 10. Книги ГПК и пытаясь как можно ближе держаться текста Модельного Закона ЮНСИТРАЛ. Данный законопроект был реализован в рамках принятого 22.12.1997 Закона о новом регулировании третейского разбирательства (Schieds-VFG). Если бы немецкий законодатель пошел другим путем, приняв за основу проект Немецкого Института Третейских Процедур, то можно было бы в большей степени реализовать общепризнанные преимущества международного коммерческого арбитража на практике и тем самым получить в результате закон, более подходящий для проведения на территории Германии третейских разбирательств. На этом месте необходимо упомянуть о необходимости такой новеллы – путем изменения структуры Гражданского Процессуального Кодекса (выделения 10 книги ГПК в самостоятельный закон). Тем самым можно было бы в т. ч. уменьшить степень воздействия государственных судов на деятельность международных арбитражных судов. В содержательном плане это бы означало и неприменение общих положений ГПК к международному коммерческому арбитражу (т. е. больше возможностей для определения порядка проведения разбирательства сторонами и самим третейским судом).

    Преимущества уменьшенного участия государственных судов в рамках международного коммерческого арбитража особенно хорошо просматриваются в государствах СНГ.

    Среди них можно назвать следующие:


    • большая степень доверия сторон к международному арбитражному суду (гарантированная конфиденциальность устного разбирательства и всего процесса, более высокая компетенция и достаточно высокий престиж арбитров в предпринимательских кругах);


    • быстрота третейского разбирательства (значительно меньшая трудовая нагрузка на арбитров, чем на судей государственных судов, современное оборудование) и более эффективная процедура исполнения вынесенного арбитражного решения (государственные суды на основании представленного арбитражного решения вынести определении об обращении его к исполнению, не проверяя его по основаниям справедливости и обоснованности. На международном уровне необходимо принимать во внимание существующие преимущества Конвенции ООН «О признании и исполнении иностранных арбитражных решений»).

    Не в последнюю очередь необходимо упомянуть существующие условия в государственных судах стран-участников СНГ. Они н пользуются большим уважением граждан, поскольку в отношении судебной власти в их сознании до сих пор в целом имеет место стереотип, связанный с ее репрессивной ролью в советские времена[74], а также с зачастую ангажированными, небеспристрастными судьями и заказными процессами в настоящее время[75]. Проведенная за последнее время судебная реформа в Российской Федерации[76] должна существенно уменьшить материальную зависимость судей и одновременно придать им больше независимости при исполнении должностных обязанностей. Данное обстоятельство, по нашему мнению, не будет забирать клиентуру у третейских судов, поскольку уже имеющаяся положительная арбитражная практика достаточно ясно указывает на предпочтительность использования данного способа разрешения споров. Следует даже ожидать, что в странах СНГ на международном уровне третейским судам не будет создано серьезной конкуренции со стороны государственной судебной системы.

    2. Отдельные виды третейских судов, их классификация

    1) Постоянно действующие и ad hoc арбитражные суды

    а) Структура и органы постоянно действующего
    арбитражного суда

    Структура постоянно действующего международного арбитражного суда и компетенция его органов в Республике Беларусь определяется уставом и арбитражным регламентом с учетом остальных положений Закона «О международном арбитражном суде»[77]. Состав МАС при Белорусской ТПП установлен его Уставом.

    В 10. Книге ГПК ФРГ ничего не говорится о структуре постоянно действующих арбитражных судов, поэтому обратимся к самим их регламентам. Регламент DIS лишь содержит условия, согласно которым происходит назначение арбитров из списка, составляемого Немецким Арбитражным Обществом – если стороны не в состоянии придти к соглашению по кандидатурам арбитров. В то же время регламенты отдельных арбитражных судов, к примеру, постоянно действующего Арбитражного Суда Торгово-Промышленной Палаты Нюрнберга по состоянию на декабрь 1994 г. предусматривают назначение нескольких председательствующих и достаточного количества арбитров в соответствующий состав арбитражного суда (всего в каждом составе по три арбитра) – сроком на два года, в течение которого в случае необходимости могут производиться дополнительные назначения, которые во всех случаях производятся Президиумом ТПП Нюрнберга[78]. К председательствующим предъявляются требования, в соответствии с которыми их профессиональный уровень должен примерно соответствовать уровню судьи в соответствии с федеральным немецким «Законом о судьях» (Richtergesetz – RichterG)[79]. Таким образом, одним из вариантов построения структуры арбитражного суда является функционирование его в составе нескольких председательствующих и равного их числу составов арбитражного суда. При этом непосредственное руководство деятельностью арбитражного суда осуществляется не председательствующим, как это имеет место в МАС при Белорусской ТПП («принятие решений и совершение всех действий, которые необходимы для достижения целей МАС»[80]), а руководством Торгово-Промышленной Палаты, органа, при которой осуществляет свою деятельность арбитражный суд. Такой подход, который предусмотрен приведенным в качестве примера немецким арбитражным регламентом, представляется нам неприемлемым применительно к условиям нашего государства ввиду, во-первых, положений Закона РБ «О международном арбитражном суде», в частности, ст.6 ч.2, в соответствии с которой международный арбитражный суд является юридическим лицом, что предполагает наличие собственных руководящих органов. Во-вторых, в соответствии с тем же Законом, одним из принципов деятельности международного арбитражного суда является независимость его и арбитров при осуществлении своей деятельности[81]. В-третьих, но далеко не в последнюю очередь, исходя из идеи альтернативности арбитражного разбирательства по отношению к разбирательству в системе государственных судов, можно отметить, что независимость судебной власти в целом в соответствии с конституционным принципом разделения властей предполагает и независимость арбитражного суда от какого бы то ни было внешнего влияния на осуществление им правосудия, т.е. в том числе и вынесения решений, приравниваемых по своей силе к решениям государственных судов.

    Органами постоянно действующего на территории нашего государства международного арбитражного суда являются его председатель и президиум[82]. Президиум МАС состоит из председателя, его заместителей и иных членов, назначаемых из числа арбитров. Председатель МАС назначается учредителем данного суда, а заместители и члены президиума – учредителем данного суда по представлению председателя постоянно действующего международного арбитражного суда.

    О порядке назначения председателя (председателей составов) и арбитров, а также о предъявляемых к ним требованиях в немецких арбитражных судах было сказано выше. В немецкой литературе не содержится анализ и сопоставление принципов структурной организации и функционирования арбитражных судов ни в ФРГ, ни за ее пределами (при наличии пристального внимания к иностранным арбитражным суда в целом). На наш взгляд, это свидетельствует о том, что реформа 10. Книги ГПК ФРГ все еще находится в своем развитии в части научного анализа отдельных ее положений, и наши аналитические возможности ограничены этим обстоятельством. Однако уже сейчас можно с уверенностью отметить, что, скорее всего, регламентами большинства арбитражных судов, находящихся на территории Германии, в ближайшее будут предусмотрены иные, чем приведенные в качестве примера положения Регламента АС при ТПП Нюрнберга, касающиеся его организационной структуры, порядка назначения председателя и арбитров и осуществления непосредственного руководства судом.

    Обратившись к шведскому закону «О третейском разбирательстве», установим, что им не урегулированы вопросы о структуре и органах постоянно действующего третейского суда.

    Закон Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже» напрямую не устанавливает требования к структуре постоянно действующего международного арбитражного суда. Однако входящее в текст Закона Приложение № 1 определяет местонахождение и организационную подчиненность МКАС при ТПП РФ, а также содержит отсылочную норму к его Регламенту.

    b) Компетенция органов
    международного арбитражного суда
    (председатель, президиум)

    На примере национальных законов, Модельного Регламента Немецкого Арбитражного Общества (DIS), регламентах немецких арбитражных судов, а также Регламента МАС при Белорусской ТПП рассмотрим исключительную и общую компетенцию органов международных судов в ЕС и СНГ.

    Принципиально отметим, что ни 10. Книга ГПК ФРГ, ни Модельный Регламент DIS, ни, к примеру, принятая на его основе редакция регламента Арбитражного Суда при Торговой Палате г. Гамбурга[83] или новый Регламент ТПП г. Мюнхена, не содержат никаких положений относительно компетенции председателя арбитражного суда. Во-первых, это объясняется статусом немецких арбитражных судов, которые не являются самостоятельными юридическими лицами и функционируют при торгово-промышленных палатах, не образовывая постоянных организационных структур. Во-вторых, арбитражный суд не должен в принципе становиться бюрократической организацией с детальным изложением полномочий ее должностных лиц, тем самым, уделяя внимание не только разрешению споров между обращающимися в арбитражный суд сторонами, но и порядку собственной деятельности.

    В белорусском законе[84] урегулированы вопросы компетенции и статуса председателя международного арбитражного суда, его президиума. Это, естественно, не означает в смысле предыдущего абзаца излишнего формализма в подходе отечественного законодателя. С одной стороны, это объясняется юридической самостоятельностью международного арбитражного суда, которая была закреплена новым законом, с другой - для избежания возможных споров об объемах полномочий и компетенции должностных лиц международного арбитражного суда.

    В принципе, белорусский закон называет лишь одну конкретную исключительную функцию председателя международного арбитражного суда - представление президиуму МАСа для утверждения рекомендательного списка арбитров[85] (функция президиума, соответственно, состоит в его утверждении), в дальнейшем указано, что председатель осуществляет управление судом (административная функция общего содержания).

    2) Международные арбитражные суды
    и границы их компетенции


    1. Общие положения

    Следует сказать, что подход законодателя в Беларуси и Германии к вопросу о круге дел, которые могут находиться на рассмотрении в третейском суде, был, если не совсем различным, то существенно различающимся.

    Немецкий закон в качестве критерия регулирования арбитражным разбирательством называет лишь местонахождение состава арбитражного суда[86], который рассматривает спор. Следовательно, одинаковые условия и процессуальные правила установлены как для внутренних, так и для внешнеэкономических споров. Закон РБ "О международном арбитражном суде" применяется в отношении МАС, находящегося на территории Беларуси, в который могут передаваться гражданско-правовые споры между субъектами права, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если местонахождение или местожительство хотя бы одного из них находится за границей Республики Беларусь. Таким образом, по общему правилу МАС на территории Беларуси рассматривает внешнеэкономические споры, которые возникли между белорусским и иностранным предприятием, либо, что также возможно, между белорусскими предприятиями, которые осуществляют свою деятельность за рубежом.

    Если не принимать в расчет пока еще имеющую место уникальность для Беларуси Международного Арбитражного Суда при ТПП РБ, то можно сказать, что системы арбитражных судов в Германии и Беларуси имеют структуру, которая продиктована именно вышеназванными положениями национальных законов. В принципе, нам не встречались названия немецких арбитражных судов, в которых бы фигурировало слово "международный". Естественно, что в последнее время они сталкиваются со спорами немецких и иностранных предприятий, которые однозначно классифицируются как международные.

    Что касается Беларуси, то действующих третейских судов в их чистом виде, не создаваемых при государственных органах и действующих в соответствии с Приложением № 3 к Гражданскому Процессуальному Кодексу РБ[87], до сих пор не существует. В некоторой степени это объясняется все еще доминирующей ролью государства в экономических отношениях, в частности, в сфере защиты нарушенных прав и законных интересов, вытекающих из этих отношений с учетом государственной плановости социалистического хозяйства и госконтроля за исполнением поставок товаров и производстве расчетов по ним.

    В значительной степени неиспользование альтернативной разбирательству в государственном суде возможности урегулирования спорных вопросов в третейском суде объясняется и отсутствием у руководителей предприятий информации о самом ее наличии либо негативной подоплекой публикуемых о третейских судах сведений и устно передаваемому мнению. Такой вакуум, в принципе, должен постепенно заполняться предложением услуг объединениями и различного рода организациями, объединяющими отрасли промышленности, сельское хозяйство и сферу услуг. Белорусская Торгово-Промышленная Палата до недавнего времени имела в своей организационной структуре Международный Арбитражный Суд, в настоящее время уже ставший самостоятельным юридическим лицом (но сохранив ТПП в качестве учредителя), и тем самым осуществляла такую функцию - в сфере внешней экономики.

    В среднесрочной перспективе трудно утверждать о быстром заполнении пустой ниши для третейских судов и подобных им организаций. Представляется в данной связи разумным делать это с помощью уже имеющихся и эффективно функционирующих в этой сфере учреждений, таких как, например, Международный Арбитражный Суд при Белорусской Торгово-Промышленной Палате. Можно утверждать, что законом уже созданы для этого все необходимые условия - в зависимости от подхода к толкованию ст. 4 абз. 2 Закона РБ "О международном арбитражном суде" можно сделать вывод, что МАС при БелТПП может рассматривать и выносить решения по спорам экономического характера, если передача их на рассмотрение в МАС предусмотрена соглашением сторон и не противоречит законодательству[88] - в первую очередь данное положение должно касаться белорусских предприятий, осуществляющих свою деятельность в Беларуси.

    С течением времени вновь создаваемые третейские суды, вне зависимости от их отраслевой специализации и месторасположения постепенно будут бороться на своеобразном конкурентном "рынке" услуг по разрешению споров. Мы сознательно прибегнули к употреблению слова "рынок", поскольку считаем, что наряду с третейскими организациями в Беларуси начнет и будет развиваться сеть адвокатских бюро и частных специалистов, оказывающих услуги по урегулированию споров и примирению сторон во внесудебном порядке.


    1. Отдельные третейские суды в государствах ЕС и СНГ


    • Франция

    Созданная еще в 1919 г. со штаб-квартирой в г. Париже, Франция, Международная Торгово-Промышленная Палата в настоящее время является одной из влиятельных международных организаций, объединяющих ресурсы мировой экономики. В настоящее время она включает в себя около 1500 экономических организаций и 5000 крупных предприятий, созданных и действующих более чем в 50 странах мира[89]. Одним из проявлений ее деятельности является Международный Арбитражный Суд, созданный в 1923 г.

    Процессуальным правилам ведения разбирательства в МАС при МТП посвящены многочисленные публикации[90]. Избранные решения данного третейского суда систематизированы и включены в объемные сборники[91]. Деятельность МАС при МТП освящается в изданиях связанных с Международной Торговой Палатой организаций, таких как в издаваемом Institute of International Business Law and Practice журнале "ICC Dosiers". Издаваемый журнал Journal du Droit International также содержит обзоры практики этой знаменитой во всем мире арбитражной организации.


    • Великобритания

    Лондонский Международный Арбитражный Суд[92] является общепризнанным центром разрешения внешнеэкономических споров, в том числе с участием сторон из государств на территории бывшего СССР.


    • Швеция

    Наиболее известным третейским судом на территории Швеции, который традиционно разрешает хозяйственные споры между сторонами из других государств, является Арбитражный Институт при Торговой Палате г. Стокгольма[93].


    • Беларусь

    Единственным третейским судом, который в настоящее время в соответствии со своим регламентом разрешает внешнеэкономические споры в Республике Беларусь, является Международный Арбитражный Суд при Белорусской Торгово-Промышленной Палате[94].

    Ввиду активного продвижения в регионах Беларуси проектов по образованию свободных экономических зон и привлечению существенного объема иностранных инвестиций целесообразно рассматривать вероятность появления в областных и крупных промышленных центрах третейских судов с отраслевой направленностью (например, сельское хозяйство, легкая промышленность), а также со специфической компетенцией (например, разрешения споров в сфере корпоративного права).


    • Украина

    Основным третейским судом на территории Украины является Международный Коммерческий Арбитражный Суд при Торгово-Промышленной Палате Украины[95], действующий с 1993 г. Разветвленной системы третейских судов, в компетенцию которых входило бы разрешение внешнеэкономических споров, на Украине в настоящее время пока не существует.


    • Российская Федерация

    Кроме известного во всем мире Международного Коммерческого Арбитражного Суда[96] при Торгово-Промышленной Палате РФ (г. Москва) на территории России в настоящее время организовано и действует несколько десятков международных арбитражных судов и третейских судов, регламенты которых позволяют разрешать споры с участием сторон из других государств. Среди российских центров международного коммерческого арбитража кроме г. Москвы можно выделить г.г. Санкт-Петербург, Саратов, Челябинск, Нижний Новгород, Краснодар, Воронеж, Барнаул и т.д. – как правило, третейские суды там организованы и действуют при региональных торгово-промышленных палатах. В настоящее время в Российской Федерации пока не существует какого-либо объединения, которое бы систематизировало и анализировало результаты деятельности российских третейских судов (по примеру Немецкого Арбитражного Общества, DIS).

    В качестве примера создания на территории Российской Федерации третейского суда со специфической компетенцией можно привести Третейского Суда при Российском Союзе промышленников и предпринимателей (в соответствии с его Регламентом на рассмотрение данного суда могут передаваться споры с иностранным элементом, поскольку членами РСПП являются юридические лица с участием иностранного капитала, а также иностранные компании).


    • Казахстан

    Находящееся в г. Алматы представительство Международного третейского суда Юридического центра "IUS" (Арбитраж "IUS") рассматривает на территории Казахстана споры, начиная с 1993 г[97]. При этом головной офис Арбитража "IUS" находится в г. Санкт-Петербурге. Арбитраж "IUS" заключил несколько договоров о сотрудничестве с арбитражными судами при ТПП Чешской Республики (Прага), Арбитражным институтом Торговой палаты г. Стокгольма (SCC) и другими арбитражами, а также установил прямые контакты с Лондонским Международным третейским судом (LCIA) и Международным Арбитражным судом при Международной торговой палате (г. Париж). Арбитраж "IUS" является не только международным, но и иностранным арбитражем, поэтому его решения признаются и приводятся в исполнение в соответствие с Нью-Йоркской Конвенцией. Международный третейский суд Юридического центра "IUS" предлагает полный спектр услуг в области альтернативного разрешения споров (медиация, примирительные процедуры, экспертные заключения, мини-суд, арбитраж)

    В основном списочном составе третейского суда «IUS» - более 50 арбитров из многих стран мира (Казахстана, России, Великобритании, Германии, Индии, Чехии, США, Швеции и других). Многие арбитры являются научными деятелями общепризнанных юридических высших учебных заведений, партнерами, главными специалистами ведущих юридических, аудиторских, консалтинговых фирм и исследовательских организаций соответствующей страны.

    3) Третейские суды
    для разрешения отдельных категорий споров

    Экономика характеризуется богатейшим разнообразием возникающих имущественных отношений между субъектами. Различные экономические отношения урегулированы нормами права, начиная от гражданского кодекса и заканчивая ведомственными нормативными инструкциями. Нет, наверно, по-настоящему квалифицированного юриста, который бы специализировался на всех обязательственных правоотношений - от договоров купли-продажи до страхования и перевозки.

    Значительный объем и разнообразие правоотношений в экономической сфере порождает столь же значительный объем разнообразных споров, возникающих в связи с этими отношениями. Их количество позволяет классифицировать их по отраслевому и подотраслевому признаку - в соответствии с отношениями, из которых они возникают.

    Разумеется, что специализация арбитражного суда, а в частности, каждого из арбитров, сотрудничающих с ним, должна быть наиболее широкой, не ограничиваясь отдельными отраслями. Однако в сформировавшейся системе арбитражных судов Германии наблюдается разделение компетенции и выделение узкоспециализированных направлений деятельности. К примеру, можно привести Арбитражный Суд при Бирже Ценных Бумаг в г. Гамбурге. Специализация на разрешении споров, связанных с биржевым правом, объясняется, по-видимому, достаточным количеством споров для функционирования такого суда, а также повышенными требованиями к конфиденциальности самого разбирательства, равно и квалификационными требованиями к рассматривающим споры арбитрам.

    Аналогичные арбитражные суды, не обязательно институциональные, действуют в сфере строительства, разрешая споры между заказчиками, подрядчиками и субподрядчиками.

    Критерием специализации арбитражного суда на разрешении споров, относящихся к определенной категории, является не столько отдельная отрасль или подотрасль права, но совокупность правоотношений, объединенных признаком схожести обязательственных правоотношений в более узком смысле: к примеру, страхование рисков (отдельный вид страхования), биржевое право, строительное право и т.д.

    Необходимыми условиями для рассмотрения арбитражным судом споров определенной категории будут, на наш взгляд, следующие:


    • допустимость арбитражного разбирательства в конкретной сфере с точки зрения законодательства (отсутствие прямого запрета в законе);
    • наличие достаточного количества специалистов с необходимым уровнем квалификации.

    В качестве факультативных условий можно отметить:


    • наличие достаточного количества споров (спрос на узкоспециализированные услуги);
    • недостаточность услуг уже существующих арбитражных судов общей специализации для разрешения данной категории споров.


    4) Посредничество при разрешении споров
    как возможная предстадия третейского разбирательства

    На протяжении многих десятилетий в странах Западной Европы, в т.ч. и в Германии, практикуется со все возрастающим успехом посредническая деятельность по урегулированию споров без передачи их в государственный суд. Посредничеством занимаются как специализированные отделы торгово-промышленных палат, так и адвокаты, практикующие в сфере хозяйственного права и смежных отраслей. Отделы ТПП в ФРГ имеют собственные регламенты и в соответствии с ними осуществляют свою деятельность[98].

    Учитывая специфику деятельности такого рода посредников, заметим все же, что и третейские суды, и посредники, в сущности, предоставляют сторонам возможность разрешить возникший между ними спор, минуя государственный суд.

    а) Правовое регулирование посредничества
    по внесудебному разрешению споров

    В соответствии с ГПК ФРГ, регулирование в сфере посредничества по внесудебному разрешению споров принадлежит в Германии федеральным землям[99], некоторые из них уже приняли собственные законы об обязательном досудебном посредничестве в разрешении споров[100].

    В принципе, посредничество такого рода должно иметь место и перед разбирательством в арбитражном суде - если стороны в состоянии сесть за стол переговоров и достигнуть решения, которое бы устроило их обоюдно. Это имеет смысл при спорах по поводу незначительных денежных сумм, требований, а также, если спор является обычным, без осложнений, случаем с традиционным расположение прав и обязанностей сторон. Естественно, что определять это должны не стороны, а квалифицированный юрист, за помощью к которому каждая из них обращается.

    Возвращаясь к анализу сущности посредничества во внесудебном разрешении споров и принципов деятельности посредников, изучим положения законодательства земель и конкретного регламента. Касательно упомянутых законов заметим, что они касаются обязательного досудебного порядка разрешения мелких имущественных споров (в Северном Рейне-Вестфалии - на сумму до 600,-, в Баварии - до 750,- евро). Посредники или, используя терминологию закона, арбитры, не избираются сторонами, а назначаются советом общины[101]. Споры рассматриваются по общему правилу по месту жительства (местонахождения) ответчика, если сторонами в письменной форме не оговорено иное[102].

    Законы земель не содержат подробной регламентации разбирательства с участием посредников-арбитров[103]. Более подробное регулирование содержат регламенты посреднических учреждений: условия для начала разбирательства, процесс выбора посредников-арбитров (если регламент это допускает), сроки, порядок проведения самого разбирательства, расходы по оплате услуг посредников и т.д.)[104]

    b) Организационная связь посредничества
    по внесудебному разрешению споров
    и третейского разбирательства

    Учитывая общую целевую направленность (возможность разрешить спор вне государственного суда) и единство учреждающей организации (в большинстве случаев - торгово-промышленные палаты, которые выступают в роли учредителей или соучредителей), можно сделать вывод о неразрывной организационной связи, которая объединяет в системообразующую общность арбитражные суды и посреднические отделы).

    Относительно места арбитражных судов и места посреднических отделов в этой системе полагаем, что посредничество опережает арбитражное разбирательство во времени, но может, как полностью заменить, так и всецело отсутствовать, передавая арбитрам в АС полноту процессуальных действий при разбирательстве по спору.

    Наряду со схожими чертами, посредничество и разбирательство в арбитражном суде имеют, естественно, и ряд различий. Приведем некоторые из них:


    • суть посредничества - добиться примирения сторон, в то время как арбитражный суд в результате проведенного разбирательства может, как утвердить мировое соглашение, так и вынести решение в пользу одной из сторон, либо частично в пользу каждой из них;


    • решения, принятые с участием посредников, нуждаются в закреплении в протоколе государственного суда (по немецкому законодательству), когда как решения арбитражного суда сами по себе уже являются основанием для выдачи исполнительного документа;


    • имеется относительная разница в стоимости посреднических услуг и арбитражного сбора (последний практически всегда больше);


    • по сравнению с арбитражным разбирательством, посредничество имеет менее формализованный порядок его проведения.

    Результаты опросов, проведенных немецкими торгово-промышленными палатами, свидетельствуют о довольно высоком проценте дел, завершаемых в международных арбитражных судах заключением мирового соглашения (60-70 % случаев)[105].


    III. Вопросы рассмотрения дел арбитражными судами

    1. Необходимая предпосылка - арбитражное соглашение

    аа) Понятие, правовая природа

    Для системного изучения разбирательства в международных арбитражных судах государств СНГ и ЕС необходимо выяснить, тождественно ли понятие арбитражного соглашения в правовых системах отдельных государств.

    Ст. 7 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» гласит: «Арбитражное соглашение – это соглашение сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть в связи с каким-либо конкретным правоотношением.

    Ст. 1029 абз.1 ГПК Германии содержит следующее определение: «Арбитражное соглашение – это соглашение сторон о подчинении всех или отдельных споров, которые возникли или возникнут на основании отношений договорного или недоговорного характера.

    Если вопрос о передаче споров в арбитраж обсуждается при заключении контракта, арбитражное соглашение включают в контракт как одно из его условий, такое соглашение именуют арбитражной оговоркой контракта. Соглашение об арбитраже может быть заключено в виде отдельного документа, в том числе с целью разрешения уже возникшего спора.[106]

    Арбитражное соглашение определяется в немецкой литературе как материально-правовой договор с процессуальным содержанием[107]. Действительно, несмотря на отсутствие отдельного договорного обязательства в гражданском законодательстве арбитражное соглашение отражает частную волю заключивших его сторон на передачу возникших или возможных споров третейскому суду. Арбитражное соглашение носит право-распорядительный характер, однако при этом несет в себе черты гражданско-правового договора (соглашение между двумя сторонами относительно определенного предмета частноправового характера).

    bb) Форма и содержание

    Ст. 11 абз.2 Закона РБ «О международном арбитражном суде» и ст. 7 абз.2 соответствующего Закона РФ содержит положение, по которому «арбитражная оговорка должна быть заключена в письменной форме». Это требование сформулировано в виде императивной нормы, нарушение которой влечет за собой недействительность соглашения.[108]

    По российскому закону "арбитражное соглашение считается заключенным в письменной форме не только, если оно содержится в одном документе, подписанном сторонами. Оно считается таковым


    • если оно заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием иных средств электросвязи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения;
    • если оно заключено путем обмена исковым заявлением и ответом на иск, в котором одна из сторон утверждает о наличии соглашения, а другая против этого не возражает".

    ГПК Германии в § 1031 абз. 1 содержит следующее: «арбитражное соглашение должно содержаться либо в письменном документе, подписанном сторонами, либо в переписке между ними, факсах, телеграммах или иных формах передачи сообщений, которые свидетельствуют о таком соглашении». Имеющим силу арбитражным соглашением может быть также признана часть письменного документа, на который делается ясно выраженная ссылка подписанным сторонами договором (§ 1031 абз. 2), а также путем передачи коносамента, в котором также имеется ссылка на имеющееся в договоре чартера арбитражное соглашение (§ 1031 абз. 3).

    Необходима также конкретная формулировка о том, что вместо государственного суда правовой спор будет передан на рассмотрение арбитражного суда. При этом допускается широкий диапазон регулирования самого арбитражного разбирательства, в частности, порядок назначения арбитров, оплата их услуг, язык разбирательства и т.д. – за исключением положений, не относящихся к арбитражному разбирательству. В особенности, положения основного договора не могут быть связаны с положениями арбитражного соглашения.[109]

    В немецкой литературе производится разделение на арбитражные соглашения в сфере предпринимательства и арбитражные соглашения некоммерческого характера. В отношении последних отмечается, что арбитражные соглашения в общих условиях сделки некоммерческого характера являются с самого начала недействительными. В то же время признаются допустимыми ссылки на другие документы – в частности, на регламенты институциональных арбитражных судов, а также на договоренности, достигнутые прежде.[110]

    Что же касается сферы предпринимательства, то здесь выделяются несколько моментов, важные при формулировании текста арбитражного соглашения:


    • с принятием реформировавшего 10. Книгу ГПК Германии закона появилось требование об определенной форме – письменной;


    • само понятие «предпринимательской сферы» не определено в законе. Немецкий законодатель, ориентируясь на Примерный Арбитражный Регламент UNCITRAL, пренебрег содержащимися в Торговом кодексе Германии понятиями "Vollkaufmann" (полный предприниматель), „beiderseitiges Handelsgeschäft" (двусторонняя торговая сделка). Суть употребляемые в традиционно внутринациональных правоотношениях понятия «неполный предприниматель» и «непредприниматель-предприниматель» (например, адвокаты, налоговые консультанты) в международных частноправовых отношениях могут, по мнению ряда авторов, быть искажены. Таким образом, арбитражные соглашения могут заключаться и такими «предпринимателями» – если заключаемая сделка находится в сфере их профессиональной деятельности[111];


    • все же продолжают существовать облегчения формы: уже упомянутое заключение арбитражного соглашения путем обмена письмами, телеграммами и т.д., а также т.н. полуписьменная форма, когда в ответ на письменное предложение допускается устное или конклюдентное принятие предложенных условий. Однако, учитывая то, что решения судов, на которые ссылаются авторы, вынесены несколько лет назад, можно судить о том, что подобная практика с принятием нового Закона встречаться уже не будет;


    • арбитражное соглашение, которое инкорпорируется согласно имеющемуся обычаю делового оборота в договор, также не может быть признано действительным – учитывая действие § 1027 (потеря права на предъявление претензии).[112]

    Содержание арбитражного соглашения складывается из обязательных и факультативных элементов. Соглашение должно регламентировать порядок определения арбитражного суда, квалификацию арбитров, их полномочия и, по возможности полно - порядок проведения разбирательства. Спор, охватываемый арбитражным соглашением, должен основываться на правоотношении договорного или недоговорного характера, и быть упомянутым в самом соглашении. Поскольку стороны имеют широкие права по регулированию арбитражного разбирательства, они их и должны использовать: стороны могут определить круг отношений, подпадающих под действие арбитражного соглашения, решить вопросы назначения, оплаты услуг арбитров, определить применимое право, язык арбитражного разбирательства, место разбирательства, процессуальные принципы рассмотрения спора, определить срок для вынесения решения, а также определить о конфиденциальности разбирательства.

    2. Третейское разбирательство

    1) Определение порядка разбирательства дела

    Ст. 25 Закона РБ «О международном арбитражном суде» предусматривает, что стороны по своему усмотрению могут договориться о порядке разбирательства дела составом международного арбитражного суда. При отсутствии такой договоренности состав МАС ведет дело в том порядке, который признает необходимым для обеспечения вынесения законного и обоснованного решения. При этом состав МАС обязан соблюдать мнения сторон, а также положения арбитражного регламента. Ст. 42 Регламента МАС при Белорусской ТПП содержит норму, согласно которой МАС не связан нормами процессуального законодательства Республики Беларусь, а в случае отсутствия соглашения сторон разбирательство проводится в порядке, который состав суда признает необходимым для обеспечения вынесения законного и обоснованного решения.

    Аналогичное положение содержится в абз. 4 § 1042 ГПК ФРГ, в отличие от белорусской формулировки, немецкая правовая норма не содержит положения о том, что арбитражный суд при определении порядка рассмотрения дела принимает в расчет мнения сторон. Немецкий Арбитражный регламент DIS в § 24 пункт 24.1 отсылает арбитражный суд при определении порядка разбирательства к обязательным нормам процессуального права, действующим на той территории, на которой располагается арбитражный суд. Арбитражный суд обязан также руководствоваться положениями регламента DIS, а также действовать на основании собственного убеждения.

    2) Предпосылки и виды правовой защиты с помощью арбитражных судов

    а) Виды арбитражных исков

    Высказываемые в немецкой литературе мнения сводятся к тому, что предметом арбитражного разбирательства могут быть в принципе все виды исков в обычном гражданском процессе: иски об исполнении, иски о признании и преобразовательные иски. Главным условием является то, чтобы предмет спора входил в компетенцию арбитражного суда[113].

    Как еще будет отмечено, рассмотрению в арбитражных судах Германии не подлежат, к примеру, иски об оспаривании решений общего собрания акционерного общества (АО) и решений участников общества с ограниченной ответственностью (ООО)[114].

    Относительно предъявления в арбитражный суд иска о встречном исполнении на стадии исполнения вынесенного государственным судом решения высказывается мнение о том, что арбитражный суд мог бы принять иск к своему рассмотрению, если бы стороны предусмотрели в арбитражном соглашении такую возможность, признавая то, что они могут найти примиряющий их вариант в связи с исполнением судебного решения. Поэтому они могут заключить и арбитражное соглашение, наделяющее арбитражный суд полномочиями в отношении разрешения споров, связанных с исполнением решений государственных судов[115]. То же самое относится и к возражениям третьих лиц по поводу предмета спора, а также к преобразовательным искам. Принятие обеспечительных мер по иску также, по мнению авторов, входит в компетенцию арбитражного суда[116].


    b) Охраняемый законом интерес

    Так же, как и в обычном гражданском процессе, круг интересов, охраняемых законом, определяется в арбитражном процессе допустимостью предъявления арбитражного иска. Стороны могут и определить в арбитражном соглашении границы своих собственных интересов, охраняемых законом, и, в то же время, если им некуда деть свои деньги, призвать арбитражный суд к разрешению теоретического вопроса, непосредственно к их правоотношениям не относящегося. Основным правилом выступает мысль о том, что стороны не нуждаются в чьих-либо советах или опеке, они свободно могут решить, какой круг отношений они вынесут на разрешение арбитражным судом[117].

    3) Проведение третейского разбирательства

    а) Место третейского разбирательства

    Положения ст. 26 белорусского Закона во многом перекликаются с правилами определения места арбитражного разбирательства по немецкому праву.

    С 1998 г. немецкий международный гражданский процесс применяет принцип территориальности, который имеет большое значение для применения немецкого или иностранного процессуального права и для требований к квалификации арбитра.

    Стороны могут определить в арбитражном соглашении место арбитражного разбирательства[118]. После подачи иска в арбитражный суд место арбитражного разбирательства может быть изменено лишь с согласия арбитров. Оно становится составным элементом арбитражного соглашения, если стороны конкретно оговорят это. В случае если такой оговорки сделано не будет, то вопрос с определением места арбитражного разбирательства переходит в компетенцию арбитражного суда, который должен будет принять во внимание интересы сторон (транспортные расходы и т. д.), согласие по поводу проведения разбирательства и обстоятельства дела[119].

    Упомянутый § 1043 абз. 2 содержит также норму, согласно которой допускается производить сбор доказательств или проводить консультации в ином месте, чем избранное для разбирательства дела. Такая «смена места» может в конечном итоге повлиять и на само место арбитражного разбирательства[120]: к примеру, если первоначально оно находилось в Вене, а заседания арбитражного суда, сбор доказательств и проч. Действия производились во Франкфурте, то соответственно и местом арбитражного разбирательства в этом случае следует признать Франкфурт, где действует уже не австрийское, а немецкое право.

    b) Язык разбирательства дела

    Ст. 27 Закона РБ «О международном арбитражном суде» устанавливает, что если стороны не договорились о языке, на котором будет проходить разбирательство дела, состав МАС по своему усмотрению определяет этот язык с учетом пожеланий сторон и возможностей арбитров. Договоренность о языке разбирательства распространяется на любое письменное заявление стороны, слушание дела, решение и иное постановление или определение состава международного арбитражного суда. Состав МАС может распорядиться, чтобы любые документальные доказательства сопровождались переводом их на язык, о котором договорились стороны или который определен составом МАС.[121]

    § 1045 ГПК ФРГ в точности повторяет положения статьи белорусского Закона, немецким арбитражным судам в отличие от государственных не дано предписаний по поводу языка, на котором ведется разбирательство дела, а решающую роль играет арбитражное соглашение.

    Немецкий арбитражный суд при отсутствии соглашения сторон о языке разбирательства дела определяет его сам. При этом он учитывает волю сторон, обстоятельства дела, а в частности, язык, на котором заключен договор, родной язык сторон, местонахождение арбитражного суда, формулировки арбитражного соглашения и ссылки на определенные процессуальные правила[122]. Регламенты постоянно действующих судов обычно содержат положения, помогающие определить язык арбитражного разбирательства.

    Расходы по переводу «документальных доказательств»[123] в случае разбирательства дела на каком-либо «третьем» языке, несутся одной из сторон при переводе с «третьего» языка на свой родной, а при переводе с родного на «третий» они включаются в счет общих арбитражных расходов, которые после вынесения решения по делу подлежат возмещению.

    c) Слушание и разбирательство дела по документам

    Ст. 32 Закона РБ «О международном арбитражном суде» предусматривает, что решение вопроса о проведении устного слушания дела либо рассмотрения его только на основе документов и иных письменных материалов, определяет состав международного арбитражного суда. При отсутствии договоренности сторон об отказе от устного слушания состав международного арбитражного суда обязан провести устное слушание, если об этом просит любая из сторон.

    Уведомление о любом слушании или заседании состава МАС, проводимом в целях осмотра товаров, иного имущества либо документов, должно направляться сторонам с таким расчетом, чтобы они имели достаточно времени для явки на соответствующее слушание или заседание.

    Заявления, документы, и иная информация, представляемая одной из сторон составу МАС, передаются другой стороне. Сторонам должны быть переданы также любые заключения экспертов или другие письменные доказательства, с помощью которых состав МАС может обосновать свое решение.[124]

    Согласно ст. 44 Регламента МАС при Белорусской ТПП, разбирательство дел производится в устной форме. По постановлению единоличного арбитра или коллективного состава суда дело может быть рассмотрено на основе одних только письменных доказательств, если:


    • стороны прямо договорились об отказе от устного разбирательства;
    • истец ходатайствовал в исковом заявлении о рассмотрении дела на основе письменных доказательств, а ответчик в пределах срока для ответа на иск против этого не возразил;
    • ответчик в письменной форме в пределах того же срока целиком признал исковые требования.[125]

    В немецкой литературе разбирательство дела на основе документов является согласно проводимой классификации одной из особых разновидностей процесса[126]. Стороны могут заключить соглашение об ограничении средств доказывания лишь письменными документами. Ограничение такого рода не противоречит ни требованиям § 1047 ГПК ФРГ (Устное и письменное разбирательство) – практически полностью соответствующего содержанию ст. 32 Закона РБ «О международном арбитражном суде», ни немецкому правопорядку в целом.

    d) Исковое заявление, возражения на иск

    При подаче заявления о передаче спора на рассмотрение, в производстве арбитражного суда появляется новое дело[127]. Последствия подачи такого заявления в арбитражный суд соответствуют последствиям нахождения дела в судопроизводстве в рамках гражданского (и хозяйственного) процесса:


    • прерывание сроков исковой давности и приобретения права собственности по давности владения (ст. ст. 204 ч. 1, 282-284, 286 ГК РБ - сравн. §§ 220 Абз. 1, 941 BGB (ГК ФРГ)),
    • усиление меры ответственности в отношениях между собственником и владельцем имущества (ст. 284 ГК РБ – сравн. §§ 987, 989, 991, 994 Абз. 2, 996 BGB (ГК ФРГ))[128].

    В немецкой литературе пристально отмечается, что важно отличать заявление о рассмотрении дела арбитражным судом (письменно оформлено, содержит наименование сторон, указание на предмет спора и указание на наличие арбитражного соглашения) от арбитражного иска[129]. Согласно требованию § 220 Абз. 2 BGB, упомянутое заявление будет иметь прерывающую течение срока исковой давности силу лишь тогда, когда истец одновременно с перечисленными данными назначит конкретного арбитра.[130]

    Ст. 29 Закона РБ «О МАС» предусмотрено, что требования к исковому заявлению согласовываются сторонами или определяются МАС для рассмотрения конкретного спора, а в постоянно действующем МАС определяются арбитражным регламентом.

    Немецкий Закон не предусматривает особых требований к форме искового заявления, равно как и к форме отзыва на иск. Однако дискуссии относительно возможности подачи искового заявления в устной форме лично либо по телефону, носят чисто теоретический характер, т.к., к примеру, ст. 18 Примерного Арбитражного Регламента UNCITRAL, а также § 6 Арбитражного Регламента DIS[131] и ст. 3 Арбитражного Регламента ICC[132].

    Перечень сведений, которые должно содержать в себе исковое (в соответствии с Регламентом МАС при Белорусской ТПП – «письменное») заявление, содержащийся в ст. 35 Регламента белорусского МАС и в § 6 пункты 6.2., 6.3. немецкого регламента DIS, идентичен. В то же время, кроме лишь наименования сторон (немецкий регламент), заявление, подаваемое в белорусский МАС, должно содержать информацию о представителе истца, если заявление подается им. В соответствии с немецким регламентом, заявитель не обязан указывать законодательство, подлежащее применению (Регламент белорусского МАС), по-видимому, указание на это, по замыслу немецкого законодателя, должно содержать арбитражное соглашение.

    При отсутствии соглашения об ином, в ходе разбирательства дела любая сторона может изменить или дополнить свои исковые требования или возражения по иску, если состав МАС не признает это нецелесообразным с учетом возможной задержки.[133]

    § 1046 ГПК ФРГ, в свою очередь, предусматривает, что сторона может изменять или дополнять свои исковые требования или возражения по иску кроме тех случаев, когда арбитражный суд не допустит это ввиду задержки, которая не была должным образом оправдана, т.е. для этого стороне необходимо представить суду достаточные извиняющие ее причины.

    Совершенно естественно, что истец должен уже в арбитражном иске указать на те обстоятельства, на которых он основывает свои требования – принцип da mihi factum, dabo tibi ius действует и в арбитражном процессе. Что касается возражений на иск, то если ответчик хочет оспорить действительность арбитражного соглашения и тем самым оспорить компетенцию арбитражного суда, то он не должен вступать в дискуссию по поводу существа дела. Порок формы преодолевается путем применения § 1031 ГПК ФРГ, и такое вступление в дискуссию может быть расценено как доказательство заключения арбитражного соглашения путем молчания.[134] При этом рекомендуется включить возражение по поводу компетенции суда уже в текст возражения на иск.

    e) Процессуальные действия сторон

    Существует мнение, что принципы, разработанные юридической наукой применительно к гражданскому процессу, действуют и по отношению к разбирательству в арбитражном суде[135]. Действительность и последствия совершения процессуальных действий также оцениваются в соответствии с процессуальным правом. При этом определяющим является применимое процессуальное право арбитражного разбирательства. В случае если проводимое арбитражное разбирательство подлежит немецкому процессуальному праву, что случается всегда, когда место разбирательства находится на территории Германии, и поэтому действуют следующие основополагающие принципы гражданского процесса:


    • недопустимость оспаривания процессуальных действий;
    • безотзывность процессуальных действий, за исключением тех, которые были совершены вследствие их предназначения;
    • гражданско-правовые положения о ничтожности волеизъявлений, неприменимы к ним, и напротив, господствующий над всем правом принцип (процессуальная обязанность[136]) добросовестности относится и к процессуальным действиям;
    • процессуальные действия не могут совершаться с условием.

    Процессуальные действия сторон, типичные для арбитражного разбирательства, в немецкой литературе приводятся с присущей ей тщательностью:


    • назначение арбитра (§ 1035 ZPO – сравни со ст. 17 Закона РБ «О международном арбитражном суде»);
    • отвод арбитра (§ 1036 ZPO – ст. 18, 19 Закона РБ);
    • назначение запасного арбитра (§ 1039 ZPO - ст. 22 ч. 2, 4 Регламента МАС при Белорусской ТПП);
    • извещение о передаче спора на рассмотрение арбитражного суда (момент начала арбитражного разбирательства – А.И.) (§ 1044 ZPO – ст. 28 Закона РБ);
    • подача арбитражного иска (в белорусской редакции – «искового заявления») (§ 1046 ZPO – ст. 29 Закона РБ);
    • отзыв арбитражного иска (белорусская редакция - «отказ от исковых требований») (§ 1056 Абз.2 Nr.1 b ZPO – ст. 41 ч.2 п.1 Закона РБ);
    • подача претензии по поводу некопетентности арбитражного суда ввиду недействительности арбитражного соглашения или неохваченности им предмета спора (§1032 ZPO – ст. 13 Закона РБ).

    Две функции выполняют следующие акты:


    • арбитражное соглашение,
    • взаимный зачет требований сторонами,
    • отказ от иска,
    • признание исковых требований.

    Материально-правовыми действиями будут, соответственно, являться:


    • запрос, направленный кандидату на посту арбитра, готов ли он принять на себя соответствующие полномочия;
    • просьба по отношению к третьему лицу назначить арбитра (или председательствующего);
    • договор с арбитром,
    • мировое соглашение, которое становится предметом арбитражного решения с согласованным содержанием.

    f) Доказательства, процесс доказывания

    Доказывание, т.е. способ опосредованного познания, когда суд делает вывод о существовании или несуществовании фактов, имеющих значение для дела, на основании других фактов, получая сведения о подлежащих установлению фактах из соответствующих источников[137]. Судебными доказательствами являются все фактические данные (факты, сведения о фактах), а также средства доказывания, которые в предусмотренных законом процессуальных формах используются в суде для всестороннего и полного исследования обстоятельств и вынесения законного и справедливого решения[138].

    Перечни средств доказывания в белорусском и немецком праве не совпадают: белорусскому гражданскому процессу помимо объяснений сторон и третьих лиц, осмотров, свидетельских показаний, письменных доказательств, вещественных доказательств и заключения эксперта известны еще и другие средства доказывания, а именно освидетельствование, опознание, судебный эксперимент, производство экспертиз, звукозапись, видеозапись и другие носители информации, заключения государственных органов и протоколы процессуальных действий[139]. Хозяйственный процесс знаком с письменными доказательствами, вещественными доказательствами, заключением эксперта, звуко- и видеозаписью, а также с объяснениями лиц, участвующих в деле[140].

    В то же время белорусский Закон «О международном арбитражном суде» не содержит каких-либо положений о средствах доказывания, с помощью которых стороны отстаивают в процессе свою позицию. Статьёй 42 Регламента МАС при Белорусской ТПП установлено, что международный арбитражный суд не связан нормами процессуального законодательства Республики Беларусь. Соответственно, и исчерпывающие перечни средств доказывания, содержащиеся в ГПК и ХПК, не ограничивают арбитражному суду сферу для исследований обстоятельств конкретного дела.

    В немецком праве дело обстоит несколько иначе ввиду того, что 10. Книга «Арбитражное разбирательство» является составной частью ГПК ФРГ и, соответственно, ее нормы действуют в неразрывной связи с нормами, устанавливающими перечень средств доказывания в гражданском процессе в широком смысле этого слова. Процесс оценки доказательств в арбитражном суде в целом соответствует оценке доказательств суде государственном. Однако, в отличие от положений белорусского Закона и Регламента МАС при Белорусской ТПП, немецким правом установлено, что арбитражный суд вправе разрешать вопрос о допустимости отдельных доказательств при отсутствии соответствующего соглашения сторон. При этом учитывается мнение каждой из сторон. При этом необходимо учитывать особенность арбитражного разбирательства – отсутствие у арбитражного суда каких-либо средств принуждения, и поэтому законом предусмотрено его право обращаться, в случае необходимости, в государственные суды за помощью, и, естественно, у государственных судов имеется обязанность такую помощь арбитражным судам оказывать[141].

    Совершенно очевидно, что правила об оценке доказательств, об их перечне, а также возможные запретительные установления[142] определяются, прежде всего, применимым процессуальным правом. Что касается принимаемых мер по обеспечению иска, то до начала арбитражного производства по делу оно недопустимо.

    Представляется целесообразным отметить особенности основных средств доказывания при проведении арбитражного разбирательства.




    аа) Свидетельские показания

    Арбитражный суд не вправе санкционировать принудительный привод свидетеля для дачи показаний. На практике каждая сторона представляет, как правило, «своих» свидетелей, в то же время арбитражный суд может по собственной инициативе пригласить свидетеля для дачи показаний. В случае если свидетель все же отказывается явиться на разбирательство, остается лишь воспользоваться помощью государственного суда[143]. В соответствии с немецким правом, сторона может подать просьбу о вызове свидетеля и даче им показаний (возможно, также, и приведение его к присяге) в государственном суде лишь с согласия арбитражного суда. В немецкой литературе отмечается, что перспектива быть приведенным к присяге в государственном суде и быть допрошенным на практике побуждает многих немецких свидетелей добровольно являться в арбитражный суд и давать необходимые показания.[144]

    При допросе свидетеля состав арбитражного суда определяет его объем и полноту по собственному убеждению. У арбитражного суда нет прямой обязанности по протоколированию свидетельских показаний, однако, стороны могут предусмотреть ведение протокола при допросе свидетелей.

    bb) Осмотр

    Арбитражный суд может производить осмотр места происшествия без каких-либо ограничений в своих транспортных расходах - в отличие от государственных судов. Разумно было бы, если бы при производстве осмотра, которое требует больших расходов (поездки за границу и т. д.), арбитражному суду предоставлялся соответствующего размера аванс.

    сс) Письменные доказательства

    Так же, как и в случае со свидетельскими показаниями, при доказывании обстоятельств, на которые сторона ссылается, она представляет и доказательства – письменные. Аналогично, в случае непредставления каких-либо письменных документов арбитражный суд, находящийся на территории Германии, в крайних случаях может прибегнуть к помощи государственного суда.

    dd) Дача заключений государственными органами

    Этот вид средств доказывания также допустим в арбитражном разбирательстве, и довольно часто используется. Здесь также необходимо учитывать возможность обращения за помощью в государственный суд в вышеупомянутых случаях.

    На рассмотрение арбитражного суда представляются лишь допустимые средства доказывания. Немецкий арбитражный суд при оценке их допустимости не связан положениями судебной практики – приводится пример о «неприменении презумпции недопустимости аудиозаписи, произведенной скрытым путем»[145]. В немецкой литературе также отмечается, что при оценке доказательств необходимо соблюдать принцип присутствия сторон в судебном заседании при исследовании доказательств. Арбитражный суд производит оценку доказательств на основании собственного внутреннего убеждения, в соответствии с немецким правом может даже и не придерживаться определенных правил доказывания и доказательственных презумпций – на это прямо указывает §1042 абз. 4 предл. 2 ГПК ФРГ. Ст. 30 белорусского Закона «О международном арбитражном суде», а также ст. 42 абз. 2 Регламента МАС при Белорусской ТПП содержат аналогичные положения.

    4) Сроки, применимые в третейском разбирательстве

    Третейское разбирательство по сравнению с государственным судопроизводством знакомо лишь с немногочисленными случаями установления сроков. Сроки предусмотрены в следующих случаях:


    • назначение арбитра (ст. 17 ч. 3 п. 1,2 Закона РБ «О МАС» - «неизбрание арбитра до истечения 30 дней с момента получения ответчиком копии искового заявления, или если два арбитра в течение 10 дней не изберут третьего...», ст. 21 ч. 2 Регламента МАС при Белорусской ТПП – «если не удалось достигнуть договоренности об основном и запасном арбитрах в течение 10 дней...», семидневный срок для избрания председательствующего - сравн. с §1035 абз. 3 ГПК ФРГ (срок в 2 месяца при неназначении председательствующего двумя другими арбитрами и 1 месяц – при назначении арбитра каждой из сторон);
    • отвод арбитра (ст. 19 ч. 2 Закона РБ, ст. 24 ч. 2, 3, 4 Регламента МАС – сравн. с § 1037 абз.2 ГПК ФРГ);
    • исправление, толкование и вынесение дополнительного решения (ст. 42 Закона «О МАС», ст. 53 Регламента МАС при Белорусской ТПП – сравн. с §1058 абз. 2 и 3 ГПК ФРГ).

    Естественно, что стороны могут своим соглашением изменить упомянутые сроки – это закреплено в соответствующих статьях Закона РБ «О МАС», в Регламенте МАС при Белорусской ТПП, аналогичным образом в ГПК ФРГ и регламентах отдельных арбитражных судов[146].

    5) Арбитражное разбирательство в различных сферах

    Многообразие рассматриваемых международными арбитражными судами во всем мире споров побудило многих авторов в своих монографиях, изданных после реформы 10. Книги ГПК ФРГ, провести определенную классификацию дел, основанную на отдельных подотраслях права, к предмету регулирования которых принадлежат спорные правоотношения.

    a) Вопросы корпоративного права

    Говоря о заключении арбитражных соглашений в отношении отношений, регулируемых корпоративным правом, немецкие авторы отмечают практически единодушно, что некоторые уставы обществ различного вида содержат в себе арбитражные соглашения в соответствии с § 1066 ГПК ФРГ[147] о подчинении возникающих споров арбитражным судам, действующих в их составе или специализирующихся на данной сфере.[148]

    Рольф А. Щютце предлагает в своей монографии две разновидности арбитражного разбирательства в сфере права обществ – по спорам, вытекающим из уставов (учредительных документов) и по спорам индивидуально-правового характера. Автор также замечает, что функционирование третейских судов в составе обществ возможно по немецкому праву лишь при их организационно-правовой форме в виде АО или ООО.[149]

    В странах СНГ все чаще встречаются включенные в учредительные документы общества арбитражные соглашения, в соответствии с которыми все споры между участниками (акционерами) должны разрешаться в рамках процедуры третейского разбирательства. Особенно широкое распространение получили учредительные документы с арбитражными оговорками в Российской Федерации[150]. В России также распространена тактика ведения т.н. корпоративных войн с использованием услуг третейских судов – именно в этом секторе зачастую имеют место грубейшие злоупотребления арбитражем ad hoc.

    Учитывая специфику пиетета и взаимного уважения в деловых отношениях можно рекомендовать партнерам из разных государств, которые собираются объединить свои усилия в рамках совместного бизнеса, заключить арбитражное соглашение, по которому все споры между ними, связанные с управлением обществом (в частности, одобрением заключения крупных сделок, принятия решений советом директоров, порядком принятия решении органом управления (правлением или единоличным должностным лицом – генеральным директором), порядком распределения прибыли, а также назначением и смещением членов совета директоров (в РФ)), будут переданы на рассмотрение в международный арбитражный суд. Такую возможность представляет не только законодательство Федеративной Республики Германии или Российской Федерации, правовые системы всех рассматриваемых в настоящей работе государств позволяют ведение третейского разбирательства по спорам, возникающим из отношений корпоративного права.




    b) Биржевое право

    Заключение биржевых сделок регулируется, помимо узкоспециализированных норм, также и общими нормами гражданского права. Споры, возникающие из подобных правоотношений, соответственно, подразумевают более высокие квалификационные требования к арбитрам, которые будут их рассматривать. Немецкие авторы к тому же придерживаются мнения, что высокая степень осведомленности и быстрота ориентировки в предмете не всегда присуща государственным судам при рассмотрении данного вида дел, поэтому традиционным местом их разбирательства являются арбитражные суды.[151] В Германии одним из самых популярных арбитражных судов, специализирующихся на биржевом праве, является Арбитражный Суд Общества Членов Биржи Ценных Бумаг в Гамбурге[152].

    Сторонами в деле могут являться лишь стороны в биржевой сделке. Немецкий закон позволяет принять участие в арбитражном разбирательстве биржевому маклеру.[153]

    В отношении арбитражных соглашений по биржевым сделкам в немецкой литературе отмечается, что имеются случаи, когда по заявлению одной из сторон государственный суд признавал заключенное арбитражное соглашение недействительным именно на основании отсутствия у арбитражного суда соответствующих полномочий по рассмотрению спора данного характера, и таким образом разбирательство дела могло осуществляться лишь в рамках государственной судебной системы. Это, однако, не является нормой.

    c) Конкурентное право

    Как еще будет отмечаться далее в нашем исследовании в Подразделе о применимом судом праве, в немецком Законе «Об ограничении конкуренции» (Gesetz gegen die Wettbewerbsbeschränkung) в § 90 (в широком смысле - §§ 87 и последующ.) предусмотрена обязанность государственного суда извещать в определенных случаях орган, осуществляющий контроль над соблюдением картельного законодательства. Это обстоятельство, совершенно однозначно, делает арбитражное разбирательство более выгодным с точки зрения его конфиденциальности, по сравнению с разбирательством в государственном суде.

    d) Патентное право

    В немецкой литературе отмечается, что сфера регулирования патентного права находится под пристальным государственным контролем, и в компетенцию арбитражного суда не входит рассмотрение споров, относящихся к предмету регулирования патентного права, несмотря на их экономический характер (одно из ключевых условий, предъявляемых регламентами арбитражных судов к делам, по которым они вправе проводить разбирательство и выносить решение). Впрочем, этот подход имеет место и в нашем государстве – к примеру, согласно ст. 32 белорусского Закона «О патентах на сорта растений», все возникающие споры подлежат разрешению в государственных судах (общих или хозяйственных).

    e) Трудовые споры

    Новый белорусский Трудовой кодекс в качестве органов по разрешению индивидуальных споров государственные комиссии по трудовым спорам и суды. Коллективные трудовые споры разрешаются трудовыми арбитражами, создаваемых Республиканским трудовым арбитражем из числа трудовых арбитров[154].

    В новейшей немецкой литературе отмечается, что рассмотрение трудовых споров находится в исключительной компетенции трудовых судов в соответствии с Законом о трудовых судах (Arbeitsgerichtsgesetz, ArbGG), однако в исключительных случаях допускается заключение и арбитражных соглашений.[155] Приводятся примеры отдельных профессий, к примеру, моряков, представители которых в случае наличия тарифного соглашения, содержащего арбитражное соглашение, разрешать возникающие трудовые споры в арбитражном суде, в том числе и международном.




    f) Вопросы актерского исполнения

    Приводя в пример авторское исполнение, немецкий автор продолжает свою мысль о допустимости разбирательства трудового спора в арбитражном суде при условии наличия тарифного соглашения – представителям искусства: актерам, певцам, артистам в широком смысле слова, режиссерам и т. д.[156]. Другой автор отмечает, что к этой группе не принадлежат технические работники, непосредственно не задействованные в исполнении: к примеру, рабочие сцены, суфлеры, билетёры и гардеробщики[157].

    Выделение некоторых особых сфер в деятельности арбитражных судов связано в немецком литературе с тем, что, во-первых, на территории Германии действует большое количество таких арбитражных судов. Ими рассматривается большое количество самых разнообразных споров, не только внешнеэкономических, но и внутренних. Кроме этого, существуют специализированные арбитражные суды, рассматривающие споры, вытекающие лишь из узких сфер отношений экономического характера (например, отношения, возникающие на основе норм биржевого права).


    1. Перспективы развития специализации
    международных арбитражных судов на отдельных категориях дел

    В условиях Беларуси видится возможным проведение определенной классификации рассматриваемых дел и специализация конкретных арбитров на отдельных категориях дел в рамках Международного Арбитражного Суда при Белорусской Торгово-Промышленной Палате (как, к примеру, в настоящее время это уже имеет место в хозяйственных судах) – лишь через некоторое время, когда будет накоплено достаточное количество таких дел. Этому будет также во многом способствовать уменьшение регулирующей роли государства в определенных сферах экономики (к примеру, это может быть влияние на курсообразование на валютной бирже).




    3. Вынесение третейского решения

    1) Применимое судом материальное право

    В соответствии со ст. 36 Закона РБ «О международном арбитражном суде» состав МАС разрешает спор в соответствии с правом, которое стороны избрали в качестве применимого к существу спора. Любое указание на право или систему права какого-либо государства должно трактоваться как непосредственная отсылка к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам.

    Если стороны не договорились об ином, состав МАС применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми[158].

    При рассмотрении спора состав МАС исходит из содержания договора, связывающего стороны, а также учитывает обычаи международного делового оборота и судебную практику[159].

    Немецкий Гражданский Процессуальный Кодекс в § 1051, в общем, содержит те же положения, что и белорусский Закон. Также имеются указания на применение обычаев торгового оборота – указаний на применение судебной практики не имеется, но ее применение подразумевается. Абз. 2 § 1051 ГПК ФРГ, содержащий указания на порядок правоприменения при неизбрании сторонами конкретного права, предусматривает несколько иной подход, чем белорусский Закон: арбитражный суд применяет право того государства, которое наиболее тесно связано с предметом арбитражного разбирательства[160]. Такая же формулировка содержится в ст. 28 EG BGB[161], содержащей также разъяснения к ней: предполагается, что договор наиболее тесно связан с тем государством, в котором имеет место своего обычного пребывания сторона, обязанная по договору исполнить характерное для него обязательство (если речь идет о юридическом лице, то под таким местом подразумевается местонахождение его руководящего органа)[162]. Если же предметом договора является вещное право на земельный участок, то предполагается, что наиболее тесно договор связан с правом государства, на территории которого участок находится. Договор перевозки грузов по общему правилу наиболее связан с государством, в котором находится руководящий орган перевозчика, однако EG BGB содержит еще одно дополнительное условие, что в этом же государстве должно также находиться место отгрузки или выгрузки либо руководящий орган отправителя.[163] В заключение имеется оговорка о том, что все предположения о связях договора с каким-либо определенным правопорядком не имеют значения, если из совокупности обстоятельств вытекает, что договор имеет более тесную связь с правом другого государства.[164]

    Столь подробное освещение вопроса о применимом праве (в широком смысле слова, не только материального права) обусловлено тем, что его определение играет большую роль в арбитражном процессе, по сравнению с разбирательством дел в государственных судах.

    Состав международного арбитражного суда часто включает в себя арбитров из разных государств, для одних из которых применимое право является родным, а для других – нет. Классическим примером удачного использования неопределенности права разбирательства возникающих по договору споров считается практика Международного Арбитражного Суда Торговой Палаты Стокгольма по делам между советскими и западногерманскими предприятиями. Выбрав местом арбитражного разбирательства Стокгольм, но, не определив в арбитражном соглашении право, применимое для разрешения спора, советская сторона регулярно одерживала верх благодаря коллизионным нормам шведского права, по которым предпочтение практически всегда отдавалось советскому материальному праву. Назначенные сторонами советский и немецкий арбитр никогда не могли договориться по поводу выбора председательствующего, поэтому его назначала Шведская Торгово-Промышленная Палата[165]. Шведский арбитр, который также не имел представления о применимом советском праве, доверял больше тому арбитру, право страны которого применялось. В литературе приводятся многие аналогичные примеры[166], однако, наиболее показательным считается этот.

    Применению немецкого и европейского права при разрешении споров международным арбитражным судом следует уделить достаточно внимания, поскольку в рамках формирующегося государственного образования между Республикой Беларусь и Российской Федерацией вопрос применения норм наднациональных источников также остается актуальным.

    Во-первых, здесь действует правило, по которому европейское право следует рассматривать как национальное[167].

    Во-вторых, немецкие арбитражные суды, в отличие от государственных судов, не связаны некоторыми положениями законов, принятых в рамках Европейского Союза каждым из его государств-членов[168]. Положения отдельных статей, которые могли бы определенно повлиять на интересы одной из сторон (к примеру, предписанное ст. 90 GWB требование об извещении и приглашении принять участие в деле в указанных случаях государственный орган, осуществляющий контроль над соблюдением картельного законодательства (Bundeskartellamt). Таким образом, в избранном примере арбитражный суд может не извещать названное ведомство, но неизвещение с другой стороны не является его обязанностью.

    Завершая освещение данного вопроса, отметим, что немецкий Закон содержит схожее по формулировке указание на случай невозможности установить содержание нормы права какого-либо государства и отсылает к «праву-заменителю» из одной и той же «правовой семьи» (приводятся примеры о применении французского права взамен сенегальского, можно дать пример о применении положений российского ГК взамен казахского при рассмотрении спора в другом государстве без участия лиц, знакомых с казахским правом (имея при этом ввиду схожесть положений обоих ГК, принятых во многом в соответствии с «Основами гражданского законодательства СССР» 1991 г.)).

    Отметим, что в рамках дипломной работы по заданной теме вопрос о правоприменении при рассмотрении споров международным арбитражным судом невозможно изложить полностью.



    2) Виды третейских решений

    В немецкой литературе отмечается, что возможности в части содержания и значимости для выносимых арбитражными судами на территории Германии решений соответствуют решениям государственных судов[169] [170]. Закон РБ «О МАС» в ст. 41 устанавливает, что «разбирательство дела оканчивается вынесением решения или определением о прекращении разбирательства дела».

    а) Промежуточное третейское решение

    Международный арбитражный суд может вынести промежуточное решение


    • о существовании предъявленного по существу дела требования;
    • относительно предварительных процессуальных вопросах;
    • по продолжающемуся правоотношению.

    Такое промежуточное решение будет обязательным для арбитражного суда или, что также возможно, государственного суда в последующем.

    b) Частичное третейское решение

    Международный арбитражный суд может вынести частичное решение относительно некоторых из предъявленных в рамках одного дела требований – для более оперативного исполнения всех требований по очередности. На это указывает § 301 ГПК ФРГ, белорусский же Закон, хоть прямо этого не предусматривает, но не содержит запрета на вынесение частичного решения.

    с) Третейское решение с оговоркой

    Третейское решение с оговоркой может выноситься при наличии возможности взаимного зачета требований


    • если заявленное в исковом заявлении требование может быть уже разрешено, а предъявленное встречное требование, также охватываемое арбитражным соглашением, еще нет;
    • если заявленное требование о произведении взаимозачета не охватывается арбитражным соглашением.

    В первом случае третейское решение с оговоркой не может быть объявлено к исполнению, так как третейское разбирательство еще не завершено ввиду заявленного встречного требования. Во втором случае, по мнению немецких авторов, дело обстоит по-другому: международный арбитражный суд не вправе разрешать требование о взаимозачете, поскольку это не входит в его компетенцию, и он обязан передать дело на рассмотрение в государственный суд[171].

    d) Вынесение решения на основании признания исковых требований ответчиком, на основании отказа истца от исковых требований. Заочное третейское решение

    Одна из сторон в принципе может отказаться от заявленных требований, признать заявленные требования, либо не явиться на арбитражное разбирательство дела. Международный арбитражный суд может и должен принимать во внимание волеизъявления подобного рода и поведение сторон, но он не вправе выносить на основании этих действий решений. Белорусский Закон в ст. 41 предусматривает в случае, когда истец отказывается от своего требования, вынесение определения о прекращении разбирательства дела, решение при этом не выносится[172]. § 1048 ГПК ФРГ содержит ясную формулировку о том, что неявка одной из стороны на разбирательство не должно оцениваться как признания заявленных в третейский суд требований.

    3) Форма и содержание третейского решения

    Как в немецком, так и в белорусском Законах содержатся нормы, предусматривающие случай, когда третейское решение подписано не всеми членами состава, рассмотревшего дело – в таком случае необходимо указать причину, по которой отсутствует подпись арбитра[173]. Согласно Регламенту МАС при Белорусской ТПП в решении должны быть указаны:


    • дата его принятия, состав арбитражного суда и место рассмотрения,
    • наименование сторон и их представителей с указанием полномочий,
    • основания компетенции суда,
    • позиции сторон (их требования и возражения с фактическим и правовым обоснованием),
    • применимое право,
    • содержание принятого постановления, включая распределение расходов по делу,
    • обоснование решения, если стороны не договорились об отказе от него[174].

    Немецкий арбитражный регламент DIS устанавливает аналогичный перечень данных, которые должны содержаться в третейском решении. Не упоминается, в отличие от положений Регламента белорусского МАС, закон, которым суд руководствовался при принятии решения, однако, учитывая содержание обоснования вынесенного решения, в котором помимо фактических данных, установленных судом и положенных в основание решения, могут быть приведены и соответствующие ссылки на статьи отдельных нормативных актов. В то же время обоснование решения так же, как и в соответствии с Регламентом белорусского МАС, включается в его состав лишь тогда, когда стороны не договорились об отказе от него.

    4) Коллегиальность при вынесении

    Третейское решение выносится либо единоличным арбитром, либо коллегиальным составом международного арбитражного суда. Белорусский Закон так же, как и немецкий, предусмотрел, что при коллегиальном составе достаточно подписей большинства арбитров, если указана причина отсутствия подписей остальных арбитров.[175]




    5) Исправление, толкование и дополнение третейского решения

    Согласно белорусскому Закону, любая из сторон может просить состав международного арбитражного суда исправить любую допущенную в решении счетную ошибку, описку, опечатку либо иные ошибки аналогичного характера, а также просить состав международного арбитражного суда дать толкование какого-либо конкретного пункта или решения международного арбитражного суда[176]. Такое же положение содержит § 1058 абз.1, 4 ГПК ФРГ. Кроме этого, к немецкому третейскому разбирательству применяются общие правила, установленные ГПК, в частности, § 319 абз.1[177].

    Толкование третейского решения производится международным арбитражным судом в том же порядке, в каком выносится само решение. В немецкой литературе отмечается, что часто встречаются случаи, когда проигравшая сторона просто не хочет понимать какую-то часть решения и может затянуть разбирательство своим требованием о даче международным арбитражным судом толкования.[178] В случаях, когда решение является понятным, требование о его толковании должно быть отклонено – такое правило усматривается в немецкой судебной практике. В то же время белорусский Закон предусмотрел, что сторона может лишь уведомить другую сторону о своем намерении обратиться в международный арбитражный суд с просьбой протолковать решение.[179] Давать ли такое толкование, решается составом данного суда по собственному усмотрению.

    4. Мировое соглашение

    Если в ходе разбирательства дела стороны заключат мировое соглашение, состав международного арбитражного суда прекращает разбирательство и фиксирует факт достижения мирового соглашения в виде решения на достигнутых сторонами условиях.[180] Согласно белорусскому Закону, решение на согласованных сторонами условиях имеет ту же законную силу и подлежит исполнению так же, как и любое другое решение состава международного арбитражного суда по существу спора[181].

    В то время как белорусский Закон, говоря о заключении мирового соглашения, содержит в ст. 39 два понятия «мировое соглашение» и «арбитражное решение на согласованных сторонами условиях», положения 10. Книги ГПК ФРГ содержат лишь последнее. Приведенные в соответствие с модельным арбитражным Регламентом UNCITRAL, нормы § 1043 немецкого ГПК направлены на то, чтобы максимально облегчить исполнение решений арбитражных судов.[182]

    Условия, необходимые для принятия решения на согласованных сторонами условиях, состоят:


    • непосредственно в заключении мирового соглашения,
    • в предъявлении сторонами арбитражному суду соответствующего требования,
    • в наличии оговорки о публичном порядке (мировое соглашение не должно противоречить нормам применимого права[183]).

    5. Окончание разбирательства по делу

    В соответствии с белорусским Законом разбирательство дела оканчивается вынесением решения или определения о прекращении разбирательства дела[184]. При этом определение о прекращении разбирательства дела выносится, когда:


    • истец отказывается от своего требования, если только ответчик не выдвинет возражений против прекращения разбирательства дела, а состав международного арбитражного суда не признает законной заинтересованность ответчика в получении окончательного решения по спору;
    • стороны договариваются о прекращении дела;
    • международный арбитражный суд приходит к выводу, что продолжение разбирательства дела стало по каким-либо причинам невозможным[185].

    Немецкий Закон кроме упомянутых оснований содержит еще одно: арбитражный суд прекращает производство по делу определением, если стороны не являются на разбирательства, несмотря на все попытки суда их вызвать. Однако, всеохватывающая формулировка белорусского Закона (прекращение разбирательства по делу с вынесением определения, если суд придет к выводу о том, что продолжение разбирательства дела стало по каким-то причинам невозможным[186].

    6. Обжалование вынесенного решения в исключительных случаях

    Вопрос обжалования вынесенных арбитражных решений рассматривается в рамках отдельного раздела C настоящей работы.

    IV. Признание и исполнение решений арбитражных судов

    Важным преимуществом международного коммерческого арбитража является сравнительно хорошо развитая система признания и исполнения решений национальных и иностранных третейских судов. Это повышает ее эффективность по сравнению с государственной судебной системой[187].

    Смыслом и конечной целью унификации законодательства о международном коммерческом арбитраже разных государств являлась помимо прочего также и простая и надежная процедура признания и исполнения иностранных арбитражных решений в рамках современного делового мира. Один только Модельный Закон UNCITRAL в качестве основы для такой унификации без способа исполнения решений международных арбитражных судов был бы неэффективен. Такое способ заключен в Конвенции ООН «О признании и исполнении иностранных арбитражных решений». Конвенция (Нью-Йорк, 1958 г.) ратифицирована подавляющим большинством государств мира (в том числе всеми рассматриваемыми в настоящей работе государствами ЕС и СНГ[188]) и применяется при признании и исполнении решений третейского суда, находящегося за рубежом (принцип территориальности). В немецкой литературе говорится о косвенной имплементации Конвенции ООН в немецкую правовую систему при реформировании 10. Книги ГПК ФРГ[189].

    Модельный Закон UNCITRAL исходит из принципа универсального взаимного признания решений третейских судов, не разделяя их на национальные или иностранные: исполнительное производство тем самым максимально упрощается[190]. Является ли решение третейского суда национальным или иностранным, можно определить на основании ст. 1 абз. 1 Конвенции ООН.

    Еще одно положение относительно исполнения третейских решений содержится в немецко-советском Соглашении о вопросах торговли и мореплавания 25.04.1958, участником которого с одной стороны является Федеративная Республика Германия, а с другой – Российская Федерация, Украина, Беларусь и другие страны СНГ (как правопреемники СССР)[191]. Соглашением не делается различий в происхождении третейского решения при его признании и исполнении[192].

    На практике третейское решение исполняется добровольно[193]. Это отвечает и природе данной юрисдикции, и указывает на высокий уровень деловой культуры сторон-соперников. Законы государств СНГ о международном коммерческом арбитраже содержат соответствующие положения относительно добровольного исполнения вынесенных третейских решений[194].

    При этом необходимо особо подчеркнуть, что действующая на международном уровне Гаагская Конвенция 1954 г. по вопросам гражданского процесса не может предложить сравнительно эффективного способа признания решений государственных судов в отношениях между странами ЕС и СНГ. Кроме данной Конвенции, в отношении государственного судебного разбирательства применяются региональные международные конвенции. В Европейском Союзе это EuGVVo, а в СНГ – Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г.[195]. Они играют существенную роль в процессе предотвращения и разрешения споров с участием сторон из ратифицировавших данные Конвенции государств (так, например, они будут применяться к отношениям между транспортным СП с немецким участием, зарегистрированным в Беларуси, и его российским клиентом с местонахождением в Новосибирске или между немецким дочерним обществом российской нефтяной компании и испанским покупателем нефтепродуктов).

    В дальнейшем в работе будут рассмотрены вопросы принудительного исполнения третейских решений.


    1. Исполнение третейских решений на территории государств СНГ

    Российские специалисты в сфере международного коммерческого арбитража говорят о диспозитивном характере положений Конвенции ООН, которые предоставляют государству-участнику полномочия по установлению соответствующей процедуры[196].

    Руководствуясь образцом Модельного Закона, действовали российский и украинский законодатель, которые не предусмотрели разного порядка исполнительного производства для иностранных и национальных третейских решений[197]. Напротив, белорусский Закон «О международном арбитражном суде» содержит особые положения об исполнении национальных, а также о признании и исполнении иностранных третейских решений[198].

    Согласно положениям российского законодательства третейское решение исполняется таким же способом, как решение государственного суда[199], однако существует отличие в отношении объема судебной перепроверки третейского решения. При этом учитывается преимущество ратифицированных международно-правовых договоров и соглашений перед национальным правом[200]. Соответствующее регулирование предусматривает украинское законодательство[201]. Белорусская Конституция исходит из принципа преимущества ратифицированных международно-правовых актов[202], новый Хозяйственный Процессуальный Кодекс воспроизводит данное положение применительно к принудительному исполнению[203].

    Третейские суды в государствах СНГ содержат лишь общие формулировки о применимом праве при их признании и обращении к исполнению[204]. Данное обстоятельство ни в коем случае не уменьшает привлекательность СНГ как территории для разрешения споров в рамках международного коммерческого арбитража, поскольку Конвенция ООН действует и применяется на всей его территории. Кроме этого говорится о частом применении Конвенции о разрешении инвестиционных споров (Washington D.C., 1965)[205]. Детальные нормы позднее принятого белорусского Закона «О международном арбитражном суде» помимо международных договоров также упоминают положения национального хозяйственного процессуального законодательства, которые также применяются в работе компетентными государственными судами[206].

    Процесс признания и исполнения вынесенных третейских решений в государствах обусловлен имеющимся дуализмом в судебных системах: в некоторых из них предусмотрена соответствующая компетенция судов общей юрисдикции, в некоторых – компетенция хозяйственных (арбитражных) судов. В Российской Федерации исполнение вынесенных третейских решений осуществляется судами общей юрисдикции[207]. На Украине применяется Конвенция ООН, ссылка на нее содержится в еще действующем ГПК УССР 1963 г.[208]. Новым белорусским законодательством в данном случае установлена компетенция хозяйственных судов на основе принципа территориальности[209].


    1. Исполнение третейских решений на территории государств ЕС


    • Германия
    Немецкий законодатель включил ссылку на Конвенцию ООН 1958 г. в текст ГПК[210]. Подчеркивается актуальная привлекательность Германии в качестве места для разрешения споров в рамках международного коммерческого арбитража благодаря более прозрачной структуре немецкого законодательства о третейском разбирательстве[211]. Так же, как и белорусское, немецкое законодательство содержит особые нормы о признании и исполнении иностранных третейских решений[212].

    В соответствии с положениями немецкого ГПК для принудительного исполнения национального третейского решения необходимо обращение его к исполнению[213]. Государственный суд при этом в силу своих полномочий должен проверить, имеют ли место общие процессуальные предпосылки признания и надлежащим образом вынесенное третейское решение[214]. Под процессуальными предпосылками понимается выполнение требований о компетенции государственного суда, а также возможность обращения к исполнению третейского решения[215].

    В Германии обращение к исполнению третейских решений находится в компетенции высших земельных судов[216]. Принудительное исполнение осуществляется при этом, как и в отношении обычных исполнительных листов[217] - согласно положениям Книги 8 ГПК ФРГ[218].

    Иным, нежели предусмотрено в § 1061 ч. 1 ГПК ФРГ, образом осуществляется исполнение иностранного третейского решения в соответствии с §§ 722, 723 ГПК ФРГ (признание иностранного решения об объявлении к исполнению национальным государственным судом – т.н. 'doctrine of merger')[219].


    • Великобритания

    Исходя из специфики правовой системы Англии и Уэльса, можно сказать, что имеющееся законодательство позволяет признавать и исполнять на данных территориях Великобритании решения иностранных третейских судов. Источники правового регулирования признания и принудительного исполнения иностранных третейских решений в Англии строятся по общим принципам: суверенитета государства, приоритета международного права, иерархии источников внутреннего права и т.д.[220]. Среди законов, которыми урегулирована процедура признания и исполнения третейских решений, можно назвать следующие: The Arbitration (International Investment Disputes) Act 1966, а также The Arbitration Act 1996 (в настоящей работе упоминаемый как Арбитражный Закон Великобритании 1996 г.).

    Условия допущения исполнения иностранных третейских решений на территории Англии имеют общий характер:


    • вступление третейского решения в законную силу,
    • соблюдение срока исковой давности,
    • соблюдение процессуальных прав сторон,
    • требование компетентности суда,
    • отсутствие тождественного спора,
    • соответствие публичному порядку[221].

    В отношении решений некоторых международный арбитражных судов в Англии установлен принцип взаимности, предусмотренный Конвенцией ООН 1958 г. «О признании и исполнении иностранных арбитражных решений». Упомянутый Закон 1966 г. устанавливает процедуру, в целом аналогичную процедуре признания и исполнения в Англии иностранных судебных решений по гражданским делам[222].











    B. Практические проблемы международного коммерческого арбитража
    в настоящее время

    I. Эффективность мер по обеспечению иска в третейском разбирательстве

    1. Общие сведения



    Вопросы применения мер по обеспечению иска в рамках разбирательства по делу в международном арбитражном (третейском) суде до сих пор являются неисследованными системно, с использованием законодательства стран СНГ и ЕС.

    Поскольку решения третейских судов по спорам с участием иностранного элемента наряду с другими факторами формируют в экономическом смысле в спорных правоотношениях тенденцию движения капитала, товаров и услуг в определенном направлении из одного государства в другое, рациональное проведение третейских разбирательств остро нуждается в дополнительной защите в виде мер по обеспечению иска, направленных на сохранение имущества у ответчика до момента вынесения арбитражного решения. Только таким образом можно минимизировать риски, связанные с выводом активов из юридического лица-ответчика, обеспечить практическую эффективность арбитражного разбирательства и его привлекательность для предпринимателей.

    Исполнение решений международных коммерческих арбитражей осуществляется, как правило, в соответствии с процессуальными правилами, действующими в отношении решений государственных судов. Данная процедура получила свое отражение и в Модельном Законе ЮНСИТРАЛ, и в текстах национальных законов о международном коммерческом арбитраже и третейских судах. Однако возможность защиты исковых требований истца с помощью превентивных мер, в том числе с помощью мер по обеспечению иска, в упомянутых документах четко не просматривается. Можно говорить о том, что принцип взаимности в отношениях между государственными системами различных государств, не всегда эффективно и конструктивно работающий, действует и в данном случае, поскольку иных конкретных правовых оснований для исполнения службами судебных исполнителей или аналогичными органами постановлений международных арбитражных (третейских) судов о принятии обеспечительных мер, не существует. Вопрос можно поставить и иным образом: возможно ли применение положений Нью-Йоркской Конвенции 1958 г. о признании и исполнении иностранных арбитражных решений по аналогии и к определениям (решениям) международных арбитражных судов относительно принятия мер по обеспечению иска?

    Анализируя эффективность и удобство существующих механизмов координации действий между международными арбитражными судами и службами судебных исполнителей как на территории государства, где конкретный международный арбитражный суд находится, так и на территории других государств, можно сказать, что положение дел в этой сфере обстоит неудовлетворительно. Такие трансграничные процессы могут нередко длиться весьма продолжительное время, и задача любого международного арбитражного суда состоит здесь, прежде всего в том, чтобы обеспечить такой качественный уровень составления определения о принятии мер по обеспечению иска, чтобы иностранный суд после получения его текста в кратчайший срок имел возможность, проверив определение на соответствие ordre public, в соответствии с содержащимися в нем формулировками вынести собственное определение (или иной акт), на основании которого требуемые действия бы быть совершены.

    Следует отметить, что вопросы трансграничного применения мер по обеспечению иска пока не получили оценки в отечественной и зарубежной литературе.


    2. Правовые основания принятия мер по обеспечению иска

    a) Положения национальных законов

    Анализ положений национального законодательства о международном коммерческом арбитраже в странах СНГ и ЕС, касающихся полномочий третейских судов в сфере принятия решений о применении мер по обеспечению иска дает следующие результаты:

    • Закон Республики Беларусь «О международном арбитражном суде» содержит в ст. 14 лишь норму отсылочного характера, в соответствии с которой и подача заявлений о принятии обеспечительных мер, и выполнение таких действий осуществляется в стенах государственного суда (по подведомственности дел экономического характера – в хозяйственных судах Республики Беларусь). Таким образом, например, в случае подачи иска в международный арбитражный суд на территории Республики Беларусь, истец для минимизации риска потери контроля над имуществом ответчика должен обратиться в хозяйственный суд по месту нахождения имущества с просьбой о принятии соответствующих обеспечительных мер. Такие же действия необходимо предпринять, если третейское разбирательство проходит за пределами Республики Беларусь – с таким обращением может выступать сторона, инициировавшая разбирательство в отношении лица, имущество которого находится на белорусской территории.

    Остается открытым вопрос, имеет ли право обращаться с подобной просьбой в государственный суд на территории Беларуси иностранный международный арбитражный суд, на рассмотрении которого находится исковое заявление. Данный вопрос белорусским законом не урегулирован, поэтому представляется, что возможность аналогии в данном случае является проблематичной, так как обращение в суд стороны с целью защиты своих прав и обращение органа, осуществляющего правосудие – разные вещи.

    • § 1041 10. Книги ГПК ФРГ предусматривает в абз. 1 самостоятельную компетенцию третейского (в том числе и международного арбитражного) суда по принятию решений о применении мер по обеспечению иска в случае, если стороны третейского разбирательства не договорились об ином. Аналогичными полномочиями обладает в рамках третейского разбирательства и государственный суд (абз. 1 § 1041 ГПК ФРГ).

    • Шведский Закон «О третейском разбирательстве» устанавливает прерогативу государственного суда по принятию мер по обеспечению иска, поданного в третейский суд (§ 4 абз. 3 Закона). Таким образом, регулирование на территории Королевства Швеция близко к белорусскому (третейский суд не наделен в соответствии с законом правом на самостоятельное принятие решения о применении обеспечительных мер по просьбе истца).

    • Российский Закон «О международном коммерческом арбитраже», а также аналогичный украинский Закон не содержат каких-либо конкретных положений, касающихся компетенции международного арбитражного суда по принятию мер по обеспечению иска. Формулировка ст. 9 российского Закона лишь не запрещает стороне в процессе, подавшей иск в рамках третейского разбирательства, просить государственный суд о принятии таких мер. Таким образом, в соответствии с правилами подведомственности споров экономического характера арбитражным судам, необходимо руководствоваться положениями нового российского АПК, а именно Гл. 7 «Обеспечение иска».

    В соответствии с положениями ч. 1 ст. 75 АПК РФ арбитражный суд вправе принять меры по обеспечению иска по заявлению лица, участвующего в деле. Из этого можно сделать вывод о том, что подача заявления о принятии обеспечительных мер возможна лишь тогда, когда лицо уже стало участником судебного (в нашем случае – третейского) разбирательства, т.е. уже подан иск в международный арбитражный суд.

    В случае если третейское разбирательство проходит за пределами Российской Федерации, стороне будет необходимо представить в российский арбитражный суд по подсудности данного спора в России доказательства о нахождении дела на рассмотрении в третейском суде (например, таким доказательством может стать определение о возбуждении судопроизводства на основании поданного искового заявления).

    • Аналогичная схема реализована в украинском законодательстве.

    • Арбитражный Закон Великобритании 1996 г. содержит положения, которыми государственный суд наделяется такими же, как и третейский суд, процессуальными правами по совершению определенных процессуальных действий, в том числе и наложения ареста на имущество, являющееся предметом спора (detention of the property), а также иных действий, которые входят в состав мер по обеспечению иска в соответствии с положениями гражданского процессуального законодательства стран континентальной правовой системы[223].

    Существующая неоднородность в национальном законодательстве должна учитываться сторонами при составлении текста арбитражного соглашения (оговорки) и указания конкретного международного арбитражного суда и места проведения третейского разбирательства.

    b) Преимущества и недостатки в национальном правовом регулировании порядка принятия мер по обеспечению иска

    Можно сказать, что наделение в рамках закона международного арбитражного суда полномочиями по принятию решения об обеспечительных мерах является существенным преимуществом, которое стороны конфликтного правоотношения должны учитывать при выборе места и конкретного третейского суда в тексте арбитражной оговорки. Поскольку, таким образом, все полномочия по совершению процессуальных действий от имени органа правосудия сосредоточены в одних руках (компетенция международного арбитражного суда), можно говорить о том, что принятие соответствующих обеспечительных мер может происходить более оперативно, слаженно и в полном объеме, нежели если бы соответствующее решение принималось бы государственным судом, которому исковое заявление даже не поступало на рассмотрение по существу (требования арбитражного соглашения в хозяйственном договоре).

    Следует обратить внимание и на то, что сосредоточение полномочий у международного арбитражного (третейского) суда делает процесс в целом более рациональным: это экономит время государственных судей и

    c) Регулирование по Нью-Йорскской Конвенции 1958 г.

    Предметом регулирования Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 1958 г.) является процесс признания и приведения в исполнение арбитражных решений (ст. 1 ч. 1 Конвенции). Встает вопрос о том, являются ли решениями в смысле Конвенции 1958 г. решения и определения третейских судов о применении мер по обеспечению иска в рамках начатого разбирательства.

    Ч. 2 ст. 1 Конвенции содержит некоторое разъяснение термина «арбитражные решения». Под таковыми понимаются также решения, вынесенные постоянными арбитражными органами, к которым обратились стороны. Поскольку органами постоянно действующего международного арбитражного суда могут быть его председатель, секретариат и т.д., весь перечень «арбитражных решений», принятых ими в рамках своей компетенции, существенно расширяется и не ограничивается лишь арбитражными решениями по существу, вступившими в законную силу.

    Как было указано выше, положениями 10. Книги ГПК ФРГ предусмотрена компетенция третейского суда по вынесению решения о применении мер по обеспечению иска. Логично предположить, что решение о применении обеспечительных мер входит в круг «арбитражных решений» в смысле ст. 1 Конвенции 1958 г., поскольку оно вынесено органом третейского суда (в данном случае, составом арбитров или председателем – в зависимости от положений конкретного арбитражного регламента), следовательно, подлежит признанию и исполнению на территории государства, где было вынесено, а также за рубежом – в государствах, подписавших и ратифицировавших Конвенцию 1958 г.

    Налицо очевидное преимущество регулирования вопросов принятия обеспечительных мер немецких гражданским процессуальным законодательством. Поскольку между государствами СНГ и ЕС в большинстве своем отсутствуют международные соглашения о взаимном признании и исполнении решений государственных судов (исключение для Российской Федерации, к примеру, в настоящее время составляют Финляндия, Италия, Чехия и Кипр), единственным способом добиться признания и исполнения на законном основании является подача искового заявления в международный арбитражный (третейский) суд на территории Германии, а также подача соответствующего заявления о принятии решения о мерах по обеспечению иска. Иначе придется иметь дело с пресловутым принципом взаимности, который на практике весьма неэффективен и требует огромных затрат времени и сил от каждой из сторон процесса, и таких же инвестиций - со стороны государственных судов нескольких государств.

    Что касается законодательства Российской Федерации, Украины, Беларуси и Швеции, то следует отметить ненадежную конструкцию, которая прямо либо косвенно направляет истца в государственный суд за получением решения о принятии обеспечительных мер. Возможности применения положений Нью-Йоркской Конвенции 1958 г. здесь не существует. Приемлемую альтернативу содержит Арбитражный Закон Великобритании, который предусматривает компетенцию как государственного, так и третейского суда по принятию мер по обеспечению иска[224].

    3. Проблема применения мер по обеспечению иска за границей

    В случаях, когда обеспечительные меры должны быть приняты в ином государстве, нежели государство, в котором находится международный арбитражный суд, встает вопрос о наличии практики применения таких мер за границей.

    К сожалению, на сегодняшний момент обзоры практики международных арбитражных судов стран СНГ не дают ответа относительно наличия реальных прецедентов исполнения вынесенных ими решений о принятии обеспечительных мер за границей.


    II. Эффективность обжалования вынесенных арбитражных решений

    1. Общие сведения

    Общее правило международного арбитража гласит: решение третейского суда по существу спора вступают в законную силу сразу после вынесения либо с момента, оговоренного сторонами или арбитражным регламентом, и являются обязательными для исполнения сторонами. Соответствующие положения содержатся в Модельном Законе ЮНСИТРАЛ[225], данный принцип был воспринят подавляющим большинством государств мира. Данное правило закреплено и в рассматриваемом в настоящей работе законодательстве государств Европейского Союза[226] и стран-членов Содружества Независимых Государств[227].

    Однако законодательство о международном коммерческом арбитраже практически всех стран содержит положения, в соответствии с которыми вынесенные арбитражные решения в исключительных случаях могут быть обжалованы по ряду оснований.

    2. Правовые основания обжалования вынесенных арбитражных решений
    Модельный Закон ЮНСИТРАЛ и большинство национальных законов предусматривают возможность обжалования вынесенного международным арбитражным судом решения, по следующим основаниям:


    1. если сторона, заявляющая ходатайство об отмене, представит доказательства того, что:


    • одна из сторон в арбитражном соглашении, указанном в статье 7 была в какой-то мере недееспособна, или это соглашение недействительно по закону, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания - по закону соответствующего государства;
    • она не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве, или по другим причинам не могла представить свои объяснения;
    • решение вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением или не подпадающему под его условия, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения, с тем, однако, что если постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, то может быть отменена только та часть арбитражного решения, которая содержит постановления по вопросам, не охватываемым арбитражным соглашением;
    • состав третейского суда или арбитражная процедура не соответствовали соглашению сторон, если только такое соглашение не противоречит любому положению настоящего Закона, от которого стороны не могут отступать, либо в отсутствие такого соглашения не соответствовали настоящему Закону;


    1. суд определит, что:


    • объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по закону соответствующего государства;
    • арбитражное решение противоречит публичному порядку соответствующего государства.

    a) Недействительность арбитражного соглашения

    Арбитражное соглашение по своей природе является материальным гражданско-правовым договором с процессуальным содержанием. Соответственно, к нему применяются общие нормы гражданского законодательства о недействительности гражданско-правовых сделок. Исходя из положений гражданских кодексов ряда стран мира, можно говорить о ничтожных и оспоримых арбитражных соглашениях[228].

    Ничтожное арбитражное соглашение изначально не влечет никаких правовых последствий после его заключения сторонами. Сторона может обратиться в суд с требованием о признании арбитражного соглашения ничтожным.

    Оспоримое арбитражное соглашение может быть признано судом недействительным по ряду оснований. Таким образом, после признания факта недействительности оспоримого арбитражного соглашения в рамках судебного разбирательства, спор между сторонами становится подведомственен государственным судам.

    b) Отсутствие уведомления одной из сторон разбирательства о его начале

    По общему правилу каждый участник арбитражного процесса должен быть уведомлен о начале разбирательства в международном арбитражном суде. Вопрос заключается в том, каким образом такое уведомление необходимо производить.

    c) Несоответствие третейского решения рамкам арбитражного соглашения

    Нередки случаи, когда международный арбитражный суд при вынесении решения выходит за рамки арбитражного соглашения, затрагивая тем самым отношения, которые не регулированы данным арбитражным соглашением.

    d) Несоответствие состава третейского суда или арбитражной процедуры арбитражному соглашению

    На практике могут встречаться случаи, когда процедура выбора арбитров, их состав, а также иные правила, по которым проходило третейское разбирательство, частично не соответствуют положениям заключенного сторонами арбитражного соглашения.

    В данном случае сторонам еще на стадии заключения арбитражного соглашения необходимо предусмотреть возможность вносить какие-либо изменения в формулировку арбитражного соглашения либо наделять третейский суд какими-либо правами по совершению процессуальных действий, которые могут при определенных обстоятельствах разойтись с первичной формулировкой арбитражного соглашения. Например, вопрос с переносом места рассмотрения спора – ввиду факторов удобства рассмотрения для обеих сторон и выбранных ими арбитров; выбор иного, нежели указанного в арбитражном соглашении, языка разбирательства.

    e) Неподведомственность спора третейскому суду

    В зависимости от особенностей законодательства конкретного государства отдельные категории споров могут быть неподведомственны третейским судам в силу императивных правовых норм.

    Например, споры, вытекающие из отношений в сфере права интеллектуальной собственности, могут быть подведомственны исключительно государственным судам. В подавляющем большинстве государств третейским судам неподведомственны и споры из сферы семейного права, касающиеся вопросов о воспитании несовершеннолетних детей, разводе супругов.

    В зависимости от того, в каком государстве ЕС или СНГ третейским судом рассматривается спор, и на территории какого государства будет признано и исполнено вынесенное по нему арбитражное решение, сторонам необходимо еще на стадии заключения арбитражного соглашения проанализировать процессуальные и материальные риски, которые возникают при передаче спорного правоотношения в международный коммерческий арбитраж.

    f) Противоречие вынесенного арбитражного решения публичному порядку

    Случаи, когда вынесенные арбитражные решения отменяются по основаниям их противоречия публичному порядку, являются наиболее частыми из всех вышеперечисленных. Понятие "ordre public" не определяется в законодательстве стран, а в литературе и в научно-практических комментариях даются самые различные его толкования.

    Такой растяжимый характер данного основания нередко ведет к злоупотреблению сторонами понятия публичного порядка, когда вынесенные решения обжалуются по данному основанию для затягивания вопросов с их реальным исполнением. Ведь конкретного и ясного определения публичного порядка не существует, а путем грамотно построенных процессуальных ходов можно добиться фактической нейтрализации всего положительного эффекта, достигнутого после вынесения третейским судом решения по конфликтному правоотношению.

    Нередко обжалование решений международных арбитражных судов по основанию противоречия их публичному порядку становится элементом политического характера, который более или менее активно может использоваться одним государством против другого посредством функционирования судебной системы – несмотря на декларируемое по Конституции разделение властей и независимость судебной власти. Данный тезис относится и к государствам Европейского Союза, и к странам-членам Содружества Независимых Государств.

    3. Практика обжалования вынесенных арбитражных решений

    Поскольку обжалование решений международных арбитражных судов происходит в государственном суде соответствующего государства, необходимо ясно представлять себе, что подход к одним и тем же признакам и содержанию вынесенных третейскими судами решений будет разниться от одного государства к другому.

    4. Резюме

    Вопросы обжалования вынесенных международными арбитражными судами решений являются одной из наиболее остро стоящих проблем. Обжалованием вынесенного решения с одной стороны подрывается стабильность и авторитет системы международного коммерческого арбитража, но с другой стороны с помощью данного института стороны могут выявлять недостатки в работе арбитров, тем самым активно защищая свои законные права и интересы.

    III. Статистика третейских разбирательств в ФРГ

    Актуальность использования международного коммерческого арбитража при разрешении споров между компаниями из государств Европейского Союза и стран Содружества Независимых Государств подтверждается статистикой опросов, которые в 1999-2001 гг. проводились немецкими торгово-промышленными палатами среди компаний, ведущих торговлю или имеющих какие-либо иные экономические связи с партнерами из бывшего СССР[229].

    Ответы на вопрос о конкретном международном арбитражном суде, указанном в арбитражной оговорке, выглядят следующим образом:

    - Международный Арбитражный Суд при ТПП, г. Вена – 29 %
    - Международный Арбитражный Суд при МТП, г. Париж – 24 %
    - Арбитражный Суд (Арбитражный Институт) Торговой Палаты г. Стокгольма – 17 %
    - Регламент Немецкого Арбитражного Общества (разбирательство в ФРГ) – 10 %
    - Арбитражный регламент Торговой Палаты г. Цюриха – 10 %
    - Международный Коммерческий Арбитражный Суд при ТПП г. Москвы – 7 %.

    Статистика опроса свидетельствует о все еще недостаточной роли третейских судов ФРГ и стран СНГ (в особенности, Беларуси и Украины). С другой стороны, данные указывают на ориентированность немецких предпринимателей на международные третейские организации, расположенные за пределами ФРГ (87 % случаев выбора в арбитражных оговорках) – подтверждение тезиса об относительно непривлекательном «арбитражном климате» в Германии.

    Показательна оценка немецкими предпринимателями степени привлекательности международного коммерческого арбитража по сравнению с разбирательством в государственных судах:

    Международный коммерческий арбитраж по сравнению с государственным правосудием
    - имеет большие преимущества – 12 %
    - в целом более выгоден – 46 %
    - имеет тот же эффект – 21 %
    - проигрывает государственному правосудию – 21 %.

    Здесь важно учесть фактор проводимого опроса применительно к международному коммерческому арбитражу в целом – как с участием сторон из стран СНГ, так и с участием контрагентов из других государств ЕС, из США и других стран мира. С целым рядом стран, за исключением Российской Федерации, Украины, Республики Беларусь и Казахстана Германия имеет ратифицированные двусторонние соглашения о взаимопомощи по гражданским делам, которые включают обязанность взаимного признания и исполнения государственных судебных решений. Соответствующим образом в опросе расположились и ответы респондентов – сравнение преимуществ действия двустороннего соглашения и Нью-Йоркской конвенции 1958 г. Сравнивать преимущества и недостатки государственного судебного разбирательства с третейским в плоскости разрешения хозяйственных споров между компаниями из ФРГ и государств СНГ некорректно - ввиду отсутствия достаточного пласта судебной практики государственных судов (признание и исполнение решений на основании принципа взаимности).

















    C. Заключение



    Проведенное исследование дает представление о состоянии развития международного коммерческого арбитража и системы третейских судов в Республике Беларусь, основных государствах Европейского Союза и Содружества Независимых Государств. Кроме общих положений, касающихся международного коммерческого арбитража в целом, сделан акцент на проблемах принятия обеспечительных мер иска в рамках третейского разбирательства.

    Практически одновременно в Беларуси и Германии были приняты законы, соответствующе урегулировавшие порядок проведения арбитражного разбирательства по внешнеэкономическим спорам субъектов хозяйствования. За основу в каждом случае был взят Модельный Арбитражный Регламент UNCITRAL, поэтому редакции законов содержат много идентичных определений и формулировок. Однако, несмотря на произошедшее сближение правового регулирования в сфере международного коммерческого арбитража, все еще остаются существенные различия между немецким и белорусским разбирательством в арбитражном суде как таковом. Причем это не всегда вызвано целенаправленными действиями законодателя, а является исторически сложившейся традицией. К примеру, немецкий арбитражный суд, рассматривающий спор, обязан руководствоваться при осуществлении своей деятельности нормами гражданского процессуального права ФРГ, в то время как белорусский международный арбитражный суд нормами отечественного гражданского процесса не связан.

    Обращает на себя внимание также и более детальное описание в немецкой литературе прохождения арбитражного разбирательства в различных сферах (споры, вытекающие из отношений, урегулированных биржевым правом, правом обществ и т. д.). Международный арбитражный суд при вынесении решения не обязан ориентироваться на предыдущую судебную практику по аналогичным делам, однако необходимо учитывать общие тенденции развития самого международного коммерческого арбитража, разнообразие компетенции и специализации арбитражного суда на отдельных категориях дел.

    Рассматривая вопрос исполнения решений международного арбитражного суда, следует отметить, что из-за различий в административно-территориальном делении, а также в системе судоустройства в ФРГ и РБ, принудительное исполнение таких решений осуществляется разными уровнями судебной системы – в Германии это Верховные суды соответствующих земель, а в Беларуси – общие суды и хозяйственные суды областей и г. Минска.

    Применительно к немецким арбитражным судам следует отметить, что в их компетенцию традиционно входит рассмотрение не только внешнеэкономических споров, в которых одной из сторон является иностранное юридическое лицо или предприниматель, но и разрешение споров между немецкими «субъектами хозяйствования». Действующие на территории Германии арбитражные суды при торгово-промышленных палатах объединены в Немецкое Арбитражное Общество (DIS), в рамках которого был разработан и принят примерный арбитражный регламент DIS, действующий начиная с 1.07.1998 г. Данный факт следует отметить для того, чтобы иметь возможность утверждать, что требования к арбитражному соглашению, процедура назначения арбитров и председательствующего, само разбирательство и порядок вынесения и обжалования решения в арбитражных судах на немецкой территории будут в скором времени существенно унифицированы. Это позволит белорусским субъектам хозяйствования получить большую осведомленность о преимуществах и недостатках арбитражного разбирательства в любом немецком арбитражном суде по сравнению с единственным в нашей стране Международным Арбитражным Судом при Торгово-Промышленной Палате РБ.

    Процесс реформирования законодательства о международном коммерческом арбитраже еще не завершен (например, в Германии), и его дальнейшее исследование необходимо и возможно в ближайшее время.

    Сравнительное исследование институтов международного коммерческого арбитража в государствах СНГ и ЕС дает представление о принципах и форме деятельности третейских судов на обширной территории двух надгосударственных образований.

    Пока между государствами ЕС и СНГ отсутствует правовое регулирования процедуры признания и исполнения решений государственных судов, международный коммерческий арбитраж является, по сути, единственным способом эффективной защиты прав сторон в конфликтных ситуациях, которые нельзя преодолеть мирным путем.

    Но даже эффективность международного коммерческого арбитража в ряде случаев может быть поставлена под сомнение из-за несовершенства механизмов взаимодействия третейских судов в различных государствах и отдельных государственных судов, перед которыми ставятся задачи по принятию мер по обеспечению иска в рамках третейского разбирательства или где обжалуются решения международных арбитражных судов. До сих пор на международном уровне не существует детального правового регулирования процедуры обеспечения исполнения исковых требований в третейском разбирательстве. Выходом из этого положения могло бы стать внесение изменений и дополнений в Нью-Йоркскую Конвенцию 1958 г. «О признании и исполнении иностранных арбитражных решений» в части возможности принятия необходимых мер по обеспечению иска по аналогичному механизму (при условии подачи истцом заявления в третейский суд о принятии обеспечительных мер). Однако необходимый эффект в процессе разрешения споров с участием сторон из государств СНГ и ЕС такие действия начнут приносить лишь тогда, когда большинство из них ратифицирует измененный вариант Конвенции.

    Основания для отмены третейских решений, в особенности, из-за противоречия их публичному порядку того или иного государства, зачастую используются с элементами злоупотребления проигравшими сторонами своими процессуальными правами – вследствие отсутствия четких общепризнанных критериев дефиниции и толкования отдельных терминов. Такое положение дел недопустимо в глобальной мировой экономике, где имущественные права и интересы бизнеса должны получать всестороннюю защиту и где в настоящее время проходит процесс становления, а в скором будущем должны быть установлены и новые единые и прозрачные нормы поведения. Мерой, с помощью которой можно было бы сузить сферу злоупотребления правом на отмену решения международного арбитражного суда, могла бы стать систематизация и анализ арбитражной практики в государствах ЕС и СНГ на предмет выявления наиболее часто встречающихся доводов сторон, их контекста и правового обоснования. Особенно важно было бы выработать единый подход к толкованию термина «публичный порядок»/ordre public. С возможным составлением перечня нарушений и противоречий, которые могут характеризоваться как несовместимые с ordre public определенного государства.

    Перед международными арбитражными судами из государств СНГ, в особенности Республики Беларусь, в среднесрочной перспективе стоит задача по привлечению сторон из других государств для рассмотрения внешнеэкономических споров. Для этого необходимо активно доносить информацию о преимуществах этих третейских судов до самого широкого круга иностранных бизнесменов, проводить семинары, конференции, размещать обширную информацию на иностранных языках в Интернете.
































    Список использованной литературы



    Страны СНГ

    1. Александров И.С.,
    Важнейшие практические проблемы международного коммерческого арбитража в некоторых странах СНГ и ЕС,
    www.yurclub.ru,
    2004 г.

    2. Александров И.С.,
    Использование услуг международного коммерческого арбитража в практике крупных международных холдинговых компаний,
    www.yurclub.ru,
    2004 г.

    3. Александров И.С.,
    Принципы разрешения хозяйственных споров судами ФРГ,
    www.yurclub.ru,
    2002 г.

    4. Александров И.С.,
    Юридические и страновые риски в договорах поставки товара из Тайваня в Россию,
    www.yurclub.ru,
    2004 г.


    5. Брунцева С.В.,
    Международный коммерческий арбитраж,
    2001 г.


    6. Гладышев С.И.,
    Исполнительное производство Англии,
    2002 г.

    7. Дмитриева Г.К.,
    Международный коммерческий арбитраж,
    1997

    8. Комаров В.В.,
    Международный коммерческий арбитраж,
    1995 г.



    9. Лебедев С.,
    Международный коммерческий арбитраж: компетенция арбитров и соглашение сторон,
    1988 г.



    10. Немецко-Русский Юридический Словарь,
    1995 г.,

    11. Немецко-Русский Экономический Словарь,
    1995 г.

    12. Поздняков В.С.,
    Международный коммерческий арбитраж в Российской Федерации,
    1996 г.

    13. Соломон П.,
    Советская юстиция во времена Сталина,
    1998

    14. Сомнение в беспристрастности судей,
    Финансовая Россия, № 41, 2000, с. 2; в Интернете по адресу: www.fr.ru.


    15. Толочко О.Н.,
    Международный коммерческий арбитраж,
    1997

    16. Федоров А.Г.,
    Международный коммерческий арбитраж,
    2000 г.


    17. Чечина/Чечот/Мусин,
    Гражданский процесс,
    1996


    Страны ЕС

    1. Alexandrow,
    Internationale Schiedsgerichtsbarkeit in den GUS-Staaten und in Deutschland,
    2003

    2. Alexandrow,
    Alternative Methoden der Streitbeilegung in den Wirtschaftsbeiehungen zwischen Deutschland und den GUS-Staaten,
    2003

    3. Bangert J.,
    Die Bindung des Schiedsgerichts an das materielle Recht
    (Dissertation zur Erlangung der Doktorwürde bei der juristischen Fakultät der Hessischen Ludwigs-Universität zu Gießen),
    1932


    4. Berger,
    Das neue Recht der Schiedsgerichtsbarkeit,
    1999


    5. Blessing,
    Einfuehrung in die Schiedsgerichtsbarkeit,
    1998

    6. Böcksitegel,
    Schriftenreihe der Deutschen Institution für Schiedsgerichtsbarkeit (DIS),
    Bd. 3 Schiedsgerichtsbarkeit in Frankreich,
    1983

    7. Craig/Park/Paulsson,
    International Chamber Of Commerce Arbitration

    8. Das Kaufmannsgericht,
    1905

    9. Glossner/Bredow/Bühler,
    Das Schiedsgericht in der Praxis,
    1997


    10. Granzow,
    Das UNCITRAL-Modellgesetz über die internationale Handelsschiedsgerichtsbarkeit von 1985,
    1988

    11. Jarvin/Derains,
    ICC Arbitral Awards 1974-1985

    12. Jarvin/Derains,
    ICC Arbitral Awards 1986-1990

    13. Jarvin/Derains,
    ICC Arbitral Awards 1991-1995


    14. Lörcher/Lörcher,
    Das Schiedsverfahren - national/international - nach neuem Recht,
    1998


    15. Möller,
    Schiedsverfahrensrecht,
    1998

    16. Münchener Kommentar zur Zivilprozessordnung,
    2001


    17. Preussische Schiedsmannsordnung, Aschendorfische Verlagsbuchhandlung,
    1948

    18. Raeschke-Kessler/Berger,
    Recht und Praxis des Schiedsverfahrens,
    1999

    19. Reiner,
    ICC Schiedsgerichtsbarkeit

    20. Schiedsmanns-Ordnung vom 29.03.1879,
    1880.


    21. Schiffer,
    Wirtschaftsschiedsgerichtsbarkeit,
    1999


    22. Schlosser,
    Schiedsgerichtsbarkeit und öffentlich-rechtlich beeinflußte Streitgegenstände,
    1981


    23. Schreiber,
    Übungen im Zivilprozeßrecht,
    1996

    24. Schütze,
    Schiedsgericht und Schiedsverfahren,
    1999


    25. Stumpf/Lindstaedt,
    Vereinbarungen über das anzuwnedende Recht und das zuständige Schiedsgericht in Handelsverträgen mit osteuropäischen Ländern,
    1972

    26. Schwab/Walter,
    Schiedsgerichtsbarkeit,
    2000



    27. Voith,
    Privatisierung der Gerichtsbarkeit,
    JZ 1997


    28. Zerbe,
    Die Reform des deutschen Schiedsverfahrensrechts,
    1995

















    Список использованных нормативных актов



    Международные конвенции и модельные законы

    Конвенция ООН
    «О признании и исполнении иностранных арбитражных решений» 1958 г.

    Модельный Закон ЮНСИТРАЛ
    «О международном торговом арбитраже» 1985 г.


    Страны ЕС

    Германия


    • законодательство

    Zivilprozessordnung, Гражданский Процессуальный Кодекс, 1879 г.

    Buergerliches Gesetzbuch, Гражданский Кодекс, в ред. 2002 г.


    Einfuehrungsgesetz zum Buergerlichen Gesetzbuch, Вводный Закон к Гражданскому Кодексу, в ред. 1994 г.


    Börsengesetz, Биржевой Закон, 2002 г.


    Einigungsvertrag zwischen der BRD und der DDR,
    Договор об объединении ФРГ и ГДР, 1990 г.


    Schiedsverfahrens-Neuregelungsgesetz,
    Закон о реформе третейского разбирательства, 1997 г.

    Verordnung über das schiedsrichterliche Verfahren, DDR,
    Положение о третейском разбирательстве, ГДР, 1976 г.

    Entscheidung des OLG Stuttgart № 972,
    Решение Высшего Земельного Суда г. Штутгарта № 972, 1938 г.


    Gesetz gegen Wettbewerbsbeschränkungen,
    Закон против ограничения конкуренции, в ред. 1990

    Закон земли Северный Рейн-Вестфалия о третейском разбирательстве в общинах Северного-Рейна-Вестфалии,
    Gesetz über das Schiedsamt in den Gemeinden Nordrhein-Westfalen, в ред. 2000

    Закона Баварии об обязательном внесудебном урегулировании гражданских споров,
    Bayerisches Gesetz zur obligatorischen außergerichtlichen Streitschlichtung in Zivilsachen, 2000


    Entscheidung des Bundesgerichtshofes № 1789,
    Решение Верховного Суда ФРГ от 1993 г. № 1789


    Решение Верховного Суда ФРГ № 1017,
    Entscheidung des Bundesgerichtshofes № 1017, 1996 г.



    • арбитражные регламенты

    Арбитражный Регламент Немецкой Арбитражной Ассоциации,
    Schiedsgerichtsordnung der Deutschen Institution fuer Schiedsgerichtsbarkeit, 1998 г.


    Регламент Третейского Суда Торгово-Промышленной Палаты Франкфурта на Майне, 1999 г.

    Регламент Третейского Суда Торгово-Промышленной Палаты Кёльна, 1997 г.

    Регламент Третейского Суда Торговой Палаты Гамбурга, 2000 г.

    Регламент Третейского Суда Торгово-Промышленной Палаты Мюнхена, 1998 г.


    Регламент посреднического отдела Торгово-Промышленной Палаты г. Берлина и Адвокатского Союза г. Берлина,
    Verfahrensordnung der Schlichtungsstelle der Industrie- und Handelskammer Berlin, 1998 г.


    Регламент постоянно действующего Третейского Суда при Торгово-Промышленной Палате г. Нюрнберга,
    Schiedsgerichtsordnung für das Ständige kaufmännische Schiedsgericht der Industrie- und Handelskammer Nürnberg


    Швеция


    • законодательство

    Закон об арбитражном разбирательстве, 1999 г.



    • арбитражные регламенты

    Регламент Арбитражного Суда Стокгольмской Торговой Палаты, 1999 г.



    Великобритания


    • законодательство

    Арбитражный Закон, England Arbitration Act, 1996 г.



    • арбитражные регламенты

    Регламент Лондонского Арбитражного Суда, 1998 г.




    Франция


    • законодательство


    Гражданский Процессуальный Кодекс Франции,
    4-я книга ГПК Франции вступила в силу в 1981 г.


    • арбитражные регламенты

    Rules of Arbitration of the International Chamber of Commerce,
    Арбитражный Регламент Международной Торговой Палаты, 1998 г.


    Страны СНГ


    Российская Федерация


    • законодательство

    Конституция 1993 г.

    Закон «О международном коммерческом арбитраже» 1993 г.

    Федеральный Закон «О третейских судах в Российской Федерации» 2002 г.


    Федеральный Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», 2002 г.

    Гражданский Процессуальный Кодекс 2002 г.

    Гражданский Процессуальный Кодекс РСФСР 1964 г.


    Постановление Верховного Совета РСФСР от 24.10.1991 № 1801-1

    Указ Президента Российской Федерации «О мерах по реализации концепции судебной реформы в Российской Федерации" от 22.11.1994, № 2100


    • арбитражные регламенты

    Регламент Международного Коммерческого Арбитражного Суда
    при Торгово-Промышленной Палате Российской Федерации, 1995 г.


    Республика Беларусь


    • законодательство

    Конституция 1994 г.

    Гражданский Кодекс 1999 г.

    Гражданский Процессуальный Кодекс 1999 г.


    Хозяйственный Процессуальный Кодекс 1998 г.

    Трудовой Кодекс 1999 г.

    Закон «О международном арбитражном суде» 1999 г.



    • арбитражные регламенты

    Регламент Международного Арбитражного Суда
    при Белорусской Торгово-Промышленной Палате, в ред. 2004 г.



    Украина


    • законодательство

    Конституция, 1996 г.

    Закон «О международном коммерческом арбитраже», 1994 г.

    Гражданский Процессуальный Кодекс УССР, 1963 г.



    • арбитражные регламенты

    Регламент Международного Коммерческого Арбитражного Суда при Торгово-Промышленной Палате Украины, в ред. 2001 г.

    Казахстан

    Гражданский Процессуальный Кодекс, 1999 г.











    Интернет-ресурсы по теме работы



    Германия:

    www.dis-arb.de Немецкое арбитражное общество

    www.beck.de База по немецкому праву


    Швеция

    www.chamber.se Торговая Палата г. Стокгольма


    Великобритания

    www.lcia.org Лондонский Арбитражный Суд


    Франция

    www.droit.fr База по французскому праву

    http://www.iccwbo.org/index_court.asp Международный Арбитражный Суд при МТП



    СНГ:

    Российская Федерация

    www.systema.ru Базы по российскому праву
    www.garant.ru (федеральное и региональное законодательство)
    www.arbt.ru

    www.adrr.ru Альтернативные способы разрешения споров

    www.tpprf.ru Торгово-Промышленная Палата РФ

    www.vedomosti.ru
    www.rbc.ru Российские экономические новости
    www.fr.ru

    www.miripravo.ru Международный коммерческий арбитраж


    Украина

    www.rada.gov.ua База по украинскому праву

    www.ucci.org.ua Торгово-промышленная палата Украины


    Республика Беларусь

    www.ncpi.gov.by База по белорусскому праву

    www.cci.by Торгово-Промышленная Палата
    Республики Беларусь


    Казахстан

    http://www.zakon.kz База по казахскому праву



    остальной мир

    www.uncitral.org Комиссия ООН ЮНСИТРАЛ




    [1] Сравните объем ВВП Российской Федерации в 2002 г. (346 млрд. долларов США) с ВВП Украины (41 млрд. долларов США) и ВВП Беларуси (14 млрд. долларов США).
    [2] Ст. 25 ГПК Казахстана 13.07.1999.
    [3] Официальный текст Модельного Закона ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже» находится в Интернете на сайте www.uncitral.org.
    [4] Общий объем товарооборота между РБ и ФРГ увеличился в 2000 г. более чем на 30 % (Spiegel / Шпигель, 12.02.2001).
    [5] В качестве примера можно привести некоторые более поздние издания немецких арбитражных регламентов, осуществленные в конце 19.-начале 20. века: 1) Preussische Schiedsmannsordnung, Aschendorfische Verlagsbuchhandlung, Münster (Westf.) 1948, 2) „Schiedsmanns-Ordnung" vom 29.03.1879, 8. Auflage, Carl Henmann's Verlag, Berlin, 1880. Кроме этого издавались научные и практические пособия, в которых разъяснялась сущность, задачи и принципы деятельности арбитражных судов: "Das Kaufmannsgericht", Berlin, 1905; Johann Bangert, „Die Bindung des Schiedsgerichts an das materielle Recht (Dissertation zur Erlangung der Doktorwürde bei der juristischen Fakultät der Hessischen Ludwigs-Universität zu Gießen), Gießen, 1932.
    [6] Lörcher/Lörcher, Das Schiedsverfahren - national/international - nach neuem Recht // Jehle Rehm, München, 1998, S. 1.
    [7] Например, если провести параллели между современниками Франциском Скориной и Мартином Лютером и т. д.
    [8] К примеру, Николло Макиавелли.
    [9] Ст. 295 ГПК РБ 05.03.1999.; Чечина/Чечот/Мусин, Гражданский процесс, стр. 254.
    [10] Ст. 296 ч.1 ГПК РБ; Чечина/Чечот/Мусин, Гражданский процесс, стр. 255, 256.
    [11] К примеру, Немецко-Русский Юридический Словарь, М. «Руссо», 1995 г., Немецко-Русский Экономический Словарь, М. «Реал», 1995 г., а также многочисленные общие словари.
    [12] Принятый еще в 1879 г. ГПК безнадежно устарел в области арбитражного процесса, одним из последних немногочисленных изменений и дополнений стал "Закон об изменении положений ГПК в части арбитражного процесса" от 25.07.1930 (RGBl I, S. 361).
    [13] Berger, Das neue Recht der Schiedsgerichtsbarkeit, Verlag Kommunikationsforum GmbH, Köln, S.2-6.
    [14] Schiedsverfahrens-Neuregelungsgesetz vom 22.12.1997, источник: Berger, Das neue Recht der Schiedsgerichtsbarkeit, Verlag Kommunikationsforum GmbH, Köln, S. 113.
    [15] Verordnung über das schiedsrichterliche Verfahren, DDR GBl 1976 I, S. 444.
    [16] На основании "Договора об объединении" (Einigungsvertrag) между ФРГ и ГДР 1990 г.
    [17] England Arbitration Act 1996; in force as of 31th January 1997.
    [18] В данной работе использован немецкий перевод текста 4. Книги ГПК Франции, опубликованный в: Böcksitegel, Schriftenreihe der Deutschen Institution für Schiedsgerichtsbarkeit (DIS), Bd. 3 „Schiedsgerichtsbarkeit in Frankreich", Köln 1983, Anhang 1, S. 103 ff.
    [19] Опубликован на русском языке в Интернете на сайте Арбитражного Института Торговой Палаты г. Стокгольма, Швеция по адресу: www.chamber.se/arbitration.
    [20] Möller, Schiedsverfahrensrecht, S. 15-16.
    [21] Федеральное Управление Юстиции ФРГ создало комиссию из 9 человек, в состав которой вошли представители администрации земель, адвокатуры и суда, а также ученые и практикующие юристы.
    [22] Немецкое Арбитражное Общество – Deutsche Institution für Schiedsgerichtsbarkeit, DIS, www.dis-arb.de.
    [23] Berger, Das neue Recht der Schiedsgerichtsbarkeit, S. 13.
    [24] Berger, Das neue Recht der Schiedsgerichtsbarkeit, S. 14.
    [25] Berger, Das neue Recht der Schiedsgerichtsbarkeit, S. 15.
    [26] К примеру, арбитражные регламенты Арбитражного Суда Торгово-Промышленной Палаты Франкфурта на Майне от 08.12.1999., АС ТПП Кёльна от 01.10.1997., АС ТП Гамбурга от 07.09.2000., АС ТПП Мюнхена от 01.07.1998.
    [27] Berger, Das neue Recht der Schiedsgerichtsbarkeit.
    [28] Lörcher/Lörcher, Das Schiedsverfahren - national/international - nach neuem Recht, S. V.
    [29] Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, S. VII.
    [30] Schiffer, Wirtschaftsschiedsgerichtsbarkeit, S. IX.
    [31] Zerbe, Die Reform des deutschen Schiedsverfahrensrechts.
    [32] Berger, Das neue Recht der Schiedgserichtsbarkeit, S. 5, 36-37.
    [33] Чечина/Чечот/Мусин, Гражданский процесс, стр. 421.
    [34] Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, S. 1.
    [35] Voith, Privatisierung der Gerichtsbarkeit, JZ 1997, S. 120 ff.
    [36] Чечина/Чечот/Мусин, Гражданский процесс, стр. 421.
    [37] Например, в соответствии со ст. 22 ч. 1 ГК РБ под частным предпринимателем понимается лицо, которое занимается хозяйственной деятельностью и соответствующим образом зарегистрировано в государственном органе. Понятия "частный предприниматель" или "предприниматель без образования юридического лица" (ПБОЮЛ, РФ) встречаются в законодательстве подавляющего большинства стран СНГ.
    [38] Брунцева С.В., Международный коммерческий арбитраж, с. 101.
    [39] Ст. 4 II Закона РБ "О международном арбитражном суде".
    [40] Ст. 1 II Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже".
    [41] Сравн. Федоров, Международный коммерческий арбитраж, с. 31; Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, S. 42.
    [42] Их юридический статус определяется в Германии соответственно согласно ГК (BGB), Торговому Кодексу (HGB), Акционерному Закону (AktG) и Закону об ООО (GmbHG).
    [43] Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, S. 38; кроме этого сравн. с разделом "Арбитражное разбирательство в различных сферах".
    [44] Ст. 550 II ГПК РБ.
    [45] Сравн. ст. 17, 18 ГПК РФ.
    [46] Ст. 7 EG BGB (Вводный Закон к ГК ФРГ).
    [47] Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, S. 45-46.
    [48] Ст. 55 ч.1.ХПК РБ.
    [49] Ст. 56 ч.1.ХПК РБ.
    [50] Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, S. 42.
    [51] Согласно данной статье, «из круга лиц, имеющих право осуществлять представительство на устном разбирательстве», в частности, «исключены все лица, кроме членов адвокатских коллегий, профессионально занимающихся представительством по чужим делам в суде» – т.е. имеет место адвокатская монополия. (Zivilprozeßordnung in der Fassung vom 12. September 1950, 'Deutsche Gesetze' Schönfelder, (#100), § 157 Абз. 1.
    [52] Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, S. 43.
    [53] ФЗ РФ от 31 мая 2002 г. N 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», текст взят из юридической базы «Гарант», www.garant.ru .
    [54] Сравн. Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, S. 50.
    [55] Сравн. Брунцева С.В., Международный коммерческий арбитраж, с. 224 и последующ.
    [56] Лебедев, Международный коммерческий арбитраж: компетенция арбитров и соглашение сторон, с. 33.
    [57] Лебедев, Международный коммерческий арбитраж: компетенция арбитров и соглашение сторон, с. 34.
    [58] Ст. 13 белорусского Закона "О международном арбитражном суде".
    [59] Ст. 23 ч. 2, 3 белорусского Закона "О международном арбитражном суде".
    [60] Ст. 36 белорусского Закона "О международном арбитражном суде".
    [61] Ст. 6 ч. 2, 34 ч. 2 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже".
    [62] Сравн. Ст. 34 ч. 1, 2 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже".
    [63] Сравн. Толочко, Международный коммерческий арбитраж, с. 32.
    [64] Сравн. Ст. 35 ч. 1, 2; ст. 6 ч. 2 российского Закона "О международном коммерческом арбитраже"; Ст. 415 нового ГПК РФ; Ст. 338 п. 10 ГПК РСФСР 1964 г.
    [65] § 1062 I ГПК ФРГ.
    [66] § 1062 I Nr. 1, 2, 3, 4 ГПК ФРГ.
    [67] Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, S. 52.
    [68] Ст. 92 GG.
    [69] § 13 GVG.
    [70] Сравн. Schreiber, Übungen im Zivilprozeßrecht, S. 15.
    [71] Berger, Das neue Recht der Schiedsgerichtsbarkeit, S. 4.
    [72] Berger, Das neue Recht der Schiedsgerichtsbarkeit, S. 5.
    [73] Сравн. сферу регулирования Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» и нового ФЗ „О третейских судах в Российской Федерации". См. также статью „Совет Федерации одобрил законопроект о третейских судах" от 10.07.2002; опубликована в Интернете по адресу: www.rbc.ru (архив).
    [74] Сравн. Соломон, Советская юстиция во времена Сталина, стр. 9-14.
    [75] Сравн., например, статью "Сомнение в беспристрастности судей" // Финансовая Россия, № 41, 2000, с. 2; опубликована в Интернете по адресу: www.fr.ru.
    [76] Сравн. Постановление Верховного Совета РСФСР от 24.10.1991 № 1801-1; Указ Президента Российской Федерации «О мерах по реализации концепции судебной реформы в Российской Федерации" от 22.11.1994, № 2100, а также связанные с ним изменения законодательства, опубликованные в Интернете по адресу: www.systema.ru.
    [77] Ст. 8 Закона РБ «О международном арбитражном суде».
    [78] Schiedsgerichtsordnung für das Ständige kaufmännische Schiedsgericht der Industrie- und Handelskammer Nürnberg, § 2, Nr.Nr. 1, 3, 4, 6.
    [79] Там же, § 2 Nr. 2.
    [80] Ст. 7 ч. 3 Регламента МАС при Белорусской ТПП.
    [81] Ст. 3 ч.1 п. 5 Закона РБ «О МАС».
    [82] Ст. 9 ч. 1 Закона РБ «О МАС».
    [83] Регламент Третейского Суда Торговой Палаты г. Гамбурга, 2000, по состоянию на 20.09.2000.
    [84] Ст. 9 Закона РБ "О международном арбитражном суде" от 09.07.1999.
    [85] Ст. 10 абз. 1 Закона РБ "О международном арбитражном суде" от 09.07.1999
    [86] § 1025 абз. 1, 2 ГПК ФРГ.
    [87] Приложение № 3 к ГПК РБ 05.03.1999.
    [88] Ст. 4 абз. 2 Закона РБ "О международном арбитражном суде".
    [89] Blessing, Einfuehrung in die Schiedsgerichtsbarkeit, S. 5-7.
    [90] Например, Craig/Park/Paulsson, International Chamber Of Commerce Arbitration; Reiner, ICC Schiedsgerichtsbarkeit.
    [91] Например, Jarvin/Derains, ICC Arbitral Awards 1974-1985; Jarvin/Derains, ICC Arbitral Awards 1986-1990; Jarvin/Derains, ICC Arbitral Awards 1991-1995.
    [92] Адрес в Интернете: www.lcia.org.
    [93] Адрес в Интернете: http://www.sccinstitute.com/ru/home.
    [94] Информация в Интернете по адресу: http://www.cci.by/Ru/Chamber/ArbitrCourt/AboutCourt.html.
    [95] Адрес в Интернете: http://www.ucci.org.ua/arb/index.ru.html.
    [96] Адрес в Интернете: http://www.tpprf.ru/ru/main/court/mkac.
    [97] Подробная информация содержится в Интернете по адресу http://www.ius.escort.kz/index.htm.
    [98] К примеру, Регламент посреднического отдела Торгово-Промышленной Палаты г. Берлина и Адвокатского Союза г. Берлина от 26.10.1998 (www.berlin.ihk.de, поиск по ключевому слову: "Schiedsgerichtsbarkeit").
    [99] § 794 абз. 1 №1 ГПК ФРГ.
    [100] К примеру, Закон Северного Рейна-Вестфалии (Gesetz über das Schiedsamt in den Gemeinden Nordrhein-Westfalen (от 16.12.92, в редакции 09.05.2000)), Баварии ("Bayerisches Gesetz zur obligatorischen außergerichtlichen Streitschlichtung in Zivilsachen..." от 25.04.2000.).
    [101] Община (Gemeinde) - мелкое образование в системе органов местного самоуправления ФРГ.
    [102] § 14 абз. 1, 2 Закона земли Северный Рейн-Вестфалия в ред. от 09.05.2000.
    [103] § 24 Закона земли Северный Рейн-Вестфалия в ред. от 09.05.2000.
    [104] К примеру, положения Регламента посреднического отдела Берлинского Союза Адвокатов и ТПП г. Берлина от 26.10.1998.
    [105] Источник: Общество содействия экспорта баварской промышленности (Exportfoerderungsgesellschaft des bayerischen Handwerks), http://www.auwi-bayern.de.

    [106] В.С. Поздняков «Международный коммерческий арбитраж в Российской Федерации» М., Межд. Центр финансово-экономического развития, 1996 г., с. 17.
    [107] Schuetze, Schiedsgericht und Schiedzverfahren, S. 44-45.
    [108] В.С. Поздняков, там же, с.17.
    [109] Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, S. 53.
    [110] Например, Решение Высшего Земельного Суда г. Штуттгарта от 1938 г., №972.
    [111] Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, S. 54; Zerbe – с последующими указаниями на историю возникновения понятий, S. 144
    [112] Решение Верховного Суда ФРГ от 1993 г. № 1789.
    [113] Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, S. 70.
    [114] В литературе приводятся выдержки из соответствующих решения Верховного Суда ФРГ за 1996 г. (BGH JZ 1996, 1017, Randnummer 96) относительно ООО. Решения Верховного Суда ФРГ относительно АО датируются 1966 г. и в качестве аргумента приводиться, на наш взгляд, не могут.
    [115] Schlosser, Schiedsgerichtsbarkeit und öffentlich-rechtlich beeinflußte Streitgegenstände, S. 189-195.
    [116] Сравн. § 1041 ГПК ФРГ; такое мнение высказывал еще до принятия закона, реформирующего арбитражное разбирательство, Thümmel, Einstweiliger Rechtsschutz im Schiedsverfahren nach dem Entwurf zum Schiedsverfahren-Neuregelungsgesetz, DZWir (Немецкий экономический журнал), 1997, S. 133 ff.
    [117] Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, S. 71.
    [118] § 1043, Абз. 1 ГПК ФРГ.
    [119] § 1043, Абз. 1 S. 3 ГПК ФРГ.
    [120] Rolf A. Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, S. 72.
    [121] Ст. 27 ч. 2 Закона РБ «О международном арбитражном суде».
    [122] Rolf A. Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, S. 88.
    [123] Ст. 27 Закона РБ.
    [124] Ст. 32 ч.ч. 1-3 Закона РБ «О МАС».
    [125] Ст. 44 Регламента Международного Арбитражного Суда при Белорусской Торгово-Промышленной Палате.
    [126] Rolf A. Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, S. 108.
    [127] Ср. немецкие термины "Rechtshängigkeit" («нахождение дела в судопроизводстве») и „Schiedshängigkeit" («нахождение дела в производстве арбитражного суда»).
    [128] Собственное сопоставление соответствующих статей на основе мысли в: Rolf A. Schütze „Schiedsgericht und Schiedsverfahren", S. 75.
    [129] Rolf A. Schütze, „Schiedsgericht und Schiedsverfahren", S. 75.
    [130] В § 220 Абз. 2 BGB (его условное название – «прерывание течения срока исковой давности при прочих процессах») речь идет о случае, когда сторонами в арбитражном соглашении не предусмотрено конкретное лицо в качестве арбитра для разрешения споров между ними, либо если назначение арбитра необходимо в силу других причин, либо если арбитражный суд может быть созван лишь при выполнении одного из прочих условий – течение срока исковой давности прерывается путем совершения необходимых в каждом конкретном случае действий.
    [131] DIS-Schiedsgerichtsordnung 1998 (Арбитражный Регламент Немецкой Арбитражной Ассоциации – вступил в силу с 1.07.1998), источник публикации: K. Jan Schiffer, „Wirtschaftsschiedsgerichtsbarkeit", Carl Heymanns Verlag KG, 1999, S. 195.
    [132] Арбитражный Регламент Международной Торговой Палаты, вступил в силу с 1.1.1998, источник публикации: см. предыдущую сноску, S. 219.
    [133] Ст. 29 Закона РБ «О МАС».
    [134] § 1031 Абз. 6 ГПК ФРГ (ГПК ФРГ) - (Форма арбитражного соглашения).
    [135] На это указывает, к примеру, Rolf A. Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, 2.Auflage, 1998-1999, S. 79.
    [136] Чечина/Чечот , Гражданский процесс, стр.73.
    [137] Чечина/Чечот, Гражданский процесс, стр. 184.
    [138] Чечина/Чечот , Гражданский процесс, стр. 187.
    [139] Гражданский Процессуальный Кодекс Республики Беларусь от 11.01.1999., Глава 22.
    [140] Хозяйственный Процессуальный Кодекс Республики Беларусь от 09.12.1998., Ст. 68, 70, 74, 75, 78.
    [141] § 1050 ГПК ФРГ – сравни. со ст. 35 Закона РБ «О МАС».
    [142] К примеру, правило о том, что сторона, заключившая в устной форме с другой стороной договор и желающая установить данный факт, не вправе ссылаться на свидетельские показания, свидетельствующие о факте заключения данного договора.
    [143] В соответствии с § 1050 ГПК ФРГ – сравни со ст. 35 Закона РБ «О МАС».
    [144] Schiffer, Wirtschaftsschiedsgerichtsbarkeit, S. 117.
    [145] Schiffer, Wirtschaftsschiedsgerichtsbarkeit, S. 120.
    [146] Арбитражный регламент DIS предусматривает такую возможность, к примеру, в § 17, п.17.1, 17.2, § 18, 18.1, 18.2, 18.3.
    [147] Данный параграф распространяет действие положений всей 10. Книги ГПК на деятельность арбитражных судов ad hock.
    [148] K. Jan Schiffer, Wirtschaftsschiedsgerichtsbarkeit, 1999, S.187; R. A. Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, 1998-1999 (2. Auflage), 1999-2000 (3. Auflage), (1) S. 140, (2) S. 145.
    [149] R. A. Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, 1998-1999 (2. Auflage), S. 141.
    [150] Автор данной работы, трудясь в международно-правовом отделе ЗАО «Консалтинг», Группа ГУТА (г. Москва), сам составлял и рекомендовал к применению арбитражные оговорки в учредительные документы создаваемых на территории Российской Федерации и за ее пределами совместных предприятий с участием предприятий Группы.
    [151] Там же, стр. 139.
    [152] Schiedsgericht des Vereins der Mitglieder der Wertpapierbörse in Hamburg.
    [153] §§ 28, 53 Börsengesetz ( BörsG) - (немецкий «Закон о биржах»).
    [154] Ст. 383 Трудового Кодекса РБ от 26.07.1999 г.
    [155] Schiffer, Wirtschaftsschiedsgerichtsbarkeit, 1999, S. 186.
    [156] Schiffer, Wirtschaftsschiedsgerichtsbarkeit, 1999, S.187.
    [157] Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, 2. Aufl., S. 137-138.
    [158] Ст. 36, ч. 2 Закона РБ «О международном арбитражном суде».
    [159] Ст. 36, ч. 3 Закона РБ «О международном арбитражном суде».
    [160] Немецкий законодатель, так же, как и белорусский, не пошел по пути, предложенном модельным Законом UNCITRAL (ст. 33 абз. 1), не закрепив правило о применении коллизионного права в случае отсутствия соответствующего согласия сторон.
    [161] Einführungsgesetz zum Bürgerlichen Gesetzbuch in der Fassung vom 21.09.1994., ‚Deutsche Gesetze' Schönfelder, # 21.
    [162] Сравн. со ст. 1125 ГК РБ от 7.12.1998.
    [163] Ст. 28 Абз. 4 EG BGB.
    [164] Ст. 28, Абз. 5 EG BGB.
    [165] Регламент Арбитражного Суда Стокгольмской Торговой Палаты, § 5 абз. 2.
    [166] Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, S. 89 ff. ; Stumpf/Lindstaedt, Vereinbarungen über das anzuwnedende Recht und das zuständige Schiedsgericht in Handelsverträgen mit osteuropäischen Ländern, AWD 1972, S. 228 ff.
    [167] Schütze, EG-Recht im deutschen Zivilprozeß, EWS 1990, S. 49 ff.
    [168] Например, Закон против ограничения конкуренции (Gesetz gegen Wettbewerbsbeschränkungen (GWB) in der Fassung vom 20.02.1990), ‚Deutsche Gesetze' Schönfelder, # 74.
    [169] Rolf A. Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, 2. Auflage, 1998-1999, S. 101.
    [170] Это связано опять-таки с тем, что статьи об арбитражном разбирательстве являются составной частью ГПК ФРГ и на них распространяется действие норм гражданского процесса в целом.
    [171] Glossner/Bredow/Bühler, Das Schiedsgericht in der Praxis, Rdn. 252; Schwab/Walter, Schiedsgerichtsbarkeit, S. 172.
    [172] Ст. 41 Закона РБ «О международном арбитражном суде».
    [173] § 1054 абз. 1 ГПК ФРГ – сравни. со ст. 40 ч.1 Закона РБ «О международном арбитражном суде».
    [174] Ст. 40 Регламента МАС при Белорусской ТПП.
    [175] Сравн. ст. 40 Закона РБ «О международном арбитражном суде», § 1054 ГПК ФРГ.
    [176] Ст. 42 Закона РБ «О МАС».
    [177] § 319 ГПК ФРГ – «Исправление решения (государственного суда – А.И.)». Кроме этого, соответствующие нормы содержатся в § 321 ГПК ФРГ.
    [178] Например, Granzow, Das UNCITRAL-Modellgesetz über die internationale Handelsschiedsgerichtsbarkeit von 1985, 1988, S. 189. Вообще же, в немецкой Комиссии по реформированию законодательства о международном арбитраже возник спор по поводу существования такой опасности, что привело к ограничению действия нормы только на те случаи, когда имеется соответствующее соглашение сторон. – Rolf A. Schütze, Schiedsgericht und Schiedsverfahren, 1998-1999, 2.Auflage, S. 105.
    [179] Ст. 42, ч.1 Закона РБ «О МАС».
    [180] Ст. 39 ч. 1 Закона «О МАС».
    [181] Ст. 39 ч.2 Закона РБ «О МАС».
    [182] Сравни со ст. 17 Регламента UNCITRAL.
    [183] В немецком праве на это указывает § 1053 абз.1 предл.2 ГПК.
    [184] Ст. 41 ч.1 Закона РБ «О МАС».
    [185] Ст. 41 ч. 2 Закона РБ «О МАС».
    [186] § 1056 абз.1,2 ГПК ФРГ.
    [187] Сравн. Дмитриева, Международный коммерческий арбитраж, с. 43.
    [188] Сравн. соответствующие законы о ратификации (например, в Российской Федерации Конвенция ООН применяется с 24.08.1960, в Республике Беларусь - с 15.11.1960, на Украине - с 10.10.1960, в Великобритании – с 23.12.1975, в Швеции – с 27.04.1972, во Франции – с 24.09.1959, в Германии – с 28.09.1961).
    [189] Schwab/Walter, Schiedsgerichtsbarkeit, S. VIII.
    [190] Ст. 35 ч. 1 Модельного Закона ЮНСИТРАЛ «О международном коммерческом арбитраже».
    [191] Опубликовано в Интернете по адресу: www.systema.ru .
    [192] Schwab/Walter, Schiedsgerichtsbarkeit, S. 577.
    [193] Комаров, Международный коммерческий арбитраж, стр. 74.
    [194] Сравн. Например п. 5 Приложения к украинскому Закону «О международном коммерческом арбитраже»; п. 5 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже».
    [195] Опубликовано в Интернете по адресу: www.systema.ru, www.ncpi.gov.by.
    [196] Сравн. Комаров, Международный коммерческий арбитраж, стр. 77.
    [197] Сравн. ст. 35 ч. 1 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже»; Ст. 35 ч. 1 украинского Закона «О международном коммерческом арбитраже».
    [198] Ст. ст. 44, 45 Закона Республики Беларусь "О международном арбитражном суде".
    [199] Комаров, Международный коммерческий арбитраж, с. 75.
    [200] Сравн. ст. 15 абз. 4 Конституции Российской Федерации; Ст. Ст. 437, 438 ГПК РФ (опубликовано в Интернете по адресу: www.systema.ru).
    [201] Сравн. ст. 9 украинской Конституции (опубликована в Интернете по адресу: www.rada.gov.ua).
    [202] Ст. 8 ч. 1, 2 Конституции Республики Беларусь 15.03.1994 (опубликована в Интернете по адресу www.ncpi.gov.by ).
    [203] Ст. 3 ч. 2 ХПК РБ 15.12.1998.
    [204] Сравн. ст. 35 ч. 1 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"; Ст. 45 Закона Республики Беларусь "О международном арбитражном суде»; Ст. 35 ч. 1 украинского Закона "О международном коммерческом арбитраже".
    [205] Федоров, Международный коммерческий арбитраж, стр. 91.
    [206] Приложение № 2 к ХПК 01.06.1999 "Исполнение иностранных судебных решений и решений арбитражных судов на территории Республики Беларусь".
    [207] Сравн. ст. 338 ч. 1 № 10 ГПК РСФСР 1964 г., а также ст. 415 нового ГПК РФ.
    [208] Сравн. ст. 427 ГПК Украины (УССР) 1963 г. (опубликован в Интернете по адресу: www.rada.gov.ua).
    [209] Сравн. п. 2 Приложения к ХПК РБ.
    [210] Сравн. § 1061 ч. 1 предл. 1 ГПК ФРГ.
    [211] Lörcher/Lörcher, Das Schiedsverfahren - national/international - nach neuem Recht, S. 85.
    [212] Сравн. §§ 1060, 1061 ГПК ФРГ.
    [213] § 1060 ч. 1 ГПК ФРГ.
    [214] Vgl. Lörcher/Lörcher, Das Schiedsverfahren - national/international - nach neuem Recht, S. 83.
    [215] MünchKommZPO, Münch, § 1060, S. 1407.
    [216] § 1062 ч. 1 № 4 альтернатива 2 ГПК ФРГ.
    [217] Сравн. § 704 ч. 1 ГПК ФРГ.
    [218] Сравн. В качестве правового основания § 794 ч. 1 № 4а ГПК ФРГ.
    [219] Raeschke-Kessler/Berger, Recht und Praxis des Schiedsverfahrens, S. 245-246.
    [220] Гладышев, Исполнительное производство Англии, стр. 200.
    [221] Гладышев, Исполнительное производство Англии, стр. 205-207.
    [222] Гладышев, Исполнительное производство Англии, стр. 17.
    [223] П. 44 Арбитражного Закона Великобритании.
    [224] П. 44 Арбитражного Закона Великобритании 1996 г.
    [225] Ст. ст. 32, 34 Модельного Закона ЮНСИТРАЛ.
    [226] Сравн. §§ 1056, 1059 ГПК ФРГ; Ст. 27, 34 Шведского Закона «О третейском разбирательстве»; Ст. ст. 1476, 1481, 1482 ГПК Франции; П. 58, 67, 68 Арбитражного Закона Великобритании.
    [227] Сравн. ст. ст. 32, 34 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже»; ст. ст. 32, 34 Закона Украины «О международном коммерческом арбитраже»; ст. ст. 41, 43 Закона РБ «О международном арбитражном суде».
    [228] Сравн. к примеру, положения ст. ст. 166-181 ГК РФ; § 116 и послед. ГК ФРГ. Аналогичные нормы содержатся и в ГК Республики Беларусь.
    [229] Источник: Общество содействия экспорта баварской промышленности (Exportfoerderungsgesellschaft des bayerischen Handwerks), http://www.auwi-bayern.de.








    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru