Арбитражное право
ЮрКлуб - Виртуальный Клуб Юристов
МЕНЮ> Арбитражное право

Новости
НП ЮрКлуб
ЮрВики
Материалы
  • Административное право
  • Арбитражное право
  • Банковское право
  • Бухучет
  • Валютное право
  • Военное право
  • Гражданское право, коммерческое право
  • Избирательное право
  • Международное право, МЧП
  • Налоговое право
  • Общая теория права
  • Охрана природы, экология
  • Журнал "Право: Теория и Практика"
  • Предприятия и организации, предприниматели
  • Соцсфера
  • Статьи из эж-ЮРИСТ
  • Страхование
  • Таможенное право
  • Уголовное право, уголовный процесс
  • Юмор
  • Разное
  • Добавить материал
  • Семинары
    ПО для Юристов
    Книги new
    Каталог юристов
    Конференция
    ЮрЧат
    Фотогалерея
    О ЮрКлубе
    Гостевая книга
    Обратная связь
    Карта сайта
    Реклама на ЮрКлубе



    РАССЫЛКИ

    Подписка на рассылки:

    Новые семинары
    Новости ЮрКлуба


     
    Партнеры


    РЕКЛАМА



    Реклама на ЮрКлубе





    Добавлено: 23.04.2012


    «Внутреннее убеждение» судьи — не бесконтрольная убежденность

    Андрей Кузнецов

    Предисловие

    Судья Арбитражного суда г. Москвы Андрей Сергеевич Чадов почти в каждое свое решение вставляет следующее клише (выделено полужирным курсивом): «Согласно требованиям статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств При этом, понятие таких слов как «по своему внутреннему убеждению» не подразумевают доказывание выводов суда, сделанных на основе этого убеждения, в силу установленной законом императивной презумпции соблюдения равноправия и состязательности суда как органа правосудия, наделенного соответствующими полномочиями». Суть этой словесной «конструкции», несмотря на довольно неуклюжее изложение, понятна — это попытка обосновать нормами действующего АПК РФ отсутствие у судьи обязанности излагать в судебном решении ясные и понятные мотивы в подтверждение законности и обоснованности своего вердикта. Судья пытается представить свое «внутреннее убеждение» как некий подсознательный механизм провидения, чутье (внутренний голос), позволяющий неосознанно находить объективную истину. А раз судебное решение справедливо (верно), то и нет никакого смысла тратить драгоценное время судьи на изложение логической цепочки аргументов, из которых следуют выводы, положенные в его основу!

    Во-первых, подобные инициативы «вбивают клин» между государством и гражданским обществом. Фактически «судебная ветвь» без обиняков говорит гражданам, что не собирается обосновывать справедливость применяемых к ним мер государственного принуждения. Следствием этого не может не быть обострение кризиса доверия граждан к государственным институтам.

    Во-вторых, только на поверхностный взгляд может показаться, что инициатором этой идеи движут «благие намерения» (например, добиться снижения нагрузки на судей). Как правило, «непреодолимые сложности» при поиске убедительных аргументов в подтверждение законности и обоснованности судебного вердикта возникают в двух случаях: а) у судьи недостаточный уровень квалификации; б) при вынесении заведомо неправосудного судебного акта. Таким образом, широкое внедрение данного «ноу-хау» в судебно-арбитражную практику привело бы и к росту коррупции, и к снижению профессионализма судейского корпуса.

    Весьма показательно, что это «начинание» не нашло поддержки в судейской среде: единичные случаи его использования некоторыми судьями Арбитражного суда г.Москвы и Девятого арбитражного апелляционного суда прекратились в конце декабря прошедшего года. А в начале этого года наметилась весьма примечательная тенденция: Девятый арбитражный апелляционный суд (судьи Левченко Н.И., Расторгуев Е.Б., Верстова М.Е., Валиев В.Р., Лаврецкая Н.В., Трубицын А.И.) по собственной инициативе стал исключать из текстов проверяемых судебных актов эту фразу с «убийственной» формулировкой, как (далее цитата) «… не соответствующей задачам судопроизводства и процессуальному законодательству» (постановления от 30.01.2012 № 09АП-35474/2011-ГК по делу № А40-99472/11; от 17.02.2012 № 09АП-37100/2011-ГК по делу № А40-105250/11; от 15.02.2012 № 09АП-842/2012-ГК по делу № А40-108378/11; от 13.03.2012 № 09АП-2380/2012-ГК по делу № А40-62232/11; от 11.04.2012 № 09АП-6630/2012-ГК по делу № А40-100964/11; от 18.04.2012 № 09АП-7382/2012-ГК по делу № А40-151857/10). Наиболее полное обоснование этой точки зрения изложено в постановлении от 30.01.2012 № 09АП-35474/2011-ГК по делу № А40-99472/11 (смотри приложение в конце статьи).

    Для начала на основании анализа процессуального законодательства попытаемся раскрыть содержание понятия «внутреннее убеждение» судьи.

    Что такое «внутреннее убеждение» судьи

    Согласно части 1 статьи 71 АПК РФ «арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств». Словосочетание «внутреннее убеждение» (исходя из общепринятого смысла) означает личный уверенный взгляд (мнение, точка зрения), сформированный у судьи в процессе изучения обстоятельств рассматриваемого им дела. Можно утверждать, что «внутреннее убеждение», как медаль, имеет две стороны: объективную — итог осознанной мыслительной деятельности судьи по исследованию доказательств, и субъективную — чувственное восприятие им картины спора. Доктрина российского процессуального права исходит из необходимости максимально оградить «внутреннее убеждение» судьи от влияния субъективного фактора. Так например, согласно ч. 2 ст. 3 Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-I "О статусе судей в Российской Федерации" «судья при исполнении своих полномочий … должен избегать всего, что могло бы … вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности. В случае возникновения конфликта интересов судья, участвующий в производстве по делу, обязан заявить самоотвод или поставить в известность участников процесса о сложившейся ситуации». Для судьи, во всяком случае во время отправления им правосудия, такие философско-этические категории как «истина», «добро» и «справедливость» — это только то, что соответствует предписаниям Закона и подтверждено надлежащими доказательствами. Подсознанием, «чутьем» допустимо руководствоваться только присяжным. Именно поэтому от них не требуют мотивировать вынесенный ими вердикт.

    Объективная сторона «внутреннего убеждения» формируется в результате всестороннего, полного, непредвзятого и непосредственного исследования судьей имеющихся в деле доказательств. Согласно ст. 10 АПК РФ «арбитражный суд при разбирательстве дела обязан непосредственно исследовать все доказательства по делу … Доказательства, которые не были предметом исследования в судебном заседании, не могут быть положены арбитражным судом в основу принимаемого судебного акта». Понятие «непосредственность исследования доказательств» разъяснено в ч. 1 ст. 162 АПК РФ: «При рассмотрении дела арбитражный суд должен непосредственно исследовать доказательства по делу: ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, заслушать объяснения лиц, участвующих в деле, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации специалистов, а также огласить такие объяснения, показания, заключения, консультации, представленные в письменной форме».

    В статье 71 АПК РФ коротко и емко изложен арсенал научных методов логического познания истины — анализ, синтез, систематизация, обобщение, самоконтроль, — подлежащих комплексному применению судьей в процессе исследования доказательств. Так суд оценивает относимость, допустимость и достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. При этом доказательство признается судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Особо подчеркнуто, что каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами, а так же никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы. Так как объяснения лиц, участвующих в деле, согласно ст. ст. 64 (ч. 2), 81 АПК РФ являются доказательствами, эти материалы подлежат исследованию в таком же порядке.

    Научный подход к поиску истины ни в коем случае не исключает такой парадоксальный «инструмент», как интуиция. Однако при отправлении правосудия интуитивные догадки ввиду их субъективности и ненадежности или должны быть подтверждены логической цепочкой развернутых рассуждений, или отвергнуты судьей как ошибочные.

    Доказывание судьей верности своего мнения

    А далее свою точку зрения — свое «внутреннее убеждение», судья должен донести до участников спора, убедить их в своей правоте. Так согласно ч. 7 ст. 71 АПК РФ «результаты оценки доказательств суд отражает в судебном акте, содержащем мотивы принятия или отказа в принятии доказательств, представленных лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений». В соответствие с ч. 4 ст. 170 АПК РФ «в мотивировочной части решения должны быть указаны … фактические и иные обстоятельства дела, установленные арбитражным судом … доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения; мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле … законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии решения, и мотивы, по которым суд не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле». И при этом согласно ч. 2 ст. 169 АПК РФ решение «должно быть изложено языком, понятным для лиц, участвующих в деле, и других лиц». Эти правовые нормы однозначно обязывают арбитражного судью убедить в своей правоте конфликтующие стороны, иными словами доказать справедливость своего «внутреннего убеждения» (безусловно с расчетом на их способность адекватно взвешивать приведенные судом аргументы, принимать их или опровергать в установленном порядке).

    Право защищать свою позицию — обязанность участника процесса

    Однако нельзя забывать, что согласно ч. 1 ст. 65 АПК РФ «каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражении». Выполнение этой обязанности обеспечивается комплексом процессуальных прав. В соответствие со ст. 41 АПК РФ «лица, участвующие в деле, имеют право … представлять доказательства …; участвовать в исследовании доказательств; … давать объяснения арбитражному суду, приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам …». При этом согласно ч. 2 ст. 41 АПК РФ «лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами».

    Таким образом, участник спора должен грамотно и доходчиво изложить суду свою позицию, в том числе:

    • описание спорной ситуации с перечислением фактических обстоятельств, подлежащих, по мнению участника спора, установлению в ходе судебного разбирательства;

    • перечень доказательств, подтверждающих фактические обстоятельства, на которых настаивает участник спора;

    • правовая квалификация спорной ситуации со ссылкой на конкретные нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения и подлежащие, по мнению участника спора, применению.

    При отсутствии возможности представить надлежащие доказательства участник спора обязан использовать весь «арсенал» процессуальных прав, например, добиться истребования судом недостающих доказательств (ст. 66 АПК РФ), назначения экспертизы (ст.ст. 82-85 АПК РФ) или привлечения специалиста (ст. 86 АПК РФ) для дачи квалифицированного заключения по сложным вопросам.

    Выполнение этих требований означает, что участник спора с надлежащей заботой относится к своим процессуальным правам, предпринял исчерпывающие меры для выполнения своей обязанности доказать суду свою правоту. Согласно ст. 8 АПК РФ «арбитражный суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон» (принцип «равноправие сторон»). В соответствие со ст. 9 АПК РФ «арбитражный суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, … создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении дела» (принцип «состязательности судебного процесса»).

    Таким образом, каждый добросовестный участник процесса вправе рассчитывать, что арбитражный суд надлежаще исследует имеющиеся в деле доказательства, в том числе представленные им доводы и соображения. Соответственно судебный акт, вынесенный по существу спора, должен содержать квалифицированный и подробный правовой анализ как спорной ситуации, так и позиций каждой стороны. И в первую очередь это касается причин не принятия обстоятельств и доводов, на которые ссылалась «проигравшая» сторона. Отсутствие в судебном акте мотивов отклонения хотя бы одного довода «проигравшей» стороны является основанием в соответствие со ст.ст. 270 (ч. 3), 288 (ч. 3), 304 (п. 1 ч. 1) АПК РФ для вышестоящих судебных инстанций пересмотреть это решение в связи с нарушением при его вынесении процессуальных норм — принципов «равноправия сторон» и «состязательности судебного процесса» (ст.ст. 8, 9 АПК РФ). Президиум Высшего Арбитражного Суда России, отменяя состоявшиеся по делу судебные акты, указал в постановлении от 06.09.2011 № 2929/11 (Вестник ВАС РФ №3/2012, стр.153): «Согласно ч. 7 ст. 71, п. 2 ч. 4 ст. 170 АПК РФ результаты оценки доказательств суд отражает в судебном акте, содержащем мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле. Однако в нарушение требований ч. 7 ст. 71, п. 2 ч. 4 ст. 170 и п. 12 ч. 2 ст. 289 АПК РФ обжалуемые судебные акты не содержат мотивов, по которым отклонены иные доводы компании, включая изложенные в отчете от 03.03.2008».

    Уклонение судьи от установленной процедуры исследования доказательств является дисциплинарным проступком

    Согласно ст. 6 АПК РФ «законность при рассмотрении дел обеспечивается … соблюдением всеми судьями арбитражных судов правил, установленных законодательством о судопроизводстве в арбитражных судах». Среди перечисленных в ст. 6 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 № 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации" принципов деятельности арбитражных судов первым стоит «ЗАКОННОСТЬ». Применительно к теме данной статьи принцип ЗАКОННОСТИ означает, что все без исключения судьи арбитражных судов должны исследовать доказательства и составлять мотивированное решение в строгом соответствие с описанными выше требованиями процессуального права.

    Согласно ст. 3 Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-I "О статусе судей в Российской Федерации" «судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы и федеральные законы». Каждый судья при вступлении в должность клянется (ст. 8 этого Закона) «честно и добросовестно исполнять свои обязанности, осуществлять правосудие, подчиняясь только закону, быть беспристрастным и справедливым, как велят мне долг судьи и моя совесть». В соответствие со ст. 12.1 Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-I нарушение норм настоящего закона является дисциплинарным проступком, за который судья может быть привлечен к дисциплинарному взысканию в виде предупреждения или досрочного прекращения полномочий судьи. Расследование обстоятельств совершения судьей дисциплинарного проступка, решение о его привлечении к дисциплинарной ответственности согласно ст. 22 Федерального закона от 14.03.2002 № 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" подведомственно соответствующей квалификационной коллегии судей.

    Как итог

    Таким образом, уклонение судьи арбитражного суда от надлежащего исследования доказательств, игнорирование им при составлении мотивированного решения доводов кого-либо из участников процесса, не указание в судебном акте причин (обоснования) неприменения норм материального права, на которые в своих доводах ссылался кто-либо из тяжущихся, является нарушением требований Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-I, то есть дисциплинарным проступком. При этом участник арбитражного процесса, чьи права ущемлены в результате данного правонарушения, по всем канонам права является потерпевшим. Однако действующее законодательство существенно ограничивает возможности потерпевшего активно бороться за восстановление своих нарушенных прав: он может только инициировать проверку путем направления в соответствующую квалификационную коллегию заявления о факте совершения судьей правонарушения.

     

    Андрей Кузнецов, юрист, эксперт в области права и управления.

    Приложение

    Извлечения из постановления от 30.01.2012 № 09АП-35474/2011-ГК по делу № А40-99472/11-12-731:

    «Суд апелляционной инстанции полагает необходимым исключить из мотивировочной части решения суда первой инстанции фразы: «При этом, понятие таких слов как «по своему внутреннему убеждению» не подразумевают доказывание выводов суда, сделанных на основе этого убеждения, в силу установленной законом императивной презумпции соблюдения равноправия и состязательности суда как органа правосудия, наделенного соответствующими полномочиями.», как не соответствующей задачам судопроизводства и процессуальному законодательству, руководствуясь следующим.

    В соответствии с частью 1 статьи 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Согласно части 2 указанной статьи Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

    При этом нормы АПК РФ содержат критерии оценки доказательств, которыми должен руководствоваться суд.

    В частности, в силу части 3 статьи 71 АПК РФ доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

    В силу пункта 2 части 4 статьи 170 АПК РФ в мотивировочной части решения должны быть указаны доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения; мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле.

    Таким образом, процессуальное законодательство предусматривает обязанность суда мотивировать сделанные им выводы на основе установленных требований к относимости и допустимости доказательств и критериев их оценки.

    Не может быть признано правомерным указание в решении на участие суда как органа правосудия в состязательном процессе, поскольку положениями части 1 статьи 9 АПК РФ состязательность установлена как принцип осуществления судопроизводства в арбитражном суде. Положениями части 2 статьи 9 АПК РФ определено содержание указанного принципа, как состоящее в праве лиц, участвующих в деле, знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства, представлять доказательства арбитражному суду и другой стороне по делу, заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств. Принцип состязательности реализуется также в имеющемся у лиц, участвующих в деле, риске наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

    Частью 3 статьи 9 АПК РФ установлена роль суда в реализации данного принципа. Арбитражный суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения ими процессуальных действий, оказывает содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении дела.

    Таким образом, в силу вышеуказанных процессуальных норм принцип состязательности заключается в предоставлении сторонам и иным лицам, участвующим в деле, возможности для реализации своих процессуальных прав, в том числе для заявления доводов, предоставления доказательств и ознакомления с доказательствами и доводами противоположной стороны, а также возложения последствий совершения или несовершения тех или иных действий, в том числе последствий реализации тех или иных процессуальных прав либо отказа от их реализации.

    Следовательно, состязательность реализуется в процессуальных действиях либо бездействии лиц, участвующих в деле. Процессуальное положение данных лиц характеризуется заинтересованностью в исходе дела, доводы лица, участвующего в деле, его права противопоставляются доводам и правам иных участвующих в деле лиц, имеющих противоположную заинтересованность в исходе дела. Баланс между правами данных лиц устанавливается, в том числе, на основе принципа состязательности.

    В отличие от лица, участвующего в деле, суд как орган государственной власти не заинтересован в исходе дела, напротив, обязан сохранять независимость, объективность и беспристрастность. Суд не участвует в процессе состязательности лиц, участвующих в деле, и не имеет соответствующего процессуального оппонента, а осуществляет руководство процессом и обеспечивает возможность для реализации лицами, участвующими в деле, своих процессуальных прав.

    Таким образом, процессуальным законодательством установлена возможность состязаться лицам, участвующим в деле, друг с другом. Суд в силу своего особого процессуально-правового статуса не является состязающейся стороной, но оценивает доводы и доказательства участвующих в деле лиц, мотивируя и обосновывая свои выводы, сделанные при вынесении решения».

    Справочно:

    В 2-х следующих постановлениях 9-го арбитражного апелляционного суда (от 17.02.2012 № 09АП-37100/2011-ГК по делу № А40-105250/11; от 15.02.2012 № 09АП-842/2012-ГК по делу № А40-108378/11) формулировка лаконичнее:

    «Суд апелляционной инстанции полагает необходимым исключить из мотивировочной  части решения суда первой инстанции фразы: «При этом, понятие таких слов как «по своему внутреннему убеждению» не подразумевают доказывание выводов суда, сделанных на основе этого убеждения, в силу установленной законом императивной презумпции соблюдения равноправия и состязательности суда как органа правосудия, наделенного соответствующими полномочиями.», как не соответствующей задачам судопроизводства и процессуальному законодательству.

    В отличие от лица, участвующего в деле, суд как орган государственной власти не заинтересован в исходе дела, напротив, обязан сохранять независимость, объективность и беспристрастность. Суд не участвует в процессе состязательности лиц, участвующих в деле, и не имеет соответствующего процессуального оппонента, а осуществляет руководство процессом и обеспечивает возможность для реализации лицами, участвующими в деле, своих процессуальных прав.

    Процессуальным законодательством установлена возможность состязаться лицам, участвующим в деле, друг с другом. Суд в силу своего особого процессуально-правового статуса не является состязающейся стороной, но оценивает доводы и доказательства участвующих в деле лиц, мотивируя и обосновывая свои выводы, сделанные при вынесении решения.»







    SkyWay отзывы об инновационном транспорте читайте у нас.


    [Начало][Партнерство][Семинары][Материалы][Каталог][Конференция][О ЮрКлубе][Обратная связь][Карта]
    http://www.yurclub.ru * Designed by YurClub © 1998 - 2011 ЮрКлуб © Иллюстрации - Лидия Широнина (ЁжЫки СтАя)


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования
    Перепечатка материалов возможна с обязательным указанием ссылки на местонахождение материала на сайте ЮрКлуба и ссылкой на www.yurclub.ru